Автор Тема: Дело Тихонова - Хасис  (Прочитано 70815 раз)

0 Пользователей и 5 Гостей просматривают эту тему.

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #60 : 30/03/11 , 17:33:04 »
Обвинение перешло к самым тяжким доказательствам вины подсудимых.


   
Москва. 30 марта. INTERFAX.RU - Присяжным по делу об убийстве адвоката Станислава Маркелова в суде включили запись "прослушки" квартиры обвиняемых Никиты Тихонова и Евгении Хасис.
Как передает корреспондент "Интерфакса", на аудиозапись также попала постельная сцена между Тихоновым и Хасис, которую без купюр дали прослушать присяжным.
"Такие вот доказательства по делу", - резюмировал Тихонов.
Ранее, подсудимые и их защита возражали против прослушивания аудиозаписи в суде.
http://www.interfax.ru/society/news.asp?id=183544

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #61 : 05/04/11 , 19:07:01 »
У Евгении Хасис появилось алиби


У Евгении Хасис, обвиняемой в причастности к убийству адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, обнаружилось алиби. По словам свидетеля защиты Алексея Барановского, в момент убийства он вместе с подсудимой находился в магазине, где покупал шампанское, сообщает РИА Новости.

Барановский возглавляет правозащитный центр "Русский вердикт", в котором работала Хасис. Он утверждает, что хорошо помнит день убийства Маркелова и Бабуровой - 19 января 2009 года, так как 20 января у него день рождения. По его словам, он примерно с 12 до 16 часов 19 января вместе с Хасис занимался закупкой шампанского к празднику и об убийстве адвоката узнал в магазине, о чем и сообщил Хасис.

Ранее свидетели обвинения заявили в суде, что видели Хасис на месте преступления. По данным следствия, она следила за Маркеловым и должна была подать знак исполнителю убийства.

Кроме того, Барановский объяснил, откуда в ноутбуке обвиняемой взялась фотография отрезанной головы и тексты заявлений "Боевой организации русский националистов" (БОРН). Правозащитник заявил, что сам дал Хасис эти материалы, так как она по его поручению занималась борьбой с радикальным национализмом. Барановский отметил, что обнаружил указанные материалы в интернете, тогда как прокурор ранее утверждал, что фотография головы, в частности, была сохранена в компьютерной памяти еще до того, как ее изображение появилось в Сети.

На очередном заседании суда по делу об убийства Маркелова также выступил его брат Михаил, который работает в аппарате полпреда президента в Северо-Кавказском федеральном округе Александра Хлопонина. Как передает телеканал "Вести", Михаил Маркелов рассказал, что на его брата незадолго до гибели было совершено нападение в метро и он попросил приставить к нему охрану.

Кроме того, по словам свидетеля, погибший полагал, что угроза его жизни может исходить либо со стороны неонацистов, либо от сторонников осужденного полковника Юрия Буданова (адвокат представлял в суде интересы потерпевшей стороны - прим.ред.). Адвокаты подсудимых со своей стороны заявили, что следствие, по их мнению, не уделило достаточного внимания версии о причастности к убийству сторонников Буданова.

Следствие считает Хасис соучастницей убийства Маркелова и Бабуровой, которое совершил ее гражданский муж Никита Тихонов на почве идеологических разногласий. Подсудимые свою вину в убийстве не признают.

http://lenta.ru/news/2011/04/05/alibi/

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #62 : 07/04/11 , 22:26:41 »
Дело Тихонова-Хасис. Суд.


   
Сегодня была на заседании у Жени с Никитой, вызвали меня в качестве свидетеля. Дело в том, что у Жени на 19 января 2009 года есть алиби, она вместе с Алексеем Барановским ходила покупать шампанское к его Дню рождения. Тогда они звонили мне, точнее Алексей звонил узнать когда я уже наконец рожу, и рассказал о том, что они с Женей идут покупать шампанское. О чем я и рассказала суду. За что сторона обвинения чуть не сожрала меня вместе с ботинками, несколько часов пытали одними и теми же вопросами и уточнениями. Судья орал, судьи вообще могут орать на свидетелей?

Как говорится – лучше один раз увидеть собственными глазами. Я это о судье, который с улыбкой задает вопросы и требует четкого на них ответа. А потом комментирует для присяжных свою интерпретацию слов свидетеля. Прокурор лысый с садистской улыбкой всё пытался выведать у меня интимные подробности того как Яська появилась на свет. Хорошо хоть не спрашивал о том, в какой позе её зачали. Прокурор-блондинка постоянно отпускала едкие комментарии в наш адрес, переговариваясь с присяжными. А кое-кто из присяжных не сводил с меня хитрых глаз, как будто подозревал в том, что это я убила Маркелова.

Вернулась я домой с ужасной головной болью, как Женя с Никитой выдерживают это каждый день. Хотя они улыбались, потому, что были вместе и могли держать друг друга за руки, а это дорогого стоит. Трудно поверить, что столько взрослых людей хотят зла этой чудесной паре. Наверное это даже не люди, а карлики, которые были рождены только для того, чтоб мы больше ценили добро, красоту и любовь.

Трансляции из зала суда: http://nataly-hill.livejournal.com/?skip=10

http://twitter.com/#!/rod_ru

http://matilda-don.livejournal.com/647439.html

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #63 : 11/04/11 , 14:17:16 »
Суд над Тихоновым и Хасис: 11 апреля


   
Продолжается трансляция судебного процесса над Никитой Тихоновым и Евгенией Хасис: http://twitter.com/rod_ru .
Сегодня свои показания дают подсудимые.

Внезапно сенсация: Никита Тихонов заявляет, что браунинг, из которого (по данным следствия) были застрелены убитые, передал ему в октябре 2009 года его друг Илья Горячев!
При этом он утверждает, что, по его мнению, Горячев не мог быть причастен к убийству.

http://nataly-hill.livejournal.com/1295365.html

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #64 : 11/04/11 , 23:17:02 »
Сегодня впервые давала показания Евгения Хасис.

13:20. Хасис: "Мне было известно, как работает в нашей стране отдел по борьбе с экстремизмом. Следствие начинает искать неблагонадежных по спискам, за лидерами устанавливает слежку. Я боялась, что возьмутся за Горячева и через него выйдут на Никиту, который является идеальной кандидатурой на роль обвиняемого." Тогда Никита и сказал ей, что будет оказывать сопротивление при задержании, чтобы его застрелили, потому что не хочет на пожизненное заключение за преступление, которого он не совершал. Она отговаривала его от этих мыслей, хотя и понимала, что он больше хорохорится перед ней, чем говорит всерьез.
"Вообще, государство своими действиями множит отчаявшуюся молодежь. В рамках работы в «Русском вердикте» я хотела увести молодежь с улиц. Если ребенок совершил проступок, виноваты родители, если молодежь массово совершает политические преступления и отдает свою жизнь за это - виновато государство," - говорит Хасис.

13:30. Поясняет, что 19 января 2009 года после покупки днем шампанского с А.Барановским встречалась с человеком на Каширской по поводу съема квартиры – у брата тогда родился второй ребенок и жить вместе с его семьей ей было уже не удобно. Она описывает свой маршрут 19-го января 2009 г.: с Выхино на Тимирязевскую, потом на Каширскую (там смотрела 2 адреса, 2 съемных квартиры).

15:15. После обеденного перерыва заседание возобновляется. Прокурор Сухова спрашивает, с какой целью Хасис посещала заседания по делу Томского, если «Русский вердикт» стал действовать позже. Хасис говорит, что у нее уже была на тот момент точка зрения активной правозащитницы, она интересовалась этим делом, хотя ничьих прав не защищала.
У нее завязались приятельские отношения с Василием Реутским, осужденным по этому делу. Позже Хасис защищала его права, когда они нарушались по месту отбытия заключения. Она поясняет, что его там запирали в клетку на улице на морозе, но судья прерывает.

15:40. Евгения Хасис объясняет, что не отделяла себя от Никиты Тихонова. Говорила «нам грозят неприятности», потому что раз ему, то и ей. Прямо отказывается свидетельствовать против близких по 51 статьей Конституции РФ. Судья Замашнюк напоминает, что Тихонов по закону не является ее близким. Хасис отвечает: "Ну, судите значит меня за отказ свидетельствовать против него!" Говорит, что готова умереть вместе с Никитой и за него.

18:00. Замашнюк: "У Вас имелась возможность ранее сообщить о своем алиби через друзей, СМИ, сотрудников организации?"
Хасис: "Ранее я не давала показаний. Если б я это сделала, я бы поступила как полная идиотка. После допроса с избиениями и пытками моего мужа и похищения моего друга Алексея Барановского."
Судья прерывает: "У Вас были препятствия к заявлению об алиби?"
Хасис: "Да, были - это беспредел правоохранительных органов."
Замашнюк: "Почему Вы не заявили о невиновности Тихонова?"
Хасис: "Во время обыска я заявляла об этом очень громко, получила прикладом в голову и мне сказали, что эти мои показания никому не нужны."

Полная трансляция сегодняшнего дня тут:
http://bb-mos.livejournal.com/681394.html

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #65 : 12/04/11 , 17:31:11 »
И это всё о нём.


   
# О Горячеве: я вот только одного понять не могу - как это существо смогло стать лидером хоть какой-то организации?
# Что ж это за организация, у которой такие лидеры?
# А вот Горячев Тихонова в своих показаниях ни разу не называет другом. "Нас связывала вместе работа".
# Вид у Горячева в записи совершенно убитый.
# Все-таки испытываю простодушное удивление: вот сидит человек, клевещет на лучшего друга с тем, чтоб подвести его под пожизненное.
# А с виду - совсем как человек, ни копыт у него нет, ни рогов. Говорит. Как в известном анекдоте: "Оно разговаривает!!!"
http://twitter.com/rod_ru

Как передает корреспондент "Интерфакса", председательствующий судья Александр Замашнюк огласил заявление свидетеля, подписанное 11 января 2011 года, согласно которому И.Горячев просил не принимать во внимание его отказ от старых показаний.
"В начале сентября 2010 года ко мне начали обращаться люди, близкие к Н.Тихонову, которые хотели заставить меня отказаться от показаний. Позднее мне позвонил Н.Тихонов и сказал, что мои показания никуда не годятся", - говорится в заявлении И.Горячева.
По словам автора документа, Н.Тихонов заставил его аргументированно отказаться от данных ранее показаний, придумав для этого версию о давлении оперативников ФСБ.
"Н.Тихонов также потребовал, чтобы я регулярно пополнял ему счет мобильного телефона, которым он пользовался в тюрьме. Я и делал", - пишет свидетель.
Автор документа также написал, что Н.Тихонов действовал при помощи адвокатов, в частности sim-карту для связи с ним обвиняемому пронес в СИЗО защитник, которого тот назвал "дедом". Адвокат Н.Тихонова Александр Васильев на это заметил, что любого защитника при проходе в СИЗО к подзащитному тщательно обыскивают, и ничего запрещенного туда пронести нельзя.
http://www.lenizdat.ru/a0/ru/pm1/c-1096293-0.html

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #66 : 12/04/11 , 17:32:10 »
Ключевые свидетели обвинения оказались эмигрантами.

13:20. Зашита завершила предоставление доказательств. Обвинение переходит к дополнениям своих доказательств. Ходатайствует об оглашении видеопоказаний Горячева и Орлова (прохожего, который нашел недеформированную пулю на следующий день после убийства на улице, по которой орудием убийства был признан "Браунинг"). На найденной Орловым пуле так же экспертиза установила наличие следов кремния, данная экспертиза есть материалах дела, но до присяжных так же естественно не доводилась, прим. Р.В.
По данным следствия, и Горячев и Орлов находятся за пределами России: Горячев в Сербии, Орлов - аж в Сан-Диего, США. Адвокат Васильев возражает, заявляя, что оперуполномоченные, бравшие у родителей Горяева объяснения, где он, не являются представителями обвинения или судебными приставами, участие их в деле не предусмотрено. Кроме того, если Горячев находится под защитой государства как свидетель, тогда где бумаги, что Горячев сбежал из-под госзащиты и где отметки погранслужбы о пересечении госграницы? Защита и обвиняемые настаивают на доставке Горячева в суд.

13:30. Внезапно от стороны обвинения выясняется, что Д.И.Орлов уже 11 лет является гражданином США и в Москве бывает эпизодически. При этом именно ему посчастливилось найти пулю от "Браунинга" через сутки после убийства, которую не нашли эксперты-криминалисты, и именно по этой пуле пистолет был идентифицирован как орудие убийства Маркелова. Судья принимает решение огласить показания свидетеля Орлова, который из США прислал нотариально заверенное письмо, что свои показания на следствии он подтверждает.

13:50. Судья без присяжных зачитывает письмо Горячева об отказе от данных им на следствии показаний. Отказ направлен 17 марта 2011г. из Москвы, он идентичен опубликованному в журнале «Нью Таймс». Теперь судья зачитывает другое рукописное письмо Горячева от 18 января 2011г., котором он подтверждает свои показания на следствии, пишет, что ему стали угрожать друзья Тихонова, в т.ч. Барановский, который готовит ряд статей в сети, которые должны заставить автора изменить свои показания. Дополнительно сообщает, что были угрозы и другим свидетелям со стороны Тихонова и его друзей, указывает, что Тихонов требовал от Горячева пополнять его телефон, которым, якобы, Тихонов пользовался в тюрьме. Далее оглашается письмо от центра по защите свидетелей, в котором сообщается, что они не могут реализовать защиту свидетеля, так как Горячев покинул Россию.

14:05. Адвокат Васильев протестует против оглашения видеопоказаний Горячева перед присяжными, т.к. заявление о том, что на Горячева оказывали давление друзья Тихонова написано позже, чем его отказ от дачи ложных показаний (в «Нью Таймсе» отказ от показаний датирован августом 2010 года). Васильев говорит, что все эти документы надо тщательно проверить на подлинность и до проверки оглашать показания нельзя.

14:25. В ходе дискуссии по Горячеву защита и обвинение ходатайствуют оглашать присяжным все заявления свидетеля Горячева, а также заявление адвоката Васильева о возбуждении уголовного дела по факту давления на свидетеля сотрудников ФСБ, как указал сам Горячев. Защита также просит огласить присяжным показания свидетеля Евгения Левковича, корреспондента журнала «Нью Таймс», делавшего интервью с Горячевым о его отказе от показаний. Но судья постановляет: показания Левковича и нотариально заверенный отказ Горячева от показаний в присутствии присяжных не оглашать, огласить только показания, данные Горячевым на следствии.
http://bb-mos.livejournal.com/682318.html

Твитты из зала суда: http://twitter.com/rod_ru

Оффлайн skyline

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 646
Re: Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #67 : 14/04/11 , 03:17:28 »
В интересах установления истины и для информирования общественного сознания об обстоятельствах резонансного «Дела Тихонова-Хасис» мы публикуем распечатку Протокола допроса обвиняемого Н.А. Тихонова, проливающий свет на обстоятельства его задержания (т. 6, л.д. 25-32).

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА ОБВИНЯЕМОГО









Г. Москва 16 декабря 2009 г.

Допрос начат в 11 ч. 30 мин.
Допрос окончен в 13 ч. 15 мин.

Следователь ГСУ СКП РФ юрист 1 класса Петров М.В.

В помещении ФБУ СИЗО-2 ФСИН России

В соответствии со ст. 173, 174 и 189 УПК РФ допросил по уголовному делу № 201/36007-09 в качестве обвиняемого:

1. Фамилия, имя, отчество: Тихонов Никита Александрович

<…>

Иные участвующие лица защитник Жучков А.Г.

<…>

Желаю изложить свои показания собственноручно. 1 декабря 2009 г. я наконец-то получил копию протокола обыска, которая, к сожалению, не была вручена мне в день обыска 3 ноября 2009 г. Внимательно ознакомившись с данным документом, заявляю следующее.

1) В протоколе указано, что я был задержан на квартире по адресу г. Москва, ул. Свободы, д. 93 корп. 1. кв. 161. На самом деле я был задержан 3.11.2009 около 7.10 утра на улице Планерной, в 70 метрах от станции метро «Планерная». Неизвестные люди в штатском налетели на меня сзади, повалили на асфальт и принялись избивать. Их было несколько человек, они выкрикивали: «Ты что думаешь, мы менты?! Мы – не менты!» На мой вопрос, кто они такие и чего хотят, мне не ответили, нанесли удар по половым органам (в паховую область). В следующие три дня я испытывал боли при мочеиспускании. При помещении меня в СИЗО-2 Лефортово, я сообщил врачу о болях при мочеиспускании. Врач меня осмотрел и сказал, что гематом не обнаружил. А боли продолжались до 06.11 включительно.

Заломив мне руки за спину, неизвестные в гражданской одежде надели мне на руки наручники и подняли на ноги. Я успел оглянуться и заметил, что нападавших было не менее 10 человек. Меня затащили в микроавтобус иномарку темного цвета. Там они продолжали бить меня по шее и печени. Не снимая наручников, они срезали лямки моего рюкзака, который все время находился у меня за спиной. Судя по отрывочным репликам, неизвестные нападавшие снимали меня на видео или фотоаппарат. После этого меня положили на пол микроавтобуса между сидениями лицом вниз. Когда я лежал на полу салона микроавтобуса, сверху на сидениях всегда кто-то сидел. Напавшие переговаривались между собой, время от времени наклонялись ко мне и трогали наручники у меня за спиной. Кожей я чувствовал прикосновение металла. Наручники с меня не снимали. Когда меня подняли с пола на сидение, микроавтобус уже подъехал к дому 93, корп. 1 по улице Свободы. Меня стали бить ладонями по лицу и по шее, требуя сказать, есть ли в квартире оружие и спит или бодрствует моя гражданская супруга Хасис Е.Д. (они называли ее не по имени, а просто «девчонка»). Я ничего не ответил, и тогда с меня сняли поясную сумку, там обнаружили ключи от квартиры. Спустя 15-20 минут меня втащили в квартиру. Когда меня проводили мимо маленькой комнаты, я увидел полуодетую Хасис Е.Д., лежащую на диване с руками, скованными за спиной. Из одежды на Хасис была только ночнушка. Больше я Хасис Е.Д., мою гражданскую жену, не видел.

Войдя в квартиру, я увидел не менее 5 человек незнакомых мне вооруженных мужчин в гражданской одежде. Судя по их поведению, они были с напавшими и захватившими меня заодно. Меня затащили на кухню, положили на пол и стали требовать выдать оружие и деньги. Я снова попросил их сказать, кто они такие – бандиты или милиция. Вместо ответа меня стали душить руками за шею. На какое-то время я потерял сознание. А когда очнулся, сообщил захватчикам, что деньги лежат в моей поясной сумке, а еще на шкафу в маленькой комнате. На вопрос: много ли у меня денег, я ответил утвердительно.

В кухню, где меня держали под присмотром вооруженные люди, все время, весь день заглядывали новые лица, которых я ранее не видел. Я затрудняюсь указать их точное число, но в разговоре со мной вечером того же дня (3.11.09 г.) участники захвата признались, что только бойцов спецназа ФСБ было около 20 человек. Это не считая других членов оперативно-следственной группы. Из общавшихся со мною могу уверенно опознать одного. Он тогда представился мне старшим над сотрудниками ФСБ, осуществлявшими захват, и сказал, что будет меня допрашивать. Своего звания, фамилии и имени этот человек 3.11.2009 г. не называл, несмотря на мою просьбу об этом. Когда я уже содержался в изоляторе Лефортово, этот человек допрашивал меня уже в стенах СИЗО-2. Он требовал отвечать на его вопросы, угрожая обвинить меня в нескольких убийствах неизвестных мне лиц и перевести меня в изолятор на ул. Петровка, где меня будут пытать в пресс-хатах. На допросе в Лефортово защитник не присутствовал, а протокол не велся. Допрашивавший меня сотрудник ФСБ тогда назвался «Владимиром Владимировичем» и сообщил мне, что имеет звание полковника. Для ясности изложения я ниже буду называть данное лицо «Владимиром Владимировичем», хотя речь будет идти уже о событиях 3.11.2009 г., когда он еще отказывался представляться.

Итак, на кухне моей съемной квартиры по указанному выше адресу допрашивал меня человек, позднее представившийся «Владимиром Владимировичем». Он убеждал меня взять на себя убийство Маркелова С.Ю. и Бабуровой А.Э. Когда я отказывался, он выходил из кухни, и меня начинали пытать. На голову надевали целофановый пакет и били по животу, пока я не начинал задыхаться, теряя сознание. «Владимир Владимирович» возвращался на кухню и вновь задавал мне разные вопросы; и когда я отказывался отвечать или мои ответы его не устраивали, Владимир Владимирович вновь уходил из кухни, чтобы меня продолжали пытать. Так продолжалось до вечера.

Что в это время происходило с Хасис Е.Д., я не знаю, но Владимир Владимирович и его подручные убеждали меня «прекратить упрямиться, чтобы девчонка не мучалась» (цитата). Они угрожали поместить мою гражданскую жену в камеру к мужчинам-уголовникам, лицам кавказской национальности, спровоцировав тем самым ее изнасилование. Владимир Владимирович сказал мне, что Хасис Е.Д. этапируют в Ингушетию. Мне тоже угрожали разными пытками, если я не буду говорить то, что от меня хотят услышать. Но все ограничивалось ударами по шее, животу и печени, а также удушениями.

Вечером, когда стемнело, меня перевели в ванную комнату, пояснив, что на кухне будет производиться обыск. Так я узнал, что все время в квартире, где я жил, проводился обыск. Мне не показывали ничего из изъятого. В протоколе обыска сказано, что мне было показано постановление о проведении обыска. Однако, этого не было сделано.

Пока я находился на кухне, допрос несколько раз прерывали. Меня фотографировали на фотоаппарат и мобильные телефоны. Велась и видеосъемка.

По завершении обыска, мне был вручен протокол обыска, но увидев, что там записаны многие факты и обстоятельства, не соответствующие действительности, я отказался подписывать протокол. Копия протокола обыска мне в тот день вручена не была.

2) В протоколе обыска указано, что в квартире по указанному выше адресу было изъято 60.000 рублей. На самом деле 3.11.2009 помимо этой суммы там находилось не менее 15.000 евро. Они принадлежали моей гражданской жене Хасис Е.Д. Деньги лежали на шкафу цвета в маленькой комнате.

Кроме того в протоколе сказано, что в моей черной поясной сумке с надписью RВК были обнаружены 2 тысячи рублей (2000 руб.). На самом деле помимо рублей там находились примерно 1.700 евро. Это мои сбережения за время работы журналистом. Деньги Хасис Е.Д. – это часть суммы, вырученной ею от продажи принадлежавшей ей квартиры.

О том, что в протоколе обыска не упомянуты крупные суммы в валюте евро, я устно сообщил старшему следователю ГСУ СКП Краснову И.В.

3) Есть и другие существенные моменты в протоколе обыска, которые не соответствуют действительности, и по которым я могу дать свои пояснения. Но об этом я сообщу только ознакомившись с результатами и материалами служебной проверки, которую я прошу начать по обстоятельствам, указанным мною в протоколе допроса 16.12.2009 г. Материалы служебной проверки я прошу приобщить к материалам моего уголовного дела.
Записано собственноручно (подпись)
<…>

Обвиняемый (подпись)

Иные участвующие лица: Защитник (подпись)

Источник: Политсовет.орг

http://news.nswap.info/?p=63363
...а закончу речь я словами сами знаете кого:

“Кто хочет жить, должен сражаться. Кто не хочет сражаться в мире вечной борьбы – тот недостоин жить”

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #68 : 14/04/11 , 15:29:52 »
NEWSRU.COM: Следователи ищут иуду среди соратников обвиняемых Тихонова и Хасис, заявляют их друзья.


   
Соратник обвиняемых по уголовному делу об убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой заявляет о попытках давления на него со стороны правоохранительных органов в связи с его показаниями на процессе в Мосгорсуде.
"Следователи пытаются найти в моем окружении людей, готовых опровергнуть мои показания об алиби Евгении Хасис", - заявил координатор центра "Русский вердикт" Алексей Барановский "Интерфаксу" в среду. Сам он, по его словам, сейчас "ушел на дно": не появляется дома, крайне редко пользуется мобильным телефоном, опасаясь давления со стороны силовиков.
Как сообщалось, на прошлой неделе Барановский сообщил на заседании Мосгорсуда по делу об убийстве Маркелова, что у Хасис, обвиняемой в пособничестве этому преступлению, есть алиби, так как в момент совершения преступления она не была на месте убийства.
"Я хорошо помню 19 января 2009 года, так как 20 января мой день рождения. В этот день я ходил вместе с Хасис покупать шампанское. Мы встретились 19 января не раньше 12 часов утра и не позже четырех часов дня и отправились в магазин. Об убийстве Маркелова мы узнали, находясь в магазине, я сообщил эту новость Хасис", - рассказал Барановский присяжным.
http://www.newsru.com/russia/13apr2011/baranovsky.html

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #69 : 15/04/11 , 16:28:20 »
2011-04-15 Александр Севастьянов

Дело Тихонова-Хасис: кто жаждет крови Жени и Никиты?

В интересах истины
В предыдущих судебных очерках о деле Никиты Тихонова и Евгении Хасис я подробно остановился на анализе доказательств обвинения. Мой вывод: при таких доказательствах обвинения становятся избыточными доказательства защиты. Ибо аргументы следствия и прокуратуры не доказывают ничего, кроме одного: мы имеем дело с заказным политическим процессом. Никаких фактов, позволяющих сделать однозначный вывод о виновности подсудимых, в суде не предъявлено.

Тихонова и Хасис обвиняют в убийстве адвоката Маркелова и журналистки Бабуровой только на одном-единственном основании: эти молодые люди – убежденные русские национал-патриоты. Никаких других оснований считать их убийцами в деле нет.

Однако явный обвинительный уклон, который очевиден мне как наблюдателю в суде, а главное – тот торжествующий вопль людоеда, который подняла влиятельная либеральная пресса по поводу поимки очередных молодых русских националистов и судилища над ними, заставляет меня серьезно беспокоиться за их судьбу. Ибо не только собственный опыт, но и та же самая либеральная пресса (в первую очередь «Новая газета») убедили меня давно и непоколебимо: Мосгорсуд – отнюдь не обитель Правосудия. Незаконный, несправедливый, неправосудный приговор в его стенах есть дело обычное и вполне ожидаемое.

Крайне робки мои надежды на правосудие и в данном случае.

Тем более, все сложилось так, что Никита и Женя оказались оптимальной мишенью для политических сил и фигур, стоящих за этим скандальным процессом.

Каких именно? Порассуждаем на эту тему.

ФСБ

Основным заказчиком всех гонений на русских националистов на сегодняшний день выступает ФСБ. Об этом я писал подробно еще в статье «Новая инквизиция» («Наш современник» № 3, 2008). С тех пор данная специализация, по сути – борьба с собственным русским народом, стала в «конторе» едва ли не основной. Именно за это работники сей структуры получают сегодня звезды, звания, премии, карьерные преимущества.

Основную оперативную разработку по убийству Маркелова и Бабуровой тоже вела ФСБ и никто иной. Подробности на сей счет содержатся в «Справке-меморандуме о результатах оперативно-розыскных мероприятий», подписанной начальником 3 отдела Управления по защите конституционного строя (УЗКС) 2 службы ФСБ России полковником В.В. Шаменковым за № 140/ЗКС/3-1683 от 03.11.2009 г. (т. 3, л.д. 171-172).

На справке, в отличие от некоторых иных документов, грифа «Секретно» нет, посмотрим, что там пишется. Но вначале надо пояснить, что В.В. Шаменков – это, если я не ошибаюсь, и есть тот самый «Владимир Владимирович», который, если верить Илье Горячеву, выжимал из него ложный донос на Никиту Тихонова, а потом лихо командовал задержанием самого Никиты, сопровождавшимся зверским избиением и «согласованием показаний», закончившимся самооговором той же ночью. О чем Никита подробно написал в своем отказе от показаний, данном тогда, когда юноше стало ясно, что следствие не сдержало обещания, данного в отношении его гражданской жены (этот отказ – фотографии из дела и расшифровка – широко распространен в интернете).

Итак, именно отделом Шаменкова «в ходе осуществления оперативно-розыскных мероприятий получена информация о лицах, причастных к убийству 19 января 2009 года в г. Москве адвоката С. Маркелова и журналистки А. Бабуровой, получившему широкий общественный резонанс».

Справка-меморандум написана специально в обоснование ареста: «…полагал бы целесообразным задержать Н. Тихонова, Евгению, И. Горячева, Михаила “Моню”), рассмотреть возможность привлечения их к уголовной ответственности, а также провести в отношении указанных лиц и их связей, причастных к противоправной деятельности, неотложные следственные действия».

Из справки следует, что Тихонов, якобы, попал в разработку совершенно случайно:

«один из жильцов дома, расположенного по адресу: Москва, Борисовский проезд, д.15, кор.1, обратил внимание на молодого человека, регулярно выходящего из 1-го подъезда указанного дома (на вид 25-30 лет, рост около 190 см, телосложение спортивное). Внимание привлекло его неадекватное поведение: резкие движения, напряженный взгляд, рука часто находится в поясной сумке. Принятыми мерами установлено, что указанное лицо соблюдает повышенные меры конспирации: представляется именами “Андрей”, “Алексей”, “Роман”, скрывает свое место жительства, номер телефона и пр. Установлено, что по имеющимся данным под вымышленными именами скрывается Тихонов Никита Александрович».

Есть еще вокруг нас бдительные люди, оказывается! Не всем всё по фигу! Старший брат видит всё! Верится в эту версию крайне слабо, но допустим, что так и было.

Дальше изложена истинная мотивация ареста:

«Н. Тихонов – сторонник неонацистской идеологии, проходит по уголовному делу по факту убийства одного из активистов молодежного движения “антифа” А. Рюхина (адвокат С. Маркелов представлял в этом деле сторону потерпевшего). Выявлена близкая связь Н. Тихонова – девушка по имени Евгения, которая проживает совместно с ним…

Н. Тихонов и Евгения поддерживают регулярные контакты с членами неформального объединения националистической направленности “Русский образ”, в частности, его лидером Горячевым Ильей Валерьевичем»…

После чего следуют довольно шаткие объяснения:

«В результате проведенных оперативно-розыскных мероприятий:

– получены видео- и фотоматериалы, свидетельствующий о внешнем сходстве, совпадении антропометрических данных и поведенческих особенностей, манеры движения и походки Н. Тихонова и Евгении с соответствующими параметрами лиц (мужчины и женщины), совершивших убийство С. Маркелова и А. Бабуровой».

Как бы помягче выразиться, что это за фантазии перед нами? После того, как все мы видели слепые кадры видеохроники в суде, после того, как прокурор нам читал данные экспертизы о невозможности идентификации лиц? Фантазии… И это только начало! Дальше сказано:

«…на основании билинговой информации установлено, что используемые Н. Тихоновым и Евгенией исключительно для связи между собой мобильные телефоны подключены одновременно, непосредственно после убийства С. Маркелова и А. Бабуровой (23 января 2009 года); их позиционирование в начальный период после подключения соответствует выявленной следствием исходной точке выдвижения убийцы на метро к месту совершения преступления (район «Отрадное» г. Москвы)».

Прервем вновь цитирование и спросим себя сами: как же это так получается? Откуда ФСБ могло еще до ареста Тихонова знать про «исходную точку выдвижения убийцы на метро», если его путь к месту происшествия не был отслежен и в деле не фигурирует? Как предполагаемый убийца входил в метро после акции, как пересаживался потом – отслежено. А как и откуда появился на Пречистенке – нет. И какая вообще связь между тем, что убийство произошло 19, а подключение телефонов – аж через четыре дня, 23 января? В огороде бузина… Но на этом странности не кончаются:

«…подтверждено наличие у Н. Тихонова и Евгении боевого огнестрельного оружия (несколько единиц), взрывных устройств (гранаты, запалы и др.), а также оперативно-боевых навыков, необходимых для совершения заказных убийств».

Чем же «подтверждено» наличие таких навыков? Какими такими тестами? Присутствием каких-то документов в компьютере, которые, кстати, не сами ли оперативники туда и засунули? Больше ничем, если, конечно, опера сами кому-нибудь из подозреваемых убийство не заказывали. Фантазии… Но и это еще не все:

«…средствами негласной аудиозаписи задокументированы разговоры Н. Тихонова и Евгении, свидетельствующие об их причастности к организации и осуществлению убийства».

Тут уж прямая ложь. Как теперь вполне известно из оглашения прослушки в суде, никаких разговоров, свидетельствующих о причастности Никиты и Жени к организации и осуществлению убийства не существует, иначе они были бы предъявлены прокурором.

Вот как нынче дела шьют. Вот на каких, прямо скажем, жидких основаниях, было принято решение об аресте Никиты Тихонова и Евгении Хасис.

Это решение стало для них приговором. Потому что для ФСБ отступать от своей версии невозможно и на волос, что естественно теперь, после того, как президенту было доложено о том, что преступление раскрыто, а преступники найдены.

Ребят попросту назначили на роль убийц.

Отныне на том ФСБ не только сама будет стоять насмерть, но и не даст сойти с этой позиции ни следствию, ни прокуратуре, ни, как я подозреваю, суду. Сила солому ломит.

Все мыслимые и немыслимые аргументы привлекаются сегодня в обоснование этой версии. А которых доказательств нет, те были измышлены и насильно, под давлением, вложены в соответствующие уста. В частности, в фундаменте обвинения лежали личные показания Никиты Тихонова, данные в ночь с 3 на 4 ноября, сразу после ареста, а также Ильи Горячева. То и другое, как это теперь широко известно, добыто именно под жестким прессингом не столько следователя, сколько пресловутого «Владимира Владимировича» (читай: полковника ФСБ Шаменкова). Но от своих показаний как Никита, так и Илья отказались при первой же возможности, прямо указав при этом на организатора фальсификации.

Откажется ли суд рассматривать это чучело «царицы доказательств», вымученные признания фигурантов?

Осмелится ли пойти против обер-инквизиторов нашего времени?

Следствие

«Честь мундира» в данном процессе поставили на карту не только ФСБ и, само собой, Прокуратура, но и лично следователь по особо важным делам Следственного комитета Игорь Краснов. Ведь это тот самый Краснов, один из тех, кто вначале состряпал, а затем с блеском провалил «процесс века» о покушении на Чубайса, назначив обвиняемыми полковника Квачкова со товарищи. Громкое дело, скандально развалившееся прямо в суде, причем дважды.

О чем теперь мечтает столь жидко и всесветно обанкротившийся следователь?

Несомненно, для Краснова процесс Тихонова и Хасис – последний шанс реабилитироваться, доказать начальству и всему миру, что он не полный балбес и ему можно доработать до пенсии на своей должности.

Громкий успешный процесс против «ужасных террористов» – по совместительству русских националистов – лучший способ потрафить не только непосредственному начальству, но и куда более высоким и влиятельным в нашей стране инстанциям. Для которых все русское движение, как нелегальное, так и легальное, это кость в горле. Краснов, участвуя в заострении дела против русского сектора политики, искусственно сужая поле поиска, прекрасно понимал, какую могущественную политическую поддержку он тем самым приобретает.

После позорного провала в деле Квачкова у следователя Игоря Краснова теперь свои счеты с русскими националистами. Следует полагать, что он жаждет реванша, расправы с ненавистными ему «русистами». Поэтому уже 21 января, через день после убийства, следствие дает Поручение начальнику Угрозыска Москвы В.В. Голованову: «Установить жителей г. Москвы и Московской области, числящихся по базам данных ЦОРИ КМ ГУВД по г. Москве и Московской области, УУР ГУВД по г. Москве и Московской области как придерживающихся националистических взглядов (в т.ч. так называемых “скинхедов”). Произвести оперативно-розыскные мероприятия в отношении указанной категории лиц, на предмет их причастности к совершенному преступлению, осведомленности о совершенном преступлении» (т. 2, л.д. 199). А 23 января 2009 года Краснов дает Поручение 201/36007-09 замначальника УБТП 2 службы ФСБ России генералу-лейтенанту М.В. Белоусову: «Установить лидеров и участников неофашистских движений».

Как видим, всего через три дня после убийства основная версия у следствия уже сложилась. Выражение «неофашистских» лучше всего передает внутренний настрой Краснова, для которого тождество «националист – фашист» есть аксиома. Хотя для всего, как говорится, прогрессивного человечества такой подход – просто несусветная дикость. Предубеждение обозленного неудачами пинкертона против участников русского движения можно понять, но как от такого человека ждать объективности в расследовании? Его предвзятость априори следует из данной формулировки.

Для начала сеть на русских националистов и праворадикалов раскинули максимально широко. Однако вскоре напряженный взгляд Краснова усмотрел в ней подходящую рыбку. И вот уже 17 марта следует новое поручение, на этот раз замначальника Угрозыска ГУВД Москвы А.П. Храпову, – найти и доставить конкретно Никиту Тихонова.

Но вся беда в том, что почерк Краснова от процесса к процессу не изменился: искать не там, где потерял, а там, где фонарь светит. Вспомним, как в деле о покушении Чубайса следователи, среди которых был и Краснов, нашли подходящую фигуру из числа русских патриотов и попытались назначить преступником. Этот же алгоритм Краснов, по-видимому, решил применить и в деле об убийстве Маркелова. О том, с каким мастерством Краснов использует давление на подследственных непосредственно и через их родственников рассказала в Рунете мать одного из таких «назначенных преступников» в деле Квачкова, Ивана Миронова, – Татьяна Леонидовна.

Версия о причастности русских националистов к убийству адвоката Маркелова – не только самая политически выигрышная, но и лежащая на поверхности. И фигура Никиты Тихонова, находящегося в розыске по делу об убийстве – неважно, что он его не совершал! – безусловно, очень подходящая, удобная для обвинения.

В ходе мероприятий ФСБ, а затем ареста выяснились дополнительные «вкусные» подробности о Никите. Скрывается, конспирирует, имеет оружие, известен прорусскими взглядами (с некоторых пор это, как известно, криминал), может иметь претензии именно к Маркелову (напомню: о том, что именно Маркелов, возможно, причастен к объявлению Тихонова в розыск, последний узнал уже после убийства). Чего же еще искать? Всё сходится!

Между тем, были и другие версии. О них, в первую очередь, говорили чеченские правозащитники. Например, о том, что деятельностью Маркелова было недовольно руководство Чечни и в частности Р. Кадыров, следствию поведала правозащитница «Мемориала» Наталья Эстемирова, вскоре после того убитая в Чечне (т.16, л.д. 85-91).

Что бывает с теми правозащитниками, которыми «недовольно руководство Чечни», мы все отлично знаем и помним, ибо данная тема широко обсуждалась в связи с убийством Анны Политковской и некоторыми другими. Жестокая смерть самой Эстемировой позволяет поддержать это предположение.

Почему Краснова не заинтересовала вышеизложенная версия? Не потому ли, что он видел, чем закончилось дело об убийстве Политковской, – и попросту испугался столь же позорного провала, как в этом деле, да еще второго подряд для себя лично? Так ведь и из органов вылететь можно!? Или перетрусил связываться с «руководством Чечни»? Во всяком случае, в Чечню ехать он не рвался: на чеченцев где сядешь, там и слезешь…

Напомню, что на кону сегодня уже стоит не только престиж лично следователя Игоря Краснова, не только престиж его профессии в целом, но и репутация могущественных инстанций, стоящих за делом Тихонова и Хасис, которые не простят «следаку-важняку» очередного промаха…

Или вот, к примеру, председатель Правозащитного центра Чеченской Республики Минкаил Эжиев однозначно заявлял, что убийство Маркелова напрямую связано с «делом Буданова». Этой же точки зрения придерживается и уполномоченный по правам человека в Чеченской Республике Нурди Нухажиев.

Больше того, именно эту версию поддержали в своих показаниях видные российские правозащитники, специалисты по праворадикальным организациям. В первую очередь, главный знаток правого движения Галина Кожевникова (центр «Сова»), которая к тому же прямо назвала маловероятным участие в убийстве националистов или скинхедов (т.16, л.д. 35). А также социолог «Института коллективное действие» О.А. Мирясова, которая наблюдательно отметила, что почерк убийства Маркелова не соответствует почерку убийств совершаемых «фашистами» (т.16, л.д. 42). Ветеран правозащитного движения Лев Пономарев тоже предпочел сосредоточить свое внимание на лицах, воевавших в Чечне и на сторонниках президента Кадырова (т.16, л.д. 55-53).

Названных людей никто не может заподозрить в лояльном отношении к русскому национализму. Уж они-то никогда не упустили бы возможность лишний раз кинуть в него камень. И если даже эти профессиональные охотники на ведьм (сиречь, «русистов») предпочли искать убийц Маркелова в других слоях населения, это что-нибудь да значит!

Не кто-нибудь, а хорошо осведомленный экс-заместитель руководителя Росприроднадзора Олег Митволь высказал свое мнение: возможно, убийство адвоката связано с покушением на главного редактора газеты «Химкинская правда» Михаила Бекетова, «поскольку Станислав Маркелов представлял интересы жестоко избитого журналиста». Маркелов вел собственное расследование этого громкого преступления, следы которого ведут в верхние слои административного и криминального мира России, туда, где не церемонятся в выборе средств, когда надо заткнуть неугодному глотку. О том, что к убийству Маркелова могут быть причастны только «власти города Химки», однозначно высказался также помощник депутата Госдумы, личный друг и соратник Маркелова, отлично его знавший, правозащитник А.В. Сахнин (т.16, л.д. 5).

Были и другие версии…

Но куда там! Ослепленный личным отношением, ненавистью к участникам русского движения (ужасным «неофашистам») следователь Краснов уже все для себя решил!

Подогнав под свою версию факты (в том числе выдавив признательные показания из Тихонова и Горячева), следствие не стало отрабатывать, как положено, иные версии.

Поэтому отступать следователю Игорю Краснову и стоящим за ним инстанциям сегодня некуда. Спасая подмоченную репутацию, они пойдут в этом деле до конца.

Гособвинение

Не только ФСБ (и лично товарищ В.В. Шаменков), не только СК при Генпрокуратуре РФ (и лично товарищ И.В. Краснов) вынуждены биться до последнего, отстаивая шитую белыми нитками версию обвинения.

В профессиональной реабилитации нуждается также гособвинитель, прокурор Борис Локтионов. Он и раньше-то звезд с неба не хватал. В 2003 году он без особого успеха вел в суде громкое дело Тамары Рохлиной и был, под предлогом перевода из области в Москву, заменен более опытным прокурором М. Деканем, который и довел дело до конца. А в 2006 году Локтионова под шумок отстранили от участия в не менее громком деле Алексея Пичугина. Официально – по болезни, но сведущие наблюдатели предполагали, что это произошло из-за скандального провала слушаний, после которых пришлось распустить коллегию присяжных.

К русским националистам у Локтионова, как и у следователя Краснова, тоже, по-видимому, есть личный счетец. И все по той же причине собственных профессиональных «успехов». В 2004 он вел процесс против скинхедов, разгромивших рынок в Ясенево – и тоже вел не блестяще. Участвовали в погроме примерно 150 человек, но приговора было только три: двое получили условный срок, один – шесть месяцев (Локтионов просил всем дать по пять лет). Назвать такой результат победой прокурора трудно. Попытка кассировать приговор и судиться наново провалилась…

Пикантность ситуации в том, что дело шло с участием коллегии присяжных заседателей. Локтионов, как видно, тяжело переживал свой афронт, он не выдержал горькой обиды – и… сорвал свое зло на ни в чем не повинных присяжных! Как поведал журналист Сергей Громов: «В идеале правоохранительные органы вообще хотели бы предельно ограничить компетенцию присяжных. Общее отношение к “представителям народа” весьма красочно описал прокурор Борис Локтионов, не сумевший доказать в суде вину заместителя главного редактора ультраправого журнала “Русский хозяин” Андрея Семилетникова, обвинявшегося в организации погрома рынка в Ясеневе. Выходя из зала суда на прошлой неделе, он заявил, что “домохозяйки и инженеры не должны оценивать работу следствия”» («Время новостей», 05.05.04). Не сдержал эмоций.

Я не хотел бы, чтобы эти строки прочли присяжные, участвующие в деле Тихонова и Хасис. Пусть пока питают иллюзии в отношении сладко улыбающегося им прокурора. Но однажды они должны будут узнать, что он про них думает на самом деле.

Локтионов, как можно предположить, вообще желал бы, чтобы суды действовали в духе тайной инквизиции или сталинских «троек» – не только без присяжных, но и без прессы, без гласного освещения. Ну, не любит он СМИ! И даже готов объяснить, почему. Добившись закрытого процесса по делу об убийстве журналиста Владимира Сухомлина, забитого насмерть сотрудниками милиции (2004), он заявил, что многие средства массовой информации искажают-де факты и ход процесса, а высказывая свое мнение, оказывают давление на присяжных. Ясное дело: не надо журналистам высказывать свое мнение! А то ведь может случиться, как с Сухомлиным…

«Присяжные и пресса – враги правосудия!» Право, до такого лозунга я бы сам никогда не додумался.

Второй прокурор в деле, Елена Сухова, учится у старшего товарища. Чему? Задавать глубокомысленные вопросы типа «бывали ли вы на улице Пречистенка»?

Пока что я могу отметить лишь то, что она, сидя рядом со старшиной присяжных, постоянно «отыгрывает» (как говорят актеры) все заметные ходы судоговорения. То мимикой, то жестом, то репликой. Пользуется своим местоположением не без выгоды для общего впечатления. Присяжные – живые люди, во многом руководствуются эмоциями, замечают, реагируют, переживают…

Адвокаты потерпевших

Расклад сил в процессе Тихонова-Хасис все больше напоминает мне некий удивительный паззл, в котором нет ни одного случайного кусочка. Какая-то адская мозаика!

Вот и с адвокатами стороны потерпевших (Маркеловых, Бабуровых и др.) не все так просто.

Взять хоть Владимира Жеребенкова, разъезжающего на «тойоте» и сменившего уже второй отличнейший костюм в ходе слушаний. Он нем я вообще ничего не хочу говорить сам. Я только вспоминаю свое изумление, когда он не без гордости сообщил мне, что в книге «Преступная Россия» ему посвящено немало текста. Что ж, я не поленился слазить в Интернет и наткнулся там на такое, что язык немеет, а перо бессильно падает из рук. Пусть говорят факты…

Как сказано, о, сколько нам открытий чудных!.. К примеру, откроем статью «Солнцевские взяточники. Солнцевская мафия купила следователей и судей»:

«В Мосгорсуд поступило из Генпрокуратуры беспрецедентное уголовное дело о многочисленных эпизодах подкупа следователей, судей и других сотрудников правоохранительных органов солнцевской преступной группировкой. Подсудимые — следователь Следственного комитета МВД Владимир Жеребенков, воспитатель заключенных майор Михаил Сапронов, старший помощник солнцевского прокурора Татьяна Короткова и адвокат, обслуживавший солнцевскую преступную группировку, – Наталья Яцковская. Их широкомасштабный взяточный бизнес был прерван ФСБ и Генпрокуратурой…

Наталья Яцковская работала в юрконсультации № 7 Мосгорколлегии неподалеку от трех вокзалов и слыла преуспевающим адвокатом. К ней обращались за помощью солнцевские бандиты, когда кого-то из них арестовывали. Ей передавали крупные суммы в рублях и валюте и просили любыми способами вытащить "своих" из тюрьмы…

С годами солнцевских бандитов, разбойников и вымогателей стало все труднее спасать от зоны. Тогда приятель известного мафиози Михася Виктор Клестов (возглавлявший солнцевское кафе "Ритм") познакомил Яцковскую с человеком, который не без гордости говорил, что является «крестным отцом» солнцевской мафии и вытащил из тюрьмы за взятки многих солнцевских… Благодетель солнцевских бандитов звался Михаил Сапронов. Его дважды увольняли из органов МВД, однако всякий раз восстанавливали, и к 45 годам он худо-бедно дослужился до майора…

Сапронову помогали его друзья — следователь СК МВД Владимир Жеребенков и профессор Высшей школы милиции полковник Евгений Жигарев. Они получали от Сапронова бандитские деньги и отправлялись их отрабатывать. Жеребенков собирал информацию об уголовных делах, интересующих бандитов, обманным путем забирал дело у следователей (говорил, что нужны для доклада руководству СК МВД) и приносил в квартиру Сапронова, где документы изучала адвокат Яцковская и где составлялся план развала дела… Для достижения цели не гнушались ничем: угрожали свидетелям по делу, уничтожали вещественные доказательства…

$10,5 тыс. досталась следователю Жеребенкову. Он потрудился на славу: привез уголовное дело Ракитина из следственного отдела УВД Восточного округа в квартиру Сапронова. Жеребенков попросил дело в УВД под предлогом составления доклада для своего руководства. Хотя и не собирался никому ничего докладывать. Как следователь он вообще не имел отношения ни к одному московскому делу, так как курировал Восточно-Сибирский регион. Вместе с уголовным делом Жеребенкову дали аудиокассету, на которой были зафиксированы угрозы Ракитина в адрес Елены Мельниковой. Жеребенков попросил "своего знакомого парнишку", и тот обработал запись так, чтобы голос Ракитина невозможно было идентифицировать. И в таком виде Жеребенков вернул кассету вместе с уголовным делом в УВД».

Эта статья была опубликована в газете «Коммерсантъ» 18 апреля 1997 года. Автор – Екатерина Заподинская, известный журналист, специализирующийся на криминальной тематике.

Есть на других сайтах и про другие дела бывшего следователя, а ныне адвоката Владимира Жеребенкова. В книге А. Мухина «Российская организованная преступность и власть» (М., 2003) он также фигурирует. Но думается, что для психологического портрета и этого достаточно. Побывав сам под следствием и судом, четыре с лишним года похлебав тюремной баланды, Жеребенков приобрел бесценный опыт. К нему бы еще – чистую совесть да безупречную репутацию…

Заинтересован ли Владимир Аркадьевич в том, чтобы засадить за решетку русских националистов? О, да. Он прекрасно понимает, сколько черных пятен смоет он тем самым со своей биографии в глазах властей предержащих. И будет стараться.

Он и старается, порой перешагивая границы дозволенного моралью и правом. К примеру,

22 марта 2011 г. перед лицом присяжных он задал Никите и Жене дважды (незначительно меняя форму) вопрос, который трудно назвать корректным: сколько людей вы убивали бы, если бы за это не было уголовного преследования?

Понятно, что это сродни вопросу: когда вы перестанете бить свою мать? Конечно, можно отвечать, оправдываться, клясться, но черный мазок уже сделан, скверное впечатление достигнуто, «осадочек» останется…

Подлый приемчик. Хотя и очень профессиональный.

Второй адвокат, Роман Карпинский производит впечатление приличного человека и серьезного юриста. Вот только слава за ним идет, как бы выразиться точнее, определенного сорта. Я не берусь утверждать, что Карпинский – тайный русофоб, ненавистник русских и России, представитель «пятой колонны». Но нельзя не признать характерным тот факт, что в числе его клиентов мы встречаем ультралибералов и вообще не лучших друзей нашей страны. Он, например, представлял интересы: 1) семьи известного ельциноида Сергея Юшенкова; 2) Андрея Пионтковского, автора книги о России под названием «Нелюбимая страна»; 3) польских граждан, предъявивших нашей стране немалые претензии по поводу Катыни. И т.д.

«Адвокат должен защищать всех!» – скажут мне люди наивные, но я отлично знаю, что на практике всегда имеет место определенная избирательность. Разные категории лиц обращаются к разным адвокатам с учетом их взглядов и пристрастий. Потому что это влияет на их поведение в суде и тем самым на исход дела. Карпинский не исключение.

Вот такие адвокаты ведут процесс против Тихонова и Хасис.

Либеральная публика и «Новая газета»

Понятно, что для всех российских либералов, от какого-нибудь Прошечкина или Гербер – до самого президента Медведева, слух о причастности русских националистов к убийству известного в либеральных кругах адвоката Маркелова, а потом известие о поимке Никиты и Жени – это просто праздник. Именины сердца! Ибо эта версия устраивает их идеально по глубочайшим идейно-политическим основаниям.

Я не буду вдаваться в анализ всего спектра взглядов на сей предмет в указанном политическом секторе, ограничусь лишь разбором позиции «Новой газеты». Каковая, во-первых, есть главный рупор всего российского либерального лагеря, а во-вторых, является как бы заинтересованным лицом, поскольку попавшая под пулю журналистка Бабурова после того, как в декабре 2008 года ее уволили из «Известий» за нарушения трудовой дисциплины и профнепригодность, успела месячишко поработать на «Новую». И сегодня газета вся просто пылает местью за ценную сотрудницу (думаю что на деле это лишь повод для очередной фирменной атаки на «русский фашизм»). А роль главного мстителя почему-то принял на себя Сергей Соколов, который в одних источниках фигурирует как шеф-редактор, а в других – просто как заместитель главного редактора.

О степени объективности Соколова ярче всего свидетельствует тот разнос, который он, не сдерживая чувств-с, устроил коллеге Евгению Левковичу за публикацию в «TheNewTimes» отречения Ильи Горячева от полученных под давлением полковника В.В. Шаменкова показаний. Что и говорить, публикация скандальная! Но ведь правду-то, как шило, в мешке не утаишь. Однако журналист Соколов полагает, что можно и нужно было таить!

Аналогичная история – с публикацией Владимиром Абариновым в Интернет-издании «Грани.ру» статьи под названием «Предубедительные улики».

Вот характерный диалог Соколова с Левковичем в интернете.

Соколов: «Мда. Мне очень стыдно за коллег из журнала, к которому я очень хорошо отношусь, многих из которых знаю лично и давно… Печально. Поскольку помимо наци-ориентированных друзей и адвокатов, существуют еще и потерпевшие, и их адвокаты (о которых упомянуто вскользь), и коллеги. Только одно уточнение, которое многое расставит по своим местам: дело в суд было передано в конце декабря прошлого года, так какое заявление могло быть туда направлено в августе?.. Да, ладно – что говорить: кто захочет – разберется, позвонит, уточнит, а кому не надо, кто и так все знает – так Бог с ним. С. Соколов»

Левкович: «Уважаемый господин Соколов… При подготовке осуждаемой (именно осуждаемой) вами статьи я встречался и с представителями гособвинения, что тоже при желании можно запросто проверить. Кроме того, я присутствовал на нескольких судебных заседаниях и видел все своими глазами. Видел, в частности, как работают корреспонденты вашей газеты, искажая происходящее на суде до неузнаваемости. В отличие от вас, давно уже осудившего и приговорившего обвиняемых, хотя суд еще не закончен, я хочу действительно разобраться в этом деле, в очень странном, на мой взгляд, с массой чудовищно небрежно собранных доказательств и явно выбитых признаний… «Странностей» в деле – десятки, даже самое реальное доказательство – пистолет – вызывает массу вопросов»…

На «Радио Свобода» Соколов точно так же бросился оппонировать Абаринову, посмевшему усомниться в праведности суда над Тихоновым и Хасис и написавшему:

«Приходится признать, что авторы большинства репортажей выносят свои оценки на основании идеологии, а не юриспруденции. Неужели справедливость не для всех? Разве родным и близким погибших будет легче, если за убийство осудят подвернувшихся под руку, а не изобличенных людей? Почему вы решили, что следственный и судебный произвол распространяется только на либеральную оппозицию, а русских нацистов судят исключительно компетентные и добросовестные прокуроры и судьи? А ведь речь в данном случае идет о пожизненном сроке. По делу, сшитому на живую нитку. Подумать страшно! Вы можете ненавидеть или презирать Тихонова и Хасис, но правосудия они достойны точно так же, как любой из нас. В противном случае не достоин никто».

Между тем, далеко не русофильское «Эхо Москвы» отнюдь не случайно анонсирует Соколова так: «Обвиняемые Никита Тихонов и Евгения Хасис несомненно причастны к убийству Анастасии Бабуровой и Станислава Маркелова. Такое мнение в эфире радиостанции "Эхо Москвы" высказал заместитель главного редактора “Новой газеты” Сергей Соколов. “Новая газета” проводила собственное расследование убийства Бабуровой и Маркелова, а также сотрудничала со следствием, отметил Сергей Соколов». Следы этого сотрудничества хорошо видны из публикаций «Новой», построенных на эксклюзивных материалах, извлеченных (кем?) из дела.

Для Соколова в этом деле уже все ясно и приговор свой он уже совершил. С достойным лучшего применения упорством он утверждает его через редактируемую им газету, неусыпно курируя тему суда над Женей и Никитой. Собственно, объективную оценку этой позиции от лица честной, истинно демократической журналистики дали выше Левкович и Абаринов, что избавляет меня от излишнего копания в подробностях.

Мне по-товарищески жаль способных журналистов «Новой» Никиту Гирина и Веру Челищеву, которые и хотели бы представлять более объективным и цветным манером происходящее в суде, да вынуждены придерживаться установки на черно-белый обвинительный уклон, заданной шеф-редактором газеты.

Судья

Как я давно подметил, в подобных чисто политических делах случайностей не бывает, птицы одного пера слетаются в одну стаю. Читатель получил представление об этой стае из вышеизложенного.

Один вопрос занимает меня сегодня: примкнет ли к ней открыто судья Замашнюк?

О нем известно немного. Долгое время он делал карьеру военного судьи, постепенно перемещаясь из военного суда Нижегородского гарнизона в военный суд Ростовского-на-Дону гарнизона (1998), затем Московского гарнизона (2001), оттуда в кресло судьи Московского окружного военного суда (2006). В январе 2010 года с военных судей сняли погоны, но Замашнюк не пропал: 14 мая того же года его взяли в Мосгорсуд.

Понятно, что без году неделю проработав в Мосгорсуде, он не мог отказаться от дела Тихонова и Хасис, после того как именно так поступила судья Любовь Николенко, понимавшая всю его зыбкость и щепетильность. Известная своим заявлением, что не хочет быть «свадебным генералом» на фиктивных политических процессах, Николенко и здесь сразу раскусила, что к чему. Но Замашнюку деваться было некуда, да и специфику политических дел он, как видно, еще не успел постичь.

В прошлом Замашнюк судил взяточников и коррупционеров, исследовал в суде заказное убийство и т.д. Известен тем, что жестко ведет дела, но нервничает перед лицом коллегии присяжных, а потому прибегает к приемам, граничащим со злоупотреблением служебным положением.

К примеру, в СМИ, освещавших дело экс-главы Ейского района Краснодарского края С. Тулинова, отмечалось, что «председательствующий в судебном процессе уже открыто игнорирует требования уголовно-процессуального закона, Конституции РФ и норм международного права, запрещающих судье исследовать в судебном заседании с участием суда присяжных доказательств, полученных с нарушением закона». Как сообщал адвокат Юрий Качан, Замашнюк неоднократно удалял присяжных заседателей в совещательную комнату, делая замечания на высказывания адвокатов, опровергающие обвинение, в то время, как на грубейшие нарушения требований закона со стороны государственных обвинителей не реагировал, перебивал и обрывал, и даже удалял из зала суда самого подсудимого, нарушал принцип равноправия сторон в судебном заседании и принцип состязательности судебного процесса, препятствовал защитникам в осуществлении ими профессиональной обязанности по обеспечению квалифицированной защиты подсудимому и т.д. (ейский городской портал «Ейск-гид», 21.08.10).

Несколько солдафонская манера действительно свойственна бывшему военному судье Замашнюку и хорошо знакома всем, кто отслеживает процесс по делу об убийстве Маркелова и Бабуровой. О чем свидетельствуют многочисленные жалобы и отводы, уже поданные в настоящем процессе адвокатами А. Васильевым и Г. Небритовым.

Адвокат Качан дополнительно обвиняет председательствующего судью, который «в напутственном слове фактически доказал, что он почти явно встал на сторону обвинения, так как исказил смысл и содержание отдельных доказательств, а о других (опровергающих обвинение) как бы невзначай "вообще забыл" напомнить суду присяжных» (интернет-дневник Краснодарского края «Живая Кубань» от 03.09.10). В итоге Тулинову для оправдания не хватило всего одного голоса.

Всё сказанное настраивает не слишком оптимистически. Повторится ли до конца весь указанный негатив в деле Тихонова и Хасис?

У меня нет достаточных оснований утверждать, что судья Александр Замашнюк умышленно делает все, чтобы у коллегии присяжных возникло однобокое впечатление об обстоятельствах дела. Возможно, тут все дело, напротив, в недомыслии. Или в избытке служебного рвения и амбиций. Или в давлении сверху. Или еще в чем-то, что выше моего понимания.

Но как ловко он обрубает все направления судоговорения, которые могли бы заставить присяжных не то, чтобы усомниться, но хотя бы даже задуматься о возможности иного прочтения аргументов обвинения!

Как успешно он обходит разнообразные возможности извлечь из дела дополнительную информацию, могущую приблизить нас к истине, но опрокидывающую версию прокуратуры!

Как избегает дать в руки защиты содержащиеся в материалах дела контраргументы и вообще всё дело целиком, как и протоколы судебных заседаний! А порой легким намеком выдает перед присяжными свое авторитетное отношение к тому или иному факту.

Как осаживает адвокатов, чуть только они подходят к «опасной» для обвинения черте, как отметает любые ходатайства с их стороны! Что ж, в иных случаях бездействие (к примеру, отказ от просьбы подсудимомого или защитника об экспертизе) – это тоже своего рода действие.

Защитой от защиты назвал я поведение судьи Замашнюка. На том стою.

Да при этом он еще и не упускает случая прочитать суровые нотации не только адвокатам, но и журналистам, упиваясь собственным красноречием и демонстрируя при этом свое эго в полный рост! Что ж, мы, увы, лишены права ответить ему в суде…

Много вопросов накопилось у меня к судье Замашнюку, но на мою просьбу об интервью он ответил категорическим «Нет!». Я его о-о-очень понимаю.

Осмелюсь, однако, напомнить Александру Николаевичу одну известную истину: жить в обществе и быть свободным от общества – невозможно. (Я допускаю, что от него несвободны даже судьи Мосгорсуда.) И его личное поведение в суде и в жизни также не останется без общественного внимания и оценки. Как сказано в русской сказке, суди, судья, да поглядывай сюда. Я не имею в виду – боже упаси! – такую «оценку», какую получил его коллега Чувашов, я всего лишь хотел бы сослаться на Пушкина: «И не уйдет он от суда мирского, как не уйдет от Божьего суда».

Не знаю, как насчет Божьего суда, а вот земного возмездия наш судья таки побаивается: недаром добрая половина из примерно 300 упоминаний о нем в интернете посвящена взятию Замашнюка под охрану в связи с настоящим делом. У страха, как известно, глаза велики. Интересно: намерен ли он жить под конвоем до конца своих дней?

От какого именно общества (или его части) несвободен судья Замашнюк, я тут гадать не стану. Но признаюсь честно: избавиться от впечатления, что он для себя уже всё решил, и притом не в пользу подсудимых, я не могу. Являясь в суд, как на работу, наблюдая весь ход процесса собственными глазами, я кожей чувствую недоброжелательное отношение судьи к двум молодым любящим друг друга людям, сидящим в душной прозрачной клетке из пуленепробиваемого стекла...

http://www.apn.ru/publications/article24022.htm


Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #70 : 16/04/11 , 18:21:06 »
Евгений Левкович, журналист : Присяжная Добрачева

Приговор по делу об убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналиста Анастасии Бабуровой должен быть вынесен до конца апреля. Только кто его будет выносить – уже непонятно. 14 апреля процесс покинула присяжная Анна Добрачева. Анна - уже не первый человек из коллегии, кто взял самоотвод, но первый, кто решился рассказать правду о творящемся в суде беспределе. Добрачева вышла на меня, как на журналиста, занимающегося независимым расследованием дела, и заявила, что на коллегию оказывается давление. Диктофонная запись в моем распоряжении имеется. Я прошу журналистское сообщество встать на защиту присяжной.

Заявление Анны Добрачевой:
«В устной форме о самоотводе я заявила нашему куратору еще утром во вторник, 12 апреля. Я указала, что со стороны некоторых присяжных на коллегию оказывается давление - нас с самого начала склоняют к обвинительному приговору. Вечером же, когда я составляла письменное заявление, куратор сказал, чтобы в причинах выхода я указала «семейные обстоятельства». Донесли ли в итоге до судьи Замашнюка истинные причины моего самоотвода - я не знаю.
Ряд присяжных являются бывшими сотрудниками правоохранительных органов, а присяжные №1 и №4 с самого начала суда ведут в коллегии пропагандистскую работу. Каждое утро номер первый зачитывал нам в совещательной комнате материалы из СМИ, зачитывал даже то, что происходило в суде без нашего участия, и о чем мы знать были не должны. Каждую статью он сопровождал комментариями, пытаясь вызвать у нас негатив по отношению к подсудимым. Кроме того, номер четвертый на моих глазах подошла к сотруднику суда, приобняла его и сказала: «Не волнуйтесь, мы вынесем обвинительный вердикт». На мои замечания - мол, вы не имеете права этого делать, - ни номер первый, ни номер четвертый не реагировали. А председатель коллеги один раз очень агрессивно ответил мне: «Ваше место не среди присяжных, а среди адвокатов защиты!» (на последнем заседании во время оглашения показаний обвиняемого Тихонова председателю стало плохо, его увезли на «скорой», а слушание перенесли – прим.). Хотя я никогда не выражала своего мнения относительно вины Тихонова и Хасис, я только возмущалась поведением коллег.
Однажды около половины присяжных, включая меня, подали на №1 и №4 жалобу и передали работнику суда, однако в зале заседаний она не зачитывалась, и попала ли вообще к судье Замашнюку - мы не знаем. В то же время номер первый составил жалобу на то, что Никита Тихонов подавал какие-то тайные знаки своему отцу. Он сначала озвучил это нам, номер четвертый с криком его поддержала: «Нас оскорбляют, надо подавать!». Я и коллеги заявили, что ничего такого мы не видели, хотя следим за процессом непрерывно. И вообще следить за поведением обвиняемых - это дело не присяжных, а конвоиров и судебных приставов. В общем, подавать жалобу мы отказались. Однако к нашему удивлению номер первый все равно написал ее и передал судье от лица всей коллегии. На этом лично мое терпение лопнуло. И не только мое. До 20-го числа, по моей информации, коллегию покинет еще одна присяжная. Мы не хотим брать грех на душу».
http://www.echo.msk.ru/blog/levkovich78/766688-echo/

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #71 : 21/04/11 , 23:50:43 »
Интервью Евгения Левковича с Никитой Тихоновым.
21-Апр-2011 11:28 pm

Интервью с Тихоновым я делал по переписке. Листы у меня на руках, если что. Причин подозревать, что ответы писал кто-то другой, у меня нет, почерк - тихоновский, такой же, каким он писал признания в уголовном деле. Заранее оговорюсь, что
интервью выходит с незначительными (действительно незначительными) литературными правками и сокращениями. Мне показалось, что свой журналистский дар (если он в действительности был - но говорят, что был), Тихонов за время сидения в тюрьме успел подрастерять...
Необходимо также напомнить фабулу - для тех, кто не в курсе. Вот два материала, что я писал на тему убийства Маркелова и Бабуровой: первый, второй. А вот заявление присяжной Анны Добрачевой о выходе из коллегии, которое она сделала через меня - www.echo.msk.ru/blog/levkovich78/766688-echo Еще напомню, что незадолго до интервью, которое вы прочтете ниже, Тихонов заявил в суде, что предполагаемое орудие преступления - пистолет Браунинг - ему за несколько недель до задержания подбросил его ближайший друг, лидер националистической организации «Русский образ» Илья Горячев. Горячев на следствии дал показания против Тихонова, затем через The New Times отказался от них, а на суд, чтобы подтвердить либо первые показания, либо отказ, так и не явился.

Тихонов: Где-то в середине октября 2009-го года мы встретились с Горячевым в одном из кафе в районе Ленинского проспекта. То ли в «Шоколаднице», то ли в «Кофе-хауз» - сейчас уже точно не вспомню. Илья сообщил мне, что у него есть для меня «сюрприз» - старый пистолет, который «разболтался». Я был удивлен тем, что у Горячева вообще есть боевое оружие. До этого я видел у него только «травмат», легально приобретенный и зарегистрированный по всем правилам. Горячев спросил, не могу ли я посмотреть пистолет на предмет исправности, а если он не исправен - починить. На вопрос «откуда он у тебя?» Илья ответил уклончиво: «Где взял - там уже нет». «Ладно, - сказал я. - Посмотрю». Горячев передал мне оружие в сумке, там же лежали патроны к нему. Дома по справочнику Жука («Cправочник по стрелковому оружию» - прим.) я определил тип пистолета - Браунинг. Нашел в интернете схему сборки-разборки. После того, как разобрал, оказалось, что внутри сильно изношена пружина. К тому же не работал «досыл». Один выстрел еще можно было произвести, но второй был бы уже крайне проблематичен - даже гильза, скорее всего, не выпала бы. Через своего знакомого я сумел достать новую пружину, заново собрал оружие, затем для проверки выехал за город, где отстрелял из него два магазина. После этого я собирался вернуть его Горячеву - по договоренности, я должен был сделать это до 9 ноября. Как вы понимаете, не получилось – 3-го меня арестовали.

Почему вы не заявили о Горячеве на стадии следствия? И известно ли вам, откуда Браунинг попал к нему?

Тихонов: Горячев был моим другом - наверное, ближайшим. Давно узнав о его показаниях, я не утратил веры в этого человека. До последнего надеялся, что он найдет возможность прийти в суд и снимет с меня свой оговор, сам расскажет, как все было. Мне кажется, он единственный, кто мог бы меня выручить. Рассказывая с первых заседаний об обстоятельствах появления у меня Браунинга, но не называя фамилию Горячева, я дал ему понять, что жду его. Но он, видимо, уже завяз в интригах. Кто дал ему этот злосчастный Браунинг, кто направил его ко мне – не знаю, но получилось складно. Мотивы совершить убийство у меня вроде бы есть: это и участие Маркелова в деле Рюхина (по делу об убийстве антифашиста Рюхина Тихонов проходил как подозреваемый, позже обвинения с него были сняты – прим), и различные с ним убеждения, плюс общий мой облик - антисоциальный тип, находящийся в розыске, торгующий оружием. Осталось только передать ствол подходящего калибра. При этом я убежден, что сам Горячев на убийство не способен. К тому же 19 января 2009 года, насколько мне известно, его не было в России. Вообще сильно сомневаюсь, что в Маркелова стреляли из этого Браунинга - гильз-то не нашли. А если нашли, то почему-то нам не показывают. Но свидетели преступления в один голос говорят, что киллер гильзы не собирал.

В таком случае, почему вы дали признательные показания на первом этапе следствия?

Тихонов: На самом деле, показания мне давать не пришлось. Протокол был составлен следователем, а подпись я там поставил после того, как он убрал из текста всякий оговор в отношении Жени (речь о гражданской супруге Тихонова Евгении Хасис, обвиняемой в соучастии в убийстве Маркелова – прим). Следователь предложил мне сделку: я заучиваю его протокол и инструкции, потом повторяю текст под видеозапись, а он прекращает уголовное преследование Хасис и выпускает ее из под стражи. Возможность осуществления такой сделки мне подтвердил адвокат Скрипилев. В итоге я свою часть договора выполнил, но свободу Жене это не принесло. Это была соломинка, за которую хватается утопающий. После двух суток без сна, под допросами с пристрастием, не зная, что все это время делают с Женей, я допустил ошибку. Нельзя играть в поддавки с тем, кто считает тебя добычей... При этом на Хасис опера ФСБ злы до сих пор. Ведь когда они ее обрабатывали, они так ничего и не смогли от нее добиться, так и не подобрали к ней ключик. У меня-то они очень быстро нашли слабое место. То, что били, душили пакетами – это ерунда, такое сейчас почти к каждому применяют. А психологически обыграть можно не всех. Мне пообещали устроить изнасилование Жени в пресс-хате, и я себя оговорил. А она выдержала все. Ей тоже твердили, что меня «опустят», отобьют мне половые органы, организуют суицид. Но она не сломалась, оговора от нее не добились.

В материалах уголовного дела есть эпизод из прослушки вашей съемной квартиры, в котором вы с Хасис обсуждаете некоего Васю, поручения которого выполняете, и «студенченского человека», которому должны отдать некий ствол («Студент» - кличка Ильи Горячева). Поясните, о ком идет речь?

Тихонов: Не желаю втягивать в уголовное дело третьих лиц, которые к нему прямого отношения не имеют.

Также появилась информация, что вы якобы знакомы с предполагаемым убийцей судьи Чувашова - неким Коршуновым. Это так?

Тихонов: Фамилия Коршунов в зале суда не звучала, меня об этом человеке не допрашивали. Я даже не мог официально заявить, что не знаком с ним. Единственное место в деле, где упоминается эта фамилия – показания свидетеля Козьминой. Она называет себя моей близкой знакомой и утверждает, что я знаком с Коршуновым. Более того, Козьмина опознает Коршунова по фотографии с сайта ГУВД. Кто все эти люди, и какое отношение они имеют к моему делу, я не знаю. Думаю, что попытка связать меня с неким Коршуновым - это часть информационной компании с целью создать у публики и присяжных мнение обо мне, как о человеке, знакомом с убийцами.

На суде вы называете себя то «любителем истории», то «краеведом», всячески избегая понятия «националист». Выглядит крайне подозрительно - все ведь на самом деле понимают, кто вы, а человек, который врет в одном, может соврать и в другом…

Тихонов: На первом же заседании мне предъявили обвинение со словами, что «убийство было совершено под вилянием радикальных националистических взглядов». Я попросил прокурора пояснить, что он вкладывает в это понятие, однако судья поставил меня на место, указав, что я не имею права ни о чем прокурора спрашивать, а он, в свою очередь, имеет право ничего мне не пояснять. Но ведь нет общепринятого или юридически закрепленного понятия «национализм», и уж тем более нигде не сказано что такое «национализм радикальный». Каждый вкладывает в эти понятия свои значения. В моем случае признать перед государственными обвинителями, что я – националист, значит просто дать им козырь против себя. Судебное заседание - не дискуссионный клуб, где можно спокойно объяснить, что ты имеешь в виду. Обвинители просто навешивают на тебя ярлыки: «националист» - созвучно «нацист», а значит - фашист. Ату его, деды воевали! Именно к такому сценарию готовилась сторона обвинения. Но нам его удалось сорвать.

Каким вы видите свое будущее?

Тихонов: Оно предсказуемо. Какой бы срок мне не присудили, заскучать не дадут. Следствие приписало мне сообщников – «неустановленных лиц». Плевать, что их не существует, устанавливать их все равно будут, висяки-то закрывать надо. Значит, будут добиваться от меня оговора невиновных. У ментов устойчивая привычка «раскрывать» преступления с помощью оговора от лжесвидетелей. А осужденный - это уже как бы не человек, бесправное существо, можно гробить не жалея - никто не хватится. Утешает одно: главная официальная причина смерти в исправительных учреждениях РФ – острая сердечная недостаточность. Значит, я не встречу за решеткой смерть от старости. В целом же считаю, что судьбу надо принимать без истерики и бравады. Надеюсь, мой опыт станет уроком многим.

Сразу оговорюсь: я ни в коей мере не оцениваю правдивость сказанного Тихоновым. После интервью я связался с Ильей Горячевым - тот категорически отверг слова «друга»: «Никакого пистолета я Никите не передавал. Он просто выбрал такую линию защиты». Вывод один: кто-то из пары Тихонов-Горячев отчаянно врет. Остается большим вопросом, почему следствие не имеет возможности доставить Горячева в суд, или устроить ему очную ставку с Тихоновым по видео-конференции, когда я запросто связываюсь с лидером «Русского образа» чуть ли не ежедневно. «За время суда никто из органов на меня лично не выходил» - утверждает Горячев, если, опять же, не врет. По информации от источника, близкого к расследованию убийства, связано это с тем, что на самом деле именно в первых своих показаниях свидетель сказал правду, хоть и под давлением, а его отказ, присланный мне - это всего лишь попытка хоть как-то оправдаться перед националистическим движением за откровенную сдачу соратника. Юридической силы в суде отказ не имеет.
Еще одна плохая новость для Тихонова: один из свидетелей, видевших его 19 января на Пречистенке и выступавший в суде из отдельной комнаты и измененным голосом, что вызвало серьезные подозрения как в правдивости его показаний, так и вообще в его существовании, оказался абсолютно реальным и «чистым». Я нашел его, и он, попросив не называть своей фамилии, заявил следующее: «Было бы здорово, если бы день 19 января 2009-го вообще исчез из моей жизни. Увиденная мной картина до сих пор не выходит из головы. Мне вообще хотелось пройти мимо - если бы не шевельнулась раненая девушка (Бабурова - прим). У меня мелькнула мысль - вдруг ей можно чем-то помочь? Никаких показаний мне давать не хотелось, следователи долго уговаривали меня дать их, а затем прийти на суд. Но все сказанное мной - правда, на меня никто не давил. Оглашать показания, чтобы меня никто в суде не видел - это мое требование. Хотя, честно говоря, лучше бы вы написали, что меня вообще не существует…».

С другой стороны, известный московский журналист Эрик Шур, в середине нулевых - шеф-редактор газеты «Реакция» и ответственный секретарь газеты «Аргументы недели», у которого по удивительному совпадению в разное время работали Тихонов, Горячев, убитая Бабурова и лидер организации «Русский вердикт» Алексей Барановский, выступающий в суде на стороне защиты, рассказал мне, что «Тихонов был журналистом талантливым, хоть и раздолбаем. Горячев же всегда был склонен к политиканству. Однажды Тихонов пришел в редакцию «АН» и сказал, что должен срочно уехать, и навсегда. На нем не было лица, он был серьезно чем-то обеспокоен. Позже оказалось, что он подался в бега - его подозревали в убийстве антифашиста Рюхина (обвинения по этому делу с Тихонова в итоге были сняты - прим.) С тех пор я его не видел. Не знаю какая метаморфоза могла с ним произойти за последующие годы, но на тот момент на убийцу он не тянул совсем».

http://john-levkovich.livejournal.com/789.html

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #72 : 22/04/11 , 15:35:47 »
Дело Тихонова-Хасис: фальшивые мотивы.
22-Апр-2011 03:04 pm

Сегодня обвинение и либеральная пресса пытаются внушить публике и присяжным: Маркелов-де в деле Рюхина был чрезвычайно активен и инициативен. Он-де, доискиваясь до настоящего убийцы юноши, рыл глубоко и потребовал, чтобы Тихонова объявили в розыск. И вот Никита убил его, мстя именно за это.
Но на деле-то все было совсем наоборот! Внимательно изучив материалы по делу Рюхина, я обнаружил это с полной очевидностью.

Во-первых, Маркелов вел дело спустя рукава, что послужило причиной того, что потерпевшая Рюхина Т.П., мать убитого, от услуг такого замечательного адвоката решительно отказалась еще 26.12.06. Явившись с ордером на представление интересов Томского и Рюхиной, второго удовольствия (и заработка) Маркелов оказался, однако, лишен (т. 25, л.д. 174-175). В суде Маркелов представлял уже только потерпевшего Томского, избитого, но живого, а потерпевшая Рюхина предпочла защищать свои интересы самостоятельно.
Во-вторых, в розыск Тихонова и Паринова объявил никак не Маркелов, а следователь В.В. Пашкевич 27.11.06 (т. 25, л.д. 139-141). Он сделал это не только не из-за давления Маркелова и не по его просьбе, но и вопреки желаниям последнего. Данный ход (объявление предполагаемыми убийцами ребят, которые не имели к делу отношения, но с испугу подались в бега, на что и был расчет), позволял снять с реальных участников драки страшную, тяжкую статью 105 УК. Дело об убийстве было выделено в отдельное производство, и в результате Анциферов, Реуцкий и Шитов предстали перед судом лишь по статьям 35, 116, 213 УК РФ, но не за убийство. Облегчив по неизвестной мне причине судьбу одним русским мальчишкам, следователь Пашкевич сломал жизнь другим.

Вот против этого адвокат Маркелов возражал самым решительным образом! Он отказался верить в мифических убийц Тихонова и Паринова, считая, что в деле достаточно доказательств для привлечения за убийство уже имеющихся обвиняемых. Он расценил выделение дела об убийстве в отдельное производство как способ спасти обвиняемых от 105-й статьи, увести их от справедливого наказания. И Маркелов писал во все инстанции, чтобы отменить это решение следователя Пашкевича и воссоединить разделенное дело! Жаловался в прокуратуру, возражал в суде. Он делал это неоднократно письменно (например, ходатайство от 26.03.07) и устно (например, в суде 19.07.07), но его возражения были направлены против интересов отнюдь не Тихонова, а только подсудимых.

На судебной стадии вопрос о розыске Никиты Тихонова вообще не поднимался – именно по той же причине. В заседании суда потерпевшая Рюхина заявила, что Пашкевич «необъективно расследовал дело и направил дело в суд со статьями, не соответствующими тяжести содеянного подсудимыми». Адвокат Маркелов: «Я полностью поддерживаю аргументы потерпевшей Рюхиной». Потерпевший Томский: «Согласен с адвокатом Маркеловым» (Протокол от 12.04.07).
То есть, будь на то воля адвоката Маркелова, да и потерпевших, Никита Тихонов никогда не был бы объявлен в розыск, бессмысленность чего Маркелов прекрасно понимал. И, кстати, снятие с Тихонова подозрения в убийстве Рюхина за «отстутствием составов преступления» блестяще подтвердило правоту в этом адвоката.
За что же было его убивать?!
Версия мести Тихонова Маркелову за несправедливо обрушившиеся гонения не выдерживает никакой критики.

Разбор прочих мотивов читатайте в полной версии статьи:
http://www.politsovet.org/uri_2/1490.html

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #73 : 25/04/11 , 15:32:47 »

Дело Тихонова-Хасис: оговорён – приговорён?
Автор: Севастьянов Александр

 Альтернативное расследование

 Дело Тихонова-Хасис подходит к концу и у меня не осталось никаких сомнений: судья Александр Замашнюк сделал все, от него зависящее, чтобы перед присяжными предстала во всей красе лишь одна-единственная версия событий: версия обвинения. В угоду чему или кому Замашнюк так поступил, не мне судить.
В силу этого я считаю себя обязанным донести до общества альтернативную версию, которая, на мой взгляд, обладает большей убедительностью. Я опираюсь при этом как на материалы дела, так и на всю сумму доказательств, рассмотренных в суде.

 

 Оноре Домье. "Вы имеете слово! Говорите! Вы свободны!". Литография. 1835 г.
 
 
Трижды оговоренный
 
В чем вина Никиты Тихонова?
В том, что в своей молодой, едва начавшейся жизни он был трижды оговорен. Оговорен предательски: людьми, с которыми либо близко дружил, либо доверился им по необходимости.

Оговор Бормота. В первый раз Никиту оговорил его, как он тогда считал, лучший друг Андрей Бормот. Спасая свою шкуру, которая в итоге так и не пострадала, он в 2006 году заявил следствию по делу Рюхина, что Никита причастен к убийству этого юноши. Это была неправда, и факт этой неправды спустя четыре года (для Никиты это были годы вынужденного подполья, а потом тюрьмы) был установлен следствием.

Последствия этой неправды оказались роковыми.

Позвонив только что преданному им другу, Бормот рассказал о своем поступке и подговорил Никиту податься в бега. Что тот и сделал, будучи вполне осведомлен о приемах и методах следствия в России.

В результате Тихонов был объявлен в розыск. В этом был свой интерес и у следствия.

Оговор Бормота – «точка невозврата» в судьбе Никиты.

Так начался роковой путь, окончившийся в стеклянной клетке Мосгорсуда.

Самооговор. Во второй раз Никита оговорил себя сам, оказавшись в руках ФСБ и следствия. Важно понять, почему он это сделал.

У следствия не было в момент ареста Тихонова никаких доказательств его вины в убийстве Маркелова. Основания для задержания изложены в справке-меморандуме, написанной полковником ФСБ В.В. Шаменковым. Из сказанного в ней, помимо лжи и домыслов, можно выделить главное: «Н. Тихонов – сторонник неонацистской идеологии, проходит по уголовному делу по факту убийства одного из активистов молодежного движения “антифа” А. Рюхина (адвокат С. Маркелов представлял в этом деле сторону потерпевшего)».

О том, кого и как представлял Маркелов, не имевший никакого отношения к объявлению Никиты в розыск, я писал в «Фальшивых мотивах». Что же остается? Правильно: голимая идеология. Вот за нее Никиту и взяли. Но для обвинения в убийстве этого было недостаточно.

Что было в руках у следствия? Несколько стволов? Но это еще не значит, что из одного из них стрелял Никита в адвоката. Больше – ничего, даже характерной одежды, в которой камеры слежения зафиксировали предполагаемых преступников.

Но в руках у следствия был сам Никита Тихонов. И была, что в данном случае гораздо важнее, Евгения Хасис.

Лучшей фигуры, чем Тихонов, чтобы повесить на него убийство Маркелова, трудно было бы придумать. На нем, счастливо для следствия, сходилось многое:

– русский националист;
– в контакте с неформальными организациями;

– в бегах по делу об убийстве юноши-антифашиста (даром что он оказался непричастен к убийству);

– в суде по каковому делу фигурировал адвокат Маркелов (даром что представлявший не мать убитого, а совсем другое лицо и противившийся поиску иных подозреваемых, кроме фигурантов по делу);

– торгует оружием, имеет оружие, в т.ч. калибра 7,65, из которого застрелены адвокат и журналистка;

– ведет со своей девушкой разговоры, демонстрирующие интерес к партизанским действиям;

– живет по чужим документам, конспирирует…
Не хватало немногого: орудия убийства и признания обвиняемого. В ходе оперативно-разыскных мер, проводимых ФСБ, во время проникновения в квартиру, где жили Тихонов и Хасис, в конце октября 2009 г. был обнаружен злополучный браунинг.

По словам Тихонова, в день своего задержания он узнал от оперативных сотрудников, что Маркелов и Бабурова были убиты именно из браунинга. Но, как говорил гестаповец Мюллер, что знают двое, знает и свинья. У ФСБ не было тайн от следователя Игоря Краснова, и про орудие убийства он, конечно же, тоже отлично знал. А вот откуда про браунинг знала ФСБ, это, конечно, вопрос…

Так или иначе, все сходилось для законченной, непротиворечивой, на первый взгляд, версии, устраивающей следствие.

Оставало получить признание Никиты. Такое, как надо.

Для этого следствию достаточно было пустить в ход свой главный козырь: пленницу Евгению.

Тихонов был доставлен в Следственный комитет к Краснову сразу же после завершения мучительного тринадцатичасового обыска, окончание которого зафиксировано протоколом в 21.00 (т. 5, л.д. 123). Задержание Никиты оформлено в 00.30 (т. 5, л.д. 173). Первый допрос был произведен сразу же, ночью, его начало зафиксировано в 00.45 (т. 5, л.д. 179).

Но было ли это время действительно началом допроса? Как видим, между окончанием обыска и допросом прошло ровно три часа сорок пять минут. У следователя Краснова было достаточно времени, чтобы подготовить Никиту к даче нужных показаний, а у Никиты – чтобы их выучить. Про адвоката Скрипилева и говорить нечего. Точно не известно, как давно он явился по вызову Краснова; на ордере, выписанном 03.11.09, время не проставлено, но приглашен он был, конечно, днем, в рабочие часы.

Жестоко избитый, подавленный морально и физически, Никита более всего, однако, мучился неизвестностью: что с его любимой девушкой. Он был готов на все, чтобы Женю отпустили. Следователь понял это сразу. В судебном заседании 14 апреля с.г. Тихонов вновь указал, что адвокат Скрипилев способствовал его самооговору, пообещав от лица следствия освободить Евгению Хасис, гражданскую жену задержанного.

Женя сидела под конвоем в соседнем кабинете, но этого Никита знать не мог. У него были основания беспокоиться за ее судьбу. Ибо в этот день случилось то, о чем он собственноручно написал в протоколе 16 декабря в присутствии адвоката А.Г. Жучкова: «Что в это время происходило с Хасис Е.Д., я не знаю, но Владимир Владимирович и его подручные убеждали меня “прекратить упрямиться, чтобы девчонка не мучалась” (цитата). Они угрожали поместить мою гражданскую жену в камеру к мужчинам-уголовникам, лицам кавказской национальности, спровоцировав тем самым ее изнасилование. Владимир Владимирович сказал мне, что Хасис Е.Д. этапируют в Ингушетию» (т. 6, л.д. 25-32).

Данный документ судья Замашнюк не исследовал в суде и не позволил огласить перед коллегией присяжных, но его фотокопия имеется в интернете.

Читатель, разумеется, хорошо осведомлен о том, что такой прием – выдавливание показаний из задержанных путем угроз в отношении наиболее близких им людей – типичен для российских органов, будь то полиция, ФСБ или следствие. Так пытались поступить, например, и с Иваном Мироновым, о чем есть расшифровка аудиозаписи.

Важно отметить: в деле Тихонова и Хасис есть прямой след точно такой же попытки следствия получить показания, но только на сей раз – от Евгении Хасис. После того, как Никита рассказал под протокол о том, как его на самом деле задерживали и пытали, а также отказался от своих первоначальных показаний, следствие попыталось точно таким же манером склонить на сотрудничество и дачу нужных показаний Женю. Однако она не пошла на сделку со следствием и даже пожаловалась генпрокурору Юрию Чайке и директору ФСИН РФ на сотрудницу МВД Е.С. Белову, которая, по словам Жени, дважды угрожала ей содействовать переводу Никиты Тихонова в другой изолятор, где к нему могут применить меры физического воздействия вплоть до изнасилования в случае, если Женя не даст нужные показания (т. 8, л.д. 30-34).

Трюк, поначалу сработавший в отношении Никиты, но потом обессмысленный его отказом, следствие попыталось применить на сей раз к Жене (следователь Игорь Краснов, конечно, все отрицал в своих объяснениях по данному факту). Однако не на ту напали: Женя проявила активное сопротивление, взбунтовалась против давления, поставила в известность о нем высокое начальство и сорвала провокационную попытку.

Никита же, как он сам об этом рассказывает, поверил адвокату Скрипилеву и следователю Краснову. В интернете опубликовано его интервью, данное журналисту Евгению Левковичу. На вопрос которого о причине признания Тихонов ответил:

«На самом деле, показания мне давать не пришлось. Протокол был составлен следователем, а подпись я там поставил после того, как он убрал из текста всякий оговор в отношении Жени. Следователь предложил мне сделку: я заучиваю его протокол и инструкции, потом повторяю текст под видеозапись, а он прекращает уголовное преследование Хасис и выпускает ее из под стражи. Возможность осуществления такой сделки мне подтвердил адвокат Скрипилев. После двух суток без сна, под допросами с пристрастием, не зная, что все это время делают с Женей, я допустил ошибку. Нельзя играть в поддавки с тем, кто считает тебя добычей...».

О том, что протокол допроса, скорее всего, был подготовлен следователем заранее, говорят также многие нестыковки и абсурдные утверждения, в нем содержащиеся. В том числе, сам мотив убийства (Маркелов-де защищал шахидок), а также мотив сохранения «грязного» ствола (из любви к антиквариату). Об этом я писал подробно ранее.

Косвенно подтверждает сказанное видеозапись допроса и показаний на месте происшествия, где Тихонов, подавленный и сосредоточенный, как мантру, повторяет с молчаливого согласия следователя Краснова и адвоката Скрипилева все время одно и то же: преступление совершил один, мне никто не помогал, никакой организованной группы не было. Ясно и понятно, что так он реализовал свое условие, выторгованное у следствия. При этом беспощадно оговаривая самого себя. Рыцарское поведение, вполне в духе самого Никиты. Боюсь только, что оно очень дорого ему обойдется.

До тех пор, пока Тихонов верил, что уговор будет соблюден, он придерживался изложенной версии даже после смены адвоката. Продолжая самооговор. Но когда понял, что его обманули, – пошел в отказ.

С оговором судья Замашнюк позволил ознакомить присяжных; с отказом – нет. Как и следовало ожидать.

Оговор Горячева. В третий раз Никиту оговорил еще один «лучший друг» – руководитель «Русского Образа» Илья Горячев.

Почему в том же ноябре 2009 года арестовали Горячева, проводили у него обыск? Потому что он с самого начала был в разработке ФСБ. Тот же Шаменков в той же справке-меморандуме написал обоснование заодно и на его арест. Оснований для этого было немногим меньше. Из материалов прослушки и его собственноручных показаний мы знаем, что он, во-первых, доставал боеприпасы для Тихонова, а во-вторых – заказывал ему пистолет для своего знакомого. Горячев, при честном ведении следствия, должен был бы, как минимум, сидеть вместе с Тихоновым. А скорее – вместо Тихонова.

В своем отказе от показаний, данном, к сожалению, лишь впоследствии, заочно, и не рассмотренном в суде, Горячев честно признал этот факт.

Почему Горячева, все же, отпустили? Потому что Тихонова было легче очернить в глазах общества, он гораздо лучше подходил на роль фигуранта по делу. Но главное – потому, что Горячев в обмен на свободу дал нужные следствию показания на Тихонова и Хасис. Он продал свою совесть за высокую цену. Пытаясь откупиться от суда истории, он потом собирал деньги для Тихонова, одновременно умоляя «Русский вердикт» не предавать огласке факт своего предательства.

Под предлогом «защиты свидетеля» Горячеву разрешили выехать за рубеж. Мавр сделал свое дело – мавр может идти. Снедаемый страхом расплаты за предательство, а может быть также и совестью, Горячев втайне (как он думал), за несколько месяцев до отъезда, пришел в сопровождении адвоката к нотариусу. Там он заверил свои показания о том, при каких обстоятельствах, почему и зачем он совершил оговор в отношении Никиты. После чего в декабре 2010 года покинул страну.

Почему Горячев заверил заявление в августе, а в суд послал 17 марта 2011 года? Это слишком понятно. Присылать свое отречение от показаний было нельзя на стадии следствия, а можно только на стадии суда. Иначе оно до суда никогда бы не дошло: так и осело бы в материалах следствия, не включенных в дело. Как и весьма многое другое. Горячев это, конечно, понимал.

Однако напрасно он думал, что его поступок остался тайной для ФСБ. Недреманое око бдит всегда.

12 апреля в суде, за дверями, закрытыми от коллегии присяжных, неожиданно разыгрался очередной акт судебного фарса: были зачитаны иные показания Ильи Горячева, собственноручно написанные и подписанные декабрем 2010 года, в которых он на этот раз так же горячо отрекался от своего отречения! Он пишет в них, что Тихонов и Хасис – члены крупной вооруженной террористической группировки, что от показаний он отрекся из-за угроз друзей Никиты и лично Барановского, а за границу бежал, поскольку ФСБ не может его реально защитить и т.п.

Вот такое отрицание отрицания поступило в суд к годовщине убийства, в конверте, подписанном печатными буквами с интересным адресом: Московский городской суд (без индекса и прочих подробностей). Кто и при каких обстоятельствах запечатывал, надписывал и отправлял конверт, мы вряд ли когда-нибудь узнаем.

Как стало мне известно из осведомленного источника, Горячев бежал из России в декабре, тогда же его тормознули ФСБэшники на границе и вынудили написать этот «отказ от отказа». Письмо добиралось долго до адресата как по причине праздничных выходных, так и по причине нелепости адреса. Что же, Илья вдруг забыл элементарную грамотность? Разучился конверты подписывать? С какой стати было менять почерк, писать идиотский адрес? Нет, кто-то явно заметал след. Ясно, что письмо отправлял Илья не сам.

Может ли этим «кем-то» быть ФСБ? Запросто!

В этом новом заявлении Ильи Горячева есть много нарочитых нестыковок, свидетельствующих о вынужденном характере таких показаний. Горячев явно пытался обхитрить ФСБэшников, и ему это удалось. Больше всего бросается в глаза его жалоба на то, что с сентября 2010 года ему стали угрожать и вынуждать отказаться от показаний против Тихонова. Но все дело-то в том, что отказ был оформлен у нотариуса в августе!

Есть и другие несоответствия.
Горячев перехитрил, обманул оперативников. Но Тихонову это уже не помогло.

Прокурор Локтионов, по простоте душевной, потребовал зачитать присяжным оба отречения Горячева. Это требование немедленно поддержали все четыре адвоката защиты и сами подсудимые, понимая, какое позитивное для них впечатление произведет этот театр абсурда на присяжных.

К сожалению, это мгновенно сообразил и судья Замашнюк. Документы, конечно же, зачитаны не были.

Но публика должна о них знать!
Оговор Горячева – краеугольный камень следствия. Мы все уже знаем ему истинную цену: фальшивка, как и многое другое в деле.

Поймут ли это присяжные?
 
Опасные объятия
К теме оговора и самооговора необходимо сделать примечание.

Тихонов сразу же по доставлению в Следственный комитет попал в гуманные руки адвоката Евгения Владимировича Скрипилева, отнесясь к нему с полным доверием и не подозревая, что тот – его злейший, непримиримейший идейно-политический враг.

А вот Скрипилев прекрасно понимал, кого судьба отдала в его полную власть.

Скрипилев переехал в Москву в 2002 году из Белгорода, где возглавлял региональное отделение партии, да не какой-нибудь, а «Либеральной России», созданной Борисом Березовским (сопредседатели Юшенков-Шохин-Похмелкин и др.). Для Скрипилева решение вступить в эту партию было выношенным и судьбоносным, оно определило его дальнейшую карьеру, в том числе переезд в Москву из провинции.

Скрипилев не был рядовым членом партии Березовского. Он не только возглавлял партийную регионалку, но даже рассматривался некоторыми как кандидат на пост главы всей партии после того, как был убит Сергей Юшенков (как говорят, из-за денег лондонского шефа). Кстати, напомню: интересы семьи Юшенкова тогда представлял адвокат Роман Карпинский, выступающий сегодня в деле Тихонова/Хасис на стороне обвинения.

Не приходится сомневаться в идейной верности Скрипилева учению либерализма.

Но все дело в том, что в нашей стране нет больших антагонистов, чем либералы и русские националисты – такова объективная реальность. Как дождь не может не быть мокрым, а огонь – горячим, так либерал в России не может симпатизировать русскому националисту – и наоборот. Я утверждаю это как один из лидеров русского движения последних двадцати лет.

Силой идейных убеждений Скрипилев изначально был поставлен в контрпозицию к Тихонову. Он не мог не понимать, что вошел в доверие к политическому противнику, что тот будет, хотя бы поначалу, слепо ему верить и подчиняться. Скрипилев изначально знал, кто перед ним (в политическом смысле). А вот Тихонов – нет, не знал. Тайная власть идейной вражды, о которой Никита даже не догадывался, с самого начала опутала его своей липкой паутиной.

Показательно, что первая «услуга», которую Скрипилев оказал Тихонову, – объявил его на весь мир убийцей, сразу поставив общественное мнение перед мнимым, никем не доказанным фактом. Наклеил на своего клиента ужасный ярлык, для начала. Возможно, он это сделал полусознательно-полуинстинктивно, заняв свое законное место в политическом окопе рядом с убитым Маркеловым, таким же либералом, как он сам. И – лицом к лицу с «вражеским окопом», где находился жестоко избитый, пленный и беспомощный Тихонов. Но скорее, как я лично предполагаю, перед нами – вполне умышленный оговор, опорная точка, первый плацдарм для обработки общественного мнения.

О важности такого шага нечего и говорить. После этого заявления, сделанного – вдумайтесь! – самим адвокатом обвиняемого, развернуть общественное мнение вспять трудно, почти невозможно.

Пока я сам не разузнал непосредственно из открытых источников о партийной принадлежности и идейном складе Скрипилева, я еще мог сомневаться в правдивости сенсационного разоблачения его Тихоновым, который прозрел с роковым опозданием. Но сейчас у меня не осталось сомнений.

Читатель! Нам предлагают поверить в убийство именно по идеологическим мотивам. Но тогда почему бы не поверить в сговор защиты со следствием по тем же мотивам? Благо они – налицо. У адвоката Скрипилева был сильнейший – сильнее не бывает! – идеологический мотив для того, чтобы войти в такой сговор и загубить жизнь молодого, но очень перспективного русского националиста Никиты Тихонова. Был такой мотив!

Но тут встает один важный вопрос. Почему Тихонов продолжал признаваться в убийстве и после Скрипилева? Когда его защищал уже адвокат Анатолий Жучков?

Ответ ясен. Потому что Никита продолжал свою рыцарственную линию. Он берег Женю Хасис, долго надеялся, что следствие выполнит уговор и отпустит ее.

Когда потерял надежду, сразу пошел в отказ.

 
Убьем адвоката, заодно и поженимся?
Есть одно противоречие в деле, которое не дает мне покоя.

Оно носит психологический характер. К делу, как говорится, не пришьешь, но…

Судите сами.
Маркелова и Бабурову убили 19 января 2009 года.

Судя по многочисленным показаниям в деле, знакомство Тихонова и Хасис, начавшееся на нейтральной почве (она была менеджером по продаже спортивного питания, он – серьезно занимался спортом, это питание покупал), с годами переросло в приятельские, а затем и в романтические отношения. Очень долгое время их встречи были, в общем, редки и случайны (Евгения три года, судя по показаниям ее матери, жила с другим молодым человеком, не с Никитой), и лишь с марта 2009 года молодые люди стали близки как муж и жена, начали жить вместе. Об этом есть точные сведения даже в самых первоначальных показаниях Никиты, данных под диктовку следствия. Эта же датировка – неоднократно подтверждалась устными показаниями обоих подсудимых в суде. Никто и никогда не брал под сомнение эту датировку.

Однако еще два месяца назад, в январе, такой близости между ними не было и в помине. Даже Новый Год (с 2008 на 2009) они встречали порознь: он – у своих родителей на зимней даче в Калужской области, она – со своей родней. Об этом в устных и письменных показаниях рассказал отец Никиты, об этом также рассказали и посудимые.

Данный факт о многом говорит. Новый Год – особый праздник. Если между юношей и девушкой вызрела настоящая любовь, то новогоднюю ночь, когда загадываются заветные желания, они всегда стремятся провести вместе: ведь не зря говорят, как встретишь Новый Год, так его и проведешь. И если вместо этого каждый встречает его с родными, значит, до такой степени близости дело еще не дошло.

Любовь, как точно сформулировано в древнеиндийском трактате «Ветки персика», есть единство трех влечений: ума, души и плоти. Я мог бы представить теоретически, что на той стадии, когда ребят арестовали, они уже настолько близко и всесторонне знали друг друга, настолько стали чем-то единым, настолько друг другу доверяли, чтобы задумать такое дело, как показательное убийство. Но на момент 19 января 2009 г. отношения между Никитой и Женей были еще далеко не настолько тесными, чтобы безоговорочно доверять друг другу, чтобы стать цельной «боевой единицей».

Что же получается: 1-2 января, на Новый Год они еще далеки друг от друга (географически, физически и ментально), а уже 19 января вдруг прониклись друг к другу таким доверием, что сговорились, разметили роли, пошли и среди бела дня на оживленной, людной улице в центре Москвы убили адвоката Маркелова и заодно Анастасию Бабурову, совершили беспрецедентное по дерзости и профессионализму преступление, рискуя собственной жизнью и свободой?! Невероятно. Неправдоподобно.

Мне представляется психологически совершенно невозможным, чтобы они вначале, как говорится, вступили в преступный сговор и убили адвоката (причем неизвестно за что), а через месяц с лишним – только лишь! – вступили в интимный союз. На почве совместно совершенного преступления? Такая «кровавая заря» романтических отношений кажется мне немыслимой.

Не могли они пойти на такое дело вместе, не будучи еще всецело преданы друг другу телом и душой.

Не могли они, совершив тяжелое двойное убийство, в том числе случайно попавшей под руку журналистки, после этого полюбить друг друга так чисто, крепко и идиллически-жертвенно, как мы это все видим.

 
Хорошая мысля приходит опосля

Противоречий в деле такое количество, что по ним хоть второе дело открывай.

Одно из немаловажных связано с тем, что Тихонову приписывают идеологические мотивы убийства на основании, во-первых, изъятой литературы, а во-вторых – материалов, хранящихся в компьютере и добросовестно переписанных следствием.

Что касается литературы, то тут у обвинения случился конфуз, и данный аргумент из их рук выпал. Дело в том, что ни одна (!) из арестованных в ходе обыска книг не фигурирует в пресловутом официальном Федеральном списке экстремистской литературы, составляемом Генпрокуратурой. Этот факт производит сильное впечатление, т.к. показывает нам механизм наведения прокурорами тени на плетень. Причислив сгоряча небольшую библиотечку патриота Тихонова к запретной литературе, оперативники и следствие лишь обнаружили свою некомпетентность – и не более того.

С компьютерными материалами еще интереснее. Прокурор Локтионов с выражением зачитывал присяжным «страшные» тексты, показывал распечатки листовок, разные картинки. Все это должно было характеризовать Никиту и Женю как лиц крайне радикальных убеждений, экстремистски настроенных, склонных к террору и т.д.

Что ж, содержание компьютера может, на первый взгляд, вызвать у кого-то вопросы. Судя по протоколам, описывающим содержание многих файлов, там имели место быть документы, идейно далекие от образцов толерантности, политкорректности и гуманизма.

Ну и что?! Все это характеристики могли бы иметь какое-то значение, только если был бы твердо установлен факт убийства Маркелова Тихоновым и Хасис. Ибо тогда можно было бы рассуждать о мотивах как отягчающем обстоятельстве. Нет убийства – нет и никаких «мотивов».

Мы не можем судить людей за убеждения, если не доказано, что эти люди кого-то убили по идейным соображениям. Судить только за убеждения – это и есть фашизм.

У нас тут что, политический процесс?! Мы будем судить Никиту и Женю за их настроения, убеждения, идеи? Или, все же, за конкретные деяния?

Из деяний ребятам обвинение инкриминирует три: проживание по подложным документам; незаконные хранение и оборот оружия; убийство. Из этих трех правонарушений не доказано по меньшей мере одно. Зато самое важное: убийство.

Все представленные прокуратурой «доказательства», как убедился и еще убедится читатель, на самом деле свидетельствуют против этого обвинения. Это поняли уже очень многие, в том числе журналисты, даже из недружественных русским СМИ («Новая газета», «TheNewTimes»). И, разумеется, публика. Но прокуратура этого, похоже, не понимает.

Поймут ли присяжные?
Вот для того, чтобы эта ясная суть происходящего не дошла до присяжных или дошла в замутненном виде, все несочувствующие русскому движению силы делают максимум для того, чтобы мазнуть подсудимых черной краской, создать негативный образ в глазах всей коллегии. Приплести к делу все что можно и нельзя с этой целью.

В частности, используются для этого «страшные» тексты из компьютера Хасис.

Что ж, возможно, подсудимые – не ангелы. А кто – ангелы? Вы, читатель, – ангел?

Но вот ведь какая вещь. Во-первых, иметь в компьютере подобные тексты и даже читать их – отнюдь не криминал. Все перечисленные следствием документы, относящиеся к русской национально-освободительной борьбе, – не редкость и не новость в интернете, ими забит Рунет. Они написаны не подсудимыми, а что до Тихонова, то в деле нет никаких доказательств, что он их вообще читал. Хотя у писателей при работе над книгой (тем более – над детективом, да еще политическим) и не такие материалы, бывает, лежат на столе!

Русское движение – это сотни тысяч людей, если уже не миллионы. Все последние годы Кремль целенаправленно вытесняет это движение из легальной политики, собственной рукой загоняет его в подполье. Можно быть совершенно уверенным, что подобный комплект документов имеется в десятках тысяч компьютеров! Мне лично в ходе работы над статьями о русском подполье приходилось пользоваться этими и аналогичными документами, без проблем добывая их из недр Рунета.

Во-вторых, эти же документы постоянно всплывают в делах русских националистов – подпольщиков, защитой которых, в том числе, занимается правозащитная организация «Русский вердикт», в которой работает Хасис. Данный комплект документов необходим работникам «Вердикта» по роду занятий, профессионально, и хранится в компьютерах у многих из них, включая руководителя Алексей Барановского. Ничего удивительного, что он был и у Хасис.

На суде свидетель Барановский подтвердил, что он сам и его сотрудники вели мониторинг политических процессов по ст. 280, 282, 282’ УК РФ, по закону «О противодействии экстремистской деятельности» и т.п. Они собирали и передавали друг другу подобного рода документы в большом количестве, на некоторые из них приходилось заказывать заключения специалистов и т.д.

Но значит ли это, что документы из компьютера Евгении Хасис использовались обвиняемыми как прямая инструкция, как руководство к действию?

Нет, для таких домыслов и предположений в деле оснований нет.

Внимание, читатель! Вот вам и сеанс черной магии с разоблачением.

Черная магия состоит в том, что прокуратура пытается внушить нам, что Тихонов совершил убийство Маркелова, начитавшись всей этой литературы из компьютера Хасис. Такая вот нам предлагается причинно-следственная связь.

Но…
В том-то все и дело, что компьютер принадлежал именно Жене Хасис. В ходе судоговорения неоднократно указывалось на этот факт, его никто и никогда даже не пытался опровергнуть, оспорить.

А теперь вспомним: Хасис и Тихонов стали жить вместе в марте 2009 года. Соответственно, жениным компьютером Никита стал пользоваться и материалы, в нем находящиеся, стал читать также не ранее марта 2009 года.

А убийство Маркелова произошло в январе.
Вот вам и «причинно-следственная связь»… Нету ее, расточилась, «яко дым от лица огня», при свете истины.

Все ли вам понятно, читатель?
Видите, как прокуроры пудрят девственные мозги себе и людям?

Как рассчитывают на наши легковерие и невнимательность?
Как наводят тень на плетень?
 
Пистолет, гильзы, пули

Вернемся от политики, психологии и идеологии к материальным доказательствам по делу. Это, в первую очередь, орудие убийства: пистолет браунинг модели 1910 г. и две выпущенные из него пули.

Сам по себе факт нахождения орудия преступления у прекрасно подготовленного в профессиональном смысле террориста-экстремиста – каким представляет нам Никиту Тихонова гособвинение – является верхом абсурда. Одно из двух: либо перед нами желторотый дилетант, не знающий азов своего дела, придурок, оставивший себе браунинг «из любви к антиквариату» (о смехотворности такого мотива я уже писал). Либо перед нами умный и грамотный потенциальный экстремист, который, однако, никого не убивал и временно обладал пистолетом, не зная, что на нем кровь Маркелова.

Третьего не дано.

Тихонов – не придурок, это совершенно точно.

Я лично считал и считаю, что Тихонов взял пистолет у неустановленного лица, об этом со всей очевидностью однозначно свидетельствуют данные прослушки, имеющиеся в деле. Я уже подробнейше рассказал об этом, анализируя расшифровку, и хочу лишь процитировать свой вывод:

«На мой взгляд, этих данных достаточно, чтобы выстроить гипотетическую цепочку сделки: продавец Вася – посредник со стороны продавца Никита – посредник со стороны покупателя Горячев – покупатель Симунин. В этом случае ближайший кандидат на роль товара – пресловутый браунинг, от которого хотел побыстрее избавиться Вася, не говоря ничего Никите о причинах спешки и вынужденной дешевизны (возможно, в качестве такой причины выступала необходимость ремонта пружины заклинившего ствола). Получив деньги за дешево проданный браунинг, Вася доплачивал их за новый ствол, на роль которого вполне годится известная нам «чезета» или что-то иное.

По известным причинам эта сделка не состоялась, и браунинг не успел поменять владельца. То есть, поменял, по воле случая, с постоянного – на временного: Никиту. Которому теперь приходится за это платить отнюдь не деньгами».

Я прекрасно понимаю, что моя версия не вяжется, на первый взгляд, ни с версией следствия, ни даже с официальными показаниями Никиты в суде, где он заявил, что «грязный» ствол ему передал Илья Горячев.

Но неожиданно для меня на днях появилось подтверждение именно моей версии.

В уже цитированном интервью, которое Никита дал журналисту Левковичу, есть исчерпывающее разъяснение по данному поводу.

«Левкович: В материалах уголовного дела есть эпизод из прослушки вашей съемной квартиры, в котором вы с Хасис обсуждаете некоего Васю, поручения которого выполняете, и “студенченского человека”, которому должны отдать некий ствол (“Студент” – кличка Ильи Горячева). Поясните, о ком идет речь?

Тихонов:Не желаю втягивать в уголовное дело третьих лиц, которые к нему прямого отношения не имеют».

Вот теперь все встает на свои места!

Ключ к ситуации – в личных качествах, в характере Никиты, которые подтверждены всем ходом данного дела, как мы не раз могли убедиться. Эти качества – исключительная рыцарственность, верность дружбе и любви, ненависть к предательству. Как сказал о Никите его отец: «У такого типа людей, как Никита, если появляется друг, то это больше чем брат, дружба для него свята».

Никита, не колеблясь, сразу же взял на себя страшное преступление, лишь бы избавить Женю от тюрьмы. Он на всем протяжении следствия и суда, прекрасно понимая, какое неблагоприятное впечатление это производит на присяжных, категорически отказывался называть своих контактеров по незаконному обороту оружия. Он назвал человека, передавшего ему браунинг (Илью Горячева) только тогда, когда убедился, что тот находится вне российской юрисдикции и не собирается появляться в России. И… он назвал именно неуязвимого Горячева, чтобы вывести из-под удара ту реальную фигуру, которая и передала ему запачканный кровью Маркелова и Бабуровой ствол, подставив самого Никиту под страшный удар отечественного «правосудия».

Это называется благородство.

Боюсь, Никита заплатит за него слишком дорого.

*   *   *
Гильзы (ни одна!) и пуля, прошедшая через голову Бабуровой, не были найдены следствием. Хотя выстрелов было три, и по идее надо было найти три гильзы (куда они могли деться? все свидетели говорят, что киллер ничего не подбирал) и три пули.

Найденные две пули, как показала экспертиза, были выпущены из одного оружия.

Что касается пули, найденной в голове Маркелова, она вопросов не вызывает.

Вызывает вопросы другая пуля, переданная следствию свидетелем Д.И. Орловым, который, как чертик из табакерки, вдруг выскочил из Соединенных Штатов Америки и вскоре после этого уехал туда обратно на ПМЖ. Как бы выполнив здесь свое предназначение. Или спецзадание. На суд он, разумеется, не приехал, показаний там не дал.

Пулю эту до того искал чуть ли не весь следственный отдел с применением спецтехники. И даже ездили в поисках ее на снегоплавильный завод, поскольку за сутки по тому месту прошлись многие снегоуборочные машины. Словом, и следа пули не должно было уж остаться на месте преступления – а вот поди ж ты! Ни спецы, ни снегоуборочная техника пулю не нашли — повезло одному Орлову. Мистика прямо…

Но еще удивительнее другое. Первая пуля, прошившая черепную коробку Маркелова, заметно деформировалась, смялась. А вот вторая…

В своих признаниях, написанных, как он уверяет, заранее следователем Игорем Красновым, Никита Тихонов показал, что после первого выстрела Маркелов упал, и второй выстрел он послал в голову уже лежащего на асфальте адвоката. Надо думать, Краснов прекрасно изучил всю диспозицию и не мог ошибиться в таких важных деталях. Пуля, как следует из материалов экспертизы, прошила мягкие ткани: шею и щеку убитого, не задев кости и зубы. Представьте себе, во что она должна была превратиться, ударившись об асфальт!

А она целехонькая.
На этой второй пуле, на лобовой части – следы кремния (т. 11, л.д. 17). Песок, конечно, входит в состав асфальта, но тогда бы непременно остался также след битума. Липкий, пачкающий, черный.

В ходе выезда на место преступления Никита, предварительно, надо полагать, детально проинструктированный, показал, что Маркелов упал головой к стене дома, практически вплотную. (Следствию ли этого не знать!) Пройдя через голову лежащего, пуле некуда было отскочить – помешала бы плоть головы.

Но странную целенькую пульку со следами кремния нашли совсем в другом, противоположном стене дома месте – там, где ей быть совершенно было не положено и где ее уже множество раз должны были замести снегоуборочные машины. А именно, согласно Протоколу выемки от 20 января 2009 г., следователь Латыпов Н.Р. (не Краснов!) честно написал: «Установлено, что Орлов Дмитрий Игоревич.., 20.01.2009 г., находясь по адресу Москва, ул. Пречистенка возле д. 1 на проезжей части обнаружил пулю из металла желтого цвета» (т. 2, л.д. 33).

На проезжей части! На другой день! Вдумайтесь, читатель… Верите?

По моему разумению, все эти данные могут совпасть только в одном случае. Если данная пуля была отстреляна не в Маркелова, а в ящик с песком. И не в ходе убийства, а, допустим, за какое-то время до него. С целью последующей идентификации ствола. А уж как и почему столь непонятная пуля оказалась у следствия через американского гражданина Орлова – гадайте сами.

Замечу только, что в этом случае становится понятно, почему проводившие задержание Тихонова ФСБэшники знали, что Маркелов и Бабурова были застрелены из браунинга. И почему именно этот браунинг был незадолго до ареста передан излишне доверчивому Никите, обрадовавшемуся возможности подзаработать.

Почему Никита Тихонов был избран на роль убийцы Маркелова и Бабуровой – вполне понятно, об этом говорилось выше. Вопрос, когда это произошло. И кто же этот столь осведомленный и профессионально грамотный каратель, который не только задумал, подготовил и осуществил такой дерзкий теракт, но и мог заранее знать и предусмотреть, на кого его следует списать и как это лучше сделать.

В предыдущем материале я писал, что наиболее вероятной большинству комментаторов, включая родного брата и вдову Маркелова, представляется версия, по которой адвоката могли убить симпатизанты Героя России полковника Юрия Буданова, помилованию которого пытался чинить препятствия Маркелов-младший.

Как догадывается читатель, весьма многие русские солдаты и офицеры, прошедшие чеченскую войну и воевавшие плечом к плечу с Будановым, продолжают сегодня служить в рядах различных спецслужб от разведки до ФСБ. Понятно без слов, какое отношение питали они к Буданову, и какое – к Маркелову. Спецоперацию такого класса разработать и провести им вполне по плечу. И никакое следствие никогда и ни за что не пошло бы по этому следу, как из спецсолидарности, так и просто из страха повторить судьбу адвоката.

Я бы и сам отнесся к такой версии правосудия а-ля рюс с полным пониманием, если бы при этом не попали в жернова российской юстиции отличные русские ребята – Никита и Женя.

Для ветеранов чеченской войны это, может быть, вполне приемлемая искупительная жертва.

Для меня – нет.
Поэтому я считаю своим долгом обнародовать данную альтернативную версию.

http://politsovet.org/uri_2/1513.html

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #74 : 27/04/11 , 17:13:40 »
Евгения Хасис попыталась покончить с собой



Обвиняемая по делу об убийстве Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой, Евгения Хасис, утром 27 апреля попыталась покончить с собой. Об этом сообщает агентство "Интерфакс" со ссылкой на Александра Васильева - адвоката другого обвиняемого, Никиты Тихонова.
Накануне сообщалось, что попытку суицида предпринял Тихонов. И он, и Хасис порезали вены. Несмотря на полученные травмы, 27 апреля обоих обвиняемых доставили в суд. Васильев утверждает, что им ввели сильнодействующие препараты. Адвокат намерен ходатайствовать о переносе последнего слова обвиняемых на другой день.

Ранее адвокат потерпевших Владимир Жеребенков называл действия Тихонова инсценировкой суицида. Комментируя эти слова, Васильев заявил: "Тихонов специально вскрыл одновременно вену на руке и на горле, чтобы смерть наступила быстрее".

Адвокат Станислав Маркелов и журналистка Анастасия Бабурова были застрелены в Москве в январе 2009 года. Осенью того же года по подозрению в убийстве задержали националистов Тихонова и Хасис. По версии следствия, Тихонов убил адвоката в качестве мести за защиту антифашистов, а журналистку ликвидировал как свидетеля. Хасис, как полагают следователи, помогала готовить убийство Маркелова.

Обвиняемые категорически отрицают свою причастность к убийству. Их сторонники утверждают, что дело сфабриковано. Утром 26 апреля в СМИ было опубликовано интервью бывшей присяжной Анны Добрачевой. Она заявила, что вышла из процесса, так как двое членов коллегии оказывали эмоциональное давление на остальных присяжных и склоняли их к вынесению обвинительного вердикта.

http://lenta.ru/news/2011/04/27/hasis/