Автор Тема: БЛИЖНИЙ ВОСТОК  (Прочитано 938532 раз)

0 Пользователей и 3 Гостей просматривают эту тему.

Оффлайн skyline

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 646
Re: БЛИЖНИЙ ВОСТОК
« Ответ #195 : 03/04/11 , 22:52:15 »
Это действие кстати не в минус мятежникам, ибо названные "террористические" организации борятся с жидами-оккупантами в Палестине.
...а закончу речь я словами сами знаете кого:

“Кто хочет жить, должен сражаться. Кто не хочет сражаться в мире вечной борьбы – тот недостоин жить”

MALIK54

  • Гость
Re: БЛИЖНИЙ ВОСТОК
« Ответ #196 : 04/04/11 , 08:41:34 »

 можно отметить, что Россия помогла США в решении ее стратегической задачи - развязать войну на БВ (в Северной Африке) и втянуть в нее Европу. Причем сделала это самым некрасивым образом, от лжи в эфире до громкого увольнения посла. Почему от этого России может быть какая-то выгода? - решительно непонятно. Негативные последствия есть, да:
1. Война в относительной близости от границ России, которая может перекинуться и непосредственно к границам.
2. Поток беженцев в Европу, разрушающих Европу как торгового партнера России.

Сказать, что нельзя было сделать более эффективных попыток остановить развязывание войны, даже без вынесения "вето" - нельзя. Можно было, например, так же воздержаться, указав на отсутствие оснований и на готовность обсуждать проблему дальше, если будут действительные подтверждения бомбежек мирного населения авиацией Каддафи.
Даже если бы было вынесено "вето", мы имели бы проблем не более, чем ложь западных СМИ.
А сейчас они про Россию, что - не лгут? Лгут! Значит, это прочее равное, которым можно пренебречь. А что кроме этого? Терракты в России? Отказ от покупки газа, нефти? Отказ от отмены поправки Джексона-Веника? Отказ от принятия в ВТО? Какие еще санкции в отношении России возможны? Отмашка на формирование коалиции и подготовка к войне с Россией? Из-за Ливии? А если не из-за Ливии, по чему можно считать, что такая работа не ведется и так, если с Россией хотят воевать?

А вето или исключило бы операцию: нет жертв, порядок в Европе, в Ливии прекращен беспредел.

Или началась бы военная операция в нарушение официальной позиции ООН - но тогда имеем лидеров западных стран в качестве преступников, с разными вытекающими из этого.

Единственная, на мой взгляд, уважительная причина, по которой Россия так могла сломаться - это прямая и недвусмысленная угроза террактов на территории России из уст высокопоставленных американских посетителей России в последнее время. И то - большой вопрос: надо ли так суверенной и уважающей себя стране так себя вести? Ведь повелся на угрозу террактов - будешь иметь их без конца.

По моему причина наверно другая... ПОЛНАЯ зависимость Горби-2 от выродков ЮСА...
Возникает вопрос ... а нужен нам такой президент?
http://bolshoyforum.org/forum/index.php?topic=129449.msg1802732#new

MALIK54

  • Гость
Крылатая демократия в глубоком штопоре: Настоящее и будущее ливийской операции

Спецслужбы западных стран так долго готовили в Ливии государственный переворот, что тотальный провал так называемых «повстанцев» смотрится как-то неожиданно. Особенно ярким выглядит их конфуз в ходе боестолкновений с регулярной ливийской армией, которая воюет после вмешательства НАТО без авиации и тяжёлого вооружения. Цена этого конфуза значительно выше денег, которые страны НАТО уже вложили в саму спецоперацию, в информационную войну и в прямую вооружённую агрессию.

Две стороны разных медалей

Причины успеха регулярной армии Ливии кроются, прежде всего, в том, что это — армия. То есть, структура, в значительной степени подготовленная к ведению боевых действий. Кроме того, ливийцы — бедуины. Бедуинские племенные воинские подразделения состоят, например, на службе в армии Израиля. Причём основная их специализация — разведывательно-диверсионные действия. Израильские военные отмечают, что среди всего арабского мира бедуины — единственная народность, представители которой действительно умеют воевать, и воевать качественно, всерьёз. Однако оценка эта относится лишь к тем бедуинам, которые ведут кочевой или полукочевой образ жизни вдали от городов, сохраняя в целом традиционный уклад жизни.

Как известно, среди так называемых «повстанцев» преобладают представители городского населения, причём не бедуинского — в основном, гастарбайтеры, прибывшие в Ливию на заработки из Египта. Незначительное количество собственно ливийцев в рядах наспех стусовавшихся бандформирований также, по отзывам очевидцев, достаточно изнежено, истерично и лениво.


Армия Каддафи воюет за свою Родину, за свою законную власть и за тот высокий уровень жизни, каким не могут похвастаться жители ни одной соседней страны. Бандформирования сами до конца не знают, за что воюют.
«Убей Каддафи!» — это цель, ради которой стоит потусоваться в наркотическом угаре. Покрасоваться перед фото- и видеокамерами, изображая «революцию лимитчиков» во всей красе, и надеясь на обещанное денежное вознаграждение или прибыток от грабежей. Перерезать горло солдатам регулярной армии из гарнизона Бенгази, в первые дни переворота попавшим в руки обдолбанным «революционерам». На такие развлечения энергии лозунга «Убей Каддафи!» хватит. Но это не та цель, ради которой так называемые «повстанцы» будут рисковать жизнью всерьёз, в реальном бою.

В армии Каддафи есть офицеры, прошедшие обучение в России. Например, сын лидера Ливии Хамис Каддафи закончил Военную академию имени Фрунзе в Москве. У меня нет достоверной информации о том, что ливийской армии сейчас помогают офицеры из Мали, которые учились в Рязанском училище ВДВ. Однако, учитывая авторитет Каддафи среди африканских стран, я такую возможность исключить не могу. Более того, в случае начала вторжения в Ливию наземных сил НАТО такого рода помощь с не прикрытого враждебным окружением юга придёт наверняка. И это будет, скорее всего, достаточно квалифицированная помощь.

О боевой подготовке собственно бандформирований говорить смешно. Российские корреспонденты, которых занесло в их ряды, отзываются об этих толпах с нескрываемой жалостью. Эти хаотично перемещающиеся группы вооружённых людей вообще не имеют ни малейшего представления о тактике. Боевики Аль-Каеды, некоторое количество которых перевезли в Ливию из Ирака и Афганистана в январе-феврале нынешнего года, также не имеют опыта регулярных боевых действий. Их основной профиль — диверсионные и террористические акты, но опыт по этой части абсолютно бессмыслен, когда на тебя наступает танковая бригада. Поэтому, когда операцию против такого наспех вооружённого лоскутного одеяла называют гражданской войной, это звучит смешно. В условиях невмешательства извне операция по рассеиванию бандформирований заняла бы считанные дни, если не часы. С другой стороны, ещё до явной агрессии стран НАТО, начатой под предлогом выполнения резолюции № 1973 СБ ООН, ливийская армия с кем-то всё-таки воевала.

О том, с кем она воевала на самом деле, ходили разные сведения. Западная пресса сообщает время от времени, со ссылками на разные источники, что в Ливии воюет то американский спецназ, то ещё какие-то импортные специальные части. Однако, как о факте, ни одно официальное лицо на Западе такого рода обвинения не подтверждало. И только 31 марта представитель международной правозащитной организации «Human Rights Watch» Питер Букерт фактически открыто сообщил о присутствии наземных воинских подразделений иностранных государств на территории независимой Ливии.

В своём заявлении Букерт жаловался, что ливийская армия использует мины. Сама по себе жалоба, конечно, бредовая — регулярная армия в ходе проведения контртеррористической операции на территории своей страны использует те средства, какие считает нужными. Однако в своём заявлении Букерт проговорился и выдал в запале большую военную тайну. Вот что он сказал дословно (цитирую по сообщению Newsru.com: http://www.newsru.com/world/31mar2011/vatican_victims.html): «На данный момент ... сапёрам удалось обезвредить около 20 противотанковых и свыше 30 противопехотных мин бразильского и египетского производства».

Можно представить себе, что за месяц можно научить египетского гастарбайтера нажимать на курок автоматической винтовки. Но подготовить за месяц из этих людей сапёров, ни один из которых не подорвётся при разминировании такого количества мин, технически невозможно. Приехавшие в Африку с Ближнего Востока боевики, конечно, имеют навык подрывного дела. Но представить, что они филигранно делают проход в минном поле, высаженном по всей науке регулярными воинскими частями, решительно нельзя. Откуда взялись профессиональные военные сапёры в наспех вооружённой толпе гастарбайтеров? Сам господин Букерт это в заявлении не уточнил, но ответ очевиден. Это всего лишь иностранные военные специалисты. Особые сапёрные подразделения страны-агрессоры вряд ли стали бы направлять в Ливию, поскольку они там попросту не нужны — для специалиста столь узкого профиля там нет достаточного фронта работы. А из специалистов широкого профиля подобными навыками в полной мере владеет только спецназ. Таким образом, становится очевидно, что реальные наземные боестолкновения до принятия резолюции СБ ООН происходили, в основном, именно между регулярной ливийской армией и зарубежным спецназом. Учитывая некоторые особенности этих столкновений, можно предположить, что речь идёт конкретно о SAS — резведовательно-диверсионных подразделениях вооружённых сил Великобритании.

После начала бомбардировок и ракетных обстрелов Ливии силами НАТО ситуация резко изменилась. Ливийская армия потеряла возможность использовать авиацию, а также бронетехнику, которую авиация стран-агрессоров безнаказанно уничтожала с воздуха ещё в местах базирования. Регулярные подразделения оставили часть ранее освобождённой территории на востоке страны. Бандформирования на эту территорию сначала без единого выстрела въехали, но вскоре в панике поскакали на своих «Тойотах» обратно на восток. Оказалось, что ливийская армия очень профессионально начала применять против них тактику ведения боевых действий в пустыне, впервые использованную знаменитым подразделением «L» вышеупомянутой SAS.

Это подразделение под командованием Дэвида Стирлинга получило широкую известность именно в Ливийской пустыне в 1941 году, во время сражения с германо-итальянским экспедиционным корпусом, уничтожив на нескольких находящихся далеко за линией фронта аэродромах 90 вражеских самолётов. Стирлинг придумал тактику проведения операций с помощью так называемых «патрулей пустыни дальнего действия» (LRDG). На вооружении этих патрулей находились специально переоборудованные трехтонные грузовики «Шевроле» с установленными на них крупнокалиберными пулеметами, а также вооружённые пулемётами маневренные джипы «Виллис». Подразделение «L», специально подготовленное для уверенного ориентирования в пустыне, в том числе и в ночное время, врывалось на вражеские аэродромы совершенно неожиданно, уничтожая самолёты пулемётным огнём и специально подготовленными гранатами.

Ливийская армия также пересела с бронетехники на внедорожники, правильным образом доработанные для ведения боевых действий — с надёжно установленным на них крупнокалиберным вооружением, зенитными комплексами «Игла» и иным вооружением. И начала атаковать и без того суматошное войско «искателей демократии». Войска НАТО принялись жаловаться на то, что с воздуха разобрать, в каком внедорожнике «свои», в каком «чужие», решительно невозможно. Приходит не подтверждённая пока документально информация о том, что несколько раз лётчики самым позорным образом ошиблись. Таким образом, через 70 лет в той же Ливийской пустыне придуманная британцами тактика вновь опозорила авиацию, но на этот раз уже натовскую. Эффективное воздействие с воздуха на армию Ливии стало невозможным, и толпа взбунтовавшихся лимитчиков вновь помчалась на восток, оставляя только что захваченные города.

Следует признать, что все эти люди давно были бы уничтожены, если бы боевые действия происходили где-нибудь, например, во Франции в ходе, например, вооружённого бунта французов с требованием отставки Саркози. Ливийскую армию, в отличие от армий стран НАТО, сдерживает тот факт, что в толпе бандитов находятся ливийцы. А это значит, что в случае смерти каждого из них начинает работать фактор кровной мести, который до сих пор в племенной системе Ливии играет важную роль. За убитого, пусть даже трижды наркомана и бандита, его племя может начать мстить. И тогда ситуация для законной власти сильно осложнится. Поэтому ливийская армия, как и было официально заявлено руководством страны, стремится лишь рассеять вооружённые бандформирования и вытеснить их за пределы территории Ливии. Фактор кровной мести, кстати, имели в виду западные сценаристы «революции лимитчиков», когда в первые же её дни начали активно распространять через подконтрольные ей масс медиа дезинформацию о том, что законную власть в стране защищают только наёмники. Тем самым они провоцировали ливийцев, оказавшихся в рядах бандформирований, убивать солдат регулярной армии без страха оказаться ответчиком в отношениях кровной мести. Если бы удалось такое убийство сделать массовым, Ливию охватил бы хаос межплеменной кровной мести, с которым никакая власть не смогла бы справиться. Однако этот сценарий, к счастью ливийского народа, воплотить в документальный триллер не удалось.

Лицом к лицу — не укусить за нос


Руководители военной операции также понимают, что в случае начала сухопутной операции силами войск НАТО ливийцы будут резать эти самые войска НАТО уже всерьёз, поскольку в отношениях с внешним врагом фактор кровной мести отсутствует. Кроме того, сравнительно деликатное воздействие регулярной армии Ливии на бандитов не позволяет натовской разведке с достаточной степенью точности вскрыть все военные ресурсы, которыми обладают сегодня вооружённые силы Ливии. Армия просто не показывает все свои возможности по причинам, изложенным выше. Эта неизвестность, в свою очередь, является сдерживающим фактором для НАТО, в чисто военном смысле. А в смысле политическом нет большого желания ссориться сейчас с африканскими странами, многим из которых Ливия очень весомо помогала в то время, когда западные страны попросту бросали свои бывшие колонии на произвол судьбы — в случае, если в их землях не было в достаточном количестве полезных для крупных корпораций природных ресурсов.

Одновременно на ситуацию начинают влиять другие значимые факторы. Резко против продолжения кровопролития выступил Ватикан. Влияние католической церкви сегодня, конечно, переоценивать не стоит — однако оно по-прежнему существует, в том числе и в своей закулисной форме. Неспешно, но уверенно набирает силу антивоенное движение. Чем дольше длятся обстрелы Ливии, тем большее влияние эти факторы будут оказывать на внутриполитическую ситуацию стран-агрессоров.

Если бы авторитет Муаммара Каддафи в Ливии был низок, переворот удалось бы осуществить в считанные дни. На успех переворота были затрачены фантастические деньги, достаточные для оплаты услуг руководителей всех крупнейших медийных центров во всех крупнейших странах мира, включая Россию.
Единственным всемирным медийным источником, который старался информировать зрителей о реальном положении вещей, оказалась телекомпания Russia Today (RT), которую так и не развернули в нужную заказчикам «революции лимитчиков» сторону. Все остальные «медиа-киты» вели в течение длительного времени откровенную и чудовищную по по количеству вранья пропагандистскую войну против ливийского государства и Муаммара Каддафи, у которого вообще в этом государстве нет никакого поста, с которого возможно уйти в отставку. Сейчас накал страстей во всемирных СМИ резко снизился — видимо, в связи со сроком окончания негласного контракта между топ-менеджерами этих медиа и заказчиками информационной войны. В эфир и на ленты информационных агентств начали попадать обычные сообщения, зачастую адекватно отражающие происходящие события. Только российские национальные телеканалы продолжают по сей день антиливийскую кампанию — видимо, по поручению имеющей на них решающее влияние российской власти, стремящейся «сохранить лицо» после совершенно безобразного предательства наших ливийских деловых и политических партнёров по просьбе нынешних властей США.

На этом фоне с наибольшей вероятностью следует прогнозировать дальнейшее развитие успеха ливийской армии по выдавливанию бандформирований за пределы страны. Войска НАТО лишены возможности оказывать бандитам эффективную помощь бомбами с воздуха и ракетами с моря. Они могут бомбить, например, только известные им склады с оружием, попадая при этом в гражданские объекты (что неизбежно при любой «точечности» оружия) и убивая мирное население. С военной точки зрения, эти атаки уже совершенно потеряли смысл, но руководители военной операции будут продолжать ракетно-бомбовые удары, поскольку обязаны создавать для политического руководства НАТО иллюзию успешного «давления на режим Каддафи». Прекращение ударов будет означать капитуляцию. Капитуляция будет означать потерю лица всех руководителей стран НАТО, участвующих в антиливийской военной кампании. Дела у них сейчас и так идут из рук вон — Великобритания, Франция и, более всех, США охвачены сейчас непрекращающимися массовыми социальными волнениями. Обама вообще находится под угрозой отстранения от власти. В этих условиях капитуляция перед Ливией означает не просто капитуляцию, а полный и окончательный крах политических карьер, невыполнение обязательств перед финансовыми спонсорами — короче говоря, трагедию всей жизни. Спасти этих персонажей могла бы только наземная операция — но она, даже в чисто военном отношении, при нынешних условиях оказывается крайне рискованной.

Поэтому Ливию будут вяло и гадко бомбить. «Крылатая демократия» будет неспешно и демонстративно вываливать смерть в жилые кварталы Триполи и других городов. Ливийская армия подойдёт к Бенгази. Президенты США и Франции Барак Обама и Николя Саркози, а также премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон, будут дуть щёки и требовать от Каддафи всякой ерунды. Обращаться они пр