Автор Тема: "Флоту Быть" или "Погибаю, но не сдаюсь"?  (Прочитано 46418 раз)

0 Пользователей и 2 Гостей просматривают эту тему.

Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 659
Г.Г.Дрожжин

Атомный подводный флот СССР не проигрывал «холодной войны»
(к 50-летию атомного подводного флота России)


В статье «Каким был атомный подводный флот СССР» было рассказано об атомном подводном флоте Советского союза во второй половине 20 века - в период «холодной войны». Думается, что в ней достаточно убедительно показано, что наши подводные атомоходы с их подводно-лодочным оружием по своим тактико-техническим и боевым характеристикам ни в чем не уступали атомным подводным лодкам «вероятного противника» и по ряду важнейших направлений и позиций существенно опережали их.

Рассмотрим теперь, как же использовались подводниками эти достижения наших судостроителей и оружейников, эти существенные результаты  научной и инженерной мысли, этой прекрасной работы наших рядовых сотрудников НИИ и Конструкторских бюро, инженеров, техников, рабочих. Посмотрим, где же наши подводники были «самыми-самыми» или, как теперь говорят, «самыми крутыми» и где они первыми.

Вот только кое-что из этого.
1.   Первое длительное плавание подо льдом Арктического бассейна протяжённостью 1170 миль с 17–ю приледнениями и 21 –м всплытием во льдах АПЛ проекта «671 РТМ» (командир АПЛ Р.З. Чеботаревский), 1981 г.
2.   Первая в мире уникальная ракетная залповая стрельба в 1991 г. 16-ю межконтинентальными ракетами из-под воды РПКСН «К-407» («Новомосковск») проекта «667 БДРМ» на полную дальность (командир С.А.Егоров). Несколько позднее (в 1995 г.) подобный 16-ти ракетный залп был выполнен ТРПКСН «ТК-20» проекта «941» из приполюсного района Арктики (командир  А.С.Богачев). (Можете себе представить читатель, как среди льдов одна за другой в дыме и пламени взлетают и уносятся в неведомую даль громадные, весом до 100 тонн ракеты).
3.   Арктическая «кругосветка» по всему параметру Арктического архипелага подо льдом в течение 2-х месяцев РПКСН «К-211» проекта «667 БДР» через советский, канадский, гренландский, американский сектора Арктического бассейна.
4.   Первый в мире залп двумя баллистическими ракетами из приполюсного района РПКСН «К-92» проекта «667 БД» в 1982 году  (командир В.В. Патрушев), когда ракетоносец всплыл в «проруби», образованной в паковом льду толщиной в несколько метров залпом боевых торпед. Позднее подобные стрельбы баллистическими ракетами неоднократно выполнялись и другими нашими атомоходами.
5.   Несение боевой службы без всплытия в течение 120 суток ТРПКСН «208» проекта «941» (командир А.В Ольховиков).
6.   Небывалое в мире полугодовое (в течение  180 суток) несение боевой службы под сплошным  ледяным покровом в Белом море в 1982-1983 г.г. РПКСН «К-275» проекта  «667Б» (командиры В.А Журавлёв и Ю.А. Голенко). Позднее, в 1985-1986 гг., подобную службу тоже в течение 180 суток выполнил ТРПКСН «ТК-12» проекта «941» (командиры Ю.М.Репин  и М.А.Леонтьев). В том и другом случае смена экипажа производилась через 90 суток с ледокола.
7.   Уникальный по маршруту 80–суточный поход с выполнением задач боевой службы в 1985 году АПЛ «К-254» проекта «671 РТМ» (командир В.В. Протопопов). Выйдя из военно-морской базы Западная Лица и погрузившись, АПЛ направилась к архипелагу Земля Франца-Иосифа,  преодолела подо льдом мелководную проливную зону архипелага, а затем кратчайшим путём, пройдя недалеко от Северного полюса, обогнула Гренландию с  Северо-востока. Выйдя в море Линкольна, прошла через узкие и мелководные проливы  Робсон и Кеннеди, отделяющие Гренландию от архипелага Королевы Елизаветы. Затем через проливы Кейна и Смита вышла в Баффинов залив. Далее без труда пройдя пролив Девиса, вырвалась в Лабрадорское  море, сливающееся с Атлантическим океаном. Затем, пройдя на юго-восток от полуострова Лабрадор, миновав по правому борту остров Ньюфаунленд, проникла в Саргассово море и вышла на параллель Нью-Йорка, заняв позицию в дистанции стрельбы ракетами комплекса «Гранат», в готовности привести США в «шок и трепет» в случае необходимости.
Будем надеяться, что когда-нибудь появится подробное описание этого сложного, опасного и интересного похода его участниками. О сложности такого «путешествия» можно судить хотя бы потому, что АПЛ шла через районы, изобилующие массой мелей, неизвестных течений, большим количеством айсбергов, в изобилии откалывающимися от ледников Гренландии.
   Весь 80-ти суточный поход проходил скрытно под водой; 54 суток АПЛ проходила подо льдами на глубинах более 150 метров. Иногда, толщина пакового льда доходила до 50 (!) метров. Кроме всего прочего, выйдя в Атлантику, АПЛ обнаружила американский АУГ во главе с атомным авианосцем «Америка», скрытно атаковала его (конечно, условно), сблизившись на дистанцию торпедного залпа. Отметим, кстати, что по всем мировым справочным данным считалось, что подводная часть айсберга не превышает 150 метров, однако, в 1984 г. РПКСН «К-279» (командир В.А.Журавлев) в море Баффина столкнулся с айсбергом на глубине около 200 м.  И, хотя ракетоносец «провалился» на глубину 290 м, благодаря быстрым и умелым действия командира и личного состава все обошлось благополучно (и конструкция атомохода, и качество стали, из которой был выполнен его корпус, оказались отменными).
8.   Нельзя здесь не упомянуть легендарную атаку американского ударного соединения во главе с атомным авианосцем «Энтерпрайз» (тогда, в 1968 году, единственном в мире) капитана 2 ранга Н.Т Иванова (в последствии контр-адмирала), командира ПЛАРК «К-10» проекта «675». Подводная лодка 1-го поколения, прозванная за значительную шумность на больших скоростях «ревущей коровой», несла боевую службу в Тихом океане в районе Марианских островов. Главным оружием этой АПЛ было 8 крылатых ракет надводного старта и 20 торпед. Дальность стрельбы этими ракетами не превышает 300 км. Шёл второй месяц плавания. При очередном подвсплытии на перископную глубину на сеанс связи с ГКП было получено радио с приказом «перехватить» АУГ, находящуюся в 800 милях от района патрулирования «К-10». «Перехватить» АУГ на таком расстоянии, да к тому же по данным, явно устаревшим минимум на несколько часов, было весьма сложным делом, т.к. после обнаружения АУГ либо авиацией (а скорее всего спутником разведки) информация об обнаружении проходит через несколько «передаточных» пунктов, т.ч. пока через  ГКП (в Москве) достигает  АПЛ в океане, она, естественно, значительно устаревает. Зная примерно курс и скорость АУГ, шедшую в очередной раз бомбить Вьетнам (шла американско-въетнамская война), командир принял решение на максимально возможной скорости (около 28 узлов) сблизиться с АУГ на дистанцию ракетного залпа. Однако, из-за разыгравшегося 9-ти бального шторма всплыть в надводное положение, поднять (открыть) ракетные контейнеры, чтобы произвести ракетный залп, и думать нечего. Продолжая сближаться с АУГ, соблюдая меры скрытности, предусмотренные в соответствующих руководящих документах, и пользуясь своим командирским опытом и интуицией, командир решает атаковать АУГ своими торпедами. Из-за громадных волн АУГ замедлила ход, но в условиях такого шторма эффективность работы гидроакустических средств надводных кораблей, находящихся при поверхностном слое океана, чрезвычайно низка. АПЛ наоборот в этих условиях, находясь на глубине, оказывается в весьма выгодных условиях, будучи недоступной для средств обнаружения противника, сама шумы винтов кораблей АУГ слышит довольно хорошо. Разумеется, в такую погоду о работе противолодочных средств самолётов или вертолётов и речи не было. Сблизившись с АУГ, командир принял решение обогнуть ее по корме, пройдя в стороне от концевого корабля эскорта, а потом вышел в торпедную атаку (условно) по авианосцу. Убедившись, что лодка не обнаружена (режим работы гидроакустических станций кораблей АУГ не изменился), командир принял решение поднырнуть под авианосец, а потом в течение 13-ти часов, находясь под ним, как под «футбольным полем» (длина-то его почти 300 метров) провёл (условно, разумеется) торпедные атаки по всем кораблям эскорта. Командование АУГ, беспокоясь о судьбе кораблей охранения, из-за громадного шторма, вынуждено было несколько изменить ее курс (навстречу волнам). Разумеется, АПЛ тоже изменила свой курс. Конечно обстановка в центральном  посту подводного ракетоносца и в отсеках его была исключительно напряжённой. Особой опасности быть обнаруженным командир «К-10» не испытывал: от работающих 8-ми реакторов и 4–х  винтов авианосца шум и грохот слышался в отсеках и без гидроакустических средств. Была

Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 659
 Н.Н.Гульнев   

Подводная гвардия  (продолжение)

            Глава  4 

СЕВЕР.  СЕВЕРНЫЙ  ФЛОТ

"На  Север  прибыл  транспорт  «Ксения»,  миноносцы
«Властный»  и  «Грозовой»,  крейсер  «Варяг», линкор 
«Чесма».На  Мурмане  создана  ВМБ.  Начальником 
назначен капитан  1 ранга  Н.В. Кротков.  По  Высочайшему       
повелению заложена  Церковь  и  тем  самым  основан 
город  Романов  -  на  -  Мурмане. "
     Морской  Министр  адмирал  И.К. Григорович, 1916 год.
                   
                 1
Русь,  удиви  степною  ширью
И  покажи  водицы  гладь!
Сказал  Великий,  что  Сибирью
Отчизна  будет  прирастать,
Но  полюбилась  для  Двора
Сияний  северных  игра!
Туда  легла  дорожка – стёжка,
Оттуда - сёмга  да  морошка!
Воздаст  тому,  кто  смотрит  смело,
На  край,  который  был  ничей  -
Вот  Храм,  где  Трифонов  ручей,
Основа  русского  задела!
Пора  освоить  край,  пора  -
Так  говорила  дочь  Петра!

                       2
Прекрасны  Севера  картины  -
Не  только  звёзды  и  снега!
Вот  Гавань  в  честь  Екатерины
И  обживают  берега,
И  не  наводит  Север  страх  -
С  косым  Крестом  сияет  флаг!
Тут  утверждают - сам  проверь  -
В  большом  избытке  рыба,  зверь:
Рыбак  у  Кольского  залива
Ведёт  с  природой  славный  спор,
Готовит  сёмужный  набор
И  смотрит  в  море  горделиво.
А  вот  ещё  благая  весть  -
Отныне  Александровск  есть!
                     3
Кто  знал,  Германию  не  трогай,
А  лучше  вымыслом  пылай  -
К  несчастью,  с  Мурманской  дорогой,
Всё  ж  опоздает  Николай!
Не  может  Родина  без  спешки
Колоть  поленья  и  орешки  -
Давно  у  царского  Двора
То  нет  ума,  то  топора!
То  запрягаем  очень  долго,
Но  и  не  едем  никуда  -
Нам  как  война,  то  и  беда,
И  на  родных  костях  дорога,
Могилы,  колокольный  звон
И  поп,  взошедший  на  амвон!

                     4
Так  век  веков  ломаем  дуги
И  строим  собственный  острог!
Несём  церковные  хоругви
И  утверждаем - с  нами  Бог!
Да  видно  поздно  Царь  проснулся,
А  Бог  давненько  отвернулся,
Ну  что  ж,  такому  поделом,
Коль  Царь - не  Царь,  а  так - облом!
Жаль,  с  кровью  царственная  тога,
А  в  Зимнем - грозная  толпа!
Нас  вопрошают  черепа  -
С  кого  мы  делаем  Святого?
И  почему  за  русский  слом
Вдруг  в  Петропавловку  несём?

                     5
А  где  времён  зловещих  раны?
Где  слава  преданных  полков?
Как  недозрелые  каштаны
Таскает  мощи  Михалков!
Кто  взял  Отечество  внаём,
Кому  мы  гордо  воздаём?
Глянь,  по  болотам  и  без  дат
Лежит  растерзанный  солдат!
Под  разговоры,  сказки,  крики
Всё,  что  вершится,  всё  не  так  -
По  мне  уж  преданный  Колчак,
Чем  тень  Корнилова - Деникин!
Коль  так  с  историей  знаком  -
Клади  Корнилова  рядком.

                     6
Ну  что  за  блажь  и  что  за  эра?
И  что  за  властный  геморрой?
В  героях  где-то  пан  Бандера
И  Власов  вроде  бы  герой,
И  вроде  нет  небесной  кары  -
Давно  геройствуют  Гайдары
И  сквозь  Петровское  окно
Везут  народное  руно!
Нет,  всё  не  прямо  и  непросто,
Не  держат  мудрость  стремена  -
Куда  ни  кинь,  везде  видна
Она - кремлёвская  короста!
Готовит  молча  властный  клон
Себе  надвечный  пантеон.

                     7
Такие  нынче  курослепы  -
Им,  что  Победа,  что  война!
Уже  геройствуют  Мазепы
И  держит  шаг  «Галичина»,
Уже  кресты  достали,  латы
В  надменной  поступи  прибалты,
И,  позабыв  про  свой  урон,
Ведут  нацистский  легион!
А  мы  молчим,  как  вертопрахи,
Молчат  кремлёвские  вожди,
А  мне  обидно - погляди,
Как  поучают  русских  ляхи  -
Не  успокоится  никак
Судьбой  развенчанный  поляк!

                     8
А  мы  давно  в  плену  у  моды  -
Нам  не  воняет  властный  клоп!
Без  наставлений  воеводы
У  нас  не  крестится  холоп,
Вот  и  лежат  в  одной  постели
С  клопами  русские  Емели,
И  делят  общий  кабинет,
Давая  царственный  совет!
Из  подворотни  смело  лают,
Про  мудрость  что-то  говоря,
Но  ослабевшего  царя
Холопским  скопом  добивают!
Так  и  живёт  в  России  тварь,
Коль  беззаботен  государь!

                    9
Прости  меня,  читатель,  лично
За  мой  горящий  комелёк,
В  который  раз  я,  как  обычно,
Тебя  от  прошлого  отвлёк  -
Меня  сегодня  не  для  вида
Ведёт  всевластная  коррида  -
Я  с  ней  за  временем  лечу
И,  возмущённый,  не  молчу,
Да  и  не  ставлю  нужной  точки,
И  своему  календарю
Я  постоянно  говорю  -
Не  все  сосчитаны  листочки!
Чтоб  память  русскую  убить  -
Нам  надо  прошлое  забыть!

                     10
Люби  страну  любовью  пылкой,
А  вечный  холод  сердцем  грей  -
Глянь,  у  страны  моей  Великой
Так  много  северных  морей!
И  где  простор  необозрим  -
Живёт  течение  Гольфстрим!
Отсюда,  Господи,  прости,
Ведут  в  Атлантику  пути.
Коль  ум  один - уже  немало!
И  вождь  народов  точно  знал,
Что  нужен  Беломорканал,
Так  наше  время  диктовало  -
Исполнен  через  сотни  лет
Вождём  потомственный  завет!
                     11
Через  озёра,  реки,  шлюзы,
Сквозь  скалы,  что  у  Повенца,
Пошли  назначенные  грузы
До  Беломорского  крыльца!
А  Сталин - это  не  пострел,
Сам  лично  стройку  осмотрел!
Дошёл  до  северных  широт
И  утвердил - здесь  будет  флот,
Он  нужен  нам  для  обороны!
По  мановению  руки
Дорогой  ехали  полки,
А  Беломором  шли  ЭОНы!
Путём  спокойным  повели
Для  флота  наши  корабли.

                     12
Всё  вождь  народов  глазом  мерит,
Он  что-то  знает,  он  не  прост!
И  на  Финляндии  проверит
Свой  недостроенный  форпост
И,  как  великие  находки,
Направит  новые  подлодки  -
Тут,  под  покровом  старины,
Они  послужат  в  дни  войны!
Народный  подвиг  уникален,
Коль  приказали - будешь  смел!
Что  Император  не  успел  -
То  воплотил  на  деле  Сталин!
Да,  крут!  Да,  грозен!  Да - снимал,
Но  больше  многих  понимал!

                     13
Не  набивал  себе  карманы
И  не  имел  заморский  счёт  -
Страна  зализывала  раны,
А  он - и  совесть,  и  оплот!
И  был  народу,  словно  знамя,
А это  значит - Сталин  с  нами,
Не  курослеп,  не  анекдот  -
Он  за  собой  страну  ведёт!
А  что  не  так,  спеши  проверить
И  крикнуть  вновь  про  Колыму,
Но  всё  же  верили  ему  -
Народ  в  России  хочет  верить!
Судить  пытались  шулера
Когда-то  Кормчего – Петра!

                     14
К  чему  в  оценках  полумеры?
Вождя,  как  Бога  почитай  -
Ничто  не  сделано  без  Веры  -
Читай  историю,  читай!
На  Вере  Русь!  Она - основа
Кричит  нам  Поле  Куликово!
С  ней  не  опустишься  на  дно  -
Кричит  слезой  Бородино!
С  Россией  вождь  кровинкой  связан,
И  кто  ответит,  почему  -
Он  нам  достался?  Мы  ему?
И  больше  кто  кому  обязан?
И  в  нём  какой  эпохи  зло?
А  может  с  ним  нам  повезло?

                     15
Оставим  трутням  эти  пробы  -
Жизнь  укатилась  далеко!
Судить  о  Сталине  амёбы
Умеют  просто  и  легко.
Оценки,  выводы - не  новы!
А  что,  в  Чечне  у  нас  Фрадковы?
Понятно,  Сталин  лиходей  -
Слал  на  войну  своих  детей!
Он  -  не  кисель,  а  вождь  серьёзный,
В  войну  в  испуге  не  рыдал,
Да  и  Москву  не  покидал,
Как  Князь  Донской  и  тот  же  Грозный!
Коль  не  бежал  он  в  Кострому  -
Народы  верили  ему.

                    16
Оставим  спор!  Вернёмся  к  флоту
И  скажем - славу  береги!
Вождь  проявил  о  нём  заботу,
А  флот  вернёт  свои  долги.
Вождь  и  в  Кремле  замолвил  слово  -
Нашёл  для  флота  Кузнецова!
Вождь  неудобен!  Он  таков,
Коль  разгоняет  слизняков
И  верит  делу,  не  капризу!
Гляди,  по  огненным  волнам
Уже  идут  на  Север  к  нам
Конвои  с  грузом  по  ленд-лизу,
А  у  норвежских  берегов
Громят  подводники  врагов!

                    17 
В  то,  что  увидите - поверьте
И  повторите - всё  не  зря!
Остались  там,  в  Долине  Смерти,
Лежать  навеки  егеря!
Не  может  время  без  былин  -
Гляди,  в  Героях  Шабалин!
И  стоек  Северный  Редут,
Коль  счёт  подводники  ведут!
Суров  расклад,  опасны  дали  -
Тут  был  фашист  хвалёный  бит!
И  нам  история  гласит  -
Мы  Север  ворогу  не  сдали!
Тут  ври  на  короб,  ври  на  грош,
Но  против  фактов  не  попрёшь.

                     18
Пойдёт  Отчизна  грозно,  прямо,
С  надрывом,  с  криками  «Ура!»
Гляди,  уже  в  порту  Петсамо
Громят  пришельцев  катера!
И  гонят,  гонят  дальше  беса,
Туда - в  провалы  Киркенеса,
На  Запад,  дальше,  всё  туда
Отодвигается  беда!
Не  повтори  ошибок  Трои  -
Твори  великое,  твори!
Нам  подтвердят  календари,
Что  настоящие  Герои
Войдут  в  святые  письмена,
А  мы  оценим  их  сполна!
                    19
Да,  побеждая,  надрывались,
И  в  бойне  многие  легли,
Но,  умирая,  не  сдавались,
И  честь  Отчизны  сберегли!
Не  знали,  охлаждая  пыл,
Кто  пустит  прошлое  в  распыл,
Кому  нужна  на  прошлом  тина?
И  почему  вдруг  от  Берлина,
Сквозь  роковые  полустанки,
Они - навозные  жуки,
Вели  победные  полки
В  балки,  палатки  да  землянки?
Когда  в  героях  плут  и  хват,
Не  только  Ельцин  виноват!

                     20
На  безутешном  карнавале
Мы  не  поверили  в  беду,
А  нас  повторно  предавали,
Как  в  том - семнадцатом  году!
Вот  так-то,  истину  усвой,
Что  подлый  Керенский  живой,
И  что  повторный  Брестский  мир
На  гвоздь  повесил  наш  мундир!
Кому  в  Отечестве  не  ясно,
Что  учат  прошлое  забыть,
Что  русских  надобно  добить,
Россия  сильная - опасна?
Она  у  старого  рожна
Европе  дряхлой  не  нужна.

                    21 
Коль  Север - значит  непоседы,
Нам  по  размеру  кителя!   
Мы  помним,  вздрогнет  от  торпеды
Однажды  Новая  Земля!
Забот  полно,  ругайся  матом
И  повтори - опасен  атом,
А  взрыв - не  неба  бирюза,
Зато  противнику  гроза!
Мы  не  умели  жить  без  риска,
Кричало  время - оглядись!
Но  вот  уже  «Тридцатки - бис»
Даёт  завод  Северодвинска!
Война  была  недавно,  вот,
А  Сталин  строит  новый  флот!

                    22 
Он  флот  отдаст  партийным  сектам,
Им,  развязавшим  кутерьму,
Но,  всё  же  Атомным  Проектом,
Страна  обязана  ему!
И  он  ещё  ростки  лелеет,
Но  знает,  всё  же  не  успеет
Задачи  трудные  решить,
А  что  задумал - завершить!
Мы  очень  многое  узнали,
Когда  прошли  десятки  лет,
Что  даже  мёртвого  завет
В  Кремле  деляги  выполняли,
А  то,  что  спутник  полетел  -
Так  это  Сталинский  задел!

                    23
Когда  случается  прореха  -
Вали  на  время  и  вождей!
А  быть  родителем  успеха
Готов  и  шут,  и  лиходей.
Но  память  скорая - не  строчки,
Лишь  время  расставляет  точки,
А  чтобы  стать  почти  святым,
Уйти  сначала  должен  дым!
Мы  славе  русской  не  изменим,
Под  небом  солнечным  всплакнём
И  правду  вечную  поймём,
А  время  Сталина - оценим!
С  ним  много  было  смут  и  бед,
Но  было  много  и  Побед!

                    24
А  флоту  есть  чему  дивиться
И  гордо  времени  внимать  -
Готова  Западная  Лица
Атомоходы  принимать!
Среди  лишайников  и  скал
Торопит  времени  накал,
И  не  жалеет  власти  плеть  -
Как  много  надобно  успеть!
А  в  новых  планах  скромно,  тихо,
Великой  тайне  не  в  укор,
Но  всем  ветрам  наперекор,
Уже  готовится  Гремиха!
А  у  освоенных  широт
Подлодки  Ягельная  ждёт.

                     25
Тут  мы  познали  тайны  брода,
Тут  каждый  делом  знаменит!
Отчизна,  именем  народа,
Свой  утверждала  грозный  щит!
Тут  не  поэмы  и  рассказы  -
Тут  встанут  памятные  Базы,
Тут  дел  и  судеб  целина,
Тут  мы  встряхнулись  ото  сна!
Признали  нас,  зауважали  -
С  врагом  коварным  наравне!
Мы  в  глубине,  как  на  войне,
Писали  вечные  скрижали,
И  выбирая  свой  клавир,
Хранили  на  планете  мир!

Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 659
Г.Г.Дрожжин "Атомный подводный Флот СССР не проигрывал "холодной войны"
(продолжение)

опасность удариться рубкой о днище авианосца, так  как при таком шторме лодку буквально выбрасывало на поверхность с глубины 40-50 метров и, чтобы этого не случилось, приходилось принимать дополнительный балласт. На большой глубине тоже нельзя было находиться, т.к. противник мог обнаружить лодку своими гидроакустическими средствами. Выбирая оптимальную глубину, сообразуясь с курсом и скоростью АУГ, командир принял решение следовать под авианосцем, пока будет возможно, проводя одну за другой торпедные атаки для отработки торпедных расчётов по «живым» целям. Когда же шторм стал стихать и все 20  торпед были «выпущены», ПЛАРК погрузился на рабочую глубину с резким замедлением хода, вышел из-под авианосца, а затем, дав АУГ удалиться на дистанцию ракетного залпа, пошёл за ней, соблюдая скрытность. При этом сумел произвести ракетный залп (условно) и после приказания с ГКП повернул на курс возвращения в базу (на Камчатку).
Американцы узнали об этой атаке советского ракетоносца много позже. Разбор командования ВМС США со своими офицерами – противолодочниками был весьма серьёзен и с соответствующими выводами: ведь под угрозой быть угробленным находился «король океанов», их краса и гордость, о чём уже несколько лет  трещали все американские СМИ. Естественно, что командование ВМС и ЦРУ были весьма встревожены и обеспокоены: ведь в случае боевого «соприкосновения» их 100-тысячный по водоизмещению монстр со своими  90-ю «фантомами», «корсарами», «виджилентами» и т.д. непременно ушел бы на дно, унося с собой почти  6,5 тыс. человеческих жизней экипажа и авиаторов. Разумеется, в этом случае не могли бы остаться в безопасности корабли эскорта. Страшно даже представить, в какой ад превратился бы район «соприкосновения», где было сосредоточено 14 атомных реакторов кораблей (8 на «Энтерпрайзе» и по 2 на трёх атомных кораблях эскорта, (на крейсере «Лонг-Бич» и 2-х фрегатах : «Бейнбридж» и  «Тракстан»). К тому же на авианосце было 30 тысяч тонн авиационного бензина и на всех кораблях, как на атомных, так и на других, входящих в состав АУГ,  были сотни тонн боезапаса. Эта кошмарная катастрофа вполне реально могла произойти, так  как среди 20-ти торпед  «К-10» две были с атомными головными частями. А ПЛАРК «К-10», осуществив атаку, мог вполне остаться невредимым, погрузившись на предельную глубину и дав полный ход.
Подробно об этой последней «атаке века» 20-го можно прочитать в книге автора «Асы подводной войны» (М.: Яуза, 2004г).
Можно было бы рассказать и о других подвигах наших подводников в годы «холодной войны»: например об одновременной «перекрёстной» стрельбе из – под  воды двумя подводными ракетоносцами с СФ и ТОФ и обратно, или «охоте» за американскими АУГ торпедной АПЛ «К-181» проекта «627» в 1966 году (командир ПЛ В.С. Борисов). Или, например, о скрытных групповых выходах из баз и развёртывании в океане по целому соединению атомоходов (операции «Аппорт и «Катрина»),  в результате чего американцы вместе с другими натовцами вынуждены были признать своё бессилие – невозможность вести сколько-нибудь эффективную противолодочную войну с нашими подводными силами и др., но думается, что и этого достаточно, чтобы сказать,  что  Золотые звёзды Героев Советского Союза в этот период подводники получали по заслугам. Правда, и давали-то их не всегда, если даже они были вполне заслужены. Например, тот же капитан 2 ранга Н.Т. Иванов, будучи представленным к награждению Золотой звездой, не получил её. «Высокое» начальство наградить « не сочло возможным…», ограничилось поощрением «ценными подарками» – тремя биноклями (от Командующего флотилией АПЛ, Командующего фота и от Главкома ВМФ).
Вцелом атомные подводные лодки нашего ВМФ выполнили более 3000 автономных походов с задачами боевой службы (с боевым оружием на борту) продолжительностью от 50 (для АПЛ 1-го поколения) до 120 (для 2-го и 3-го поколений) суток каждый. Во время этих походов многоцелевые АПЛ более 1000 раз обнаруживали ударные авианосные группы и ПЛАРБ, осуществляли скрытное слежение за ними в готовности применить оружие на уничтожение. Иногда такое слежение было весьма длительным, в том числе и за ПЛАРБ. Например, непрерывное слежение за ПЛАРБ некоторых наших АПЛ доходило до 6-7 суток, а максимальное скрытное  слежение за АУГ одной из них составило  47 суток.
Общее количество фактических стрельб баллистическими и межконтинентальными баллистическими ракетами во время отработки задач боевой подготовки составило более 2700 (!), в том числе, более 500(!) из них из района Северного полюса и приполюсных районов Центрального арктического бассейна, а около 2000 из-под воды и из-подо льда. Число торпедных и ракето-торпедных стрельб, в том числе стрельб крылатыми ракетами ещё более велико. В общей сложности наши атомные подводные лодки, построенные вслед за первой «К-3», провели в глубинах 4-х океанов и 49 морей 800 лет, пройдя за это время 70 млн. морских миль (около 140 млн. км.).
Наши подводники честно выполнили свой долг перед Родиной, обеспечивая её безопасность и сохранение мира на планете. Конечно, выполнение труднейших задач, выпавших на долю подводников, не могло обойтись без тяжёлых потерь. Все эти многочисленные и длительные походы, отработка задач боевой подготовки, боевая служба и «контакты» с силами ПЛО противника существенно отражались на здоровье подводников, требовали колоссальной затраты труда и нервов, и нередко стоили подводникам их жизней.  В целом за годы «холодной войны» в Мировом океане погибли (затонули) 5 атомных подводных лодок, а общее число наших погибших подводников (ещё на 5-ти дизельных ПЛ и в разного рода авариях и чрезвычайных происшествиях) составило более 800 человек.
***
В 1990 году в боевом составе ВМФ Советского Союза находилось 185 атомных подводных лодок: 62 ракетных подводных крейсера стратегического назначения и 123 подводные лодки с крылатыми ракетами  и торпедами. Это был самый могучий в мире подводный флот, составлявший основную часть нашей ракетно-ядерной «триады»  и надёжно обеспечивающий морскую мощь государства, дающего ему полное право называться Великой морской державой.
Нет больше у России этого прекрасного подводного флота (впрочем, нет также и мощного надводного флота). Осталась от всей этой военно-морской мощи лишь некоторая небольшая часть. Теперь мы с восторгом слушаем сообщения СМИ о каком-нибудь единственном  пуске ракет с подводного ракетоносца, а некогда без «шума и пыли» пуск ракет, как одиночных, так и залповых, был обычным делом повседневной боевой подготовки. Даже и залпы по 8, 13 и 16 ракет особого ажиотажа не вызывали: к тому же и информация об этом была засекречена (секретов у нас было много «до дури»), хотя американцы о всех этих пусках прекрасно знали и с тревогой эти пуски отслеживали. Может быть, из-за этой-то «секретности» мы и отучились гордиться своими достижениями. Вместе со многими другими великим свершениями нашего талантливого и многострадального народа, брошенными на «слом» отечественными «вождями»- предателями, оказался и весь наш Военно-Морской флот. Утрачены навыки творческого, сознательного, коллективного труда на пользу общего Дела, разбазарены десятки и сотни технологий, многие из которых были «прорывными» из ХХ в ХХI век, потеряны тысячи, десятки тысяч профессионалов высочайшего класса, трудившихся в сфере военно-промышленного комплекса.
Отечественные «делократы» (по Ю.Мухину), обеспечивающие суперскоростной научно-технический прогресс и свершившие, казалось бы, невозможное, превращены чуть ли ни в изгоев общества, а коллективный, вдохновенный труд (научный, инженерный, заводской, военный) стал не престижным и презираемым, оболганным средствами массового оболванивания. Главной заботой нынешних «вождей» стало обеспечение безопасности «священной коровы» - частной собственности, а для владельцев этой собственности – прибыль, прибыль и прибыль. Прибыль любой ценой, а национальная безопасность и всё, что необходимо для её обеспечения, отодвинуто на задний план. К тому же, и высшим чиновникам российской армии заниматься вопросами обороноспособности некогда: они поголовно в «ученые» пустились: из общего числа их (2500) одних только докторов наук насчитывается 2000. Да и офицерам, не относящимся к составу высшего военного чиновничества,  тоже вопросы обороноспособности ни к чему: многие из них тоже в «науку» ударились: 15000 кандидатов наук. Только по вопросам «реформирования» армии и флоты защищено 5000 кандидатских диссертации (газета «Дуэль» №4 2009 г.). Не кажется ли Вам, что значительная часть этих «реформаторских» диссертаций – профанация труда ученых? Впрочем, может быть, это и хорошо, что у нас так много «специалистов» занимаются вопросами реформирования вооруженных сил. Может быть, поэтому, уже лет 15 эти «реформы» не могут быть не доведены до конца.
***
…8 ноября 2008 г. произошла очередная трагедия в нашем ВМФ: во время заводских испытаний в Японском море последней многоцелевой АПЛ 3-гопоколения проекта «971» («Нерпа» погибло 20 человек и более 20-ти было госпитализировано). Для разборки свершившегося из Москвы вылетела следственная группа: будут выяснять причины и искать «козла отпущения». Найдут конечно. Только виновных-то  и искать не надо: они в Москве. Это по их вине, АПЛ, заложенная к постройке ещё в 1990 году, сдаётся флоту через 18 лет (можно занести в книгу рекордов Гиннеса, как самую «быстропостроенную»). Когда-то члены заводских сдаточных команд на всех судостроительных заводах, где строились подводные лодки (в Ленинграде, Северодвинске, Комсомольске-на-Амуре, Сормове), были настоящими мастерами – асами. Ещё бы: по несколько лодок в год, в том числе атомных, передавали они флоту. И организация, как заводских, так и   любых других испытаний была отменной: никогда (!) на борту сдававшейся лодки не было 120 человек гражданских лиц (автору, неоднократно принимавшему участие в разных видах испытаний, начиная со швартовых, кончая государственными, это хорошо известно). И ничего подобного нынешней трагедии во время испытаний не происходило. А что же можно спросить с нынешней заводской сдаточной команды, если лет 15-17 она не сдала флоту ни одной лодки? И мастеров тех - асов - нет, и опыта у обновлённого состава команд естественно нет. Очевидно, что и должного контроля со стороны военно-морского командования не было… Ссылка представителей ВМФ на то, что корабль еще не был передан флоту, не состоятельна.
Ещё 20 жертв прибавилось к тем, более, чем 800, что понёс наш подводный флот в мирное время после  Великой Отечественной войны. Если во время «холодной войны» её жертвы были хоть в какой-то мере оправданы (большие дела, создание и испытания сложнейших «больших систем», подвиги совершаемые подводниками в период «Великого противостояния», вызванные необходимостью противостоять самой мощной морской державе мира и поддерживать с нею ракетно-ядерный паритет, без жертв обойтись не могли), то чем оправдать нынешние жертвы?. Если жертвы «холодной войны» были вызваны, как правило, чрезвычайными обстоятельствами, то нынешняя трагедия произошла в несложной обстановке заводских испытаний, в спокойном море и «тепличных» условиях. Да и строилась-то эта

Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 659
Н.Гульнев  "Подводная гвардия" (продолжение)


                 Глава 5
     НАЗНАЧЕНИЕ.  СЕВЕРНЫЙ  ФЛОТ,  4  ЭСКАДРА

Попасть  вообще  на  действующий  флот
было  мечтой  каждого  молодого  офицера,
а  попасть  на  новый  корабль,  вроде  «Новика»,
считалось  особым  счастьем!
Выпускник  Морского  Корпуса  1904 г. Г.К.Граф
           
                      1
Вперёд!  Отчизна  приказала!
Лети,  как  точная  стрела! 
И  вот  с  Московского  вокзала
Дорога  в  Мурманск  повела!
Багаж  набит  довольно  туго
И  со  слезой  стоит  подруга,
А  мой  герой,  как  господин,
С  друзьями  едет,  не  один!
Хорош  замес,  прекрасно  тесто,
Жалеть  сегодня  есть  о  ком,
Коль  машет  девушка  платком,
Как  настоящая  невеста,
И  вроде  пробует  рыдать
Под  обещанье - буду  ждать!

                    2 
Что  впереди?  Какие  споры?
Какие  думы  на  челе?
Прочны  ли  давние  опоры,
Что  Русь  держали  на  земле?
И  что  ведёт - судьба  и  вера?
А  может  личная  карьера?
А  может,  просто  светел  кант,
И  ты  случаен,  лейтенант?
Бывало,  что  друзья  ломались  -
Тот  спился,  этот  просто  сник,
Другой,  увы,  не  коренник,
Но  в  большей  массе  состоялись
И  завершили  честный  спор,
Пройдя  естественный  отбор.

                    3
От  стаи  мог  любой  отбиться,
Сломать  надежды  и  каркас,
Но  утверждаю - положиться
Могло  Отечество  на  нас!
Мы,  точно  следуя  примеру,
Несли  в  себе  огонь  и  Веру,
И  Честь  былых  выпускников,
Что  скрыты  пламенем  веков.
Мечтали  быть,  желали  статься,
На  командирский  мостик  встать  -
Не  привыкали  отступать
И  перед  временем  сдаваться!
Прекрасен  лейтенантский  крой,
И  не  случаен  мой  герой!

                     4
Шли  под  высокие  заказы
И  за  собой  других  вели  -
И  не  для  нас  тылы,  бербазы,
Назначьте  нас  на  корабли!
От  просьб  трещали  в  Кадрах  своды  -
Давайте  нам  атомоходы!
Да  нас,  просили,  не  ласкай,
А  можешь - в  космос  запускай!
Всё  натурально,  а  не  книжно,
Коль  ты  не  сдался  и  не  сник!
Ведь  знал  советский  выпускник  -
Служить  Отечеству  престижно!
Расклад  времён  суров  и  строг,
Но  знали  точно,  служба - Долг!

                     5
Кто  состоялся - время  помнит,
Мы  не  слыхали  слово  «блат»,
Но  знали - Родина  накормит
И  даст  накидку  и  бушлат!
Посолит  хлеб  довольно  круто,
Кров  предоставит - вот  каюта,
Вот  комнатёнка - выбирай,
И  поклонись  за  этот  рай!
Скажу  в  порядке  откровений,
Что  аскетический  набор,
Не  вызывал  душевный  спор,
И  в  сердце  не  было  сомнений!
Да  что  нам  волны  и  прибой,
Коль  жизнь  и  молодость  с  тобой!

                     6
Когда  под  сумрачные  Лиры
Вас  удивляет  новизна  -
Отцами  станут  командиры,
А  мать?  Она  у  нас  одна!
Не  унывать!  Надежда  свята!
Служите  Родине,  ребята!
Как  не  торопятся  века,
Но  ваша  Доля  высока!
Всё  было  так!  К  чему  упрёки?
Ведь  флот  не  серый  богомаз,
А  лейтенанты  всякий  раз,
Хоть  в  чём-то,  всё-таки  пророки,
Хоть  в  чём-то,  всё  же  мудрецы,
Как  их  великие  отцы!

                     7
А  настроение  на  пике,
Хотя  и  ехать  далеко,
Но  рельсы  бьют  вагон  на  стыке,
И  так  уютно  и  легко!
А  разговор - что  в  прошлом  было,
Как  дева  юная  любила,
И  что  осталось  в  жизни  той,
За  безымянною  чертой!
А  за  окном  горят  рябины
Остатком  утренней  зари,
И  что  сейчас  не  говори  -
Встречают  холодом  Хибины!
На  остановках  пиво  пьют
Да  всё  бруснику  продают.

                     8
Но  боль  случайная  не  ранит  -
Всех  закрутил  водоворот!         
А  рядом  пьяница  буянит
И  песни  флотские  орёт –
Понятно,  что  не  недотроги
Спешат  по  Мурманской  дороге,
Понятно,  едут  рыбаки,
По  жизни - дважды  моряки!
Тут  время  часто  судьбы  гнуло         
И  не  жалело  мужика,
Но  как-то  вдруг  издалека
Дымком  знакомым  потянуло!
Дворы,  озёра,  косогор
И  грубо  сделанный  забор.

                    9
Да,  хороши  у  нас  сусеки,
Копни - услышишь  чей-то  стон!
Китайцы,  пленные  да  зэки
Лежат  вдоль  насыпи  времён.
Всё  тут - песок,  гранит  и  скалы,
И  догнивают  сверху  шпалы   -
Укрыла  чёрная  стопа
Обиды,  беды,  черепа!
Ушла  в  песок  благая  сила,
Убит  надсмотрщик - лиходей,
А  это  скопище  людей
Россия  в  насыпь  замесила!
За  кем  торопится  вдогон
Твой  разукрашенный  вагон?

                     10
Приятно  спать  под  шум  состава
И  видеть  благостные  сны,
Но  знать,  что  где-то  рядом  слава,
Коль  вы  для  славы  рождены!
Всё  ближе  к  северной  границе,
Где  будут  странные  зарницы,
Пурги  немыслимой  набег,
Мороз  и  в  тундре  первый  снег!
Идут  часы  неторопливо,
Но  как  судьба,  размечен  срок  -
Дома  и  краны,  и  гудок,
И  сумрак  Кольского  залива,
Вокзал  с  огнями  с  двух  сторон,
Платформа,  люди  и  перрон!

                     11
Кусты,  рябинка  да  берёзка,
Не  видно  лип  и  тополей,
А  вот  простор  Североморска
И  стать  железных  кораблей!
С  кадровиком  расклад  нормальный
И  ПСК,  и  остров  Сальный,
И  Провидения  рука  -
Встречай,  Полярный,  моряка!
Случилось  всё,  как  в давнем  сказе,
Надежду  Север  повенчал  -
Подлодка,  старенький  причал,
Друзья,  каюта  на  плавбазе!
Проблем  первичных  целый  том
И  рассудительный  старпом.

                     12 
Не  снег  каточком  уминали,
Что  выпал  в  срок  и  не  пропал!
Комфлота  Чабаненко  сняли,
И  «Пьяный  с  бритвой»  правил  бал.
Знакомо  буйство  по  природе  -
Так  утверждал  народец  вроде
И,  как  от  старой  реи  нок,
Таким  станет  и  сынок!
Жаль,  не  написаны  скрижали,
Но  адмиральский  светел  ряд,
И  ветераны  говорят,
Что  Чабаненко  уважали,
Но  сложен  северный  настил  -
Хрущёв  взрыв  лодок  не  простил!

                     13
У  всех  падения  и  взлёты  -
Вот  лейтенантом  трудно  стать,
А  лейтенантские  заботы
У  нас  не  принято  считать!
И  скажет  флот:  не  «морщи  репу»  -
Грузи  его,  подобно  шерпу,
Устав  в  Отечестве - не  КЗОТ,
Всё  лейтенант  перенесёт!
Коль  не  ударился  в  загулы
И  не  сачкует  втихаря  -
Снесёт  студёные  моря,
Дежурства,  вахты,  караулы,
А  продышавшись  чуть,  едва,
Снесёт  спокойно  «Ветер – 2».

                     14
Найдёт  подобие  нагрузки,
Как  честь  подводного  спеца,
И  выпьет  в  ДОФе  без  закуски
Бокал  холодного  винца!
А  там - вперёд,  как  «флаг  до  места!»
Подходит  дева  и  невеста  -
Коль  распласталась  под  тобой,
Считай,  не  вышел  в  деле  сбой!
Но  командир - не  Кир,  не  Дарий,
На  лодке  в  срок  поднимет  флаг,
А  лейтенант?  Он  на  ногах,
Как  безупречный  пролетарий!
Такая  жизнь,  коль  повезёт,
Есть  не  падение,  а  взлёт!
     
                      15
Никто  не  крикнет:  где  ты,  что  ты,
И  что  есть  нынче  высота!
Но  будут  первые  зачёты
И  грусть  зачётного  листа.
Пыл  время  всё  же  не  остудит,
А  груз  забот - он  есть  и  будет!
Так  не  случайно  повелось  -
Давно  вращает  время  ось!
А  мой  герой  пока  спокоен  -
Все  силы  в  узел  завязал,
И  командир  не  зря  сказал,
Что  лейтенант,  почти  что  воин  -
Он  дело  делает  всерьёз,
И  тянет  свой  подводный  воз!

                     16
Года,  не  дней  случайных  груда,
А  всякий  день - величина!
И  все  подводники  отсюда  -
Распорядилась  так  война!
Потом  истоком  новой  правды
Вокруг  появятся  бригады,
Придут  рассветы  и  огни,
Но  прародители - они!
За  ними новая  структура, 
Штабы,  бараки  да  причал!
А  позже  всякий  замечал,
Что  есть  Гремиха,  Лица,  Ура!
Линахамари - наш  форпост,
И  крейсеров  подводных  рост.

                    17 
Гляди,  в  Полярном  сколько  строим  -
Гордись,  родная  сторона!
Но  что  ни  улица - Герои,
И  что  ни  Слава - имена!
И  ничего  здесь  не  забыто  -
Большой  простор  для  замполита!
Звучит  не  съездовская  муть,
А  тех  побед  великих  суть!
Ищите  рядом  непоседу,
И  понимайте - что  есть  мир?
Шумков – тот  самый  командир,
Взорвавший  новую  торпеду!
И  подтвердил  нам - это  он!  -
Новоземельский  полигон.

                     18
Любому  ясно - мы  стремились
Писать  в  глубинах  дневники,
И  не  случайно  появились
Герои  в  мирные  деньки!
Союз  на  звёзды  не  скупится  -
Гуляет  Западная  Лица,
И  под  крестом  зовущих  ртов  -
Тут  каждый  к  подвигу  готов!
Но  в  те  года - не  всяких  звали,
Не  всем  готовился  верстак,
Да  и  понятно - просто  так
Тогда  Героя  не  давали,
А  говорили - не  спеши,
И  в  море  с  наше  попаши!

                     19
Но  на  Эскадре   самородки
Есть,  к  удивлению,  всегда  -
Они  на  атомные  лодки
Шли  в  те  суровые  года!
Нет,  не  когорта  и  не  свита  -
Дорога  истинным  открыта!
Они  не  просят,  не  орут  -
Их  словно  жемчуг  подберут!
Они  пройдут  свою  закалку
На  рукотворном  вираже,
И  пронесут  в  своей  душе
Святую  «дизельную  марку»,
И  будет  опыт  их  не  нов
И  для  подводных  крейсеров!

                     20
Флот  сохранил  былые  метки,
Что  смог  достойно  обрести  -
Вот  так  когда-то  в  кругосветке
Стремились  лучшие  уйти!
Их  также  сердце  громко  билось  -
И  ничего  не  изменилось!
Воскликнет  времени  промер  -
Всё  тот  же  русский  офицер,
Всё  та  же  честь  во  флотском  стане
И  нет  душевных  перемен  -
Отчизне  новый  Крузенштерн
Всё  в  том  же  служит  океане,
Да  молча  тянет  бечеву
И  дело  ставит  во  главу!

                    21
Не  им  блистание  во  Свете
В  дни  потрясений  и  войны  -
Не  протирали  на  паркете
Они  шитьё  и  галуны,
Учили,  но  не  поучали,
И  славой  Родину  венчали,
И  знали  точно  в  глубине,
Что  есть  служение  стране!
И  утверждаем  ради  правды  -
Их  бриз  наивный  не  ласкал,
А  всякий  раз  у  серых  скал
Их  настоящие  парады,
Их  жизнь,  их  Родина  и  дом,
И  слава,  взятая  трудом!

                     22
А  как  герой  мой?  Держит  хватку
И  не  сгибается  пока,
Вести  доверили  прокладку
И  при  атаке  ОБК!
Никто  не  крикнул – «Вот  те  на!»
Успешно  цель  поражена  -
Тут  экипаж  хвалить  не  грех,
Коль  есть  удача  и  успех!
Всех  проверяет  только  море
В  своей  опасной  глубине!
Но  лодка  справилась  вполне  -
Так  утверждалось  на  разборе.
Коли  такой  звучит  расклад,
То  командир  удаче  рад!

                     23
Так  было!  В  море  жизни  длились  -
Навалом,  вместе  и  до  дна!
И  коль  походами гордились  -
В  том  суть  крестьянская  видна!
Не  счёт  в  загаженном  кармане,
А  время  в  дальнем  океане,
Не  вилла - дом  на  берегу,
А  залп  удачный  по  «врагу».
Такие  судьбы  и  высоты 
По  бесконечной  целине!
И  их  искать  не  надо  мне  -
Они  России  патриоты,
Они  веков  служивый  класс,
Они  и  с  нами,  и за нас!

                    24
Они  немеркнущая  сила
И  отсвет  праведной  души,
Жаль,  что  их  Родина  забыла  -
Ей  нынче  ближе  торгаши,
Ворьё  роднее  и  подонки,
И  за  наживой  дикой  гонки,
И  торг  за  Каменной  стеной,
И  плут  в  делянке  нефтяной!
И  всё  ей  кажется,  как  надо,
Живёт  российский  зоосад,
А  Президент  успехам  рад,
Как  и  его  родное  стадо,
Как  все  его  говоруны  -
Грызловы,  Грефы,  Кудрины!

                     25
Куда  вели  года  и  дали,
И  где  растерзанный  редут?
О,  Боже!  Мы  не  угадали,
Что  твари  новые  придут!
Что  колобки  вернутся  с  полки
И  сядут  в  кресла  комсомолки,
Что  добывали  передком
И  хлеба  кус,  и  мяса  ком!
И  что  от  Ельцинской  отмашки,
От  полупьяного  ребра,
Во  власть  ворвутся  мастера  -
Степашки,  Пашки,  Неваляшки,
И  даст  немыслимый  забег
И  Куроедова  на  грех!

                     26 
А  мне  сегодня  не  до  вздоха  -
Связать  бы  вехи  да  концы!
Коль  оскотинилась  эпоха  -
Нужны  деляги,  не  бойцы.
Зачем  Кремлю  надёжный  ратник,
Коль  есть  опричник  и  привратник,
Коль  ополченцы  есть  свои
И  первой  скрипки  соловьи?
Им  нужен  батюшка – расстрига,
Карманный  плут  и  прохиндей,
И  тройка  преданных  б....й,
И  проповедник - прощелыга,
Министр – болельщик  баскетбола
И  флота  преданная  школа!

                     27
Сменилась  русская  фактура,
Потерян  вдруг  славянский  стыд  -
С  экрана  писаная  дура
Мне  про  прокладки  говорит,
А  новомодный  оглоед,
Такой  же,  как  ристалищ  Свет,
Где  есть  надворный  адмирал,
Что  ни  на  йоту  не  соврал,
Нам  говорит – не  всем  дано,
Но  мы  дела  исправим  срочно!
И  Академия  заочно,
И  выход  в  море  заодно  -
Так  посылает  нас  в  карьер,
Коль  не  баран,  то  гондольер!

                     28
И  если  я  так  мало  значу,
Я  на  вождей  и  время  злюсь,
Но  не  решаю  я  задачу
И  не  над  Родиной  смеюсь!
Бывали  в  смутные  эпохи
Боожки,  царьки  и  скоморохи,
Шуты,  лгуны,  щебетуны
И  мудрецы  со  стороны!
Своим  питьём  других  врачуем  -
У  нас  то  эра,  то  застой,
То  настоящий  сухостой,
То  век  болеем  почечуем,
То  поджигаем  личный  стог
И  ждём – подаст  Кремлёвский  Бог!

                     29
Все – президенты,  все - столицы,
А  новый  вор – не  сукин  сын,
А  Розенбаум – князь  Голицын,
А  Капитанец – дворянин!
И  не  поймёшь,  где  гладь - где  горы,
Где  Моисей,  где  филистёры,
Где  Честь  Отчизны,  где  шабаш,
Где  проститутка – где  алкаш?
Но  всякий  шут  спешит  маячить!
Моё  Отечество – ничьё,
Всё  сволочило сволочьё,
Сумев  Россию  раскорячить  -
Осталось  к  нефти  и  трубе
Присвоить  титулы  себе!

                     30
Я  возмущаюсь,  я  ругаю
Отродье  новое,  не  Русь!
Я  всё  куда-то  забегаю,
Я  всё  куда-то  тороплюсь!
Но  есть  уже  команда – надо!
В  поход  готовится  бригада
Туда,  где судеб  крутизна
И  Средиземная  волна!
Поход  отметке  новой  равен,
Гордись,  коль  истину  постиг,
Коль  у  бригады  есть  комбриг  -
Подводник  истинный  Чернавин!
Бригаде  слава и  почёт  -
Она  открыла  первой  счёт!


Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 659
                     31
А  как  герой  мой?  Безупречен,
Удачи  ловит  вечный  миг!
И  говорят,  уже  отмечен
Среди  поклонниц  молодых.
Всё  исполняет  в  срок  и  точно,
На  допуск  сдал  вчера  досрочно,
Уж  говорит подводный  полк  -
Из  штурманёнка  будет  толк!
Он  не  подвержен  власти  слома,
Ему  година – не  беда!
Он  подражает  иногда
Манерам  грозного  старпома,
Спешит,  торопится  на  взлёт
И  телеграммы  в  Питер  шлёт.

                    32
Коль  говорить  размером  арий,
Как - будто  в  опере  артист,
То  мой  герой – пассионарий,
И,  несомненно,  коммунист!
Он  ко  всему  причастен  лично,
И  верит – будет  всё  отлично,
И  знает  точно,  что  Главком,
Флот  не  растопчет  каблуком!
Он  видит - замыслы  не  тают,
И  всё  горит  Советский  трут,
Хотя  нет-нет,  да  и  приврут,
Но  в  космос  русские  летают,
И  ищет  нефть  сибирский  бур,
И  космодром  есть - Байконур!

                    33
Флот  не  добит,  но  озадачен,
Не  сброшен  временем  в  обрыв,
Комфлот  Отечеством  назначен  - 
Суров,  но  очень  справедлив!
А  нам,  известно,  не  до  стона  -
Встречайте  Лобова  Семёна!
Заметит  он  у этих  стен
Приятный  ветер  перемен,
И  убедится - в  наши  годы,
Иная  сила  и  краса  -
Тут  грозных  лодок  корпуса
И  их  прекрасные  обводы  -
Времён  и  судеб  честных  связь
Пока  ещё  не  прервалась!

                    34
Ещё  храним  былую  хватку
И  держим  Северный  Редут!
Уж  подо  льдами  на  Камчатку
Подлодки  грозные  идут.
Узнали  мы  и  не  икнули, 
Что  Шар  почти  что  обогнули,
Что  это  истина,  не  сон  -
Поход  успешно  завершён!
Везде  подводников  встречают,
Они,  как – будто,  высший  Свет,
А  коль  у  них  авторитет,
То  и  на  Съезде  величают!
А  звёзды  пламенем  горят  -
Пример  берите,  говорят!

                     35
Не  всё  ж  везение  и  чудо  -
Не  до  обиды  и  молвы!
Ведь  лодка - это  не  посуда,
И  лучше  с  лодкою  на  «Вы!»
А  лучше – почитайте  святцы,
И  трескотни  поменьше,  братцы,
Ведь  ни  горячкУ,  ни  канкан,
Простить  не  сможет  океан!
Он  крикнет,  что  нельзя  наскоком,
И  скажет – сам  себе  не  ври!
Так  лодка  первая  «К-3»
Чуть  не  сгорела  ненароком.
Блажь  завершается  тоской  -
Погибших, Боже, упокой!

                    36
Найдёшь  кирпич – отыщешь  кладку,
А  позже  прошлое  в  пыли!
Подлодку  «ЭС-восьмидесятку»
Случайно  всё-таки  нашли.
На  восемь  лет  назад  вернулись
И  удивлённо  содрогнулись  -
Был  вывод  сделан  основной:
«Опасен  в  море  приписной!»
Но  мы  решим,  что  боль  остыла,
Что  не  утонем,  не  сгорим,
Однако,  позже  повторим
Всё  то,  что  с  этой  лодкой  было!
В  больших  погонах  мудрецы
Опять  запутают  концы.

                    37 
На  многозвёздном  развороте
Все  научились  воду  лить,
А  вот  ответственность  на  флоте
Давно  не  принято  делить!
Тут  так - успей  перемаячить
И  виноватого  назначить,
Свалить,  коль  смог,  на  ВПК
И  оправдать  себя  слегка!
Чтоб  тот  замолк,  а  эти  сыты,
Чтоб  промолчал  на  деле  Бог,
Но  тайны  многих  катастроф
Людьми,  не  временем  сокрыты!
Они,  под  тихий  пересуд,
В  могилы  тайны  унесут!

                    38
Рассудит  Бог  по  крайней  мере
И  разберёт,  чья  в  этом  сыть?
Флот  в  жертву  собственной  карьере
Мы  научились  приносить!
Вот  и  вели  ошибок  счёт,
Считая,  всё  же  пронесёт,
А,  если  что  не  так  услышим,
То  на  других  удачно  спишем!
Слаб  человек!  Свои  причины
В  штабах  сумеют  отыскать,
Но  не  поймёт  потерю  мать,
Коль  гибнут  дети,  не  мужчины,
Коль  бесконечен  крик  и  стон
На  тризне  флотских  похорон!

                     39
Бывало  так,  когда  под  даты
Флот  приурочивал  поход,
А  все  подводники – солдаты,
Им  даты – это  круглый  год!
И  что  им  съезды,  переклички
И  беды  новой  обезлички?
Подводник  должен  всякий  раз
Достойно  выполнить  приказ!
В  морях  подводника  прописка  -
Он  приспускать  не  смеет  стяг!
Жаль,  отделяет  часто  шаг
От  риска  и  до  обелиска  -
И  не  поможет  оберег
Нам  прекратить смертей  забег!

                    40 
Забыт  герой  мой - мне  неловко,
Но  он  не  снят  строкой  с  поста!
Идёт  к  походу  подготовка,
А  значит – это  суета,
Ещё  вдобавок  груза  тонны,
И  не  пустуют  полигоны  -
Идёт  мирская  чехарда,
Но  всё  как  надо,  как  всегда!
Коль  не  идём,  то  маршируем,
Кричим – всё  надо,  всё  сейчас,
И  высоту  в  который  раз
В  припадке  времени  штурмуем,
И,  всё  заполнив  между  строк,
Готовы  будем  в  нужный  срок!

                    41
День – два  почти  до  поворота,
Спокойно  катится  калач  -
Вот  ДОФ,  напутствие  Комфлота
И  суть  поставленных  задач!
И  вроде  сброшены  оковы
Под  заверение - «Готовы!»
Сама  торжественность  минут
Всем  говорит – «Прекрасно  тут!»
Поход  ответственный,  не  близкий  -
Ах,  как  бы  в  море  не  пропасть,
Но  подготовлена  матчасть  -
Так  подтвердил  при  всех  Кульницкий!
Он  честным  словом  не  сорил,
А  знал  всегда,  что  говорил! 

                    42 
Подводный  груз  заполнил  тару  -
Веди,  Всевышний,  нас  веди!
Пошли  подлодки  к  Гибралтару,
Но  что  там  будет  впереди?
Прощайте,  истинные  жёны,
Ведь  на  плечах  у  нас  погоны,
И  жизнь  не  вечер  при  свечах,
А  вся  Отчизна  на  плечах!
Всё  будет - утро  и  заря,
И  боль  потерянного  мига!
Герой  мой,  с  ведома  комбрига,
Уйдёт  помощником  в  моря  -
Он  сам  подводной  жизни  часть,
Ему  по  нраву  нынче  власть!

                    43
Зачем  копаюсь  в  картотеке,
А  не  сажаю  деревца?
Кому  железные  отсеки
Способны  радовать  сердца?
Кому  сегодня  до  печали,
Коль  жизнь  и  Долю  развенчали?
А  что  там  будет,  не  поймёшь,
Коль  выживаешь - не  живёшь!
Не  мой  герой  снимает  пенки
И  назначает  этажи,
Он  просит - Родина,  скажи,
Зачем  ходили  в  Средиземки?
И  для  чего  в  морях  пытал
Сердца  и  души  грозный  вал?

                    44
Всё,  что  случилось,  значит  было  -
Мы  повисели  на  кресте!
Жаль,  что  Отечество  забыло
Нас  в  полудикой  суете!
За  что  в  безликой  глубине
Ходили  мы,  как  на  войне?
Чтоб  так  стоять  и  чтобы  быть  -
Отчизну  надобно  любить!
И  обходить  не  только  мели,
А  ждать  и  ждать  то  «товсь»,  то  «стоп»,
И,  глядя  в  верный  перископ,
Держать  полмира  на  прицеле,
И  жить  высокою  судьбой,
Нередко,  жертвуя  собой!

                    45
Такие  судьбы  нам  достались,
И  что  тут  раны  бередить!
Но,  если  семьи  распадались  -
Не  постороннему  судить!
Лишь  скажет  друг – простим  собрата,
Он  умер  рано  от  инфаркта,
Был  вместе  с  нами  в  бездне  гроз,
Всё  вынес - боль  не  перенёс!
Рекламы,  вывески,  экраны,
Ворьё,  жульё  да  мошкара  -
Вот  так  с  утра  и  до  утра,
Но  кто  считает  наши  раны?
И  кто  кричит  для  славных  рот  -
«Служить  Отечеству – в  почёт!»

                    46
Забудет  век  неординарный
Суровых  лет  водоворот!
Пока  же  сумрачный  Полярный
Домой  свою  бригаду  ждёт  -
На  скалах,  как  на  косогоре,
Их  видят,  вот  они - на  створе!
Веди  подлодкам  грозный  счёт  -
Все  целы?  Правый  поворот!
Комфлот  суровый  даст  оценки,
Пока  же – неба  бирюза
И  жён  заплаканных  глаза,
И  марш  торжественный  у  стенки!
Всё  в  ритм  и  всё  сегодня  в  лад  -
Комфлот!  Команда!  И  доклад!

                      47
Что  не  записано  в  каноне,
То  не  придёт  из  полутьмы!
Ты  это  времечко  запомни
И  громко  крикни – «Это  мы!»
Мы  всё  снесли  и  не  споткнулись,
И  в  Базу  грозную  вернулись,
Лишь  показалось  наконец,
Что  просолились  до  сердец!
И  хоть  трудна  была  дорога,
Но  был  прекрасен  первый  взлёт,
И  с  нами  семьи,  с  нами  флот
И  Честь  исполненного  Долга!
Ты,  если  истину  постиг,
Переживи  высокий  миг!

                     48
О,  тут  не  южная  истома,
А  с  холодами  трудодни!
Пройди  вдоль  Циркульного  дома,
На  Штаб  по  случаю  взгляни,
На  лейтенантов  запоздалых,
На  стадион  в  гранитных  скалах,
На  залежалый  грязный  снег
И  первый  северный  побег!
Тут  всё  своё - и  чаек  крики,
И  ДОФ,  и  старый «Чёртов  мост»,
А  в  Кислой  старенький  погост
И  лист  разбуженной  брусники!
Гуляет  воин,  а  не  франт,
Герой  мой – старший  лейтенант.

                     49   
Вот  так  верстает  время  гранки
Здесь,  на  окраине  земли  -
Гудит  Полярный!  Нынче  пьянки
Прощают  даже  патрули!
Они – трудяги!  Их  не  трогай,
Не  остужай  их  плетью  строгой,
Они  вернулись,  их  люби
И  лишний  раз  не  тереби!
Они  торопятся  упрямо
Забыть  отсечную  жару,
Но  будут  там,  где  поутру,
Их  лодка  ждёт – она  не  дама!
Себя  на  лодке  обозначь  -
Жить  флот  не  может  без  задач!

                    50
Но  он  даёт  свои  оценки
За  глубину  душевных  ран
И  тем,  кто  день  и  ночь  у  стенки,
И  тем,  кто  ходит  в  океан!
Понятно  флоту – старый  трос
Давно  ракушками  оброс,
Но  под  какой,  скажи,  аврал
Он  те  ракушки  собирал?
В  какой  бывал  стихии  ада
И  кто  крестил  его  огнём?
Горит  ли  символом  на  нём
Названье – «Чёрная  эскадра!?»
Флот  просто  гимны  не  поёт,
А  лучших?  Лучших  узнаёт!

                    51
Эпоха  моря – не  прикола,
Вошла  с  ветрами  в  нашу  жизнь  -
Коль  есть  эскадренная  школа,
Ты  этой  школы  и  держись!
Сейчас,  в  режиме  полутона,
Чем  меньше  флот,  тем  больше  звона  -
Туда  ходили  и  сюда  -
Да  врать  не  надо,  господа!
Вам  что,  ещё  не  сняли  шоры?
И  не  пришёл  прозренья  срок?
А  за  какой - такой  паёк
Сегодня  служат  волонтёры?
Есть  оптимист  у  перемен  -
Министр!  Болельщик  и  спортсмен!

                    52
Он  нам  оракулом  вещает
Про  министерский  тяжкий  воз,
И  все  реформы  превращает
То  в  слизь,  то  в  слякоть,  то  в  навоз!
Зато  в  восторге,  коль  пока
Играют  негры  в  ЦСКа,
А  под  нахальный  завиток,
Глядят  китайцы  на  Восток!
Что  ж,  под  перстом  такого  дара,
Когда  не  слышится  «Ура!»
Нам  набирать  уже  пора
Свой  легион  из  Занзибара!
Коль  разбежалась  наша  рать,
В  Газпромах  войско  не  набрать.

                    53
Флот  создан  наш  не  для  детсада,
И  вывод  плох  со  стороны  -
Есть  командиры  для  доклада,
Есть  для  войны  и  глубины!
Мечтать?  Умели  все  мечтать,
Да  командиром  трудно  стать  -
Любому  ясно  неспроста,
Что  мостик – это  высота!
Что  не  для  всех  моря  и  мили,
Что  командиры  те  в  цене,
Что  побеждали  в  глубине
И  в  Базы  лодки  приводили!
Их  не  забыл  подводный  флот  -
Они  давно  наперечёт.

                     54
Где  эта  рота-полурота?
И  где  мой  новенький  герой?
Она - подводная  когорта
Не  по  брусчатке  держит  строй!
Судьба  их - вечная  обнова:
Одни  пришли,  другие  снова,
В  срок  выполняя  грозный  план,
Идут  в  холодный  океан!
Им  Долю  Родины  вручили –
Для  них  Отчизна  дорога!
Они  жестокого  врага
Стоять  на  равных  приучили,
И  знал  Главком,  они  могли,
Исполнить  в  срок  команду  «Пли!»

                     55
Не  врут  надёжные  компасы
Тому,  кто  в  этой  жизни  смел!
И  мой  герой,  закончив  Классы,
Старпома  должность  приглядел,
И,  прибавляя  новый  воз,
Жену  прекрасную  привёз,
А  коль  женитьба – не  пустяк,
Пропал  в  герое  холостяк!
О,  где  вы  девы  и  не  девы,
Где  ваш  подспудный  интерес?
Ну  что  ж,  бывают  у  повес
И  не  чужие  королевы!
Он – не  гуляка  коренной,
А  скромник  с  юною  женой.

                    56
Судьба  подводника – не  книга,
Она  достойного  ведёт,
И  мой  герой  рукой  комбрига
Уже  приказ  на  должность  ждёт!
И  наполняет  делом  соты  -
Походы  были  и  зачёты,
А  под  лихие  удила,
И  Средиземка  вновь  была!
Был  сон  урывками  ночами
И  южный  берег  золотой,
А  на  прицеле - Флот  Шестой
И  нужный  опыт  за  плечами,
И  уважение  коллег, 
Как  самый  лучший  оберег!

                    57
Гляди,  старпом,  на  море  в  оба
И  жди  назначенный  сигнал!
Но  Средиземка,  в  общем,  проба
Для  тех  кто  это  время  знал,
И  если  выдюжил,  не  сдался,
Считай,  что  с  морем  побратался,
А  коль  в  делах  неукротим,
Считай – ты  лучший  побратим!
Вот  так  тогда  ковались  кадры  -
Стрельбой,  походом  и  волной,
И  бесконечной  крутизной,
И  Славой  Истинной  Эскадры!
Коль  есть  дела – не  надо  слов:
Чернавин,  Шадрич  и  Сучков

                      58 
Прошли  в  эскадре  все  ступени,
Умели  в  море  штормовать  -
Не  хватит  мне  стихотворений,
Чтоб  поимённо  всех  назвать!
Здесь  подтвердили  курс  наук
Свинцов,  Шалыгин,  Малярчук!
На  командирский  пьедестал
Здесь  и  Андрей  Бабуров  встал!
Дай,  Бог,  чтоб  все  вы  были  живы,
Чтоб  обошёл  вас  скользкий  лёд  -
Ещё  вас  время  назовёт
И  безупречные  архивы!
А  мудрый  скажет – оцени
Всё  то,  что  сделали  они!

                     59
Сейчас  судьба  несётся  быстро  -
Глядишь,  блеснули  кивера,
Глядишь,  дорос  и  до  Министра,
И  до  лакейского  Двора!
И  не  беда,  что  ты  дурак,
И  что  не  свой  накинул  фрак  -
Зато  хороший  дирижёр
Да  и  вполне  легальный  вор!
Из  одного  садка  и  тира,
Забывший  не  случайно  стыд,
Ему  соломенный  прикид
И  миллионная  квартира,
И  плюс – совет  директоров,
Как  часть  отеческих  даров!

                     60 
И  он  уже  соплёй  не  сучит  -
Сам  и  уздечка,  и  ямщик,
Как  лжепророк - Россию  учит,
И  гонит  рать,  как  гуртовщик!
Каков  в  Отечестве  Ревнитель  -
Таков  Подручный  и  Воитель!
Так  подбирал  когда-то  плут
Седло  корове  и  хомут!
И  не  понять  мне  странной  ноты  -
Где  тут  соринка,  где  бревно?
В  моём  Отечестве  дано
Брать  для  привратника  высоты!
Он,  словно  банник, без  следа,
Выходит – входит,  хоть  куда.

                     61
Оставим  властные  уловки
И  приказную  саранчу,
Зарплаты,  штаты,  мышеловки
И  френчи,  что  не  по  плечу!
Пусть  лезут  змеями  из  кожи  -
Мне  флот  милее  и  дороже,
И  тундры  запах,  и  пикник,
И  беспокойных  чаек  крик,
И  рыбаков  лихая  рота,
И  время  сёмужной  страды,
И  браконьерские  ряды,
И  настоящая охота!
Грибной  или  брусничный  шок,
И  «шила»  знатный  запашок!

                     62
Приятно  к  Родине  вернуться  -
Спустить  на  сутки  гордый  флаг,
И  в  дикой  тундре  оттянуться
От  всех  душевных  передряг!
И  бросить  радостные  взоры
На  грусть  болот  и  наши  горы,
И  так,  случайно,  по  пути
Гриб - подосиновик  найти!
И  пригласить  по  чести  друга,
Обговорить  немало  тем,
И  угостить  не  только  тем,
Что  приготовила  супруга,
А  тем,  что  так  красив  и  ал  -
Тем,  что  на  «шиле»  настоял!

                     63
Такой  размах  для  сердца  дорог
Да  и  подобен  редким  снам!
Но  он,  как  правило,  не  долог,
И  обольщаться  рано  нам.
Времён  недремлющее  око,
Глядишь,  и  вызовет  до  срока,
И  скажет  голоса  надрыв  -
Не  терпит  лодка  перерыв!
Прикажет  Долг – наденьте  шпаги,
Поправьте  ментик  и  плюмаж!
И  вновь,  проверив  экипаж,
В  моря  направятся  варяги  -
Так  было,  что  тут  говорить, 
Но  не  дано  нам  флот  корить!

                    64
Морей  проверено  коварство,
Коль  так,  то  сердцем  решено  -
«Морскою  мощью  государства»
И  нам  гордится  не  грешно!
Мы  повторить  готовы  снова,
Что  флот  наш – детище  Горшкова,
Он  строил,  а  не  городил,
И  флот  великий  возродил!
Мир  на  прицеле,  цифры – в  плане,
Снаряд  в  надёжнейшем  стволе,
Стратеги  с  картой  на  столе,
А  флот  в  далёком  океане!
И  нынче  нам  не  до  стыда
За  флот  в  те  трудные  года.

                     65
Ещё  была  опасна  плаха
Под  взглядом  сумрачных  ракет,
Но  флот  великого  размаха
Держал  на  деле  паритет!
Все  понаслышке  знали  вроде,
Что  где-то  лодки  на  подходе,
Что  светом  новой  бирюзы
Глядят  подводные  «Азы!»
И  мы  мечтой  сдвигали  горы,
Читали  новое  число:
И,  там  достойней  ремесло  -
Такие  были  разговоры!
Прекрасен  времени  настой
С  обычной  «дизельной  мечтой».

                     66
Прости,  читатель,  невезучий,
Что  не  поведал  я  вполне
О  том,  как  спас  подлодку  случай
На  запредельной  глубине!
Что  не  сгорела,  не  столкнулась,
А  в  Базу  вовремя  вернулась,
Что  все  довольны  от  удач
И  от  исполненных  задач,
Что  замы  песнь  поют,  как  лиры,
Ведут  отличников  подсчёт,
Но  жаль,  за  славу  и  почёт
Здоровьем  платят  командиры!
Они  то  знают  всё  сполна  -
Где  есть  заслуга,  где  вина!

                    67
Где  есть  расчёт,  а  где  бравада,
Где  есть  скрещение  дорог,
Когда  комбриг  заметил – «Надо!»
А  командир  исполнил  долг.
Не  надломился  и  не  сник  -
Он  командиром  быть  привык!
С  ним  и  эскадра,  и  страна,
А  заодно – и  глубина!
Приказ  на  всё,  а  не  уловки,
Честь  командира – не  карат!
Готов  торпедный  аппарат,
А  в  нём  его  боеголовки!
И  как  подсказка – «Да  и  нет!»
Есть  засургученный  пакет.

                    68
Я  вывел  стих  из  давней  тени
На  безупречный  разворот  -
Тут  командирские  ступени
Герой  мой  медленно  берёт!
Он  ничего  не  упредил
И  время  не  опередил  -
Оно  под  новый  разнобой
Вело  достойных  за  собой!
Не  поп  я,  мне  не  до  обедни,
Не  дело  прошлое  сминать
И  вам  строкой  напоминать
Все  наши  кадровые  бредни,
И  тайный  кадровый  амвон,
Но  коль  назначен – нужен  он!

                    69
Судьба  подвержена  изломам,
А  жезл  не  всякому  вручён  -
Кто  не  назначен  мажордомом,
Быть  командиром  обречён!
И  в  срок  ему  дадут  доспехи,
А  он  свои  оценит  вехи –
Всё  та  же  лодка,  тот  же  флот,
Да  он  по  статусу  не  тот!
И  строчка  новая  в  анкете,
И  возглас  новый – «В  добрый  путь!»
Значок,  повешенный  на  грудь,
Но  он  теперь  за  всё  в  ответе,
Как  патриот  и  флота  сын,
Как  настоящий  гражданин!

                     70
Коль  память  прошлая  не  стёрта,
Заметим  словом  без  числа,
Что  командирская  когорта
Всю  тяжесть  флотскую  несла!
Коль  обошла  Отчизну  вьюга  -
В  том  их  великая  заслуга!
Они  и  рать,  и  легион  -
Им  благодарность  и  поклон!
Их,  настоящих,  было  мало  -
Друзья  ведут  достойный  счёт!
Но  их  поднял Советский  флот
И  та  эпоха  воспитала!
Где  мой  герой?  Ах,  это  он
Уходит  снова  в  полигон!

                    71 
Волна  ударит  в  берег  гулко,
Качнётся  лодочка  слегка!
Как  жаль,  что  нынче  не  прогулка,
А  лишь  атака  ОБК!
По  плану  крейсер  «Мурманск»  в  ряд
Построит  флагманский  отряд  -
Ты  Святашова  не  суди,
А  лучше  в  крейсер  попади!
Хоть  и  родные  корабли,
Но  командир  уже  не  школьник  -
Решит  «торпедный  треугольник»
И  тихо  даст  команду  «Пли!»
Сойдётся  всё,  как  видно,  тут  -
На  ют  «ракетки»  упадут!

                    72
Цель  поразил!  В  себе  уверен  -
Удачно  выбрал  «курсовой»  -
И  коль  комбригом  был  проверен,
Знать  в  командирской  связке  свой!
Никто  в  итоге  не  обижен  -
Процент  линейности  не  снижен,
В  срок  переплавилась  руда  -
Готова  лодка  хоть  куда!
Да,  вы  высокой  ставкой  жили 
И  давней  сутью  прописной  -
Гордились  сильною  страной,
И  мощным  флотом  дорожили,
И  тем,  что  в  жизни  есть  багаж  -
Жена,  квартира,  экипаж!

                    73
Звездой  гордились  на  погонах,
Что  удивляет  и  ведёт!
Жаль  эшелон  на  перегонах 
Уж  моего  героя  ждёт,
Но  беспокоиться  не  стоит  -
Отчизна  флот  подводный  строит,
И  каждый  год  со  стапелей
Десятки  сходят  кораблей!
Не  безысходность,  не  попойка,
Не  бесполезный  флотский  спор,
  новый  кадровый  подбор,
Коль  на  подходе  новостройка!
Герой – завидная  пора,
Он – кандидат  на  крейсера!

                     74
Ему  не  стелется  соломка
И  рубль не  светит  нефтяной,
А  новый  выход – автономка,
И  вновь  прощание  с  женой!
Покинув  отческий  порог,
Ушёл  в  моря  Подводный  Бог,
Где  всё  его – глубины,  мели
И  враг  коварный  на  прицеле!
Тут  всё,  считай,  по  высшей  мерке,
Как  свет  загадочной  зари,
И  что  и  как  не  говори  -
Он  в  океане  на  проверке!
И  сам  с  новейшего  листа,
Коль  разобраться – высота!

                    75
Держись  в  морях,  подводный  гений,
Ты  в  сердце  Родину  вместил!
И  не  измерить  напряжений
Последних  командирских  сил  -
Приказ  живёт  в  твоей  судьбе,
И  всё  отныне  на  тебе  -
Весь  этот  воз  и  этот  груз,
Что  поручил  давно  Союз!
Прекрасна  флотская  оправа,
Суровы  дали  и  мечты,
И  понимаешь  сердцем  ты  -
Быть  слабым  не  имеешь  права!
Но  слышишь  в  гуле  корабля,
Что  где-то  ждёт  тебя  земля.

                    76 
О,  это  дивное  мгновенье  -
Живём  удачею  пока!-
В  родную  Базу  возвращенье
Всегда  волнует  моряка!
Глядишь,  мелькнёт  среди  седин
бе  Рыбачий  и  Кильдин,
А  из  обыденных  примет
Увидишь  Летинского  свет!
Вот  вроде  с  плеч  свалились  горы,
Вот  расступились  боны,  вот –
Ещё  последний  поворот
И  по  корме  сияют  створы!
Родная  База,  не  скучай  -
Быстрей  подводника  встречай!

                     77
Нам  миг  от  счастья  до  излома,
От  водной  глади  до  земли!
Героя  должностью  старпома
Друзья  порадовать  смогли!
Понятно,  радость – не  мираж,
Но  ожидает  экипаж,
С  начинкой  ядерной  металл
И  всё,  о  чём  давно  мечтал!
Понятно,  тут  не  до  рыданий,
Коль  поздравлений  череда,
Но,  как  обычно,  как  всегда  -
Мы  все  в  плену  у  расстояний!
Карьера  новая  зовёт  -
Другая  База,  тот  же  флот!


Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 659
Г.Г.Дрожжин "Атомный подводный флот СССР "холодной войны" не проигрывал" (продолжение)

прекрасная по своим ТТХ АПЛ не для своего ВМФ, а для индийского, для зарабатывания денег, от которых ещё пару месяцев назад «лопался» стабилизационный фонд.
Между прочим, когда-то, в советские времена наша страна передала Индии на 3 года вовсе не новую АПЛ 2-го поколения проекта «670» (с ракето-торпедами). Она около года провела в плаваниях. Индусам лодка чрезвычайно понравилась, и они попросили продать её после истечения срока аренды. Тогда наше руководство не пошло на это, хотя особого недостатка в АПЛ у нас не было, т.к. тогдашнее руководство страны, хотя и было «застойное», но все члены его в какой-то степени думали всё же об обороноспособности, а не о прибылях…
***
Самая могущественная морская держава США – жандарм и судья всех стран и народов вот уже более полувека навязывает свои уродливые представления о демократии всему миру. Разрекламированная на весь мир в начале нового тысячелетия программа перевооружения Вооружённых сил США под названием «Единая перспектива-2010» близится к завершению. Для сведения читателей вот лишь кое-что из этой программы:
1.   Все стратегические бомбардировщики (общее количество 240) перевооружаются новыми системами управления и оснащаются новым оружием.
2.   Все военные спутники (их общее количество около 300) заменяются на новые; стоимость программы 60 млрд. долларов.
3.   Все разведывательные самолёты электронной борьбы насыщаются новой аппаратурой (всего таких самолётов пяти типов 200 штук).
4.   Совместно с англичанами создаётся перспективная наступательная система FOSSM с новыми самолётами – «роботами» «Х-45», управляемыми по радио.
5.   К концу реализации «Единой перспективы-2010» планируется создание 10 аэрокосмических экспедиционных формирований (АЭФ). Для обеспечения боевых действий этих формирований число самолётов – заправщиков доводится до 500.
6.   Продолжаются работы по созданию нового стратегического бомбардировщика, обладающего скоростью в 5-6 раз больше скорости звука. Стартовая масса самолета -200 тонн.
7.   К 2010 году США планируют довести общее количество крылатых ракет «Томагавк», размещённых на атомных подводных лодках и самолётах, до 10000.
8.   Разрабатывается летательный аппарат «Х-33», имеющий стартовую массу 130 тонн и скорость 14  тыс. км/час.
9.   Продолжается развёртывание 125 противоракетных шахтных систем на Аляске и в Гранд-Фоксе. Общее число таких систем ПРО предусматривается довести до 400.
Очевидно убедившись в том, что эффективности таких систем, развёрнутых весьма далеко от границ России, явно недостаточно, они планируют развернуть такие системы в Европе (в Польше и в Чехословакии): баллистические ракеты перехватить легче в момент их старта и на начальной траектории полёта. Кое-кто из представителей нынешней власти предержащих уповает на то, что с приходом к власти в США демократов что-то в их внешней политике изменится. Заговорили даже о том, что США откажутся от систем ПРО в Европе, но надежды эти иллюзорны. В Европе, возможно, и не станут развёртывать эти системы, но намеченную ранее программу, о которой речь шла выше, они продолжают выполнять. В ходе своей предвыборной кампании Барак Обама во всеуслышание заявил: «Я действительно уверен в том, что нам нужна противоракетная оборона». Открыто выражает Обама и свою приверженность концепции об особой миссии США в качестве мирового лидера и благодетеля, ярого защитника демократии, которую США исповедуют и навязывают всему миру.
«Америке необходима новая  всеобъемлющая стратегия, позволяющая решать проблемы нового и опасного мира, - говорит он, - нам необходимо задействовать американскую мощь и потенциал нравственного убеждения».
На счёт «нравственного убеждения» что-то сомнительно, а вот «американскую мощь» они и сейчас на «всю катушку» задействуют. Очевидно, новому президенту США нынешнего «задействования» недостаточно, чтобы гарантировать лидерство США, не оглядываясь на то, желают ли другие страны иметь такого «поводыря-вождя», основывающего свою внешнюю политику на американских идеалах и ценностях: нужно ещё «круче» проводить вашингтонгскую сверхдержавную политику, опираясь на свои мощнейшие Вооружённые Силы и, в первую, очередь на самый мощный в мире военный флот, значительно превышающий по своему военному потенциалу все ВМС мира, вместе взятые.
10.   Ведется  разработка весьма грозного для наших комплексов ПВО и ПРО «С-300» и «С-400» гиперзвуковой крылатой ракеты, способной летать со скоростью  6М (!) на расстояние 640 км, с массой головной части 113 кг и способностью (в отличии всех других ракет) пикировать на цели по крутой, близкой к вертикали (90 градусов) траектории. Предусматривается оснащение этих ракет весьма точной системой наведения, в результате чего ракета будет способна поразить цель только за счёт громадной кинетической энергии. Особенно опасны такие ракеты для наших незащищённых «Тополей», размещённых на восьмиосных тягачах, курсирующих по специально оборудованным дорогам из бетонных плит и прекрасно просматривающихся спутниковой разведывательной аппаратурой.
11.   В соответствии с Военной стратегией ВМС США имеют задачу стать флотом беспредельного господства в Мировом океане. В «Морской стратегии США на ХХ1 век» записано: «Целью ВМС является воздействие, непосредственное и решительное, на события на берегу со стороны моря в любом месте и в любое время».
Для осуществления этой стратегии:
- релизуется программа по строительству 30 многоцелевых АПЛ 4-го поколения типа «Вирджиния». Несколько таких лодок вошли в состав ВМС. Общая стоимость программы 60 млрд. долларов;
- планируется к 2010 году иметь возможность развернуть в любое время 12 мобильных, хорошо оснащённых 12-х амфибийных соединений трёхкорабельного состава на базе 12-ти универсальных десантных кораблей типа «Тарава» и «Уосп», 12–ти универсальных вертолётоносцев типа «Сан – Антонио», 12-ти судов докового типа. Общее число десантников, возможное для высадки на берег, составит 40 000 тыс. При этом на берег десантируется 2 тыс. единиц бронетанковой техники. Интенсивно строятся новые БТРы (АААУ), выполненные из титана, керамики и композитов, обладающие скоростью 20 узлов на воде и 73 км/час на суше. Запас хода – 480 км. Каждый БТР обладает защищённым каналом связи и ориентирования на местности с помощью спутниковой системы «Навстар». Уже сейчас США имеют более 1700 таких БТР;
- ни одной своей стратегической ПЛАРБ типа «Огайо» США не уничтожают. 4 ПЛАРБ из имеющихся 18 -  ти они переоборудуют под носители крылатых ракет (под модернизированные высокоскоростные «Томагавки» или новые ракеты « Fasthawk». В каждую из 22 –х шахт загружается «пакет ракет» из 6-7 штук: 2 шахты остаются для  других целей (например, для обеспечения выхода из ПЛ и приёма на борт боевых пловцов подразделений специальных операций). Таким образом, ПЛАРБ «Огайо» превращается в мощный подводный плавучий арсенал со 132–154  крылатыми ракетами;
- в боевом составе ВМС США остаются 30 многоцелевых АПЛ типа «Лос-Анжелес» (ещё примерно столько же - в резерве);
- для АПЛ типа «Вирджиния» создаются «Мини – ПЛ- роботы» типа «Манта» с бесшумными водомётными движителями. Оснащенные новейшими системами обнаружения и слежения, быстроходные, способные искать и уничтожать не только подводные лодки, но и мины. Главная  цель – слежение за нашими РПКСН и многоцелевыми АПЛ и уничтожение их в случае войны, не только в открытом море, но и в военно-морских базах.
Все перечисленное выше – это лишь некоторая часть из открытых программ перевооружения ВС США, но еще у них разработаны и реализуются суперсекретные планы  по так называемым «чёрным программам» (Special Access Programs). Предполагается, что таких программ до 150. На них ежегодно выделяется, по некоторым сведениям, до 10 млрд. долларов.
- к построенным 11 атомным авианосцам типа «Нимиц» разрабатывается проект нового авианосца типа CVX
В настоящее время в океанах и морях в режиме постоянной готовности к нанесению ударов находятся 7 ПЛАРБ типа «Огайо» (по 24 баллистической ракеты  на каждой) и 10-12 ПЛАРК с крылатыми ракетами и торпедами. Столько же ПЛАРБ и боле 20 ПЛАРК находится в местах постоянного базирования. Нельзя забывать и о мощнейшем атомном флоте союзников США и НАТО (Франции Англии): у них в общей сложности около 10 ПЛПРБ и 15 многоцелевых АПЛ.
- В прекрасном состоянии находятся 22 ракетных крейсера типа «Тикандерога» и 30 эсминцев типа «Спруенс».

Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 659
Н.Н.Гульнев  "Подводная гвардия"  (подолжение)       

         Глава 6
                                           СТАРПОМ  РПКСН  пр. 667 БД. 
                                       ПАЛДИСКИ,  93  УЧЕБНЫЙ  ЦЕНТР
                                                   
         "Я  имел  хороших  подчинённых,
           и  у  меня  были  хорошие  начальники."
                           Герой  Советского  Союза  -
                       вице-адмирал   Л.А. Матушкин 
 
                      1
О,  если  память  не  изменит
И  разберёт  высокий  счёт,
Потомок  прошлое  оценит
И очень  многое  поймёт
И  скажет - как  они  смогли
Создать  такие  корабли,
Что  продолжают  до  сих  пор
Вести  на  равных  в мире  спор?
И  где  нашлась  благая  сила,
Что  натянула  удила,
И  самых  лучших  провела
Сквозь  настоящее  горнило,
Поставив  на  десятки  лет
У  грозных  пультов  и  ракет?

                     2
Когда  времён  надежда  светит,
А  наша  память  высока,
Потомку  честному  ответит
Времён  подводная  строка!
В  ней,  как  немеркнущий  запас,
Ещё  живёт  гражданский  глас,
Высокий  слог,  высокий  свет
И  государственный  ответ  -
Когда  без  толку  не  кричали,
А  общим  праведным  трудом,
Флот  создавали,  словно  дом,
А  за  итоги  отвечали,
Когда  в  созвездии  задач
И  флотом  правил  не  трепач!

                     3
Сегодня мир  экраном  сужен,
На  всём – забвения  стена!
Подводник  Родине  не  нужен
И  память  флота  не  нужна  -
Важнее  вымыслы  и  моды,
И  фарс  изгаженной  свободы,
И  искромётный  скоморох,
И на  паркете  гордый  лох!
И  всё  отныне  мы  умеем  -
И  правду – истину  сказать,
И  гей – парады  показать
Со  знаком  «Боря  Моисеев»,
Дурёх  «Фабричную  мечту»
И  пару  жалкую – «Тату».

                     4
Нас  норовят  под  сердце  ранить,
А  наше  прошлое – забыть!
Россию  надо  оболванить
И  в  ней  достоинство  убить.
Настроив  странную  уду,
Бездарность  в  моде  и  в  ходу,
В  культуре – бывший  сукин  сын,
В  шутах – присяжный,  арлекин!
С  небес  безвременье  спустилось,
Накрыли  души  облака,
И  вместе  с  девой,  до  пупка,
И  Русь – Отчизна  оголилась!
Поёт  вакханок  жалкий  хор
И  удивляет  людомор.

                     5
Ворам – нажива,  мне – привада,
Что  остриём  обнажена!
Да  не  нужна  такая  правда,
Как  и  свобода  не  нужна  -
Свободно  милостыню  дать,
Убить  свободно  и  продать,
И  в  лейб-лакейском  зипуне
Служить  свободно  не  стране!
И  говорить  уже  неловко  -
В  свободу  с  Родиной  играй
И  выбирай свободный  рай
С  названьем  знаковым  «Рублёвка»!
Свободен  полубред  и  вздор
И  властных  судеб  мародёр.

                     6
Кто  куролесит – хороводит?
И  кто  в  моей  России  князь?
И  почему  меня  выводит
Моё  Отечество  на  казнь?
И  почему  земля  устала,
А  алчность  многих  обуяла,
И  почему  у  царских  ног
Растёт  стеной  чертополох?
Собаки  воют,  а  не  лают,
До  капли  высохла  роса,
И  по осушкам  корпуса
Подводных  лодок  догнивают,
А  офицерский  дрогнул  ряд  -
Глаза  и  души  не  горят!

                     7
Простите,  снова  я  ругаюсь
И  забываю  нужный  брод  -
И  от  героя  отвлекаюсь,
И  от  его  земных  забот!
А  мой  герой,  эпохи  вторя,
Спешит  туда,  где  Пётр  у  моря,
В  своём  могуществе  велик,
Порт  строил  русский – Рогервик!
Отныне  флот  стоит  на  страже  -
Учебный  Центр  сегодня  тут,
А  место – Палдиски  зовут,
Где  строго  учат  экипажи,
Где  в  силе  атом  и  приказ,
Учебный  цикл  и  флотский  класс!

                     8
Вновь  полустанки  и  дороги  -
Ты  в  этой  доле  не  забыт!
Печальны  флотские  итоги,
А  офицерский  тяжек  быт!
Приказ  уместится  в  конверте,
Но  есть  ещё  жена  и  дети,
И  звонкий  рубль  за  перевоз,
И  беспокойных  мыслей  воз.
Не  всё  из  прошлого  забылось  -
Осталось  много  в  сердце  ран,
А  в  старый  флотский  чемодан
Эпоха  целая  вместилась,
И  этот  крик,  и  этот  грош,
И  всё,  чем  дышишь  и  живёшь.

                     9
Но  мы  приказом  дорожили,
Что  уносил  нас,  как  поток,
А  честно  Родине  служили
И  наши  жёны  долгий  срок!
Им  не  давали  эполеты,
Но  сохранили  все  анкеты
Их,  словно  вечный  атрибут  -
Они  надеждою  живут!
Как  мы  за  грозными  волнами
Подальше  шли  от  флотских  Баз,
Вот  так  и  жёны  всякий  раз
Спешили – ехали  за  нами!
И  лишь  перронные  огни
Кричали  жёнам – догони!

                     10
Но  флот  живёт!  Пока  не  кома!
Сияют  гордо  вымпела!
На  плечи  нового  старпома
Нагрузка  разная  легла.
И  что  ни  эхо – то  проблемы
Или  лихие  теоремы  -
Грузи  себя,  грузи  других,
Но  не  старайся  бить  под  дых!
Дань  отдавая  дням  и  срокам,
Тут  не  казаться,  надо  быть,
И  ничего  не  разрубить
Одним  броском  или  наскоком,
Но  далеко  от  серых  скал
Спасает  северный  закал!

                     11
На  бесконечном  развороте
Расписан  времени  клавир  -
Старпом  всё  делает  на  флоте,
А  остальное – командир!
Зато  под  свист  калёной  плети,
Лишь командир  за  всё  в  ответе,
И  за  подводный  перекос
Судьба  вершит  великий  спрос.
Коль  будет  узел  стянут  туго,
И  коль  предъявлен  будет  счёт,
Глядишь,  старпома  и  спасёт
В  срок  командирская  кольчуга,
И,  как  тут  что  не   оцени  -
Старпом  всегда  сидит  в  тени!

                     12
А  мой  герой,  привыкший  спорить,
Мог  нагонять  за  страхом  зной,
Да  и  мечтал  давно  ускорить
Процесс  учёбы  основной!
Желал  понять  в  пучине  ада,
Как  поведёт  себя  громада,
И  как  высок  авторитет
Подлодки  с  множеством  ракет?
О,  как  мы  быстро  в  Базе  зреем,
Хотя  любой  морями  сыт  -
Лишь  план  учебный  говорит,
Что  в  океан  ещё  успеем!
Походы  будут  нелегки,
А  седину  возьмут  виски.

                     13
Вернётся  скрежет  чередою
И  скажет  времечко - пора!
Но  крест  пока  что  под  водою
Несут  другие  мастера  -
Уж  есть  пробоина  в  «десятке»
Ракеты  первой  на  Камчатке!
Тут  принимай  мечту  за  честь,
Коль  залп  восьмиракетный  есть.
Россия  вся  в  плену  у  гонки,
И  верит – в  схватке  повезёт,
Коль  не  стоит  подводный  флот,
Как  витязь  где-нибудь  в  сторонке!
Но  где-то  там  уже  капкан
Готовит  лодки  океан.

                    14
Мы  никого  уже  не  спросим
Про  боль,  что  так  обнажена  -
Подлодка  с  номером  «К-8»
Погибла  так,  как не  должна  -
Не  гибнут  так,  как  посчитали,
Жаль,  от  пророчеств  мы  устали!
И  как  словами  не  ласкай  -
Сомкнулся  бездною  Бискай!
На  флот  сошло  такое  лихо,
Что  северянин  лишь  поймёт  -
Флаг  приспустил  подводный  флот
И  траур  приняла  Гремиха:
Здесь  будет  много  чёрных  лент
И  из  бетона  монумент!

                    15
Сурово  атомное  детство
И  с  крутизною  этажи!
Наш  флот,  увы,  не  королевство,
А  офицеры – не  пажи!
Сильней  тычки  и  круче  стычки
На  офицерской  перекличке,
И  чаще  сумрачней  покров
Одежд  подводных  крейсеров  -
Тут  время бьёт  и  гонит  плёткой,
И  продолжает  вечный  спор,
Но  не  ответил  нам  разбор  -
А  что  случилось  с  этой  лодкой?
Мы  часто  тонем  и  горим,
А  правды  всей  не  говорим!

                    16
А  всё  стоим,  потупив  взгляды,
Потом  приказом  волевым
Посмертно  выдадим  награды,
Как  назидание  живым,
Да  за  столом  с  друзьями  встанем
И  всех  по-божески  помянем,
И  будет  траура  печать  -
На  тризне  принято  молчать!
Волна  ласкает  и  качает
До  предпоследнего  суда,
И  утверждает,  как  всегда  -
Ошибок  море  не  прощает!
Всё  это  надо  повторять,
Чтоб  понимала  наша  рать.

                    17
Приказы  новые  запомнишь,
И  не  ворвётся  в  сердце  дрожь!
А  жизнь?  Её  не  остановишь
И  лодки  в  Базы  не  вернёшь  -
Вновь  повторится  канонада
И  знаменитый  окрик – «Надо!»
И  будет  правда,  будет  ложь
И  то,  что  к  делу  не  пришьёшь!
Мы  шли  в  моря  и  не  сдавались,
Грозили  давнему  врагу,
А  жёны  там,  на  берегу,
За  нас  сильнее  волновались,
Хотя  сердечный  таял  лёд
С  простой  надеждой – пронесёт!

                    18 
А  как  герой  мой?  Сделан  вывод?
Готов  ли  в  море  экипаж?
Нам  заменяет  оргпериод
Давно  усиленный  тренаж!
Учебный  Центр  по  сути – благо,
А  тренировки – не  бумага,
И  не  ответят  сто  листов -
К  чему  ты  всё-таки  готов?
А  кто  прошёл  учёбу  лично
И  навык  свой  не  потерял,
Тот  через  годы  повторял  -
«Здесь  нас  готовили  отлично!»
Хорош  настрой,  прекрасен  вид  -
И  это  море  подтвердит!

                     19 
Учёба – это  не  уловка,
Не  торопись  проверить  стаж!
Ещё  в  Гремихе  стажировка
Ждёт  настоящий  экипаж!
Иная  истина  во  звуке  -
Не  лодка «Аз»,  а  лодка  «Буки»,
Где  есть  немало  мастеров
И  где  командует  Фролов!
Видна  торжественность  опеки
Тут,  не  на  сказочной  меже,
И  как  ни  странно,  по  душе,
Подлодки  новенькой  отсеки  -
Тепло  и  царственный  покой,
И  то,  что  чаще  под  рукой!

                     20
Гордитесь!  Мы  не  у  прикола,
Мы  не  в  забвеньи,  не  в  пыли  -
Есть  флот  и  есть  у  флота  школа,
И  есть  у  флота  корабли!
А  наши  Базы  не  разбиты,
Матросы  вымыты  и  сыты,
И  хоть  Кремлю  приятна  лесть,
Но  за  Державу  гордость  есть!
А  день  хорош  и  многозначен,
И  украшает  седина,
А  если  носишь  ордена,
То  труд  подводника  оплачен!
И  верит  Родины  простак  -
Не  станет  лучше,  будет  так!

                     21
И  унывать  душе  не  стоит  -
Подводник  точно  убеждён,
Что  для  него  Отчизна  строит,
Что  для  Отчизны  нужен  он!
Что  отошёл  недавний  страх,
И  всё  сосчитано  в  штабах,
А  что  вручили – надо  знать,
Что  приказали – исполнять!
Прекрасна  атомная  сила  -
Она,  как  времени  струна,
А  всё,  что  создала  страна,
Громада  новая  вместила!
А  время  бьёт  святым  ключом  -
И  всё  сегодня  нипочём!

                    22
Такие  думы  и  печали
Под  небом  хмурым  расцвели  -
Тогда  подводника  венчали
И  поднимали,  и  вели!
Они – хозяева  планеты,
И  трудным  временем  воспеты,
А  всё,  что  сделано – в  зачёт,
И  по  привычке  им  почёт!
И  песня,  будто  бы  находка,
Ты  эту  истину  усвой  -
«Из  глубины  идёт  домой»  -
Она – «Усталая  подлодка!»
Прекрасна  звонкая  струна
И  не  пугают  времена!

                     23
Мы  век  торопимся  за  славой,
А  догоняем  чаще  риск  -
Уж  лодки  корпус  величавый
Зовёт,  зовёт  в  Северодвинск!
О,  Боже!  Флотские  полпреды!
Вам  что  ни  год,  то  переезды,
А  под  торжественность  минут,
Вам  что  ни  взлёт – больнее  кнут!
И  плен  задачи  самой  главной,
И  сотни  молний,  сотни  гроз,
И  пересуд,  и  перевоз,
И  тост  подводникам  заздравный!
Эх,  как  поймать  бы  рыбу  в  сеть,
А  что  намечено - успеть!

                     24
Прости,  подруга  и  невеста,
Жена  любимая,  прости  -
Жизнь  без  насиженного  места
Не  даст  покоя  обрести!
Когда  приказ  Отчизной  дан  -
Не  распакуешь  чемодан,
Свою  семью  не  соберёшь
И  не  найдёшь  служебный  грош!
Служить  привычка  не  изменит  -
Давай,  друзья,  на  посошок,
А  за  подводный  стресс  и  шок,
Ты  веришь – Родина  оценит,
И  через  много  долгих  лет
Квартиру  даст  и  кабинет!
   
                     25
Поверь  в  судьбу  ещё  немного  -
Глядишь,  придёт  покой  и  сон,
Глядишь,  закончится  дорога
И  всех  пригреет  гарнизон!
И,  наконец,  снимая  латы,
Вернутся  в  Базы  аргонавты,
И  на  эпоху  бросив  взгляд,
Свои  ракеты  зачехлят.
Но  враг  в  прицелы  смотрит  люто,
И  не  закончилась  война  -
И  понимаешь  ты  сполна,
Что  это  слабости  минута,
Что  убыстряет  вечный  бег
Твой  непридуманный  ковчег!

Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 659
Г.Г.Дрожжин "Атомный флот СССР не проигрывал "холодной войны"  (продолжеие)

Каким же дремучим идиотом надо быть, чтобы поверить, что всё это для борьбы с «главной угрозой миру - террористами» необходимо?
Кроме того, что здесь перечислено (далеко не всё ещё) США планируют закупить только для своих ВМС к 2013 году  260 (!) боевых кораблей разных рангов и классов общей стоимостью 93.5 млрд. долларов (значительная часть из этого количества уже закуплена). Другие страны Европы, среди которых ни одного нашего союзника и друга, тоже не собираются «сидеть на месте», закупают и планируют к этому же сроку закупить 394 (!) боевых корабля на общую сумму 97.6 млрд. долларов.
В общей сложности в состав различных государств ожидается поступление к 2013 году 133 подводные лодки, в числе которых 16 атомных 4-го поколения. На закупку всех этих лодок предполагается затратить 75 млрд. долларов.
   Конечно, не для борьбы с террористами вся эта армада боевых кораблей (около 400 единиц), добавляется к тому, что уже есть. Молчать об этом и говорить об «изменившихся реалиях», в соответствии с которыми главный наш враг – «международный терроризм» - преступление.
Что мы можем противопоставить всей этой военной мощи? По сведениям из интернета в боевом составе нашего ВМФ в настоящее время 6-7 РПКСН и 14 многоцелевых АПЛ. Ещё примерно столько же, но небоеспособных находится в резерве. Сколько и каких «единиц» находится на боевой службе в океанах и морях, неизвестно. Моторесурс большинства этих АПЛ в ближайшие годы  заканчивается. В боевом составе ВМФ нет пока ещё ни одной АПЛ 4-го поколения, хотя первые две из них по сообщениям  СМИ спущены на воду (каждая из них строилась по 11-12 лет).
***
В США 11 атомных авианосцев. У нас один единственный тяжёлый авианесущий крейсер (не атомный) «Адмирал Кузнецов». В каком он состоянии находится сегодня, автору неизвестно.
 Выступая на съезде ветеранов ВМФ, один из замов Главкома ВМФ, недовольный выступлением о критическом состоянии нашего флота Героя Социалистического труда капитана 1 ранга  В.П. Рыкова, упрекнул его в «сгущении красок» и бодрым  тоном «доложил», что в ближайшее время (к 2020 году) у нас будет построено 5 атомных авианосцев. Иначе, как бредом и блефом, трудно назвать это заявление, так как выделение средств на постройку (даже если эти средства и будут выделены) такого корабля, как атомный авианосец, ещё не решение проблемы. При постройке последней из серии АПЛ проекта «971»(«Нерпа»), где недавно произошла трагедия, судостроители и оружейники столкнулись с такими трудностями, что АПЛ, находившуюся в довольно высокой степени готовности, пришлось достраивать несколько лет. Опытные специалисты за годы (с 1990 г.), когда она была заложена, потеряны и новых технологий, соответствующих сегодняшним требованиям, не появилось, и организация работ многочисленного коллектива при строительстве такого сложного объекта, как АПЛ, была утрачена, да и многие заводы-изготовители комплектующих изделий, систем и комплексов, а также некоторых видов боевого вооружения оказались за пределами страны.
Не вызывает оптимизма и плачевный факт постройки последнего («нового») надводного корабля – корвета «Стерегущий» водоизмещением всего – то 1200 тонн. А планирующиеся к постройке авианосцы должны иметь водоизмещение по 45-50 000 тонн. При этом для создания полноценной ударной авианосной группы (АУГ, как у США,  например) надо ещё минимум 5-6 кораблей океанской зоны эскорта, эсминцев или больших противолодочных кораблей. Следовательно, потребуется построить за эти же 12 лет (до 2020 года), как заявлено, ещё 30 надводных кораблей 1-го ранга (желательно атомных).
У нас почему-то не принято говорить о тех «реалиях», которые сложились в мире к настоящему времени в области «военного противостояния», реалиях, которые для нас весьма плачевны. Очевидно, обуславливается это тем, что с «холодной войной» покончено и говорить о ней больше не следует, «чтобы не начинать новую подобную войну». А между тем в международном  документе, опубликованном в открытой западной печати РЭНД – корпорации приводится «Заключение о степени упадка России: тенденции и последствия для США и ВВС Соединённых штатов», разработанном в США в 2003 году, чётко обозначено минимум десяток поводов для военного вторжения в резко ослабленную во всех отношениях, главным образом в военном, Россию:
1.   Применение Россией силы против соседних государств.
2.   Похищение террористами русского ядерного оружия.
3.   Гражданская война в Российской Федерации и применение в её ходе оружия массового поражения.
4.   Этнические погромы армян, грузин, азербайджанцев на юге Российской Федерации.
5.   Гражданская война, которая поставит под угрозу безопасность нефтепроводов, по которым каспийская нефть  гонится на Запад.
6.   Крупномасштабная экологическая катастрофа, в частности, авария на АЭС.
7.   Криминализация экономики Российской Федерации, превращающая её в убежище для международных преступников и террористов, которые представляют угрозу США и Европе.
8.   Попадание военной техники и технологий из Российской Федерации в руки «агрессивных» режимов и террористических групп.
Каждый из этих поводов, да и других им подобных, можно организовать, спровоцировать, что в нынешней международной обстановке особых трудностей не представляет.
Очевидно, что неслучайно была организована на Кавказе грузинская  провокация, очень хорошо вписывающаяся в перечень этих поводов. Не случайно в западных СМИ раздаются вопли о том, что мы помогаем Индии и Ирану строить свои атомные электростанции. Вот сейчас поднялся шум после встречи президента России с руководителем Венесуэлы, где было упомянуто, что в дальнейшем Россия может помочь построить в Южной Америке атомную Электростанцию.
Мы продолжаем сокращать свои Вооружённые силы, приводя численность личного состава «в соответствие» с количеством имеемого вооружения, а в США оборонный бюджет уже давно перевалил за полутриллион долларов (а на 2009 предусмотрено около 600 млрд. долл).
Начавшийся в  США и охвативший весь мир экономический кризис уже только в США довёл число безработных более, чем до 10  млн. чел. Внешний государственный долг этого империалистического монстра достиг 11 триллионов долларов, фактически превратив США в страну-банкрота, где из крупных производящих продукцию промышленных гигантов работают лишь те, кто выполняет заказы на военные нужды. Кризис продолжается  и нарастает. Спекулятивная экономика гибнет окончательно. Крайне нужен какой-то выход. В поисках такого  выхода трудится вся «старая» (бушевская) элита и начинает трудиться «новая» (обамовская). Как в числе бушевской, так и в числе обамовской команд есть и «кадры», особенно не афишируемые, которые считают, что спасти США может только очередная «победоносная», небольшая война. А  в какую большую катастрофу для всего мира эта «войнушка» может превратиться, об этом ни слова.
Заканчивая разговор об отечественном атомном флоте на весьма  невесёлой ноте, должен объяснить читателям, почему в заголовке первой статьи о пятидесятилетии атомного подводного флота (Дуэль №** 2009г.) назвав нашу страну «Великой морской державой», взял это выражение в кавычки. Нынешние гражданские и военные «вожди», «полководцы» и «флотоводцы» (последние особенно часто) в разного рода публичных высказываниях любят говорить о «морской мощи», употребляя термин «Великая морская держава». Да, мы были поистине Великой морской державой, когда корабли советского ВМФ под советским военно-морским флагом ежегодно совершали по 350 и более длительных походов в Мировой океан. Только подводные лодки, осуществляя контроль над деятельностью ВМС США и НАТО, совершали ежегодно до 200 автономных  плаваний. Мы были  Великой морской державой, когда на учения только в Балтийском море выходило до 100 наших кораблей, не говоря уж об океанских учениях в Атлантике и на Тихом океане.
А  какая же мы ныне «Великая морская держава», если нашего военно-морского (андреевского) флага почти нигде в морях и океанах не видно? (Разрекламированный во всех СМИ поход атомного крейсера «Пётр Великий»  больше напоминает очередную показушную акцию). Какая же мы «Великая морская», если в наших морских перевозках участвуют лишь 1-2 % отечественных судов?
Да и о какой «сверхдержавности» России можно говорить, если в результате 20-летнего «реформирования» страна превратилась в сырьевой придаток Запада и рынок для сбыта залежалых товаров? О какой «сверхдержавности» можно говорить, если мы потеряли некоторые не только важнейшие технологии, но и целые отрасли промышленности и начали плестись в хвосте у мирового капитализма?
***
В либеральном угаре «реформирования» Вооруженных сил некоторые «сберегатели флота» (именно под таким заголовком в одном из номеров газеты «Завтра» было опубликовано интервью «большого ученого», бывшего Главкома ВМФ и главного «сберегателя» его – Куроедова) договорились до того, что, например, на Дальнем востоке нам вообще не нужны ни корабли океанской зоны, ни подводные лодки, тем более, атомные. А кое-кто из «вождей», «полководцев», «флотоводцев» высказывал мысль, что «новой России» - сухопутному государству, ВМФ вообще не нужен, так как затрат на него много, а толку от его наличия – мало.
Подобные мнения среди высших государственных чиновников России высказывались не один раз. Например, в 1802 году (при Александре I)  председатель Особого комитета по образованию флота А.Р.Воронцов, дремучий дилетант в морском деле, писал, что Россия – сухопутная страна и ей не нужно быть «сильной морской державой», т.к. «в том ни необходимости, ни пользы не предвидится». А по поводу легендарной экспедиции адмирала Ф.Ф. Ушакова в Средиземное море (1798-1800 гг.) – одной из самых блистательных страниц в истории не только нашего, но и мирового военно-морского флота, он высказался так: «Посылки наших эскадр в Средиземное море и другие дальние экспедиции стоили государству много, делали много блеску и пользы никакой». И это было сказано после того, как Ф.Ф.Ушаковым были освобождены от турок и французов Ионические острова (7 основных островов Средиземноморского архипелага), что в течение семи последующих лет обеспечило России прекрасный опорный пункт в этом стратегически важном районе и доминирование России на всем Средиземноморском театре (в 1807 году

Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 659
Н.Н.Гульнев  Подводная гвардия (продолжение)     

         Глава 7
                                       СЕВЕРОДВИНСК.  НОВОСТРОЙКА. 
                                          339  ОТДЕЛЬНАЯ  БРИГАДА  ПЛ
                                           
            "Я  выражаю искреннее чувство  признательности
             и  благодарности  своим коллегам по  первому
             экипажу. Они обладали главным качеством  -
             высочайшим гражданским мужеством!"
                                               Контр-адмирал А.А. Шауров
             
             1
Поморский  край!  Седой  и  дикий,
Под  вечным  холодом  светил!
Что  обозначил  Пётр  Великий,
То  позже  Сталин  утвердил!
Тут  под  крестом  лесоповала
Эпоха  строила,  ковала
И  создавала  на  века
Задел  великий - ВПК!
Узнать  случайному  не  просто
Под  крик  гудков,  не  петухов,
Среди  огромнейших  цехов
Землицу  Храма  и  погоста  -
Где  прозябал  убогий  скит,
Завод  невиданный  стоит!

                    2
Здесь  придавили  судьбы  траки
И  надломили  деревца,
И  арестантские  бараки
Ещё  не  сгнили  до  конца,
А  что  вместили  картотеки,
И  кто  они – былые  зэки,
Среди  провалов  и  болот  -
Жизнь  потеряла  точный  счёт!
Но  зарастает  быстро  рана  -
А  в  этом  месте  много  ран!
И  флот  нашёл  свой  ресторан,
И  знает  шефа – Эдельмана,
Он  НЭПман  бывший,  он  и  зэк,
Еврей  и  славный  человек!

                     3
Его  обслуга  выше  планки  -
Везде  порядок,  чистота,
И  все  почти  официантки
Для  посетителей  мечта!
До  «Белой  ночи» - РБНа,
Шла  к  Эдельману  флота  смена,
А  если  выпил – значит  зван,
И  значит  в  моде  Эдельман!
Видна  закваска  старой  школы  -
Он  честь  её  не  уронил!
По  слухам,  Берия  ценил
Его  когда-то  разносолы!
Шеф  умер,  годы  пролегли,
И  в  «Эдельман»  уже  не  шли.

                    4
Был  выбор  проще  и  короче,
Когда  новинкой  всякий  сыт,
И  офицеры  в  «Белой  ночи»
Свой  утомляли  аппетит!
Тут  выгибали  девы  стан
Под  полумодный  барабан,
Да  пропадал  любовный  страх
Среди  бараков  и  общаг  -
Где  проще  нрав,  где  нет  портьеры,
Где  в  рубчик  ситец  и  кровать!
И  что  нам  прошлое  скрывать  -
Так  развлекались  офицеры!
Любил  подводный  экипаж
Своих  лимитчиц  и  малярш!

                     5
Здесь  время  многое  вместило,
Здесь  есть  у  времени  цена,
Здесь  время  всех  перекрестило
Бокалом  водки  и  вина!
Тут  вечер – сладкая  истома,
А  офицер  почти  что  дома  -
Коль  веселишься  без  семьи,
То  и  девицы  все  твои!
И  в  ресторане  все  бывали  -
Бывали  с  жёнами,  без  жён,
Нередко  золото  погон
В  одном  порыве  обмывали  -
Мы  погусарить  мастера
И  крикнуть  громкое  «Ура!»

                     6
Спешу  я  истине  в  угоду
Сказать,  чем  город  знаменит,
Но,  возвращаясь  вновь  к  заводу,
Скажу – строительство  кипит,
А  год  свои  верстает  сроки,
И  лодка  встала  на  кильблоки,
А  точный  график  знает  счёт
Всех  недоделок  и  работ!
Тут на  задержку  нет  намёка,
Но  есть  у  времени  петля  -
Следит  от  самого  Кремля,
Оно – неведомое  око!
И  кто-то  помнил,  кто-то  знал,
Что  здесь  и  Брежнев  побывал!

                      7
Отвлёкся  я!  Прости  за  правду
И  за  словес  беспечных  ком!
Свой  экипаж  привёз  в  бригаду
Герой  мой,  лодочный  старпом!
Он  пишет  истину  не  мелом,
Гордится  Родиной  и  делом
И  тем,  что  он  не  кой-то  шут,
И  что  его  оценят  труд,
И  сосчитают  точно  чётки,
И  не  сдадут  судьбу  на  слом,
А  каждый  знает,  что  старпом,
С  новейшей  атомной  подлодки  -
Таких  проектов  и  ракет
И  у  врага  сегодня  нет!

                        8
Другая  радость  есть  на  свете,
Её,  коль  сможешь,  оцени  -
Растут  старпомовские  дети,
Жаль,  только  девочки  одни!
Но  верит  он,  к  чему  кручина,
Ещё  жена  подарит  сына,
И  славу  прошлую  храня,
Отцов  заменят  сыновья!
И  также  будет  сердце  биться,
И  будет  тот  же  океан,
Но,  выполняя  точный  план,
В  потомках  время  повторится,
И  флот  напишет  свой  рассказ  -
Была  бы  Родина  у  нас!

                    9 
Кричать  сегодня  можно  строго
И  утверждать,  что  вроде  зря,
Подлодок  строили  так  много
И  посылали  их  в  моря,
Что  счёт  расходам  не  вели,
Что  были  наши  корабли
Похуже,  если  так – на  глаз,
Вот  и  тонули  всякий  раз!
Почуяв  знатную  путину
Под  знаком  блуда  и  свобод,
Собрав  Кремлёвский  хоровод,
Плетут  пророки  паутину
И  разъясняют,  как  нам  быть,
И  как  Отечество  любить!

                     10
Слепцы  шуткуют,  не  вояки,
И  утверждают – нет  угроз,
А  как  подходит  время  драки,
У  них  то  насморк,  то  понос!
Но  всё  ж  летит  то  бред,  то  стон,
Туда,  подальше,  за  кордон  -
Глядишь,  придёт  великий  миг
И  для  продажных,  и  святых!
Давно  понятно,  что  подонки,
Задрав  Отечество  от  пят,
Века  в  предбанниках  стоят
Или  витийствуют  в  сторонке,
Но  жвачку  старую  жуют 
И  всё,  что  можно,  продают!

                     11
Они  на  страже  по  сусекам,
Они  не  там,  где  жжёт  металл!
Сегодня  нравственным  калекам
Достался  русский  пьедестал!
Убрать  стремятся  прощелыги
Эпоху  славную  из  книги,
И  разодрав  советский  кант,
Себе  присвоить  аксельбант!
Им  не  нужны  былые  карты  -
Для  них  важнее  баталер,
А  под  неведомый  размер,
Они  отныне  Бонапарты!
Им  не  к  чему  подводный  стаж  -
Важнее  банковский  тоннаж!

                     12
Сегодня  всяк  в  России  автор
В  застолье,  в  пьянке,  в  кабаке,
И  всяк  сегодня реформатор
С  куском  бумаги  на  горшке,
А  поглядишь  на  это  рыло,
И  вдруг  поймёшь,  что  это  было,
И  разберёшь  под  вязью  смут,
Что  снова  Керенские  тут!
Всё  тот  же  блуд  несётся  плотский
И  врёт  кремлёвский  демагог,
И  не  бездействует  острог,
И  всех  громит  новейший  Троцкий,
А  под  отеческий  разлёт,
Уже  и  Русь  не  держит  лёд!

                      13
О,  время  лавок  и  продажи
Без  прав,  без  правды  и  суда!
Жаль,  тот  кто  должен  быть  на  страже
Журить  лишь  может  иногда  -
Не  поднимает  властный  кнут
На  тех,  кто  грабят  и  гребут,
На  тех,  кому  моя  страна,
Как  дева  пленная  нужна!
Не  к  месту  окрик  и  натуга  -
Сломались  властные  колки!
Тут  все  друзья  и  кунаки  -
И  жить  не  могут  друг  без  друга!
Добита  рать,  прекрасен  клан
С  надменной  патиной  дворян!

                     14
А  как  герой  мой?  Он  не  витязь  -
Привык  к  словам,  не  к  топору!
Кричит  порой:  «Не  торопитесь!
Но  дело  сделайте  к  утру!»
И  экипаж  почти  сколочен,
Старпом  же  вечно  озабочен,
Не  принимает  блажь  и  стон,
Но  понимает  точно  он  -
Не  захлебнись  в  служебном  раже
И  не  стучи  в  отсеки  лбом  -
Известно,  что  хорош  старпом,
Коль  есть  порядок  в  экипаже!
И  под  разлёт  былых  минут,
Все  говорили – очень  крут!

                     15
А  он  служил  не  за  карьеру,
Не  закрывал  собою  дот,
Но  в  сердце  нёс  такую  Веру,
С  какой  живёт  подводный  флот!
И  будет  вновь  служебный  зной,
А  он,  как  старый  загребной,
Потащит  тяжкий  груз  и  воз
Надёжно,  праведно,  всерьёз!
И  будет  цель,  почти  десятка,
И  будет  труд,  и  будет  пот,
А  время  скажет,  коль  поймёт  -
«Ты  флоту  нужен  без  остатка!»
Без  всяких  криков – погоди,
Вперёд  со  временем  иди!

                     16
Все  в  этот  день,  как  первогодки!
Вот  и  звонки  ушли  в  Москву  -
Сегодня  спуск  подводной  лодки
И  не  во  сне,  а  наяву!
Вот  стала  тоньше  и  теплей
Монетка  с  рельсов  стапелей  -
А  сувенир  вполне  хорош,
Когда  его  так  долго  ждёшь!
Ничто  для  счастья  не  забыто,
И,  как  на  флоте  повелось,
Чтоб  всё  хорошее  сошлось,
О  борт  шампанское  разбито  -
Шумел  народ  и  ликовал,
И  гордо  пенился  бокал! 

                     17
Любому  ясно – мы  не  дамы,
В  заботах  праведная  рать!
Не  дело  флотские  программы
В  моей  строке  перечислять  -
Как  торопились  и  сражались,
Как  на  глубины  погружались,
И  как  настырно,  между  дел,
Снижали  шумный  децибел!
Не  мной  написано  про  это  -
Тут  неуместна  акварель,
Но  скажем – поразила  цель
С  подлодки  грозная  ракета:
Факт  подтвердили  мастера
И  полигон  БП  «Кура».

                    18
Вспотели  времечко  и  роба,
Пройдя  сквозь  флотские  труды!
Что  ж,  Беломорская  учёба
Ещё  вернёт  свои  плоды,
Придёт  напевом  впечатлений
О  том,  что  в  лодке  каждый  гений,
Что  под  размеры  «Ох!»  и  «Ах!»
Все  держат  время  на  весах!
Тут  неуместна  укоризна  -
Не  допустило  время  брак,
А  грозный  ядерный  кулак
Вручила  гордая  Отчизна
И  приказала – верь  словам:
«Я  судьбы  всех  вручила  вам!»

                     19
Жизнь  обойдётся  без  рыданий  -
Ей  часто  к  месту  анекдот!
Вернётся  час  воспоминаний
И  миг  прозрения  придёт,
И  удивит,  как  вспышки  свет,
И  даст  обыденный  ответ  -
Как  под  звездой  небесных  крыл
Ты  подвиг  предков  повторил!
Как  прошагал  дорогой  ратной
И  был  красив,  суров  и  смел,
Себя  в  походах  не  жалел,
Долг  отдавая  невозвратный!
А  голос  сверху  протрубит  -
«Отчизной  воин  не  забыт!»

                     20
Но  приближая  час  победы
И,  разбирая  свой  ушат,
Шумят,  бранятся  военпреды
И  подпись  ставить  не  спешат!
У  них  иная  вечность  смет  -
А  если  спрос?  А  вдруг  ответ?
И  скажет  истина – «Пострел!
Ты  что-то  там  недосмотрел!»
Но  будет  акт  составлен  ёмко
И  приложений  целый  пуд,
И,  побеждая  свой  редут,
Расставит  точки  Госприёмка  -
И  адмирал,  суров,  покат,
В  срок  утвердит  огромный  акт!

                     21 
И  вдруг  среди  высот  и  далей,
Поставив  в  строй  спесивый  ряд,
Найдётся  множество  регалий  -
Оценок,  премий  и  наград!
И  нас,  поверьте,  не  исправить,
Когда  начнём  Отчизну  славить,
Когда  обид  отбросим  хлам,
И  крикнем  оду  кораблям!
И,  давним  следуя  примерам,
Долг  работягам  отдадим,
И  точным  хором,  как  один,
Споём  осанну  инженерам
И  подтвердим  у  Белых  вод  -
Прекрасен  всё-таки  завод!

                    22
А  по  традиции,  без  спешки,
Во  славу  русских  крейсеров,
Значок  эмалевый  «Бэдэшки»
Красив,  загадочен,  суров!
Ты  не  играй  с  друзьями  в  жмурки  -
Носи  достойно  на  тужурке,
И  флотским  видом  подтверди,
Что  гордость  теплится  в  груди!
Скажи  без  вычурного  звона,
Что  на  подводной  полосе,
Все  на  тебя  трудились,  все  -
Охрана  Водного  Района,
Гидрограф,  База,  Штаб,  Комдив
И  замполит,  и  «детектив»!

                      23
А  от  заклёпки  и  до  люка,
От  шахт  и  сумрачных  ракет,
Везде  она – везде  Наука
И  дел  её  авторитет!
О,  посмотрите,  сколько  грандов  -
Тут  Королёв  и  Александров!
А  что  ни  мысль – то  институт,
Тут  Ковалёв  и  Спасский  тут!
Тут  не  стараться – надо  мыслить
И  оценить  Отчизны  высь!
Подводник!  Молча  поклонись
Всем  тем,  кого  не  перечислить,
Кого  под  росчерком  анкет
Уж  и  в  живых  сегодня  нет!

                    24
Как  много  в  нас  воспоминаний,
А  в  них – Отечества  следы!
А  мой  герой  в  копилку  званий
Собрал  две  новые  звезды!
И,  как  судьба  постановила  -
Хватило  всем  вина  и  «шила»,
Хватило  шлюх  и  юных  дев,
Княгинь,  княжон  и  королев!
Спасибо,  Родина,  за  это  -
За  поздравлений  добрый  тон,
За  взлёт  и  золото  погон,
За  две  звезды  и  два  просвета!
Тут  славу  флота  не  стереть,
А  надо  дальше  матереть.

                    25
Допеты  праведные  марши
И  срочно  выпито  вино  -
Рыдают  девы  и  малярши,
А  с  ними  жёны  заодно!
О,  Боже  мой!  Шальные  годы  -
Случались  всё-таки  разводы,
Но  утверждаем – это  зло
Старпома  всё  же  обошло!
И  вновь  на  стыках  эшелоны
Несут  надежду  и  покой,
А  по  дороге  вековой
Спешат  на  флот  родные  жёны,
Спешит  поддатый  пассажир,
Не  зная,  что  так  хрупок  мир!

                     26
А  с  суматохой  и  надсадой  -
В  обычай  так!  Под  Новый  год,
Спешит  с  достроечной  бригадой
Гроза  врагов – атомоход!
Заряды  снежные,  снега, 
В  плену  холодном  берега,
И  бьёт  неведомый  озноб,
Сметая  с  палубы  сугроб!
Ну  что  ж,  вперёд,  к  чему  стремились  -
Путь  по  оценкам  недалёк!
Вот  по  команде  в  нужный  срок,
Как  научили,  погрузились  -
Надёжен  курс  и  поворот,
И  судеб  праведных  отсчёт!

                     27
А  вот  родная  База  рядом  -
Порыв  подводников  един!
Окинь  своим  усталым  взглядом
Громаду  острова  Кильдин
И  убедись,  что  ты  узнал
Корабль,  который  шлёт  сигнал,
Что  остров  Торос  с  чёрных  гор
Шлёт  с  поздравленьем  семафор!
А  дальше,  как  родное  чтиво  -
Причал  в  Оленьей  и  буксир,
Команда  «Смирно!»,  командир
И  взгляд  сурового  комдива,
И  детский  смех,  и  женский  плач,
И  связка  новеньких  задач!

                     28
Тут  мир  проблем  живёт  и  правит,
И  дует  свежий  ветерок  -
Штаб  флота  новостью  поздравит
И  установит  жёсткий  срок  -
Когда,  куда  и  где  беречь,
И  как  нести  ракетный  меч,
То  изучить,  а  это  сдать,
Но  суть  одна – не  опоздать!
Тут  не  останешься  в  сторонке
И  не  сплетёшь  из  кантов  сноп,
А  глядя  в  новый  перископ,
Поймёшь  в  морях  этапы  гонки,
Поймёшь  сквозь  думы  и  мечты,
Что  флоту  нужен  очень  ты!

                                                                  29
Но,  позабыв  азарт  жокея,
И  флотских  сумрачных  богов,
Ты  вспомнишь – ждёт  родная  фея
Из  Саги  солнца  и  снегов!
И  полетишь,  суров  и  строг,
В  её  разбуженный  чертог,
Где  не  зовёт  гвардейский  стяг,
Где  есть  обыденный  очаг,
Где  до  утра  не  гложет  скука,
Где  зов  в  простуженных  сердцах,
Где,  как  свечами  в  поставцах,
Любовью  лечится  разлука,
Где  в  буйстве  судеб  новизна  -
Зимой  волшебствует  весна!


Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 659
  "Атомный подводный флот СССР не проигрывал "холодной войны" (окончание)

острова были переданы Бонапарту Александром I по Тильзитскому миру). Результаты экспедиции Ф.Ф. Ушакова значительно подняли престиж русского флота и авторитет России среди всех прибрежных держав, а также среди народов, населяющих Балканский полуостров. Такие известные государственные деятели, «самые трезвые, самые реальные дипломаты» (по Е.Ф.Тарле), как француз Бонапарт, немец Бисмарк, русский А.М.Горчаков высоко оценили выдающиеся победы русского флота и их значение для России. Например, Бонапарт в 1797 году писал, что захват островов Францией он рассматривал выше, чем покорение всей Северной Италии, т.к. «громадное стратегическое значение архипелага неоценимо и мало с чем сравнимо».
При этом в эскадре Ушакова за все время этой военной экспедиции не было потеряно ни одного корабля (ни от воздействия противников, ни от штормов и ураганов). Сам адмирал Ф.Ф.Ушаков, проведя «40 морских компаний», как он докладывал императору перед своей отставкой, без ложной скромности считал, что взятие 12 крепостей и укреплений в Средиземноморье в т.ч. знаменитой «неприступной» крепости на острове Корфу было выдающейся, «небывалой» победой русского флота. Так же высоко оценивал эти блестящие победы А.В.Суворов. За время этой двухгодичной экспедиции Ушаков в нескольких сражениях наголову разбил Турецкий флот, превосходящий в количественном отношении его эскадру в несколько раз. Ни помогли туркам и французские моряки. Не потеряв ни одного своего корабля, адмирал захватил в качестве трофеев 16 судов и галер противника,  среди которых один линейный корабль и один фрегат.
***
Возвращаясь к знаменательной  дате – 50-летия атомного  подводного флота,  хочется сказать, что пора наконец прекратить терять нашей стране свою гордость и честь: наши святые национальные реликвии, такие как космический корабль «Буран», первый атомный подводный крейсер стратегического  назначения «К-137» проекта «667», обладатель мирового рекорда подводной скорости  - первая в мире атомная подводная лодка из титана «К-162» проекта «661», уникальный атомный подводный «истребитель» - АПЛ проекта 705.
Никогда не простят нам наши потомки и утраты нашей первой атомной подводной лодки «К-3» («Ленинский комсомол»), положившей начало эры отечественного подводного кораблестроения. Не хочу выглядеть окончательно «ортодоксальным пессимистом» и говорю, что продолжаю верить в возрождение Флота и страны в целом.
Они, конечно, возродятся, но только тогда, когда в стране будет другой Минфин, другой Центробанк и, главное, другое Министерство обороны.  Когда будет изменён курс движения страны, когда «бал править» в ней  будут не владельцы крупной частной собственности, а истинные патриоты – Делократы-государственники и самое главное, когда будет принят конституционный Закон об ответственности властей предержащих за уровень жизни народа.
Тогда наш флот снова вернётся в моря и океаны, и Россия станет снова Великой морской державой.
В заключение процитирую отрывок из стихов талантливого русского поэта Николая Гульнева, ветерана ВМФ:
«…флот вернётся в моря,
Где пророчат бездонные дали,
Где слепую волну
Накрывает метельный заряд!
Нам сродни непокой –
Мы от жизни ещё не устали,    
Мы уходим в  века!
…Это наш не последний парад!
Мы – подводники, ветераны «холодной войны» под водой, большинство которых разменяло уже седьмой и восьмой десяток лет, отпущенных судьбой, «уходим в века» с сознанием, что вместе с другими ветеранами Советских Вооруженных сил выполнили свой долг перед народом и Родиной, с верой и надеждой, что нас, сохранивших мир на Земле в годы «Великого противостояния», не забудут внуки и правнуки. Они вернут наш флот в моря и океаны. Это будет обязательно. Как говорит поэт:
      «… Греют наши сердца
      Благодатные Совесть и Вера,
      А авральный порыв
      Беспокойным мерещится сном,-
      Гены флота прочны,
      Офицерская честь не химера!
      И в уставших сердцах
      Безупречно стучит метроном..»

капитан 1 ранга Геннадий Дрожжин
С-Петербург

Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 659
Н.Гульнев  Подводная гвардия  (продолжение)

                   Глава 8
    ТРЕТЬЯ  ФЛОТИЛИЯ  ПЛ.  РАКЕТНЫЙ  ЩИТ  И  МЕЧ

Подводники  СССР  и  России  в  морских
и  океанских  походах  не  дали  возможности
противнику  превратить  Мировой  океан
в  своё  внутреннее  море.
                   Адмирал  В.Н. Поникаровский         
         
                    1
В  делах  великих  наша  сила  -
Кто  в  этом  Родине  ровня?
Свой  меч  Отчизна  возносила
Звездой  ответного  огня!
Как  знак  того,  что  наши  флаги
Поднимут  новые  «Варяги»,
Что  будет  правильный  ответ
Прицелом  новеньких  ракет!
Мелькнут  года  и  станет  ясно,
Что  есть  у  нас  Державный  Щит,
А  вывод  тем  и  знаменит,
Что  с  нами  ссориться  опасно,
Что  в  безымянной  глубине
Стоим  с  врагами  наравне!

                     2
Напишет  век  благие  были  -
Прочти  и  голод  утоли!
Как  мы  свой  подвиг  совершили
И  как  Отечество  спасли,
И  как  из  марева  былин
Поднялся  русский  исполин,
Как  у  засечных  берегов
Встал  против  злобы  и  врагов!
Он  всё  идёт  своей  дорогой  -
Сметлив,  спокоен  и  суров,
И  мощью  новых  крейсеров,
Кричит – Отечество  не  трогай!
Ответ  давать  не  вынуждай,
А  лучше  мир  взаимный  дай!

                    3
С  подлодок  дизельных  ребятам,
Чей  вклад  почти  неоценим,
Достался  тот  зловещий  атом,
Что  стал  прологом  «Хиросим».
Мы  утверждать  сегодня  смеем  -
Они – Корчилов  и  Затеев,
Храня  высот  ориентир,
Спасали  на  планете  мир!
И  память  прошлая  не  рвётся  -
Мы  не  сдаём  её  внаём!
Но  и  сегодня  узнаём
В  любом  из  них  первопроходца!
Они  под  свой  последний  вздох
Легли  на  жертвенник  эпох.

                     4 
Шли  по  приказу!  Так,  как – либо,
И  зачищали  судеб  ось,
И  зачастую  за  «спасибо!»  -
Как  с  дальних  далей  повелось!
Икра,  вино  и  шоколадка,
И  в  поте  точная  прокладка,
И  в  срок  назначенный  сеанс,
И  смерти  гордый  реверанс!
Вот  так  традиции  ковались  -
Упрямо,  грубо,  чередом,
А  коль  случалось,  подо  льдом
От  супостата  отрывались,
И  сберегая  в  сердце  жар,
Несли  подводный  ординар!

                     5
Флот  русский  нынче  обездолен,
Но  он  судьбой  не  обречён!
Сысоев,  Матушкин,  Неволин,
Максимов,  Павлов,  Сухачёв  -
Назвал  не  всех,  но  все  кумиры  -
Отцы  и  флота  командиры,
Они – времён  и  судеб  связь,
Что  до  сих  пор  не  прервалась!
По  ним  прошла  судьбина  строго  -
Ты  эту  истину  усвой!
Коньков,  Матвеев,  Роговой  -
Отсюда  их  стезя – дорога!
А  кто  не  назван – русский  флот
Всех  поимённо  назовёт!

                     6
Примером  был  завет  кремлёвский  -
И  мы  его  ещё  храним!
Здесь  стал  Героем  Березовский,
И  возрождалась  слава  с  ним!
Важна  великая  оценка,
Да  время,  словно  переменка,
Мелькнёт  его  недолгий  срок,
Глядишь – нет  флота,  есть  пророк!
Глядишь,  уже  пропала  школа,
Глядишь,  ржавеют  стапеля,
Да  пьяный  дурень  у  руля
И  вор  с  начинкой  комсомола,
Да  под  разлёт  обидных  лун
В  России  новый  говорун!

                     7
Но  морякам  походы  снятся,
А  не  отеческий  урон,
Они  величием  гордятся
Тех  удивительных  времён!
Когда  для  них  служили  барды,
А  их  гвардейские  парады
Держали  свой  подводный  строй
И  флота  истинный  покрой!
Мелькнули  бриги  и  кораллы,
И  прозябают  на  мели
Не  только  наши  корабли,
А  славных  судеб  адмиралы,
И  по  команде - «Становись!»
Глядишь,  мелькнёт,  то  дрянь,  то  слизь!

                      8
Судьба  подводников – не  повесть,
Она – былина  и  роман!
Проверил  их  людскую  совесть
В  глубинах  чёрный  океан,
И прокоптил,  и  просолил,
И  отобрал  немало  сил  -
Он  сильных  славою  спасал,
А  слабых  вовремя  списал!
Тут  не  подходит  антитеза  -
Не  к  месту  словом  удивлять!
Но  связь  судеб  не  разломать  -
Тут  вместе  люди  и  железо,
Тут  вечен  времени  пролог,
И  вечны  рядом – Честь  и  Долг!

                     9
Тут  вечен  миг  святой  оплаты,
Что  отдавали  до  поры,
Здесь  стартовали  акванавты
В  свои  подводные  миры!
Заметит  времечко – цени,
Ушли  с  флотилии  они,
И  здесь  прошли  лихой  закал
Среди  снегов  и  чёрных  скал!
Они  собою  рисковали,
И  в  том  высокая  цена!
Но  есть  и  истина  одна  -
Героев  просто  не  давали!
Когда  с  Героями  живёшь  -
Вот  Хмыров,  Дронов – узнаёшь?

                    10
Гордитесь  праведным  запасом
И  расскажите  гордо  всем - 
Плеяде  флотской  стала  классом
Подлодка  «К-137»!
Она - наследница  побед,
Она - легенда  из  легенд!
Спешит  за  славою  вдогон
Её  подводный  легион!
Где  эта  мраморная  стенка
И  надпись  вязью  вечных  слов?
С  подлодки  Берзин  и  Попов,
И  друг  мой - Юра  Москаленко!
Среди  подводных  грозных  вех
Не  перечислить  нынче  всех!

                    11
Мелькнули  годы  штормовые,
Но  память  люди  сберегли  -
Здесь  всё  серьёзно  и  впервые
Свершить  подводники  смогли!
Они - полпреды  грозной  гонки,
За  ними  службы – автономки,
За  ними  их  авторитет
И  стрельбы – залповый  ответ!
Они,  в  морях,  щитом  вставая,
Стране  служили,  не  себе,
И  остаётся  в  их  судьбе
Навеки  служба  боевая  -
Эпохи  грозный  колорит
Где  Доля  славою  горит!

                     12
Когда  идёт  продажа  оптом,
А  ближе  собственный  багаж,
То  быть  российским  патриотом
Считают  вроде  бы  за  блажь!
Им  под  плитой  родного  блуда,
Важней  привада  и  причуда,
Важней  в  погонах  пустоплёт
И  лейб - лакей,  продавший  флот!
Важнее  лошади,  не  кони,
Важней  удобный  пассажир,
Важней  пособник  и  факир
И  звон  всевластной  колокольни,
И  шут,  который  речи  льёт,
О  том,  что  флот  воссоздаёт!

                     13
Для  болтуна – легка  поклажа,
Трудна  дорога  за  ослом!
Вся  разбежалась  наша  стража
И  флот  сдала  в  металлолом!
И  пашут  русские  глубины,
Увы,  не  наши  субмарины  -
И  виден  властный  остолоп
В  их  незаметный  перископ!
Любому  ясно - мы  не  тонем
И  песен  громко  не  поём,
Но  всё  сильней  осознаём,
Что  флот  отеческий  хороним  -
Открыт  безнравственный  кингстон
Под  властный  бред  и  флотский  стон!

                     14
Но  нам  пророчат  горделиво
Про  корабли  и  стапеля!
Спросите  старого  комдива,
Что  был  годами  у  руля,
И  он  ответит  очень  грубо  -
«Не  ври  Отечеству,  голуба,
Мы  повидали  воевод
У  этих  скал  и  этих  вод!»
Но  до  чего  прекрасны  канты
И  мёд  в  предвыборных  словах,
Жаль,  едут  с бредом  в  головах
На  флот  добитый  экскурсанты  -
И  приглядишься,  альтруист
Наш  тайновидец  и  министр!

                      15
С  таким  соседствовать  опасно,
Коль  речь  ведёт  про  «Булаву»,
Но  в  рот  глядит  подобострастно,
И  остаётся  на  плаву!
Он  -  из  пробирки,  не  из  книги,
Как  говорят  о  нём  комбриги  -
Ему  бы  крестик  золотой,
Вот  был  бы  праведник – святой!
Зачем  смешить,  зачем  маячить,
Не  разбирая  «топ»  и  «нок»?
Его  бы  в  море  на  денёк,
И  там  на  деле  оморячить,
Чтоб  в  борт  ударил  строгий  вал,
А  он  бы  в  радость  поблевал!
                   16
Флот  на  отливах  и  приливах  -
Что  ж,  виновата  в  том  луна!
Но  здесь  и  искренность  в  призывах
Была  подводнику  видна!
И  утверждаем  мы  недаром,
Что  эта  участь  комиссарам
Досталась  в  трудные  деньки  -
Да,  были  здесь  политруки!     
И,  безусловно,  это  правда  -
Мы  верим  в  искренность  всегда,
И  в  наши  трудные  года
Скрывать  высокое  не  надо  -
Ведь  слово  лечит,  коль  не  лжёт,
И  флот  подводный  бережёт!

                     17
Под  странный  шорох  маскарада
И  под  разорные  дела,
Ушла  подводная  армада
И  лучший  опыт  унесла  -
Всё,  что  не  знаем,  не  забудем,
А  опыт  кровушкой  добудем,
Когда  рванёмся  у  застрех
Ковать  свой  собственный  доспех!
Вот  тут-то,  прошлому  на  диво,
Верстая  новый  поворот,
У  этих  сумрачных  широт
Мы  вспомним  старого  комдива,
Что  совесть  флотскую  будил
И  юность  в  море  выводил!

                     18
Комдивам  флота – наша  Слава!
Их,  дирижёров  грозных  нот,
Забыла  новая  Держава,
Но  поименно  помнит  флот!
Отыщем  их  среди  былин - 
Попов,  Порошин,  Шабалин
И,  как  в  великом  дневнике,
Есть  Гарри  Лойкканен  в  строке!
Есть  настоящее  оплечье,
Есть  по  заслугам  ордена,
А  в  лицах  истиной  видна
Простая  совесть  человечья  -
Спасибо,  Воин  и  Учитель,
Ты – Зачинатель  и  Рачитель!

                     19
Всё  в  нашей  памяти  хранится  -
И  боль,  и  славы  ореол!
И  к  этой  славе  приобщиться
Спешил  Главком  и  Комсомол,
Спешили  к  новым  исполинам
Министры  Гречко  и  Устинов,
Да  сочинял  в  любой  момент
Про  вас  статью  корреспондент!
Кто  знал,  что  вы  под  злую  пропись
И  под  словесный  водопад,
Но  не  случайно – невпопад,
Однажды  всё  же  надорвётесь  -
Беды  захлопнется  капкан
И  лодку  примет  океан!

                     20
Не  с  кондачка,  не  спозаранку,
И  не  секретом  в  коробах  -
Вам  выше  сил  давали  планку
В  умах  стратегов  и  в  штабах!
Несут,  мол,  службу  и  не  стонут,
И  от  нагрузки  не  утонут
Да  и  не  скажут громко  «Нет!»
Храня  подводный  паритет!
Ушёл  в  моря  согласно    планам,
И  не  случайно,  не  на  глаз,
Грозя  противнику  за  нас,
Подводник  времени  Британов!
Но  где  победа  и  тоннаж?
Без  лодки  прибыл  экипаж!

                     21
Все  понадеялись  на  чудо,
Считая,  снова  пронесёт!
А  где  потеря – был  Иуда,
Искавший  должность  и  почёт!
Я – не  пророк,  не  знаю  я,
Кто  жертва  был,  а  кто  судья  -
Хватило  б,  видимо,  звонка,
Да  вот  кишка  была  тонка!
Такие  истины  и  дали,
Такие  вот  волевики  -
Ведь  за  карьерные  рывки
Флот  назначенцы  предавали!
Ведь  и  не  сходу,  и  не  вдруг
Смыкался  окаянный  круг!

                     22
Есть  Каин  свой  среди  околиц  -
Ему  роднее  свой  бушлат!
Погибла  лодка  «Комсомолец»,
И  вновь  никто  не  виноват!
Но  пропахали  время  драги,
Вернувшись  ворохом  бумаги,
И  звёздным  сполохом  влеком,
Не  виноват  опять  Главком!   
Гордился  он  высоким  ладом,
Надежду  новую  являл
И  флот  добитый  удивлял
Заумным  кадровым  раскладом!
Так  забывал  подводный  рок
Главком – светило  и  пророк!

                    23
Но  под  холодную  порошу
И  под  всевластный  кувырок,
Я  на  флотилию  не  брошу
Свой  обвинительный  упрёк!
Былые  истины  не  новы  -
Вас  добивали  Горбачёвы
И  новой  власти  соловьи  -
Все  пауки,  но  все  свои!
Они  меняли  наше  братство
На  звон  заманчивых  монет,
На  свой  удобный  кабинет
И  на  родное  депутатство  -
На  эту  фальшь,  на  эту  чушь
И  на  напыщенность  чинуш!
                     
                    24
Ваш  подвиг  временем  отмечен
И  славой  флотских  эполет,
Но  вам  ещё  остались  встречи
И  память  суматошных  лет!
К  вам  приглядишься – вроде  деды,
Но  все  вы  люди  из  легенды,
И  вас  почти  наверняка
Вписала  Родина  в  века!
Да,  было  трудно,  было  сложно,
Жизнь  не  мелькнула  сладким  сном,
Но  мы  уверены  в  одном,
Что  повторить  вас  невозможно  -
За  кисеёй  дырявых  штор
Смешон  сегодняшний  повтор!

                     25
Ещё  хранится  в  тесном  стане
Сердец  и  душ  высокий  взлёт,
И  вы  сегодня  могикане
Времён,  когда  был  сильным  флот,
Когда  за  Родину  в  ответе
Вы  шли  в  подводной  круговерти
И  жили  истиной  без  лжи,
Храня  морские  рубежи!
И  всё  Отчизне  без  остатка
Вы  отдавали,  мир  храня,
Но  и  теперь – на  склоне  дня,
Видна  в  вас  рыцарская  хватка!
И  что  вам  временный  недуг,
Коль  жив  в  сердцах  Спартанский  дух!

                     26
Те,  кто  катились  в  службе  шаром,
Отца  за  китель  теребя,
Жизнь  посвятили  мемуарам,
Где  славят  милого -  себя!
Как  курсы  точные  писали
И  как  Отечество  спасали,
А  прочитаешь – стыд  и  смех,
Любой  светило  и  стратег!
Вот  так  свои  открыли  шоры
Говоруны  и  болтуны,
А поглядишь  со  стороны  -
Не  флотоводцы!  Контролёры!
Коль  за  спиною  ни  гроша  -
Видна  маркёрная  душа!

                    27
Но  вам  писать  былин  не  надо
И  вензеля  на  киверах  -
За  вами  времечко – награда
И  слава  вечная  в  морях!
Да,  в  мемуарах  можно  врать,
Но  Честь  у  вас  не  своровать!
А,  перейдя  бездумный  брод,
Ещё  оценит  вас  народ!
И  разберёт  цветные  канты,
И  досок  красочных  мелки,
И  скажет – это  моряки,
А  это – флигель-адъютанты,
В  нашивках,  в  звёздах  и  значках,
В  орлах  и  старых  пиджачках!

                    28 
Они,  оставшись  в  прежних  шкурах,
Освоив  новомодный  лад,
Удачно  в  новеньких  структурах
Нашли  подачки  и  оклад,
Нашли  партийные  проекты
И  вороватость  новой  секты,
И,  надувая  словом  стать,
Кричать  стремятся  «Исполать!»
И  всё  у  нас  идёт,  как  надо  -
Всё  тот  же  правит  мажордом,
И  деньги  добыты  трудом,
И  не  пугает  канонада,
А  виночерпий,  коль  дано,
Льёт  с  кровью  русское  вино!
                29
Сменились  истины  и  даты,
В  рядок  построились  жрецы,
И  правят  Родиной  кастраты,
И  поучают  подлецы  -
Так  было,  так  всегда  бывает,
Когда  Отчизна  забывает,
Что  кроме  лести,  в  жизни  есть
Ещё  Достоинство  и  Честь!
И  я  беру  себе  за  моду
Или  за  праведный  приказ,
Высоким  нервом  и  для  вас
Писать  былину  или  оду,
И  славить,  не  снижая  тон,
Святое  Воинство  времён!


Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 659
Н.Гульнев  Подводная  гвардия

Глава 9

КОМАНДИРСКИЕ  СТУПЕНИ

Командирами  подводных  крейсеров
назначались  офицеры, имеющие  опыт 
плавания на  двух-трёх  проектах
атомных и  дизельных подводных лодок.
Служить на  таких крейсерах было почётно.
Капитан 1 ранга И.А. Тишинский 

                     1
Немало  о  «К-8»  споров  -
Услышишь – «да!»,  услышишь – «нет!»,
Но,  вместо  Лобова,  Егоров
Пришёл  в  служебный  кабинет!
Заметны  стать  и  ордена  -
За  ним  подводная  война!
Он  воин – Родине  слуга,
Видавший  грозного  врага!
Вперёд!  Работаем  до  пота,
Комфлот  в  своём  приказе  прав  -
Мы  верим  в  лодки  и  устав,
И  верим  в  нового  Комфлота!
Не  будет,  видимо,  трудней,
Но  станет  многое  видней!
                     2
Комфлот  за  всё  назначит  сдачу  -
Поймёт  и  умный,  и  немой,
Что  надо  выполнить  задачу
И  возвратиться  в  срок  домой!
Оправдан  и  в  походе  риск,
Но  нам  не  нужен  обелиск,
А  нужен  Родине – усвой!  -
Подводник  сильный  и  живой!
«Флот  создан  наш  не  для  учёта,
Когда  беду  в  походе  ждёшь!»
Что  ж,  в  этой  фразе  узнаёшь
Посыл  достойного  Комфлота!
И  убедится  флотский  штат,
Что  есть  от  службы  результат!

                     3
Комфлот  спокоен!  Он  не  косит
И  флот  не  пробует  на  слом,
А  если  надо,  жёстко  спросит
И  за  глубины  под  килём,
И  за  задачи,  и  за  сроки,
И  за  подводные  уроки,
За  полигонное  число
И  за  игрушки  в  ремесло!
Не  для  него  чужая  маска,
Не  для  него  святая  ложь,
Его  увидишь  и  поймёшь,
Что  в  нём  военная  закваска  -
Не  принимает  бранных  слов,
Но  правду  выслушать  готов!

                     4
А  сам  почти  что  знаменитость  -
Он  флотоводец,  член  ЦК,
Но  в  нём  славянская  открытость
И  Честь,  и  сердце  моряка!
Не  экскурсантом  шёл  по  Базам
Да  и  решал  проблемы  разом,
И  поднимал  тому,  в  ком  толк,
Быстрей  служебный  потолок!
Таких  Комфлотов  было  мало  -
Ищи  великого  с  огнём!
Гораздо  позже  мы  поймём  -
О,  как  их  флоту  не  хватало!
Когда  ломается  редут  -
В  Комфлоты  Громовы  идут!

                     5
Флот  предадут  с  другим  насестом,
Пока  он - сильный  и  живой,
Ещё  рулят  не  задним  местом,   
А  безупречной  головой!
Наш  флот  стреляет,  ходит,  тралит,
А  время  гонит  и  авралит,
Понятно  нам – где  враг,  где  друг
И  в  чём  сегодняшний  недуг!
Стоят  подводники  рядами,
Им  говорят – в  моря  иди!
На  карту  нашу  погляди  -
Идут  подлодки  подо  льдами!
А  Север  зол,  а  Север  лют,
Но  Базы  новые  встают!

                    6
Мы  вспоминаем  судеб  были,
Как  бы  листая  старый  том!
И  о  старпоме  не  забыли
В  его  обличье  не  простом!
Устав  от  службы,  как  от  кори,
Случайно  съездил  в  санаторий  -
Но  угнетает  красота,
Коль  ждут  родимые  места!
Крестьянский  быт  легко,  неброско
Встречал  его  снежком  и  льдом  -
Как  покосился  дедов  дом,
Как  подросла  его  берёзка!
Как  удивляет  свет  зари
И  на  деревьях  снегири!

                 7
Из  новостей – тот  жив,  тот  спился,
А  этот  всё  уже  забыл,
А  старый  друг  его  женился
На  той,  какую  он  любил!
Всё  хрупко,  сказочно  и  тонко  -
В  ходу  вино  и  самогонка,
И  показалось  на  беду,
Что  безысходность  здесь  в  ходу!
А  мать  чаёк  ему  согрела  -
Как  говорится,  привечай!
И  он  заметил  невзначай  -
Она  так  сильно  постарела!
А  время  гонит  нас – «Скорей!»
Под  грустным  взглядом  матерей

                    8
Гостинцы  вынул  из  поклажи,
Сказал,  что  помнят  мать  сыны,
Что  мы  стоим  ещё  на  страже
И  не  предвидится  войны!
Что  точно  будем  жить  богато,
Что  СССР  сильнее  НАТО,
Что  открывать  не  надо  рот,
Когда  нам  партия  приврёт!
Прекрасно  всё,  и  слава  Богу!
Ах, что-то  там  попало  в глаз  -
Как  с  юных  лет,  в  который  раз,
Мать  перекрестит  на  дорогу!
И  будет  думать  атеист,
Что  путь  его  хорош  и  чист!

                    9
О,  время  взлёта  и  урона  -
Священнодействуй  и  гори!
Ворвись  в  просторы  гарнизона
И  нервы  в  узел  собери!
Так  было!  Верили - осилим
И  глаз  обидой  не  замылим,
Откроем  судеб  новый  код
И  будет  красочен  восход!
Так  и  пойдём  вперёд  без  лени
Под  гром  команды - «По  местам!»
И  будем  знать,  что  где-то  там
Ждут  командирские  ступени,
Они  всегда – мечта  и  высь,
Ты,  коль  достоин,  торопись!

                    10
В  трудах  старпом – к  чему  судачить
И  в  такт  подкручивать  усы,
Коль  время  сроки  обозначит  -
Поверишь  в  точные  часы!
И  сам  назначишь  повороты,
И  сдашь  по  времени  зачёты,
Не  домечтаешь,  не  уснёшь,
А  в  море  всё–таки  стрельнёшь,
Но  будет  всё  не  очень  ровно
И  будет  крик  горячих  ртов,
А  вот  готов  ты,  не  готов  -
Штабы  проверят  поголовно!
О,  время  славных  передряг,
Когда  спускать  не  смели  флаг!

                     11
Живи,  трудись  без  разговора,
Дерзай  в  служебной  тесноте!
Герой  мой  сдал  на  допуск  скоро  -
Все  закорючки  на  листе!
Всё  было  так – служи  и  помни!
Комдив  проверил  в  полигоне
Да  и  сказал,  мол,  ты  не  спец,
Однако,  всё  же  молодец!
Хорош  посев – воспрянут  всходы,
Жаль,  опыт  у  старпома  мал!
А  вот  комдив  всё  понимал  -
Проверят  службы  и  походы!
Крючки  бумажные  не  в  счёт  -
Лишь  океан  даёт  зачёт!

                     12 
О,  Север!  Сказочное  лето
И  Доли  праведной  масштаб!
Готова  сумка  для  пакета,
И  командир  доставлен  в  штаб  -
Тут  временной  играет  фактор!
Уже  торопит  оператор,
И  проявляя  личный  раж,
Даёт  отменный  инструктаж!
Ясны  походные  минуты  -
Здесь  наши  лодки,  здесь  вода,
А  здесь  сплошная  кромка  льда,
А  тут  нарезаны  маршруты,
И  в  заключении – вот,  вот,
Начальник  Штаба  и  Комфлот!

                     13
Куда  идёт,  они  то  знали,
Их  мили  где-то  за  кормой,
Но  лодки  в  море  направляли
Так,  чтоб  вернулись  все  домой  -
Здесь  утверждал  порядок  свой
Комфлот  для  службы  боевой:
Тут  не  соседний  полигон,
И  что  не  так - ответит  он!
Прощайте,  преданные  жёны,
Мы  оставляем  снова  вас  -
Торопит  время  и  приказ,
И  наши  флотские  погоны!
Храните  чистым  светлый  дом  -
Мы  возвратимся,  мы придём!

                     14 
Лихое  время  хороводит
Судьбой  ребят  который  год!
Комдив  взволнованный  проводит
Не  первый  свой  атомоход!
И  ёкнет  сердце  под  звездой  -
А  командир  ведь  молодой?
Ну,  что  ты  так – ему  поверь,
Ведь  сам  открыл  на  мостик  дверь!
Поход,  естественно,  не  чтиво,
А  служба - это  не  хомут,
Но  лишь  подводники  поймут
Раздумье  мудрого  комдива,
Что  ж,  он  не  красный  печенег,
Комдив – Радетель  и  Стратег!

                     15 
Так  много  тянут  эти  плечи,
Что  он  забыл  нагрузкам  счёт-
Весть  не   придёт,  как  визг  картечи,
И  он  уверен – пронесёт!
Другая  лодка  у  причала  -
И  всё  комдив  начнёт  сначала:
И  будет  время  передряг,
И  курс  науки  для  салаг!
Тут  Эвересты  и  Памиры
В  судьбе  любого  моряка,
Ему  за  всё,  наверняка,
Спасибо  скажут  командиры  -
За  то,  что  он  не  лютовал
И  их  бездумно  не  сдавал!

                     16
Да,  он  служил  не  для  наживы,
И  не  жила  обида  в  нём -
«Дадут  звезду – мы  будем  живы,
А  не  дадут – переживём!»
Но  у  Комфлота  точен  глаз  -
Он  ценит  истинный  запас:
И  что  там  время – лебеда,
В  срок  на  погон  легла  звезда!
Комдив  обижен  и  обруган,
И  оцарапан  уймой  стрел,
Но  он  давно  заматерел
И  звездопадом  не  напуган!
За  дело  и  без  дела  бит,
Но  флотским  строем  не  забыт!

                     17
Вот  так!  Подводники  в  фаворе,
И  кортик  с  блеском  на  ремне!
А  где-то  там  в  Гренландском  море
Притихла  лодка  в  глубине!
Здесь  командир  готов  и  знал,
Как  надо  выполнить  сигнал,
И  кто  он  тут,  и  почему,
И  что  доверили  ему?
У  дальних  гор  бушует  лето,
Детишки  возятся  в  песке,
А  жизнь  висит  на  волоске,
Но  спит  спокойная  планета,
И  не  стоит  судьба  ребром,
И  не  гремит  подводный  гром!
                    18
Всё  так – поход  уже  не  снится
И  не  мерещится  вода!
Сегодня  Русская  Десница
Сильна  в  морях,  как  никогда!
Вместили  шахты  мощь  и  тлен
Под  грозный  ветер  перемен  -
Тут  все  у  вечности  в  плену
Хранят  до  срока  тишину!
Как  высоки  отныне  планка
И  Доля  флотского  спеца  -
Здесь  проверяет  все  сердца
Времён  подводная  огранка,
Тут  бесполезно  словом  гнуть  -
Тут  никого  не  обмануть!

                    19
Не  всё  поведает  бумажка,
В  которой  умники  приврут!
Быть  под  водою – это  тяжко,
Быть  под  водою – это  труд!
Героем  быть  для  пустомель
Легко  одиннадцать  недель,
И  на  показ  ударив  в  грудь,
Словами  шарик  передуть!
И,  собирая  в  стол  обломки,
Поставив  времени печать,
Вдруг  пустобрёхом  прокричать  -
«Да  мы  ходили  в  автономки!»
Тот,  кто  держал  Ракетный  Щит,
В  великой  скромности  молчит!

                     20
А  те,  кто  мчались  в  странном  беге,
Надев  нашивки  и  ремни,
Кричат,  что  все  они  стратеги,
И  что  герои  все  они!
Но  у  отеческих  застрех
Мы  поимённо  знаем  всех  -
Всех,  кто  в  моря  ходил – блевал,
А  кто  патроны  подавал!
Смешно,  когда  надраив  ранты,
Забыв,  где  правда, где  мура,
Под  выкрик  времени – «Ура!»
Нас  удивляют  маркитанты!
Убоги  слава  и  почёт,
Коль  автономок  странен  счёт!

                     21
Всё  это  флотскому  не  ново,
Когда  витийствует  нахал  -
У  адмирала  Ушакова
Сундук  немало  пропахал,
В  каюте  чаще  и  бочком,
И  стал  нахальным  сундучком  -
Он  прилепил  к  себе  ярлык,
О  том,  что  грозен  и  велик!
И,  что  его  роднят  отсеки,
И,  что  ему  приснился  сон,
Как  он  Отечеством  внесён
В  разряд  геройской  картотеки,
И,  что  его  лихой  замах,
Известен  в  Натовских  штабах!                   

                    22
Не  я  сказал – «Скромнее  братцы!»,
А  говорят,  сказал  Ильич!
И  надо  быть,  а  не  казаться
И  не  нести  словами  дичь!
Когда  свидетели  уходят,
Тогда  гусляры  хороводят,
И  под  удары  колотуш
Спешат  сорвать  словесный  куш!
Всегда  в  России  после  драки
Выходят  гордо  на  помост
И  назначают  новый  ГОСТ
В  значках  подводные  кривляки  -
Пусть  их  за  этот  аппетит
Подводник  истинный  простит!

                     23
А  как  герой  мой?  Он  в  походе,
И  к  тишине  такой  привык,
Да  и  ему,  казалось  вроде,
Что  он  хороший  ученик,
Что  кровь  не  рвёт  напором  вену,
А  командир  готовит  смену,
Что  он  нахальством  не  грешит,
А  время  судьбы  разрешит!
Но  он  несёт  нагрузку  стоя,
И  нервы  в  узел  завязал,
А  командир  вчера  сказал - 
«Знай!  Опыт – дело  наживное,
Но  так  бывает – зелен  плод,
А  с  ветки  раз,  и  упадёт!»

                     24
«Известны  флотские  подделки,
Известны  выходы  в  моря,
И  нам  известны  скороспелки,
Что  подрастали  втихаря,
Что  не  крестились,  если  гром,
И  шли  в  моря  с  поводырём,
Но,  зная  прихоти  навар,
Раздулись,  словно  рыба - шар!»
Слова,  понятно,  не  истома  -
Их  вроде  к  делу  не  пришьёшь,
Но  коль  услышишь,  то  поймёшь,
Как  командир  учил  старпома  -
Он  море  трудное  любил,
И  никого  не  загубил!

                     25
Не  поддаётся  память  счёту
И  командиров  славный  хор  -
Всю  эту  старую  когорту
Флот  вспоминает  до  сих  пор!
У  них  не  выспренность,  не  краска,
А  молодецкая  закваска,
Когда  под  грозную  звезду,
Взрослели  чаще  на  ходу,
Когда  в  морях  месили  тесто,
И  был  за  счастье  в  месяц - сход!
Все  знали,  что  атомоход,
Вам  не  присутственное  место  -
Тогда  под  тайные  манки
Не  шли  на  мостики  сынки!
                    26
Не  шли  слюнтяи  и  особы,
А  дураков  не  знал  Главком,
Что  от  учёбы  до  учёбы
Катились  сладким  колобком!
Всё  это  позже  проходили,
Когда  отличников  плодили,
И  разрывая  флотский  штат,
Кремлю  давали  результат,
Вождю  бездарному  внимали
Или  глядели  прямо  в  рот,
И  кто  сегодня  разберёт  -
Кому  там  рейтинг  поднимали?
И  кто  под  крики  и  аврал
Стране  и  флоту  больше  врал?

                     27
Придёт  попозже  распродажа  -
Волной  накатится,  горой!
Пока  ж  в  морях  морская  стража
И  в  автономке  мой  герой!
Что  для  него  часы – минутки,
Сегодня  время – это  сутки,
Сеанс  у  кромки  и  отрыв,
И  сон – случайный  перерыв!
Но  сны  уже  почти  не  снятся,
А  дни,  наследникам  побед,
Вторым  от  кока  на  обед,
Отныне,  кажется,  рознятся!
И  бесконечно  тяжек  груз,
Что  приказал  нести  Союз!

                          28
А  курс  у  штурмана,  как  змейка,
А  в  голове  пока  пунктир!
На  карте  циркуль  и  линейка,
И  безупречный  транспортир,
Мечта,  что  долго  сердце  гложет,
Но  скоро  штурман  курс  проложит,
И  полетит  из  снежных  лап
На  карту  сумрачный  Нордкап,
И  тут  вся  боль  спадёт  оковой  -
Забудешь  сотни  смертных  проб!
И  командир  в  свой  перископ
Огонь  заметит  проблесковый  -
То  под  удар  волны  и  гул
Маяк  Цып - Наволок  мигнул! 
 
                      29
Вот  так  писались  наши  были 
И  под  водою  точный  курс!
А  всплыли,  словно  отрубили  -
И  дарит  воздух  йода  вкус!
Держи  точнее  рулевой  -
Кто  справа – слева, каждый  свой,
И  хмарь  не  гонит  облака,
И  ветром  схлынула  тоска!
Пора,  достань  окурок  мятый,
Глотай  восторга  дивный  ком  -
Мелькнул  зелёным  огоньком
Знакомый  остров  Седловатый!
Всё!  Время  вышло!  Поворот  -
Давно  родная  База  ждёт!

                      30
О,  Боже!  Как  минуты  длятся,
Ты  всё  торопишь  их - «Лети!»
Чтоб  так  с  родными  повстречаться,
Сначала  надобно  уйти!
Сказать  у  трапа  корабля  -
«Встречай,  любимая  земля!»
И  дать  комдиву  свой  ответ, 
Что  замечаний  вроде  нет!
Не  будем  времени  перечить  -
Пусть  отдыхает  гарнизон
И  говорит,  что  это  он  -
Великий  миг  счастливой  встречи  -
Высоким  пламенем  играй
И  круг  семейный  собирай!

                     31
Но  флот  проверит  подготовку
И  впишет  строчечку  в  судьбу  -
«Приказ – сменить  боеголовку
И  выйти  в  море  на  стрельбу!»
И  снова,  стоя  по  ранжиру,
Спеши  служить  стране  и  миру  -
Так  надо,  если  говорят,
Таков  сегодняшний  наряд!
Тут  неуместны  охи,  стоны  -
Уже  расписан  жёсткий  срок,
И  сквозь  холодный  ветерок
Уходит  лодка  в  полигоны  -
Стучит  по  корпусу  волна
И  студит  снежная  стена!

                     32
Ну  что  ж,  надень  подводник  латы,
Чтоб  был  прекрасен  эпилог,
И  уклоняясь  от  «Марьяты»,
Исполни  свой  великий  долг!
Ещё  не  смолкла  канонада
И  утверждает  время – «Надо!»
И  закрывая  старый  ДОТ,
Оно  торопит  и  ведёт!
Хорош  расчёт,  прекрасна  смета,
И  удивительный  расклад,
И  вот,  команде  вторя  в  лад,
Ушла  учебная  ракета,
Свой  оставляя  дымный  след
Во  славу  взлётов  и  побед!

                    33
Когда  успех – не  надо  мнений,
Тут  неуместна  канитель!
Узнали – нету  отклонений,
Как  говорят – попали в цель!
И  командир  в  порядке  правил,
Свой  экипаж  родной  поздравил,
Он  от  словес  различных  сыт  -
Пусть  дальше  славит  замполит!
Пусть,  под  победные  мотивы,
Расскажет,  как  мы  мир  спасли,
И  как  прекрасны  корабли  -
Им  все  подвластны  нормативы!
Что  ж,  вывод  славен  и  хорош,
Но  слово  к  славе  не  пришьёшь!
                     34
Согреет  душу  и  солома  -
Спеши  по  трапу  поскорей!
Труд  завершён,  ты  снова  дома,
В  кругу  жены  и  дочерей!
Устал,  обветрился,  но  весел  -
Всё  миг  счастливый  перевесил!
К  чему  словесное  клише,
Коль  рай  в  разбуженной  душе!
Не  спят  знакомые  квартиры  -
Гуляют  флота  простаки,
Но  под  надрывные  звонки,
Не  спят  штабные  ювелиры  -
Они  торопят  и  не  ждут,
И  курсы  новые  ведут!

                     35
И  повторится  в  море  проба,
Когда  приказ  Отчизной  дан  -
Недолгий  отдых  и  учёба,
И  выход  в  дальний  океан!
И  день  и  ночь - узда  и  ноша,
Но  ты  не  мальчик,  не  святоша  -
Ты  под  разлёт  весёлых  лун,
Сегодня  крепок,  как  валун!
Измерив  время  не  аршином,
А  голым  нервом  под  водой, 
Ты  гордый,  сильный,  молодой
Идёшь  к  назначенным  вершинам,
И  под  удел,  который  прост,
Ты,  как  побег,  уходишь  в  рост!

                                     36   
Всё  помнит  флот!  Не  канет  в  Лету
Времён  великих  точный  код!
Все  те,  кто  шёл  не  по  паркету,
Известны  нам  наперечёт!
Флот  возвеличит,  флот  поранит,
Но  он  достойных  не  обманет,
И  не  на  нём  лежит  вина,
Коль  не  в  заслугу  ордена!
Но  мой  герой  не  озадачен  -
Всё  хорошо  идёт  пока:
Совет  военный  и  ЦК  -
Так  командиром  он  назначен!
Но  труден  командирский  путь  -
Старпом!  Об  этом  не  забудь!

                     37
Дана  знакомая  прописка  -
Спешите  выгнуться  дугой  -
И  вновь  завод  Северодвинска,
И  корпус  лодки,  но  другой!
Как  много  в  жизни  повторений,
Как  этот  снег  губы  Оленьей,
Как  этот  дождь,  как  этот  мох
И  океана  буйный  вздох!
И  старый  путь  дороги  ранней,
В  трёх  чемоданах  весь  багаж,
А  в  списке – новый  экипаж,
И  время  долгих  ожиданий!
Часы  кремлёвские  идут
И  экипаж  подводный  ждут!

                     38
Под  холода  и  злую  вьюгу,
И  под  расстроенный  клавир,
Уходим  по  «Большому  кругу»
Без  дач,  сортиров  и  квартир!
Жаль,  расставание  печально,
Но  жизнь  несётся  изначально  -
Не  всем знаком  круговорот,
Что  назначает  часто  флот!
О, Боже!  В  этой  круговерти,
Когда  ты  вечно  коренной,
И  не  дано  судьбы  иной,
Жена  поймёт!  Поймут  ли  дети?
Где  эта  школа?  Где  детсад?
И  чей  там  снится  палисад?
                   
                     39
А  время  бьёт  и  жёстко  носит
Среди  озябших  флотских  дыр,
И  никогда  никто  не  спросит  -
«Как  поживаешь,  командир?»
И  что  ты  тащишь  налегке
В  своём  походном  рюкзаке?
И  почему  так  сложен  путь,
Но  нет  причины  отдохнуть?
И  почему  судьбина  пилит
И  всё  тебя  куда-то  мчит?
А  командир?  Он  промолчит  -
Он  и  судьбину  пересилит,
И  этот  бег,  и  этот  стон,
И  бессердечие  времён!

                     40
Был  вывод  времени  не  новый  -
Его  словцом  не  отменить:
«Моряк,  как  принято,  суровым
В  любое  время  должен  быть!»
Вот  так  когда-то  говорили,
А  флот  и  службу  не  корили!
Суровость?  Да,  была  она,
И  нами  выпита  до  дна!
Все  на  окладе  и  без  ренты,
Храня  суровости  настрой,
Как  я  и  ты,  и  мой  герой,
Служили  не  за  комплименты  -
Считался  истиной  закон  -
«Коль  не  наказан – поощрён!»

                     41
Мы  нынче  прошлое  ругаем,
Но  коль  глядеть  не  со  спины,
Красноречивым  попугаем
И  в  новый  век  удивлены!
Он  удивительно  вещает
И  что-то  флоту  обещает,
Однако – «нынче»  не  «вчера»,
И  на  бумаге  крейсера!
Нет  ни  пропорций  и  ни  порций,
Кто  больше  схапал – тот  и  сыт,
А  вместо  флота – кондуит,
Который  пишут  ратоборцы,
А  тот,  кто  многое  сказал,
Ему  что  лодка,  что  спортзал!
                    42 
О,  время,  русское  угодье  -
Для  затыкал  не  нужен  слип!
Вонючий  мусор  половодье
Несёт  отныне  на  Олимп!
В  Кремле  сегодняшний  Гораций
Не  разбирает  аттестаций  -
Глянь!  За  душою  ни  шиша,
Зато  по  службе  кореша!
Своя  везёт  к  высотам  фура  -
В  ней  тайнописцы  и  спецы:
По  болтовне – политбойцы,
По  сути – та  же  клиентура!
Так,  к  флигельману – флигельман,
И  составляют  новый  клан!

                     43 
Оставим  бар  и  это  барство,
И  вороватый  новый  клир!
Пока  есть  флот  и  государство,
И  есть  достойный  командир,
Есть  стапеля  и  есть  заводы,
И  хороши  атомоходы,
И  хороша  подгонка  в  паз,
А  все  девицы  любят  нас!
И  лодку  новую  спустили,
И  под  знакомый  звездопад,
Когда  успеху  всякий  рад,
Сполна  по-флотски  угостили!
Прощай,  отеческий  завод,
С  утра  назначен  переход!

                     44
И  сквозь  декабрьские  бураны,
Что  дуют  летом  и  зимой,
Свои  зализывая  раны,
Пришли  подводники  домой!
Родной  причал  и  радость  встречи,
И  звёзды  новые  на  плечи,
И  старый  клич – «Давай-давай!»
И  если  можешь – наливай!
Вот  и  начало  точной  кладки  -
Штабов  ретивые  чины
И  мудрый  взгляд  со  стороны
Комдива  в  новенькой  канадке!
Так,  не  случайно  и  не  вдруг,
Вновь  завершился  тяжкий  круг!

Онлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Уничтожение русской мощи

Перед глазами — разгром базы советского атомного подводного флота в Видяево, взорванные с помощью американцев вырубленные в скалах штольни-укрытия военных подводных атомоходов, растерянные военно-морские офицеры, не понимающие (или не хотевшие понять), что же происходит. Понял генерал Лев Яковлевич Рохлин, с которым я объезжал регионы РФ летом 1997 года. «Это — измена!» - говорил он. В измене он убедился, когда его избрали депутатом Государственной Думы РФ и он стал председателем думского комитета по обороне и мог с близкого расстояния увидеть, чем занимается правящая ельцинско-компрадорская верхушка. Он ужаснулся. И решил создать Движение в поддержку армии и собрать военных-патриотов и отстранить Ельцина от власти. В отличие от многих других советских генералов, он не прятал голову в песок, а решил, будучи патриотом, противодействовать предательству. Но он недооценил глубины падения русского народа, подточенного шкурничеством, и надеялся собрать вокруг себя тысячи военнослужащих. «Это у вас, гражданских, не получилось, - говорил он мне, - а мы, военные, поступим организованнее и целеустремленнее». Я пытался отрезвить его, поскольку имел богатейший опыт работы с апатичными самопредательскими массами, но он не верил. И он планировал 3 октября 1997 года в четвертую годовщину схватки Верховного Совета РФ с ельцинско-компрадорской шоблой собрать 50 тысяч решительно настроенных отставников из регионов РФ, которые мы объезжали, и вышвырнуть Ельцина из Кремля. По тысяче добровольцев — с каждого региона. Плюс москвичи. Увы, удалось мобилизовать несколько десятков-сотен, и массовой «критической массы» не образовалось, для Льва Яковлевича это был почти нокаутирующий удар, ведь назначенные им доверенные по регионам бодро рапортовали о перевыполнении мобилизационных планов. И под завывания о «преступности» советско-ленинско-сталинского прошлого и о понесенных «непомерных жертвах» разгром нашего военного потенциала продолжается без помех...

Вот и в эту пятницу сообщили - «Российский адмирал заявил о гибели Военно-морского флота». ЖЖ-блогер santyaho91комментирует:

«Положение ВМФ России является критическим. Об этом на круглом столе в Москве заявил Валентин Селиванов, адмирал, в 90-е годы – начальник Главштаба ВМФ.

«В Военно-Морском Флоте списано до 80-85 процентов надводных кораблей, подводных лодок, боевых самолетов. Построить собираются только один надводный корабль и одну дизельную подводную лодку. На флотах осталось по 30-35 кораблей, катеров и подводных лодок. Большинство из них – катера. Подумайте только: 251 атомную подводную лодку построил Советский Союз. В год сдавали флоту по 10-11 субмарин. Сейчас же на Северном и Тихоокеанском флотах – единицы атомных подводных лодок, а дизельных на Северном флоте в постоянной готовности только две, на Балтике и Черноморском флоте – по одной», – сказал он.

«Ударной авиации в ВМФ нет вообще, а ведь было четыре морские авианосные авиадивизии. Всего на флоте в готовности 129 летательных аппаратов. Это в основном военно-транспортная авиация для обслуживания командного состава и несколько десятков противолодочных вертолетов. Нынешние силы не позволяют спланировать и провести хотя бы одну из тех пяти операций, которую должен проводить каждый флот: ни операцию по разгрому врага, ни поиск и уничтожение, ни нарушение коммуникаций противника, ни защиту своих, ни высадку оперативного состава. Вот такое изменение качества произошло», – подчеркнул адмирал.


В последний путь (Апл К-60 следует на утилизацию) 14.07.2008.


02. ТК-12 «Симбирск» — подводная лодка класса ТРПКСН проекта 941 «Акула», на утилизации.


03. ТК-202 — подводная лодка класса ТРПКСН проекта 941 «Акула». Второй корабль серии.
В 2005 году разделан на металлолом при финансовой поддержке США.



04. ТК-13 — подводная лодка класса ТРПКСН проекта 941 «Акула». Четвёртый корабль в серии.
3 июля 2008 года в док-камере на «Звёздочке» была начата утилизация.


 
«Акула» на разборке в доке Северодвинска.


АПЛ «Борисоглебск» перед разделкой на гвозди.


Северодвинск 2009 год – на утилизации РПКСН «Борисоглебск» проекта 667БДР слева и АПЛ «Барс» проекта 971.


Утилизация РПКСН К-530. Распиленные ракетные шахты – как гарант путинской безопасности РФ.


Транспортировка подлежащей утилизации АПЛ пр. 671 (по НАТО – Виктор) на борту судна-дока Тransshelf.


Еще два бедняги идут на утилизацию.


АРКР пр.1144 «Адмирал Лазарев». В ожидании утилизации.


Большой противолодочный корабль пр. 1155 «Маршал Василевский». 11 декабря 2006 года (10 февраля 2007 года) на корабле спущен военно-морской флаг. Демонтаж орудий и утилизация.


Большой противолодочный корабль пр. 1155 «Удалой». Все что осталось. В 2002 году частично разобран, после чего затонул в акватории поселка Белокаменка в Кольском заливе. В марте 2006 утилизирован.


Пограничный сторожевой корабль пр. 745П «Амур» на острове Шикотан, 21 мая 2007 года. Снят с мели, утилизирован. Так мы охраняем Курилы.


Пограничный сторожевой корабль проекта 97П «Айсберг». Утилизирован.


Эскадренный миноносец пр. 956 «Гремящий». В 2007 году исключен из состава флота. Ожидает утилизацию.


Большой противолодочный корабль пр. 1155 «Адмирал Спиридонов». В августе 2002 года был проведен конкурс на утилизацию корабля, выиграло ОАО «Звезда-Инвест», город Большой Камень.


ЧФ РФ. БПК «Азов». На утилизациии, 2002 год. Инкерман (Украина).


Пограничный сторожевой корабль пр. 11351 «Имени 70-летия Погранвойск». В 2003 году «Имени 70-летия Погранвойск» был исключен из состава Морских частей Погранвойск РФ и уведён на разделку (предположительно в Китай).


СКР «Дружный». Гордо защищает г. Москву в виде ночного «клуба-ресторана».

Вот список преданного, проданного, сданного врагам боевого, справного, могучего советского (затем российского) флота. По заключению экспертов, предавших гласности этот список через газету «Версия» (№ 3, 2004), «многие из этих кораблей не выслужили и половины установленного срока и ушли за смешные деньги». Наберитесь терпения, и, не пробегая глазами, а впиваясь в каждую строку, читайте этот поминальный список нашего флота, нашей мощи, нашей силы, нашей гордости, нашего национального уважения, наших сил, денег, пота, ума. Названия некоторых кораблей сокращены. Цены указаны в тысячах долларов США:

Сторожевые корабли

Сторожевой корабль «Доблестный» — 69,54 тыс. долларов США
Сторожевой корабль «Зоркий» — 227,5
Сторожевой корабль «Строгий» — 316,5
Сторожевой корабль «Стерегущий» — 314,16
Сторожевой корабль «Сообразительный» — 292,56
Сторожевой корабль «Свирепый» — 97,79

Эскадренные миноносцы

Эскадренный миноносец «Упорный» — 173,9
Эскадренный миноносец «Внимательный» — 117,99
Эскадренный миноносец «Громящий» — 225
Эскадренный миноносец «Несокрушимый» — 216
Эскадренный миноносец «Гневный» — 363

Большие противолодочные корабли

Большой противолодочный корабль «Хабаровск» — 579,6
Большой противолодочный корабль «Юмашев» — 468
Большой противолодочный корабль «Макаров» — 516
Большой противолодочный корабль «Исаченков» — 514,25
Большой противолодочный корабль «Исаков» — 496,1
Большой противолодочный корабль «Смышленный» — 189,57
Большой противолодочный корабль «Чапаев» — 744
Большой противолодочный корабль «Октябрьский» — 724,8
Большой противолодочный корабль «Владивосток» — 1083,77

Крейсера

РКР «Зозуля» — 756
РКР «Фокин» — 543,4
КР «Мурманск» — 1718,87
Тяжёлый авианесущий крейсер «Минск» — 4236,7
Тяжёлый авианесущий крейсер «Новороссийск» — 3832,34
Тяжёлый авианесущий крейсер «Киев» — около 1800 (продан в 2000-м году)

Десантные и разведывательные корабли

ЛДК «Муромец» — 97,28
БДК «Ильичев» — 242,5
БДК-47 — 248,9
БЗРК «Закарпатье» — 192,24
МРЗК «Ильмень» — 3180,39
ССВ «Сарычев» — 113,24
ССВ «Приморье» — 150,48
ССВ «Челюскин» — 114,59
ОСВ «Забайкалье» — 207,99

Плавбазы, плавмастерские и измерительные корабли

ПБ-27 — 252,52
ПМ-147 — 161,7
ПМ-150 — 181,22
КИК «Спасск» — 868,5
КИК «Чумикан» — 1544
КИК-357 — 205

Знаете, сколько всего получено за «продажу» этой гигантской армады, большая часть которой не выслужила половины срока? Меньше 30 миллионов долларов. Постройка одного эсминца стоит ровно в 10 раз дороже. А как торопились продавать! С авианосцев Тихоокеанского флота «Минск» и «Новороссийск» не демонтировали даже секретное оборудование.


Не раскачивайте лодку /Абрамовича-Путина/!

khlistunov:
написано все правильно, только хочу задать вопрос. А вы сами то стояли на площади или все устраивает? людей не виню не в чем, на голом патриотизме далеко не уедешь, а как только люди выйдут на улицу то....., знаем, читали по истории. Так что люди скорее правильно поступили, спасли семьи и себя. Если мы стране не нужны, зачем такая родина!?

yuridmitrievich:
Ленин ведь указывал на необходимость "привлечь всех до последнего (ибо их у нас невероятно мало) буржуазных, т. е. воспитавшихся в буржуазной обстановке и усвоивших плоды буржуазной культуры, специалистов..." (т. 40. С. 143). "Если все наши руководящие учреждения, т. е. и Компартия, и Соввласть, и профсоюзы, не достигнут того, чтобы мы как зеницу ока берегли всякого спеца, работающего добросовестно, со знанием своего дела и с любовью к нему, хотя бы и совершенно чуждому коммунизму идейно, то ни о каких серьезных успехах в деле социалистического строительства не может быть и речи" (т. 44. С. 350).( Read more... )

paraspy:
А не тот ли это Селиванов, что подписал документы на продажу "Киева" "Минска", "Новороссийска" и "Варяга" в Китай (некоторые через Южную Корею), а в Индию на иголки "Москвы" и "Ленинграда"???

lidiya_nic:
Да, это кошмар. Только вместо того чтобы ныть - вдарил бы кто по предателям.

http://skurlatov.livejournal.com/1150426.html

Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 659
Н.Гульнев   Подводная  гвардия

  Глава 10

 КОМАНДИР  ПОДВОДНОГО  РАКЕТНОГО  КРЕЙСЕРА
 СТРАТЕГИЧЕСКОГО  НАЗНАЧЕНИЯ

"Командир  горд, что у него в руках такая
термоядерная мощь. Ведь именно он
является частью ядерного щита Родины,
стойким борцом в великом противостоянии
двух ведущих государств мира."
 
                    Командир РПК СН «К-228»
                    капитан 1 ранга   И.И. Тишаков 
                                                             
                 1
По  письменам  знакомы  схватки,
Что  так  сегодня  далеки,
Когда  князья,  храня  порядки,
Вели  засадные  полки!
Копьё  и  меч,  колчан  и  стрелы,
И  всадник  в  битве  ошалелый,
И  вечный  Родине  обет,
Темир – мурза  и  Пересвет,
И  гордость  племени  людского,
Разноголосье  и  молва,
И  деревянная  Москва,
И  войско Дмитрия  Донского,
Толпа – ликующий  народ
И  православный  Крестный  Ход!

                     2
Спешили  петь  и  громко  славить,
Меды  поставить  поскорей  -
С  победой  воинство  поздравить
И  пожалеть  богатырей!
Звон  колокольный  и  напевы,
И  тихий  плач  усталой  девы,
Князья  на  дедовских  щитах
И  стоны «ох»  и  возглас  «ах»!
Как  далеко  ещё  до  мира
И  слёз  так  много  и  обид,
Но  нам  эпоха  подтвердит,
Что  князь – праобраз  командира!
Он – самый  лучший  из  спецов,
Идёт  дорогою  отцов!

                    3
За  нами  вехи  вековые
И  злые  битвы  без  числа  -
Святое  Воинство  России,
И  нет  достойней  ремесла!
Во  славу  русских  поколений
Летит  напев  стихотворений,
А  время  злей  и  горячей,
И  звоны  слышатся  мечей,
И  ждут  походы,  не  парады,
Коль  есть  приказ,  не  суесловь!
И  покидают  Базы  вновь 
Моих  времён  кавалергарды,
А  командир  суров  и  строг  -
Для  экипажа  тот  же  Бог!

                     4
Сданы  задачи  и  зачёты,
Добро  на  выход -  значит  «Да!»
И  снова  в  море  патриоты
Идут  под  злые  холода!
А  мой  герой – сказать  неловко  -
Ему  назначена  страховка  -
Идёт  в  немую  пустоту,
Но  с  зам.  комдива  на  борту!
Полна  обойма  в  пистолете  -
Вся  в  шахтах  призрачность  времён,
Но  командир  сегодня  он,
И  он  пред  Родиной  в  ответе
За  эту  мощь,  за  белый  свет
И  за  безудержность  ракет!

                     5
Но  нам  сейчас  не  до  повтора  -
Мы  словом  всех  опередим!
Уходим  в  срок,  придём  не  скоро,
Лишь  Долг  Подводный  отдадим!
Работа,  тяжкая  работа
И  дни  тягучие  без  счёта,
Сигнал  случайный  и  контакт,
И  честной  службы  результат!
А  рядом  айсберги  и  льдины,
И  устаёт  в  воде  металл  -
Никто  болячки  не  считал
И  командирские  седины!
И  кто  сказал,  в  какие  дни,
Для  командира – «Отдохни?!»

                     6
Так  много  истин  для  рассказа,
Что  удивляют  закрома!
Гляди  окрест – родная  База
И  те  же  сопки  и  дома,
И  судеб  давние  заплатки
Подлодки  «ЭС – восьмидесятки»  -
Как  скалы,  обелиска  цвет,
И  у  подножия  букет!
Залив  волну  рябую  гонит,
А  ручейки  почти  без  льда,
А  вот  подводная  беда
Нет-нет,  а  всё-таки  напомнит  -
Они  лежат  навеки  тут,
Их,  как  живых,  уже  не  ждут!

                     7
Вверху  пророки – верхолазы
Давно  мечтали  между  строк  -
А  может  ли  стрелять  из  Базы
Подводный  крейсер  в  нужный  срок?
Они  оценят  и  проверят,
А  коль  способен,  то  поверят,
И,  завершая  пересуд,
Министру  гордо  донесут!
Расчёт  надёжней,  чем  уловка,
А  время,  трещина  стекла,
И  суматохой  потекла
К  стрельбе  ракетной  подготовка  -
Все  едут – это  не  вопрос,
Коль  лодка – главный  «спиртовоз»!

                     8
Сменились  замыслы  и  планы  -
За  подготовкой  глаз  да  глаз!
И  знают  флота  ветераны,
Как  погоняли  резко  нас!
Приказ – приказом!  Значит  тихо
Уже  готовится  Порчниха  -
Гидрограф  свой  бросает  лот
В  секретном  замысле  работ!
Легла  на  карты  изобата, 
Спешит  спасательный  буксир,
И,  нарушая  план  и  мир,
К  стрельбе  готовится  «Марьята»,
А  командир  наш  знает  сам,
Что  день  расписан  по  часам.

                     9
Никто  вздыхая,  вас  не  спросит  -
Как  ваши  нервы?  Как  вы  там?
Эх,  как  бы  всё  сейчас  забросить
И  всё  расставить  по  местам!
Собрать  рюкзак  и  взять  палатку
Да  костерок  разжечь  с  устатку,
И  под  дождинок  пелену
Забросить  точную  блесну!
И,  подчинив  рекорда  планку,
Подсечь  легко  у  валуна
И  убедиться,  что  она,
Увидев  сёмгу-серебрянку  -
В  ней  красота,  порыв  и  стать,
Об  этом  стоит  помечтать!

                     10   
Как  удивительно  знакома
И  как  бурлива  эта  гладь  -
Нередко  нашего  Главкома
Возили  в  тундру  отдыхать!
Но  мы  осеннею  порою
Ловили  сёмужку  с  икрою  -
Посол  рыбацкий,  значит  свой,
Закуске  равен  мировой!
Коль  память  мне  не  изменила
И  та  весёлая  пора,
Под  сёмгу  наши  мастера,
Случись,  без  меры  пили  «шило»!
Понятно,  флотский  офицер,
Коли  рыбак – то  браконьер.

                     11
Вот  так  размеренно  и  круто
Встречался  спиннингом  восход!
А  сёмга – это  как  валюта,
Без  девальваций  круглый  год!
Но  жаль,  удача – это  случай,
Везучий  есть  и  невезучий,
А  если  не  пугает  страх  -
Удача  водится  в  сетях!
Но  мы  народ  иного  рода,
И  часто  в  жизни  не  простой,
Лечились  в  тундре  золотой
Лишь  тем,  что  нам  дала  природа,
А  под  извечный  абордаж
Был  так  короток  отдых  наш!

                    12
Когда  стегает  больно  плётка,
Забудешь  сёмгу  и  грибы  -
В  Порчнихе  грозная  подлодка
Почти  готова  для  стрельбы!
Задёрнул  флот  родные  шторы  -
Вокруг  засады  и  дозоры,
Да  рвётся  к  берегу  пока
Лишь  иностранный  РЗК!
Но  узок  круг  для  интереса
Для  любопытного  врага  -
Легко  укрыла  берега
Эсминца  дымная  завеса  -
То  Скоморохов – мореход,
«Марьяту»  гонит  из  тервод!

                     13 
Есть  меч  ракетный  для  ответа,
А  у  Союза – грозен  тон!
Взметнулась  мощная  ракета
И  понеслась  на  полигон  -
Туда,  в  немую  пустоту,
Чтоб  мы  поверили  в  мечту!
Чтоб  можно  было  на  заказ
Стрелять  подводникам  из  Баз!
А  под  иные  обереги,
Когда  враги  обречены,
Меняли  карты  для  войны
В  Штабах  советские  стратеги!
И  за  стрельбу,  что  шла  в  зачёт,
Поздравил  с  гордостью  Комфлот!

                     14 
На  флоте  мы  удачей  сыты  -
В  восторге  все  кадровики!
Статьи  строчили  замполиты,
А  агитаторы -  листки!  -
Сработал  времени  закон:
Кто  не  причастен – поощрён,
А  кто  причастен – тот  наказан,
И  взлёт  не  маслом – словом  смазан!
Но  не  обходит  лучших  правда,
Ведь  у  неё  намётан  глаз  -
И  командира  в  этот  раз
Нашла  достойная  награда!
Всё  справедливо,  всё  по  мне,
Носи  на  правой  стороне!
 
                    15
Известны  флотские  порядки
И  вес  подводного  руна,
Когда  порой  по  разнарядке
Давались  многим  ордена!
И  под  обыденный  учёт,
Решали – этот  много  пьёт,
Тот  нарушает  наш  масштаб,
И  коль  случится,  любит  баб!
И  в  политорганах  гадали,
Кто  самый  лучший  офицер?
И  в  обстановке  полумер
Святых  нередко  награждали  -
Да  в  этой  службе  не  простой
И  Маринеско  не  святой!

                    16
Что  совершалось,  то  и  было,
Под  флотский  сумрачный  покрой,
Да  жаль,  Отечество  забыло,
Что  коль  подводник – то  Герой!
Ведь  не  под  вымыслы  и  трели
Они  взрывались  и  горели,
И,  нас  спасая  от  беды,
Ходили  с  риском  подо  льды!
Мы  век  в  плену  у  странной  ломки,
Век  забываем  экипаж  -
Дают  Героя  за  тоннаж,
Но  не  дают  за  автономки,
А  их,  под  буйство  и  аврал,
Подводник  жизнью  измерял!

                    17
Всё!  Отстрелялись  очень  точно,
Но  не  крестились,  не  клялись!
Комдив  сказал – учись  заочно
И  зам. комдива становись!
И  снова  Питер!  Боже  мой!
Из  дома  вроде  бы  домой  -
Тут  всё  своё,  здесь  свой  фарватер,
И  здесь  всё  та  же  Альма - Матер!
Для  рассуждений  эта  тема  -
Жизнь  вспоминая,  не  грешим,
А  коль  случится,  то  спешим
Туда – где  лучшая  Система,
Где  ждёт  и  ждёт  у  старых  стен
Нас  рукотворный  «Крузенштерн».

                      18
А  вот  иной  расцветки  штора
Сияет  памятью  следа  -
Под  краской  шаровой  «Аврора»
Вновь  безупречно  молода!
Под  новый  бой,  но  те  же  ноты,
Идут  нахимовские  роты
Сквозь  полумраки  и  века,
К  суровой  доле  моряка!
И  нет  в  дороге  передышки  -
Их  безупречен  строгий  шаг,
Идут  с  улыбкой  на  губах
Так  повзрослевшие  мальчишки!
Всё  та  же  выправка  и  крой  -
В  них  узнаёт  себя  герой!

                     19
Как  надо  нам  порой  вернуться
К  надежде  давней  и  большой,
И  к  прошлой  жизни  прикоснуться
Своей  обветренной  душой,
И  убедиться – славен  труд,
А  молодая  смена – тут!
Их  точен  выбор,  светел  взгляд,
Как  много  лет  тому  назад!
И  что  не  высохли  колодцы,
Что  повторимо – повторим,
Мы  вновь  Отчизне  говорим,
Что  здесь  взрослеют  флотоводцы,
Что  здесь  сегодня  и вчера
Петровской  доли  шкипера!

                     20   
Под  грузом  флотских  наковален
Так  много  сломано  пружин,
Но  мой  герой  сентиментален
И,  как  дитя,  неудержим  -
Он  прошлой  школой  дорожит
И  в  юность  светлую  спешит,
В  те  дни  беспечные,  когда,
Взошла  романтики  звезда, 
Когда  сквозь  сполохи  и  льдины,
Надеждой  вечной  и  мечтой,
Сиял  им  парус  золотой
И  уходили  бригантины  -
И  выбирался  парус-шкот
Среди  бушующих  широт!

                     21
А  Академию  едва  ли
Забыли  мы  в  текучке  лет  -
Все  поступали,  все  сдавали,
И  часто  знали  свой  билет!
Но  странен  судеб  поворот  -
Героя  вызвали  на  флот!
Где  под  неведомый  плетень
Назначен  выход  через  день!
Понятны  флотские  уловки  -
Что  этот  молод,  тот – больной,
А  ты,  как  рыцарь  основной,
Иди  в  моря  для  подстраховки  -
Иди  и  умника  не  строй,
Но  ты  не  первый,  а  второй!

                     22
Так  было – время  не  судили,
Не  нам  святую  память  рвать!
Мы  в  море  часто  выходили,
Чтоб  молодых  подстраховать  -
Кто  не  забыл,  тот  не  пропал,
А  с  корабля  попал  на  бал,
А  тут  совсем  наоборот  -
Бал  закруглил  подводный  флот!
И  в  океан  открылись  боны,
А  в  Базе  красятся  столбы,
И  ждут  под  голос  ворожбы
Его – Министра  Обороны,
Ждут  по  заказу  и  не  вдруг,
Забыв  про  тундру  и  досуг!

                     23
Про  костерок,  дымок – колечко,
Про  время  сёмужных  даров  -
На  вертолёте  прибыл  Гречко
К  стоянке  грозных  крейсеров!
Глаза  горящие  у  свиты  -
Тут  не  штабные  замполиты:
Вмиг  подготовят  судьи  спрос,
Срывая  времени  гипноз!
Да  мы  уже  не  первогодки!
Министр  обиды  не  гадал,
А  по  машине  тут  же  дал
Для  каждой  атомной  подлодки  -
И  не  случайно  на  ходу
Дал  Березовскому  Звезду!

                     24
Не  посрамим  высокой  марки  -
Накроем  стол  под  знатный  клёв!
А  Маршал  вдруг  вернул  «полярки»,
Что  открысятничал  Хрущёв!
Открылось  время  новых  створок  -
Богаче  мы  на  двести  сорок!
Богаче  наш  душевный  шарм,
Под  гул  общественных  казарм!
Тут  всё  расписано  умело  -
Гранит,  бездумные  снега,
И  бесконечная  пурга
Гудит  и  стонет  ошалело!
Тут  не  кисейный  институт  -
Тут  службу  тяжкую  несут!

                     25
Мелькнули  дни  в  походе  быстро
И  в  Базу  мой  вернулся  страж,
А  тут  Инспекция  Министра,
А  тут  сплошной  ажиотаж,
И  поднят  беспокойный  флаг
Над  вечным  ворохом  бумаг  -
Где  подчеркнуть,  где  подпереть,
А  где  слегка  «очки»  втереть!
Тревога  есть  в  знакомом  тоне,
Не  разобрать  спокойных  нот  -
Комдив  решал – а  кто  стрельнёт?
Кто  будет  лучшим  в  полигоне?
И  вновь  в  припадке  суеты
Легко  решил – «Стреляешь  ты!»

                      26
Тут  повторять  уже  неловко,
Что  командир  себе  не  врал,
Что  шла  к  походу  подготовка,
А  лодку  всякий  проверял  -
Все  мастера  и  проверялы!
А  вот  в  лампасах  генералы,
Слегка  свою  расправив  грудь,
Уж  на  Камчатку  держат  путь!
А  там,  под  старые  уловки,
Свою  ракету  гордо  ждут,
И  будь  уверен,  что  найдут
Учебный  след  боеголовки  -
Но  ты  надежду  не  буди,
А  в  цель  сначала  попади!

                     27
Коль  приказали – сдвинем  горы
И  позабудем  сладкий  сон!
И  вот  на  лодке  контролёры,
А  курс – в  назначенный  район,
А  экипаж  вполне  обучен,
Вот  под  водой  сигнал  получен,
И  сняв  словесное  табу,
Дана  команда  на  стрельбу!
Здоровьем  эта  песня  спета,
Запомни,  гордая  страна!
И  чуть  правее  Кильдина
Взметнулась  грозная  ракета!
А  весь  итог,  что  чаще  строг,
Нам  подведёт  Министр  и  Бог!

                     28 
Есть  в  ожидании  отрава
И  беспокойности  цена!
Но  двести – влево,  триста – вправо,
Что  значит  цель  поражена  -
Когда  звучит  оценка  «пять!»  -
Зачем  бумаги  проверять?
Доволен  Штаб  и  наш  Комфлот  -
И  благодарность  лично  шлёт!
В  разборе  выводы  суровы  -
Таких  людей  не  проведёшь,
А  вывод  всё –таки  хорош  -
Стратеги  все  боеготовы!
Достойным  сила  вручена,
И  в  безопасности  страна!

                     29   
Оркестр  не  нужен!  К  месту  ль  хоры?
Смените  шляпу,  смойте  пот  -
Тут  без  свидетелей  разборы
Комдив  сегодня  проведёт!
е  философ – правду  скажет,
Но  лучших  всё  же  не  накажет,
А  за  родной  Ракетный  Щит
Своим  приказом  поощрит!
Тут  смертный  всяк – не  надо  нимба,
Прекрасен  флотский  трудодень!
И  командиру  в  тот  же  день
Он  скажет  флотское  «Спасибо!»
И  вдруг,  смущаясь,  как  отец
Добавит  тихо – «Молодец!»

                      30 
Мы  славу  гордо  подытожим
Великой  честною  главой,
И  подтвердим,  что  всё  же  можем
Долг  исполнять  великий  свой!
Что  всё  не  зря!  Не  зря  учили,
Не  зря  с  надеждою  вручили,
Спеша  за  временем  вослед,
Шестнадцать  сумрачных  ракет!
И  снова  служба,  как  рутина,
Задачи,  выход  и  поход,
И  каждый  день,  и  каждый  год,
И  крейсер,  а  не  Бригантина!
Судьбы  и  времени  диктат
Да  в  океане  результат!

Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 659

Н.Гульнев  Подводная гвардия

                  Глава  11
    СЕВЕРНЫЙ  ФЛОТ – ОТ  ВОСХОДА  ДО  ЗАКАТА

Сегодня  мы  все вместе можем гордиться,
что общими усилиями создана, существует
и действует Морская Стратегическая Система.
Генеральный Конструктор, дважды Герой
Социалистического Труда академик
С.Н. Ковалёв
                 
                        1
Ещё  в  колосьях  Герб  кремлёвский
И  не  знаком  шакалий  вой,
А  в  Штаб  пришёл  Поникаровский
С  умом  и  светлой  головой!
Он  не  казнит  и  не  пытает,
А  досконально  дело  знает,
Не  допускает  перебор,
А  песню  тянет  общий  хор  -
Он  зачинатель  дел  и  автор,
И  дирижёр  суровых  нот  -
Поникаровский  всё  поймёт,
Как  настоящий  оператор,
Как  настоящий  гражданин  -
Родной  земли  и  флота  сын!

                     2
Но  это  страшная  нагрузка  –
Её  не  всякий  испытал!
Сегодня  три  ракетных  пуска,
А  завтра  сколько?  Кто  считал?
Но  каждодневные  уловы
Ещё  ведут  торпедоловы,
Да  каждый  день  учебный  щит
Пока  от  выстрелов  трещит!
А  время  все  стирает  грани,
Несёт  проблемы  чередой  -
Тут,  у  Залива,  под  водой
Американские  пираньи  -
Не  верь,  что  гладь  и  тишина,
Идёт  «Холодная  война»!
                   
                    3 
Мы  славой  Родины  согреты,
Наш  флаг  пока  ещё  не  снят  -
Гляди,  крылатые  ракеты
Над  морем  Баренца  летят,
А  счёт  учениям  потерян,
А  командир  любой  уверен,
Что  под  созвездием  времён
Своей  Отчизне  нужен  он!
А  Север – флот  не  в  обороне,
Дымят  родные  фитили,
И  ждёт  давно  команду  «Пли!»
Корабль  в  приполюсном  районе  -
На  глобус  глядя,  посчитай,
А  вот  судьбину – не  пытай!

                     4
Ждём  вымпела,  а  значит – строим
И  по  тропе  не  семеним  -
Томко  становится  Героем,
Куверский  Лёня  рядом  с  ним,
Что  есть – Отечеством  дано,
А  что  ни  день – Бородино!
Считай,  что  вышли  на  парад
Сыны  дивизий  и  эскадр!
Хорош  характер  колорита
И  бесконечны  миражи  -
Скажи  нам,  Родина,  скажи,
Что  мы – великая  элита,
Что  мы  от  планки  нулевой
Несём  веками  посох  свой!

                     5
Но  где-то  строилась  Голгофа  -
Кто  разобрался – оценил!
Вот  самолёт  разбился  с  ТОФа
И  лучших  вдруг  похоронил  -
И  ничего  не  изменить,
Их  очень  сложно  заменить  -
Боль – Спиридонов,  крик – Чулков
И  горе  кадровых  полков!
В  достатке  слов,  но  мало  мата,
Коли  разумен – рассуди:
На  должность  новую,  гляди,
Пришёл  умелец  из  Кронштадта  -
Да  под  маркизовый  размер,
Ему  в  новинку  СКР!

                     6 
Куда  такого  время  гонит?
Кто  назначает  этот  пик?
И  бездарь  вакуум  заполнит,
Как  гриб  случайный – дождевик!
Посыл  всевластный  обнаружен  -
Поникаровский  им  не  нужен!
Спалили  словом,  как  огнём,
Пропал  Комфлот  великий  в  нём!
Что  за  случайная  морока  -
Форштевень  ставят  на  корму?
И  кто  ответит,  почему,
Был  Михайловский  снят  до  срока?
Кто,  разрывая  судеб  нить,
Его  способен  заменить?

                     7
О,  время  страсти  и  разврата  -
Уже  Отчизной  правит  чек!
На  флот  в  личине  демократа
Явился  меченый  Генсек!
Да  комелёк  нас  греет  слабо,
Нет  ни  размаха,  ни  масштаба  -
Дало  нам  времечко  ответ,
Что  от  визита  пользы  нет!
Не  любопытно  это  око,
Хотя  вождь  весел  и  удал,
Но  вот  никто  не  угадал
Под  новой  шляпой  лжепророка!
Что  перестройка – новизна,
И  какова  её  цена?

                     8
Мы  совесть  в  смуте  не  роняем,
Но  погружаемся  во  тьму,
И  верим  в  то,  чего  не  знаем,
А  часто  верим  не  тому!
Горланим  лозунги  и  песни,
И  всякий  раз до  Красной  Пресни
Несём  родной  кровавый  стяг
Под  зов  подонков  и  деляг!
И  не  спасают  долю  кранцы  -
Борт  разворочен  и  причал,
Но  жаль,  не  каждый  замечал,
Что  нас  стегают  самозванцы  -
Тот - полупьяный,  тот – ямщик,
А  этот – новый  откупщик!

                     9
Но  нам  пока  приятна  завязь
И  плесень  сказочной  среды  -
Мы,  до  конца  не  разбираясь,
Всё  шли  под  паковые  льды,
Не  говорили  слово  «Нет!»
И  ждали – вот  придёт  рассвет,
А  мы  душой  не  согрешим
И  все  проблемы  разрешим!
Ещё  приятна  пересменка
И  новый  цвет  календаря  -
Уходят  с  гордостью  в  моря
Чернов,  Зеленский  и  Шевченко,
И  время,  кажется,  не  лжёт,
А  флот  Отчизну  бережёт!

                     10 
Нам  боль  страны – родная  рана,
Нам  в  радость  фраза – «В добрый  путь!»
Мы  не  служили  для  обмана,
Но  нас  так  просто  обмануть!
Нас  не  обманывать  учили,
А  мощь  великую  вручили
И  повторяли  годы – дни:
«Моряк!  Отечество  храни!»
Но  не  носили  мы  ливреи  -
Мы  дел  великих  мастера,
Но  повели  нас  под  «Ура!»
Вперёд  слепые  брадобреи  -
Мы  все  за  ними,  все  туда,
Где  ожидала  нас  беда!

                     11
Жаль,  у  разломов  не  икалось
И  не  мерещилась  напасть,
Но  оказалось – избавлялась
От  адмиралов  лучших  власть!
Решил  кремлёвский  домовой  -
Не  нужен  честный  и  прямой,
А  нужен  истинный  собрат,
Поборник  строя – демократ!
Подкрасив  пёрышки  и  латы,
Надраив  свой  подводный  кант,
Как  несмышлёный  лейтенант,
Главком  рванулся  в  депутаты  -
Значок  к  наградам  честным  в  плюс
И  новый  выбор – странный  курс!

                     12 
Под  чью  такую  колесницу
И  под  какой  служебный  вздор,
Вдруг  прибыл  в  Западную  Лицу
С  Камчатки  странный  каскадёр?
В  том  нет  ошибки  и  прохлопа,
А  он  виновник  «самотопа»,
Но  он  в  обойме,  он  карат,
И  вроде  он  не  виноват!
Он  свой  давно  среди  околиц  -
Ему  приятен  полутон,
И  выпускает  нынче  он
В  моря  подлодку  «Комсомолец»  -
Она  уйдёт  в  один  конец,
А  он  опять  великий  спец!

                     13
Хранит  Всевышний  кавалера  -
Гляди  народ,  открывши  рот,
Как  повела  его  карьера,
С  подачи  ясно  чей,  вперёд!
И  он  торчком стоит  на  страже,
Коль  не  замечен  в  распродаже  -
Его  обходит  грозный  рок:
Никак  не  тонет  Поплавок!
И  не  горит  да  и  не  тает,
А  светит  медным  пятаком,
Таких  не  только  наш  Главком,
А  власть  и  время  назначает  -
Они,  когда  в  водице  муть,
Всегда  нужны  кому-нибудь!

                     14 
Земля  российская  богата  -
Не  стоит  летопись  листать!
Вот  так  и  неуч  из  Кронштадта
Сумел  Главкомом  новым  стать  -
Достойных  нет,  они  в  опале,
И  повторять  мы  не  устали  -
Когда  пинают  флот  носком,
Привратник  нужен,  не  Главком,
Чтоб  не  был  он  подводным  асом,
Чтоб  флотоводцем  он  не  стал,
А  даже  лучше,  чтоб  считал
Он  сутки  «адмиральским  часом»,
Чтоб  подходил  для  серых  каст  -
Такой  в  отставку  не  подаст!

                     15
Чтоб  был  для  времени  удобен,
Чтоб  не  моряк  был,  а  артист,
Чтоб  был  немного  земноводен
И  в  большей  массе  студенист!
Но  чтобы  был  суров  и  строг,
И  приукрасить  чтобы  смог,
Чтоб  наложил  свою  печать
На  тех,  кто  вздумает  кричать!
Мы  знаем  вкус  припёков  сдобных,
Мы  знаем,  как  способны  врать,
И  как  способны  подбирать
Себе  угодников  подобных,
Таких -  чтоб  «всё  оно - гори»,
Но  ты  молчи – не  говори!

                     16
Но  это  всё  пока  закуска,
И  впереди  зловещий  миг  -
Ещё  придёт  убийца  «Курска»
За  счёт  таинственных  интриг!
Но  он  не  неуч,  а  талант,
И,  несомненно,  диссертант  -
Вдобавок,  он  ещё  новатор,
Коль  Академия  соавтор!
Он  флотский  клир  с  утра  торопит,
Но  не  в  походе – у  стола,
И  топит  наши  вымпела,
Жаль,  достаёт  не  всё,  что  топит  -
Лежит  с  реактором  она
Который  год  у  Кильдина!

                     17
Когда  свою  судьбу  итожишь,
Словами  воздух  не  тарань  -
Коль  флотоводцем  стать  не  можешь,
Хотя  бы  гражданином  стань!
Беду  свою  перетерпи,
А  вот  Комфлота  не  топи  -
Один  корабль – одна  ладья,
Ты  не  свидетель, не  судья!
Не  торопись  творить  заразу,
Хотя  бы  гордо  промолчи,
Но  ты,  бросая  кирпичи,
Топил  Комфлота  по  заказу!
На  склоне  мудрость  обретай
И  Григоровича  читай!

                     18 
Ведь  взять  пример  не  грех  с Министра
И  без  житейского  тычка  -
Он  не  сдавал  легко  и  быстро
Царю  Комфлота  Колчака  -
Видать,  его  мозги  на  месте,
И  он  служил  Царю  и  Чести,
Свой  Крест  пронёс  и  не  соврал  -
Таков  был  русский  адмирал!
Как  время  лучших  распластало,
Как  покуражился  Пророк,
И  оказалось,  в  нужный  срок
У  нас  Мордвиновых  не  стало,
А  под  сегодняшний  рассвет
И  Кузнецовых  вроде  нет!

                     19
Не  приучайтесь  вешать  бирки  -
«Тот  виноват,  а  этот  прав!»
Вы  адмиралы – не  штафирки,
А  Кодекс  Чести – не  Устав,
А  время  смутное – не  повесть,
И  всё  же  в  мире  правит  совесть,
И  не  всегда  решает  лесть  -
Ведь  что-то  в  жизни  свыше  есть!
А  флотский  пульс  веками  бьётся  -
Умейте  времечко  не  гнать!
Дано  под  Богом  понимать,
Что  всем  по  совести  зачтётся,
А  жизнь  разделит  пополам
И  золотник,  и  вечный  хлам!

                     20
Флот  не  даёт  бездарным  фору  -
Тому  история  пример,
А  кто  подобен  бутафору,
Заметит  флота  офицер  -
Тут  бесполезен  грозный  вид,
Таких  эпоха  пригвоздит
И  всё  расставит  по  местам  -
Герои – тут,  канальи – там!
Тот  не  сдавал,  а  тот – сдавался,
А  этот,  что  ни  говори,
Нам  подтвердят  календари,
Что  он  в  истории  остался  -
И  что  опала,  что  закон,
Когда  на  флоте  вечен  он!

                     21
Мы  времена  не  угадали,
А  офицер, увы,  не  знал,
Что  флот  российский  распродали
И  оголили  арсенал  -
Вот  так  с  отмашки  и  подачи
Решались  личные  задачи!
К  чему  форштевень  и  корма,
Коль  есть  родные  закрома!
И  на  ристалище  обвала
Во  всю  идёт  всевластный  торг  -
Уж  нет  авралов  и  тревог,
А  флоту  нужен  доставала,
Чтоб  понимал  кормила  суть
И  знал – кого  и  как  лизнуть!

                     22
Ласкал  бы  век  родное  ухо,
Пластался  б  так,  как  камбала,
А  чтобы  блажь  и  показуха
Для  флота  нормою  была,
Чтоб  чаще  были  вахт – парады,
И  чтобы  шли  кавалергарды
В  запас  из  полунищих  дыр
С  сертификатом  без  квартир,
Чтоб  нефтяной  чудил  наместник,
А  под  разнузданный  кимвал,
Наш  флот  с  надеждою  внимал
Тому,  что  скажет  Буревестник  -
Смешной  судьбы  случайный  страж,
Надевший  флотский  камуфляж!

                     23 
Мы  не  сникаем,  не  сдаёмся, 
Не  распластал  судьбу  недуг,
Мы  не  над  Родиной  смеёмся,
И  нам  знаком  мятежный  дух!
Все  верим,  что  воспрянет  флот,
А  к  нам  прозрение  придёт,
И  все  поймут – что  нынче  слава?
И  что  без  флота – не  Держава!
И  удивлять  Россию  рано  -
Ведь  флота  нет  у  нас  пока!
И  выгоняет  рыбака
Из  вод  Норвежская  охрана  -
Совместный  взяли  водоём
Себе  в  аренду  и  внаём!

                     24 
Но  в  этой  бездне  полудикой, 
Где  свита  любит  короля,
Ещё  проснётся  Пётр  Великий
И  гордо  встанет  у  руля,
И  скажет  голосом  седин  -
Мне  нужен  мой  гардемарин,
Мне  нужен  Кормчий,  нужен  флот
Всех  океанов  и  широт!
И  под  рукою  корабела
Порвётся  времени  петля,
И  покидая  стапеля,
Уйдёт  на  Север  Каравелла,
И  вздрогнет  старый  материк
Под  гул  ветров  и  чаек  крик!

                     25
Живу  надеждой  я  и  верю,
Что  закрывая  старый  том,
Мы,  оценив  свою  потерю,
Надежду  в  душах  обретём  -
Поверим,  сменится  погода,
И  настоящий  воевода
В  своей  добитой  стороне
Оценит  прошлое  вдвойне
И  скажет – в  жизни  повторимы
Петровский  ботик  и  Гангут,
А  если  флот  не  берегут,
То  повторимы  и  Цусимы  -
Поверь,  Отечество,  поверь,
Что  мы  прошли  черту  потерь!