Автор Тема: Репрессии  (Прочитано 101078 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

MALIK54

  • Гость
Re: Репрессии
« Ответ #60 : 30/01/11 , 10:45:48 »
История одного письма


 В "Смене" 1990 года было опубликовано письмо некой Валентины Петровны Кудиновой




Вот такая страшная история. Но в этой истории указаны фамилии-имена-отчества. Займусь раскопками. (Не буду касаться разоблачения культа личности в мае 1953-го и разыскивать письмо Тухачевского Сталину - это целая песня)
 
Действительно

    * Василий Иванович Кудинов арестован 27.02.37 Находился в списках по Азово-Черноморскому краю. Проходил по категории 1. (АП РФ, оп.24, дело 409)
    * Роговая Мария Григорьевна  арестована в 1937 году.
    * Левицкая Зинаида Григорьевна арестована в 1952 году.

Т.е., получается права Валентина Петровна Кудинова?

НО!
Реабилитирована только Роговая...( Read more...  http://poltora-bobra.livejournal.com/253127.html#cutid1  )

MALIK54

  • Гость
Re: Репрессии
« Ответ #61 : 03/02/11 , 12:29:47 »
Кому они хотят поставить памятники?


«…Памятников, кстати говоря, у нас довольно много, но стоят они где-то на окраинах городов. Типичный случай. Мы с вами в Екатеринбурге, под городом есть место, где захоронено 18 тысяч расстрелянных человек. Оно под городом, а в городе ведь ничего нет. Я хотел бы напомнить, что важно в поставленном памятнике жертвам? Очень важен общественный памятник, но центральный памятник, например в Москве, я убеждён, должен быть поставлен государством и от имени государства…»








Источник: газета «Коммунист» от 12 февраля 1941 г. Крючков совсем немного не дожил до прихода своих «освободителей», которые несли народам России счастье целовать европейские сапоги под собственным триколором.


Обращаю внимание, что С.К.Крючков обвинялся лишь на основании слухов, чьих-то показаний, очных ставок и собственных признаний. Ни тебе фотографий и кинохроники, ни отпечатков пальцев на шашке со следами крови зарубленных в капусту жертв. Т.е. по логике современных десталинизаторов он является самой настоящей невинной жертвой сталинских репрессий…

И они правы! Ведь он делал то же самое, что и современные антисталинисты – боролся с «красной угрозой», за свою собственность - за свои 250 десятин земли, против собственного народа…
http://ihistorian.livejournal.com/222207.html#cutid1

MALIK54

  • Гость
Re: Репрессии
« Ответ #62 : 24/02/11 , 16:26:05 »

Жертва сталинских репрессий - Лёва Задов

 
На сайте "Мемориала" есть данные на гражданина Задова, реабилитированного в 1990 году.


Расстреляли добродушного отца семейства.



 
Лев Задов -  известная личность. Лев Задов - правая рука Махно. Лев Задов - начальник махновской контрразведки. Бежал в 1921 году в Румынию, откуда вернулся в 1924 году.
Но как раз таки служба у Махно в вину Задову в 1937 году не вменялась. Хотя упоминания о ней были.




Согласно указа ЦИК от 15.10.1927 участники махновского движения (кроме самого Махно) были амнистированы. Также автоматически был амнистирован и Задов. Поэтому махновская служба на приговор 1938-го года Задову не повлияла.

К этому времени Задов стал чекистом. Оперуполномоченным иностранного отдела ГПУ. Т.е. отвечающим за разведку.
И работал, судя по всему, неплохо. Из послужного списка:




Слово Википедии: "Однако от вала Сталинских репрессий не спасла даже безупречная служба. 26 августа 1937 года он был арестован и обвинен в шпионаже в пользу Румынии. Скорый суд признал его виновным по всем пунктам обвинения, включая службу у батьки Махно, и приговорил к расстрелу (приговор выездной сессии ВКВС СССР 25 сентября 1938 г)."


И здесь, как раз надо сказать  о "безупречной службе"... В 1935 году проваливаются агенты, работающие в Румынии. Именно те агенты, которых курирует Задов.


Необходимо еще раз напомнить. Задов бежал в Румынию в 1921, оттуда вернулся в 1924, его агенты провалились в Румынии в 1935, обвинен в шпионаже в пользу Румынии в 1937.
В 1990 году  обвинение в шпионаже было объявлено надуманным и Задов был реабилитирован.

В общем, выводы, как всегда делаем сами
http://poltora-bobra.livejournal.com/271244.html#cutid1

MALIK54

  • Гость
Re: Репрессии
« Ответ #63 : 01/03/11 , 15:56:10 »
От Кровававого Палача Кровавым Палачам.
а вот про это я не слышал. А тем временем он правда такое сказал. Прочесть можно тут http://news.km.ru/pravozashchitniki-russkii-narod-dolzhen-pokayatsya  и тут http://colonelcassad.livejournal.com/269955.html   вместе с програмой "по увековечиванию памяти жертв тоталитарного режима". Мемориалы будут ставить. Серьезно.

Декабрь 29, 2010

Не надо представлять русских чудовищами.
Статистика показывает, что русский убивает
за свою жизнь не больше 6 человек.

(с) К. К. Подстрешный.

Итак, советник президента, экономист, политолог и просто человек-залупа Караганов таки озвучил основные обвинения к нам всем грешным.

“Массовые преступления совершал народ”.


С одной стороны давно было пора это сказать. А то несуразица какая то.
“Кровавый тиран и палач”, у нас выходит Сталин. Ну плюс Берия-Ягода и пара сотен жидокомиссаров. А “платить и каяться” всем нам. С какого, спрашивается, хрена? Мыж вроде как поголовно их жертвы.
Потом непонятно, как эта, небольшая, в сущности, кучка людей уничтожила миллиарды наших сограждан, стерла с лица планеты триллионы лет высокодуховной российской истории, втоптала в грязь квинтиллион тон отечественной культуры, а всех христианских младенцев, что не поела, то хотя бы понадкусала. Как и когда успели?

И вот прозвучали уточнения.
Они были не одни. У них был помощник по истреблению русского народу.
И это был… русский народ.

Да блин, вилка.
Можно было бы во всем обвинить коммунистов, но откуда тогда брать покаянный пруфит? Кто сегодня коммунист? А как разобрать у кого предки были коммунистами. Скажут что “дедушка беспартийный” и гуляй себе не покаявшимся?
Да, кто были дедушка с бабушкой теперь и не разберёшь, но были то они у всех. Ага, вот оно!

А что “вот оно”?
Уже изначальная концепция была кривовата, та по которой якобы половина страны разгребала снег в этих ваших ГУЛАГах, а вторая, с черным терьером и мосинкой, сторожила их с вышки. История про “репрессированного в каждой семье” чаще всего разбивалась об семейные архивы. Кое кто, чтоб быть модным, тужился записывая в “репрессии” дедушкин срок за карманную кражу или медленное его продвижение по службе. Но мода устаревала.
И вот, новый виток.

“Массовые преступления совершал народ”.

Казалось бы ляпнул  и ляпнул.
Погодите, спешить не надо, давайте разберёмся. Тоесть мы как народ правопреемник своих дедушек с бабушками, не говоря уж о папах-мамах, должны либо разделить с ними вину за их “массовые преступления”, либо отречься от них и покаяться. Вы чего выбираете?
Так случилось, что караганов с федотовым и, как там звать члена из “мемориала”, вам никто. На коленке вас не качали, нос сопливый не вытирали, на ссадину, йодом намазанную, не дули. А делали всё это, как теперь оказывается, некие кровавые рецидивисты…
Вопрос “как ты сейчас мою маму назвал” возникает в этой связи к “советникам президентов” и у очень культурных людей, я смотрю.
Едем дальше. Те кто обвиняют народ, они выходит вроде как не с народом? Комменты под их выступлением, везде, включая “эху москвы”, показывают что именно так этих ребяток и восприняли. Причем восприняли их так всем народом. И левый хрустит костяшками и националист скулой играет.
Тут они, да, молодцы, поработали на объединение общества.

В общем ляпнули конечно не то, и с явным замахом на попил и вредительство (или кто то верит в “преодоление тоталитарного сознания” которое “тормозит модернизацию”?). Но получилось у них не плохо и даже в чем то полезно. Ща ещё карапуз наш проектик их подмахнет, и вообще волшебно станет. Правительство официально признает подчинённый ему народ преступным. Что народ по отношению к правительству уже сделал давным давно. Ну а время покажет кто был прав.

За этим прощаюсь. Ваш, представитель народа-преступника, кровавый палач №1944827 и сын своих родителей, Д. Кузьмичёв.



blog.dahr.ru/?p=3388#comments

ЗЫ: Я уже спрашивал, а нельзя ли мне снасилить ну хотя бы четырёх немецких фройлян, а то мой дед-фронтовик где-то 8-16 штук оприходовал как минимум, по правозащитным данным. Так вот, раз я кровавый палач сын кровавого палача внук кровавого палача, то нельзя ли мне хотя бы одного правозашитника повесить? Ну или четвертовать там...
http://necropolisu.diary.ru/p148730552.htm

MALIK54

  • Гость
Re: Репрессии
« Ответ #64 : 21/03/11 , 15:54:02 »
Сталинская каторга: стоматолога нет!

Серия книг в серии «История сталинизма», издаваемая РОССПЭН и Фондом «Президентский центр Б.Н.Ельцина, имеет целью наукообразно подкрепить обанкротившуюся антисталинскую идеологию и подкормить нищих российских историков, готовых предложить свои услуги десталинизаторам. Серия неравноценная. Если книги наших историков я покупаю через одного, т. к. историки еще не полностью растеряли квалификацию и очень добросовестно обкладывают свои заранее известные выводы выдержками из неизвестных источников, то книги зарубежных авторов-вроде-бы-историков представляют собой лишь стилизованные под научные монографии пропагандистско-публицистические сочинения. В свое последнее посещение книжного магазина открыл, если не ошибаюсь, книгу Л.Виолы «Крестьянский ГУЛАГ: мир сталинских спецпоселений». Краткий пересказ известных уже сюжетов меня не заинтересовал, однако, поразила статистика ГУЛАГА образца конца 1980-х гг. Полез смотреть ссылку: «Архипелаг ГУЛАГ» А.И.Солженицына...Нет, ребята, со своей историей придется разбираться самим, - иностранцы нам в этом не помогут.


Некоторые фрагменты из книги: Суслов А.Б. Спецконтингент в Пермской области (1929-1953 гг.). – М.: РОССПЕН, Фонд «Президентский центр Б.Н.Ельцина», 2010, - я уже цитировал. Сегодня публикую следующий: разоблачение Сусловым сталинской каторги. Оказывается, несмотря на требование начальника лагеря каторжан оставили без стоматолога.


«Качество медицинского обслуживания также оставалось на низком уровне. В качестве примера можно привести Понышский «оздоровительный» лагерь для каторжников. С первыми этапами туда прибыл ослабленный и истощенный контингент, многие нудались в стационарном лечении. Однако, медперсонала катастрофически не хватало. По словам начальника лагеря, на 1649 человек, находившихся в стационарах и оздоровительных пунктах на 1 июля 1946 г., необходимо было иметь минимум 16 врачей и столько же фельдшеров и медсестер. В действительности работали 7 врачей, 11 фельдшеров и 6 медсестер. Не было стоматолога, не хватало аптечных работников...Лагерная медицина многих свела в могилу и в послевоенное время.» (С.110)


Справка из Википедии: "Каторга в СССР была введена указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 апреля 1943 «О мерах наказания изменникам Родины и предателям, о введении для этих лиц, как меры наказания, каторжных работ».
Согласно этому указу в ГУЛАГе были организованы каторжные отделения с установлением особо строгого режима: полная изоляция осужденных на каторжные работы от остального лагконтингента, содержание каторжан в отдельных зонах усиленного режима, использование каторжан на тяжелых работах в угольных шахтах, удлиненный рабочий день. Каторжане не имели права носить «вольную» одежду (и даже иметь ее при себе в бараках), им выдавали спецодежду: телогрейку, бушлат, ватные брюки, шапку-ушанку, чуни с калошами. Такая форма подходила для работы под землей независимо от времени года. На одежде в трех местах (на спине, на брюках выше колена и на шапке-ушанке) пришивались номера. Каторжанам давали два вида срока — 15 или 20 лет".


Мне интересно, а на существующей до 1953 года французской каторге в Гвиане хватало ли стоматологов на оздоровительных пунктов для каторжан? Как там вообще обстояло дело с оздоровительными пунктами?


Между тем, у меня есть пара фотографий советских заключенных на оздоровительных пунктах.


1942 г. Ослабленные заключенные на оздоровительном лагпункте Безымянского ИТЛ принимают солнечные ванны и занимаются легким творческим трудом (ГАРФ).



 

1944 г. В оздоровительном пункте Приволжского ИТЛ заключенные среди бела дня не работают, а принимают воздушные и солнечные ванны (ГАРФ). Кстати, не удивлюсь, если это фильтрационный лагерь и исхудали мужики в плену.



 


Справка: Оздоровительно-профилактические пункты были созданы приказом НКВД от 2 марта 1942 г. (ГА РФ. Ф.9401. Оп.1а. Д.116. Л. 66. Цит. по указ. соч., С. 59-60).

Данных заключенных предписывалось размещать в теплые и светлые бараки, оборудованные вагонкой, назначить им повышенные нормы питания, разрешить 10-часовой сон, не использовать на работах. Срок 2-4 недели.

Директива замнаркома внутренних дел Чернышева от 17 сентября 1943 г. ( ГА РФ. Ф.9401. Оп. 1а. Д.154. Л. 86-89. Цит. по указ. соч., С. 60-61)вместо ОПП предписывала создать оздоровительные пункты и оздоровительные команды со следующими условиями:

- Срок пребывания 2 недели не чаще раза в год.

- «Направляются заключенные –отличники производств, ударники и систематически выполняющие и перевыполняющие производственные нормы, нуждающиеся в отдыхе».

-Сухие, теплые и светлые бараки.

- 9-часовой сон.

- 2-часовой послеобеденный отдых.

- 3-разовое питание по спецнормам.

- Не использование на работах, но в лечебных целях и не более 2,5 часов – сбор ягод, грибов и т.п.





Вот американцы, я уверен, в те же суровые годы заключенных окружали самым пристальным вниманием врачей.



«США просят прощения у Гватемалы за ошибки прошлого - за опыты на людях, которые ставили в 1940-е годы. Тогда американские медики заразили гонореей и сифилисом сотни гватемальцев. Для экспериментов отобрали самых бесправных: психически больных и заключённых. Всё это делалось с ведома и согласия властей обеих стран.
Преступление против человечности - так назвал президент Гватемалы Альваро Колом американские эксперименты 60-летней давности. Исследователи одного из колледжей в штате Массачусетс нашли доказательства того, что в период с 1946 по 1948 год прошлого века врачи из США намеренно заразили сотни гватемальцев гонореей и сифилисом. Таким способом они хотели проверить эффективность лечения пенициллином. В качестве "подопытных" использовали психически больных и заключенных. Причем правительство Гватемалы проведение опытов тогда санкционировало. Однако никто из участников эксперимента своего согласия не давал.
"Я ничуть не удивлен. Такие вещи всегда происходят, когда ведущие мировые державы используют страны, которые нуждаются в ресурсах", - говорит житель Гватемалы Фаусто Хуаресс.
В общей сложности опасное заболевание получили не менее 700 гватемальцев. Заражали их как прививками, содержащими вирусы, так и при помощи инфицированных проституток. Президент Альваро Колом признался, что был разгневан, когда узнал об этой программе. Извиняться за ошибки прошлого пришлось всему американскому руководству. Барак Обама заявил, что данные опыты идут вразрез с моральными ценностями США. К этим словам присоединились и в министерстве здравоохранения, и в Госдепартаменте.
"Конечно, это шокирует, это настоящая трагедия. США официально приносит извинения всем тем, кто пострадал в результате этих неприемлемых действий", - заявил пресс-секретарь Белого дома Роберт Гиббс».


Источник: «Вести».


На этом мое возмущение сталинской каторгой не закончено. Хочу еще напомнить читателю, а насколько хорошо обстояло со стоматологами, - не на царской каторге, конечно, - а для для законопослушных крестьян Российской империи всего лишь за 30 лет до описываемых событий? Насколько внеисторическим должен быть подход историка, который обличает руководителя страны, не доставившего положенного стоматолога каторжникам, и умалчивает при этом, что этот руководитель принял страну, в которой большинство нормального-то населения никогда в жизни не видело стоматологов? Разве перед нами не великое достижение, когда лидер принимает страну без стоматологов для большинства граждан, а уже через 25 лет его правления стоматологи полагаются в его стране даже каторжникам?


Ну и напоследок, фотография стоматологов Сталина 1946 года

Не успели эти девочки к каторжникам-власовцам. Или может быть мы их пожалеем? Наших девчонок?
http://ihistorian.livejournal.com/244217.html#cutid1

MALIK54

  • Гость
Re: Репрессии
« Ответ #65 : 28/03/11 , 20:36:59 »
Как бы эти бы люди раскрутились бы в начале 90-х. Каким бы уважаемыми людьми были бы. Но родились не в то время....


Но сегодня гордо кричат их внуки и правнуки в экран монитора "мой дед был расстрелян ни за что и реабилитирован"

http://poltora-bobra.livejournal.com/2011/03/28/

MALIK54

  • Гость
Re: Репрессии
« Ответ #66 : 11/04/11 , 21:45:27 »

Чем отличается рыночная экономика от сталинских репрессий

 
Вот оно как бывает - если Ицхон Горфайн своей мизерной зарплатой выпер на улицу работницу Акулинскую (стаж на его фабрике 45 лет) вместе с детьми, то это рыночная экономика. А если работница Акулинская поселяется в комнатах особняка Горфайна, а сам Горфайн едет осваивать Архангельскую область - то это сталинские репрессии.

http://poltora-bobra.livejournal.com/2011/04/11/

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Репрессии
« Ответ #67 : 21/04/11 , 23:52:24 »
«Жертва сталинских репрессий»


   
Народный суд Воздвиженского участка Горьковского края привлекает к ответственности за срыв сельхозкампании одного из руководителей сельсовета:

«Напившись пьяным 21 ноября, Зеленов пошёл в дом Дурасовой Ирины, где на квартире находилась гр. Сучкова. Зеленов, войдя в комнату Дурасовой, лёг с лежавшей Сучковой на кровать и стал её ломать с расчётом сделать половое общение, но последняя оказала сопротивление. Обвиняемый Зеленов ночью 4 декабря в 4 часа утра обратно стучался к Дурасовой, но последняя его не пустила. В силу этого обстоятельства получился прорыв в хозполиткампаниях. Хлебозаготовки выполнены на 42%, а финплан на 22%».
(Акулов И.А., Вышинский А.Я. За перестройку и улучшение работы суда и прокуратуры. М.: Сов. законодательство, 1934. С.8)

http://pyhalov.livejournal.com/48547.html

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Репрессии
« Ответ #68 : 25/04/11 , 23:48:08 »
И снова «невинная жертва незаконных репрессий»
   
http://lugnata.livejournal.com/77609.html

Что-то где-то не то сказал.

Приехала в гости из Ташкента мамина двоюродная сестра к дочери в Коломну. В воскресенье были у нас в гостях. Мама, естественно, окунулась в воспоминания. Оказалось, что отец теты Любы дед Василий жертва режима, для меня это стало откровением. Интересуюсь у мамы, естественно, за что - простой дядька, работал мастером на шахте в Туле, помню в детстве только такого здоровенного деда шутника-балагура. Мамуля мнется и говорит, ну за что сожали тогда - где-то что-то не то сказал. Меня распирает любопытство - лезу в мемориал - нету, ну ладно, дождусь тетю Любу. И вот, когда сестрички уже перетерли все о своей жизни и детях-внуках, влезаю в разговор и спрашиваю. Мамуля на меня шикает и совестит. Тетя Люба мнется и говорит, что, деточка, деталей не знаю и не помню уже, но вроде были какие-то приписки на участке и толкали уголек на сторону. Они тогда строили дом, денег не хватало и дед Василий решил ускорить процесс. Не знаю уж сколько дали, но тетя Люба сказала, что был в лагерях, вроде как в Норильске, примерно год-полтора и вышел, взяли на старое место, а тут вскоре война началась и он на фронт ушел. Говорит, что и он и баба Таня страшно стеснялись этого перед родней, поэтому и говорили, что посадили по политической. Вроде не так стыдно было.



Мало у кого хватает мужества признаться собственным детям и внукам, что сидел заслуженно. Вот и гуляют сказки о пострадавших «за анекдоты» или за «5-минутное опоздание на работу».

http://pyhalov.livejournal.com/49359.html

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Репрессии
« Ответ #69 : 27/04/11 , 01:18:18 »
Речь И. В. Сталина на двадцатом съезде КПСС

Фантастический рассказ, основанный на реальных событиях и документах

I.

Никите Сергеевичу показалось, что в большом зале приглушили свет. Сидящие перед ним делегаты вдруг отчего-то стали плохо видны, будто все помещение подернулось серой вуалью. Он испуганно взглянул на лампу, освещавшую трибуну. Она тоже будто потемнела.

Однако в освещении оратор не сомневался. Он быстро понял, что это потемнело у него в глазах. Причина лежала прямо перед ним.

Поверх больших машинописных листов доклада непонятно откуда появилась маленькая бумажка. Ее, возможно, положил на трибуну дежурный секретарь, который, вроде бы, совсем недавно подходил к ней. Поглощенный выступлением Никита Сергеевич не помнил, подходил ли кто к трибуне и уж точно не обратил бы внимания на то, что подошедший человек мог принести.

Теперь он оторопело смотрел на маленький листочек. Было отчего потемнеть в глазах. На бумажке была выведена невероятная надпись:

"В президиуме сидит СТАЛИН!!!"

Именно так. Слово "Сталин" было выведено большими... нет... огромными буквами. И три восклицательных знака.

У докладчика перехватило дыхание. Его взгляд испугано забегал по сидящим в зале делегатам съезда. Увиденное повергло Первого секретаря в шок.

Присутствующие смотрели не на него. Их взгляды были обращены в одну точку, которая находилась где-то за спиной Никиты Сергеевича.

Не защищенный волосами затылок словно почувствовал жар, веющий оттуда.

Докладчик застыл на месте и некоторое время простоял в неудобной сгорбленной позе.

В зале царила гробовая тишина. Делегаты будто забыли о докладе, никак не реагируя на молчание лидера партии и государства.

Однако Никита Сергеевич не был бы Никитой Сергеевичем, если бы быстро не совладал с собой. Он не был мистиком, не верил ни в бога, ни в потусторонние миры, ни в воскрешение.

Сталин уже три года, как умер. Именно умер (к докладчику стало возвращаться самообладание), а не исчез, не спрятался, чтобы...

(Пот все-таки покатился по лысине. Никита Сергеевич полез в карман за платком.)

...Не спрятался, не скрылся, чтобы вдруг объявиться сейчас живым и здоровым. Никита Сергеевич сам много раз осматривал труп, сам хоронил, сам... (волнение все же сказывалось) ...сам посещал его в мавзолее...

Что за дурацкий розыгрыш!!! - Никита Сергеевич неожиданно вспылил. Он сверкнул взглядом за кулисы, куда мог скрыться дежурный секретарь съезда.

Куда он, собака, делся?!

Возникло желание покрутить головой в поисках пропавшего шутника, однако Никита Сергеевич быстро осадил себя: "Не хватало еще! Подумают, что я оглядываюсь на президиум, потому что поверил..."

Он скомкал злосчастную бумажку и отшвырнул ее в сторону.

Зал будто вздохнул. Во всяком случае, так Никите Сергеевичу показалось.

Ну что ж! Сейчас он приведет всех в чувство!

На дворе стоял 1956 год. Проходило последнее заседание двадцатого съезда партии.

Охрипший и вдруг взвинтившийся голос докладчика снова стал долбить сидящих в зале. Никита Сергеевич уже не поднимал взгляда от листов бумаги. Однако тон его выступления изменился. Если еще несколько минут назад он зорко следил за залом, взвешивая реакцию делегатов на свои слова, то теперь перешел почти на скороговорку. Неясный страх вдруг стал ощущаться в каждом его слове.

Хрущев говорил о Сталине, о массовых репрессиях, о зверствах вождя, о культе личности.

Неожиданно докладчик сделал паузу. Он стал перебирать рассыпавшуюся по трибуне бумагу. И вот в его руках появился небольшой машинописный листок.

Взгляд Никиты Сергеевича застыл на этой бумажке. Видно было, что докладчик что-то напряженно и в то же время растерянно вспоминал.

Наконец его брови дернулись. Вспомнил!

Он торопливо выкинул руку с листком вперед.

- Вот!

Слушатели никак не отреагировали на его жест, с напряжением ожидая последующих слов.

- Когда волна массовых репрессий в 1939 году, - почти на крик перешел докладчик, - начала ослабевать, когда руководители местных партийных организаций начали ставить в вину работникам НКВД применение физического воздействия к арестованным, Сталин направил 10 января 1939 года шифрованную телеграмму секретарям обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартий, наркомам внутренних дел, начальникам Управлений НКВД.

Хрущев многозначительно помахал бумажкой.

- Вот она! - выкрикнул он.

Пробежав взглядом по залу, словно предвкушая эффект от того, что он собирается сказать, докладчик наконец повернул листок к себе и стал его зачитывать.

- "ЦК ВКП(б) разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП(б)... Известно, что все буржуазные разведки применяют физическое воздействие в отношении представителей социалистического пролетариата и притом применяют его в самых безобразных формах. Спрашивается, почему социалистическая разведка должна быть более гуманна в отношении заядлых агентов буржуазии, заклятых врагов рабочего класса и колхозников. ЦК ВКП(б) считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь, в виде исключения, в отношении явных и неразоружающихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод..."

Всю эту фразу докладчик выпалил на одном дыхании.

В зале стояло гробовое молчание.

Хрущев еще раз пробежался взглядом по слушателям и вдруг смешался. Что-то смутило его. Как-то не так молчали делегаты. Он покосился на бумажку и снова взмахнул ею.

- То есть... - начал было продолжать Хрущев и вдруг... осекся.

Сзади на его плечо легла чья-то тяжелая рука.

Что за наглость!!! Кто это?!...

Хрущев стал медленно поворачивать голову на подошедшего и...

Лицо докладчика окаменело в невероятной гримасе.

Рядом с ним стоял Сталин...

- Дай-ка, - негромко проговорил генералиссимус.

- Дай познакомиться, - продолжил Сталин и взял из рук Хрущева телеграмму.

- М-да! - в голосе гостя с того света прозвучало разочарование. - Тоже копия.

Он всмотрелся в листок.

- А где же все-таки оригинал? - он покосился на неподвижного докладчика. - Сегодня мне показывали еще одну копию этой шифрограммы.

Гость хмыкнул.

- И вот незадача. Оригинала никто не видел, а копии две. И самое странное - на разных писульках разные даты. Здесь написано 10 января, а на той стояло 27 июля 39-го года.

Сталин обратил пристальный взгляд на Хрущева.

- Какой оригинал настоящий?

Хрущев вдруг смертельно побледнел.

- Тот, - продолжил Сталин, - на котором среди других подписей членов политбюро должна была стоять подпись Хрущева, или этот, на котором подписи Хрущева быть не могло? Поскольку не был он 10 января еще членом политбюро...

Сталин сделал паузу.

- Копию какого документа выгоднее преподнести съезду? - вновь спросил он.

Хрущев вдруг стал терять равновесие. Он судорожно уцепился за трибуну.

- Ну бог с ними - датами! - неожиданно смягчился гость. - Меня все-таки занимает оригинал. Где же, все-таки, он?

Докладчик, продолжая держаться за трибуну, сделал шаг назад.

- Ну куда же вы? - проговорил Сталин. - У вас сегодня эпохальный доклад. Сегодня вы творите историю. Зачем же убегать?

В зале наконец началось шевеление.

- Товарищи! - отреагировал на движение делегатов Сталин. - Вы здесь все партийные работники. Кто-нибудь из вас видел документы политбюро, которые начинались бы такой фразой: "секретарям обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартий, наркомам внутренних дел, начальникам Управлений НКВД"?

По залу прокатился легкий шум.

- Какие-то нелады с партийной субординацией. Сначала стоят секретари обкомов, а потом уже крайкомов и ЦК нацкомпартий. Кого мы пишем в таких документов первыми? - он обратился в зал.

Среди делегатов опять пробежался шум.

- Нацкомпартий, - вдруг выкрикнул кто-то.

- Правильно, товарищ, - Сталин повел указательным пальцем в зал. - Я только уточню: после 36-го года на особо важных документах мы писали: не "секретарям нацкомпартий", а "секретарям ЦК компартий союзных республик".

В зале раздались возгласы.

Сталин бросил хмурый взгляд на Хрущева.

- И как сюда попали наркомы внутренних дел, начальники Управлений НКВД? Если мы высылаем документы в партийные органы...

Сталин вновь посмотрел в зал.

- Пишут: "для ознакомления наркомам внутренних дел", - опять кто-то выкрикнул из зала.

- Верно! - добавил еще один голос. - Для ознакомления...

Гость чуть заметно улыбнулся.

Хрущев сделал еще шаг назад, спрятавшись от Сталина за трибуну.

- От меня спрятался, - усмехнувшись, проговорил генералиссимус, - а свой зад товарищам подставил. Вот напинают-то.

Хрущев как ошпаренный отпрыгнул назад к Сталину и юркнул в трибуну, втиснув ягодицы внутрь.

- И что за странная фраза? - по лицу Сталина скользнуло недоумение, - "буржуазные разведки применяют физическое воздействие в отношении представителей социалистического пролетариата". Какая-то журналистская беллетристика, а не партийный документ.
Х-м! Если все же делить пролетариат на социалистический и капиталистический, то какой он в капиталистических странах?

Сталин покрутил бумажку.

- Наверное, все-таки, - проговорил он, - капиталистический...

- Мне думается, - Сталин перевел взгляд на Хрущева, - в 1939 году члены политбюро такой бы глупости не допустили.
М-да! И что-то не припоминается, чтобы в 1937 году ЦК разрешил пытки. Если ЦК принимает какое-то решение, то для этого собирается пленум, вопрос ставится в повестку дня, проводятся прения, голосования. Ей-богу, не помню... Может, вы и тот документ зачитаете?

- Что это? - спросил Сталин в зал, подняв вверх бумажку.

- Фальшивка! Фальшивка! - закричали с разных сторон.

Сталин покачал головой.

Через некоторое время, когда шум стих, генералиссимус негромко произнес:

- И это эпохальный доклад?

В зале началось движение. Делегаты повставали со своих мест. Многие стали передвигаться по проходам к сцене.

Наконец, у трибуны собралась плотная толпа.

Генералиссимус смотрел на людей.

- Ну здравствуйте, товарищи! - проговорил он.

- Иосиф Виссарионович! - заговорили со всех сторон. - Вы откуда? Вы живы?

Сталин, улыбаясь, кивал им.

- Жив, жив...

- Но как?... но кто?...

- Как же так? - спрашивали с разных сторон, - люди же плакали на ваших похоронах...

- Товарищи! - Сталин постарался произнести это как можно тверже, хотя слышно было, как его голос слегка дрогнул. - Давайте займем свои места.

- Нам предстоит сегодня очень серьезно побеседовать, - проговорил он.

Люди поспешно отхлынули от сцены. Некоторое время в зале царила суета, но, наконец, все успокоилось. На генералиссимуса напряженно и внимательно смотрели сотни глаз.
 
II.

- В то, что я расскажу, трудно будет поверить, - заговорил Сталин. - Но я и не прошу верить, точнее говоря, верить на слово. Слушайте мои слова критически. Вы здесь, чтобы работать головой, и сейчас я задам вам очень сложную задачу. Понимаю, что вы устали. Особенно после такого шквала лжи, которую на вас сегодня вылили, но соберитесь...

Сталин на некоторое время замолчал. Он стоял сбоку от трибуны и одной рукой опирался о нее. Видно было, что годы давали себя знать. Он не мог стоять, не облокачиваясь, однако не уходил со своего места.

- В это трудно поверить, - еще раз негромко проговорил Сталин, - поэтому я расскажу вам все это как очень странный сон.

- Да, - он сделал свой характерный и очень знакомый людям жест в сторону зала, - именно как сон. Если и вы будете воспринимать это как сон, то мне самому все это легче будет рассказывать.

Случилось это в марте 1939 года. Вернее, буду говорить: не случилось, а приснилось.

Приснилось, как сидел я поздним вечером в своей комнате отдыха, которая расположена рядом с рабочим кабинетом. Прием посетителей уже закончился. Я никого не ожидал, и поэтому очень удивился, когда в комнату вошел неизвестный молодой человек лет тридцати. О нем никто не докладывал. Вошел он без сопровождения. Сразу бросились в глаза его странная одежда и прическа. Он был явно не из наших мест.

Молодой человек вошел, глядя прямо мне в глаза. На его лице была злость и решимость. Я удивленно посмотрел на дверь, которую тот закрыл за собой.

Кто он? - подумалось мне. - И почему его пропустила охрана?

Он посмотрел на меня и усмехнулся.

- Не смотрите туда. Охрана ничего не ведает.

Я растерялся.

- Я прошел мимо нее, - сказал незнакомец.

- Кто вы? - спросил я.

- Твой судья.

Разумеется, меня удивило обращение на "ты", и я сразу почувствовал неладное.

Затем этот молодой человек стал говорить мне, что он прибыл из будущего, чтобы казнить меня за совершенные преступления и предотвратить провалы первых дней войны.

В зале пробежался шум. Сталин выдержал паузу и сказал: "Я же говорю, давайте воспринимать это как сон..."

- Он объявил, что прибыл ко мне за моей жизнью.

Конечно, я воспринял это, как заговор против меня, в который оказалась вовлечена и моя личная охрана. Поэтому я не стал никого звать.

Это было бы бессмысленно делать. Коли чужак оказался здесь, значит, охрана точно не появится.

В принципе, в тот момент я прощался с жизнью. И как-то по инерции стал расспрашивать его, из какого будущего он к нам прибыл, и вообще...

В ответ он начал говорить потрясающие вещи.

Сталин качнул головой.

- Он сказал, что прибыл к нам из конца двадцатого века...

Генералиссимус на некоторое время замолчал. В его руке появилась, а затем исчезла трубка.

- Он сказал, что прибыл к нам из конца двадцатого века, - снова повторил он, - что к этому времени Советский Союз уже развален и что в этом развале есть и моя вина, поскольку я погубил миллионы честных коммунистов.

Я не сразу пришел в себя, но как только это произошло, я спросил, о какой войне он упомянул в начале нашего разговора, на что получил ответ, что это будет война с Германией и начнется она 22 июня 1941 года. Последнее высказывание опять выбило меня из колеи.

- И что, - спросил я, - эту войну мы тоже проиграем?

- Нет, - сказал он, - выиграем, но сделаем это ценой больших жертв. Завалим, - сказал он, - врага трупами.

Постепенно я стал брать себя в руки. Мне показалось странным, как он все это излагал. С одной стороны видно было, что он меня люто ненавидел, а с другой - говорил как бы от имени честных коммунистов. Я невольно обратил внимание на то, что он говорит "выиграем", "сделаем", хотя молодой человек из девяностых годов не мог еще родиться к 1941-му году. У меня, конечно, мелькнула мысль, что наука будущего, наверное, действительно добилась таких невиданных результатов, что смогла создать машину времени, но на этой мысли я долго не задержался. Меня зацепили обвинения в мой адрес, которые были чудовищно нелепыми. Я просто не мог представить за собой такой вины, которая привела бы к миллионам жертв. Наука наукой, но с этим тоже надо было разобраться.

- Ну хорошо, - сказал я. - Если вы, действительно, коммунист, и, как я понял, чувствуете свою сопричастность к народу, прошедшему через войну, то вы не можете совершить действия, которые приведут к гибели большого количества людей, честно и искренне борющихся за новую жизнь.

Он насторожился. Я понял, что в его искренности не ошибся, и он готов меня выслушать.

- Мы находимся, - сказал я, - на завершающем этапе сбора информации о деяниях Ежова. У нас есть неопровержимые данные, что он готовит антикоммунистический переворот. Если вы сейчас меня убьете, то мое место займет его человек, и тогда страну зальет море крови.

Я увидел, что он переменился в лице, и понял, что о Ежове он что-то знает.

- Ежова арестуют без вас, - сказал он.

- Нет, молодой человек, - возразил я, - вы, как пришелец из будущего, плохо представляете наше время. Обезвредить Ежова под силу только мне и Берии. С обязательной помощью Берии, - уточнил я, - Ежов еще обладает большой силой, у него создана разветвленная сеть из первых секретарей обкомов и крайкомов, еще совсем недавно он мог запросто арестовать меня на каком-нибудь партийном пленуме. В Политбюро положение нашей группы очень неустойчивое. После того, как полгода назад Ежов арестовал Чубаря, в ней осталось только шесть человек из пятнадцати.

Я увидел, что гость растерялся и понял, что если обо мне в будущем наговорили невесть что, то информация о Ежове дошла туда в неискаженном виде. Правильно говорит китайская пословица, что солнца рукой не заслонишь. Все переврать не получится.

- Да, - поникнув в голосе, согласился мой судья, - Ежова арестуют в апреле 39-го, а сейчас у вас март. Ваша смерть может помешать торжеству правосудия. Вам, действительно, еще нет адекватной замены.

Неожиданно он вскинул взгляд.

- Ежова я сам устраню, - сказал он, - сразу после вас.

Тут уж я разозлился.

- Молодой человек! - резко сказал я. - Что даст ваше геройство? Ежов окажется жертвой неизвестного убийцы? И при этом нетронутой останется вся его сеть! Которая будет способна к самовоспроизводству. Или вы хотите перебить всех поименно? И сколько вы будете мотаться по стране, оставляя за предателями ореолы героев? Нет уж! Лучше будет, если мы со своими негодяями разберемся сами, без помощи пришельцев!

Тут он окончательно сник.

- Мы с большим трудом, - продолжил я, видя, что инициатива переходит в мои руки, - сместили его с должности. Нами двигали только догадки. Теперь в руках у Лаврентия Павловича оказались все документы НКВД, а в них открылась ужасная картина...

- Хорошо, - сказал он, - сейчас я вас не трону. Но вам не уйти от возмездия.

- Смерти я не боюсь, - заметил я ему. - Однако хочу посоветовать вам, прежде чем устраивать самосуд, тщательно разбираться в ситуации. Я вижу, что вы знали, что Ежов будет арестован в апреле, но, не подумав, заявились убивать меня в марте. Вы говорили о скорой войне. А подумали ли вы, что перетряска руководства страны накануне ее грозит стране катастрофой?

- Но ведь вы расстреливаете лучших военачальников, ослабляете армию.

- А вы хорошо их знаете? Не подумали ли вы, что если они сейчас ходят в соратниках Ежова, то во время войны могут предать? И в каком случае жертв будет больше?

А потом я его спросил: "А сколько будет жертв в той войне?"

- Где-то около тридцати миллионов.

Цифра меня потрясла. Это же каждый шестой житель страны! Но не меньше шокировало "где-то около".

- Так вы еще и не знаете точных цифр?! - едва не потеряв самообладание, закричал я. - И на этом гадании выносите нам приговоры?!

Похоже, что этим я добил его окончательно. Во всяком случае, я увидел, что в своем намерении убить меня он сильно колебался.

- Ступайте к себе с богом! - сказал я ему. - Вы сказали, что в вашем времени будет уничтожен Советский Союз. Так что, я понимаю, у вас своих проблем по горло, чтобы вмешиваться еще и в наши.

Он молча кивнул. Мы посидели еще немного. Я предложил ему чаю.

- Нет, - сказал он, - спасибо! Отправлюсь к себе.

Он задал мне несколько вопросов. О чем, уже не помню. Что-то о нашей работе. Помню лишь, что мои ответы очень поразили его, хотя ничего особенного я не сказал.

В свою очередь он рассказал мне, что я умру в 1953 году, что в 1956 году состоится съезд, на котором я буду объявлен главным злодеем в истории страны, а в 1991 году Советский Союз будет уничтожен.

- Страшную картину будущего вы нарисовали мне, - сказал я ему. - Я думал, что мы будем последовательно строить светлое завтра, а выходит, что история покатится вспять.

И тут я попросил у него разрешения совершить путешествие в будущее.

- Куда бы вам хотелось попасть? - спросил он.

- Раньше мне очень хотелось увидеть коммунизм, но если с историей случится такая катастрофа, то я попросился бы в ту точку, откуда она пойдет. Может, смогу предотвратить.

- Хорошо, - сказал гость. - Но теперь вы задали трудную задачу мне. Переправить вас не проблема. Но я должен буду перелопатить всю историю, чтобы найти эту точку.

Я пожал ему руку.

- Когда я разберусь в ситуации, - сказал он, - я дам вам знать. Вы окажитесь там, где история совершит свой надлом.

Сталин остановился, пошарил в карманах и достал трубку. Некоторое время у него ушло на то, чтобы ее раскурить.

- Он исчез из моей комнаты, опять минуя охрану. О его пребывании у меня никто даже не догадался.

Сталин опять сосредоточился на своей трубке.

 
III.

- А я попал к вам, - наконец продолжил он. - Предварительно мне дали познакомиться с докладом Хрущева, который долго скрывали от народа и опубликовали только в 1986 году. Его спустили только в партийные организации. Широкая огласка могла привести к тому, что повышалась вероятность, что кто-нибудь обнаружит в докладе нестыковки, и люди поймут, что он базируется на фальшивках.

- А кстати говоря, - неожиданно задал вопрос генералиссимус, - никто из вас не успел сообразить, почему фальшивое письмо, которое вам только что зачитал Хрущев, датировано июлем 1939 года? Я уже вам пояснил, почему на второй фальшивке стоит январь, но с чем может быть связан июль?

Он окинул взглядом зал. Делегаты молчали.

- Весной того года была разбита ежовская группа, которая, готовя переворот, уничтожила очень много людей. Ежов расставлял на высокие партийные посты заговорщиков, очищая для них места с помощью ложных доносов и арестов. А его сообщники, как по цепной реакции, множили его зверства по всей стране. Ежов лишь прикрывал этот страшный разгул. Приведу такой пример. Эйхе, письмо которого тоже приводится в докладе, очень жестоко расправлялся с коммунистами в Сибири, а Ежов прислал туда директиву, не препятствовать его действиям.

Только заменив Ежова, Берия остановил разгул казней. Много человек было возвращено из тюрем. И вот теперь делается попытка свалить инициативу самых жестоких репрессий 37 и 38 годов на политбюро. Будто ЦК обеспокоился тем, что аресты, казни и пытки пошли на спад. А заодно и переложить вину с шайки Ежова на партию.

Я задаю вопрос, почему это делается сейчас? - Видимо потому, что не все ежовцы понесли ответственность. Кто-то сумел скрыться от правосудия, а теперь поднимает голову. Берия перед смертью начал выявлять этих людей, за что и был убит. Я не говорю: осужден и расстрелян. Я говорю - убит.

И ведь посмотрите, каким образом можно распознать ежовцев? Достаточно посмотреть, кто раскручивал маховик казней.

Вот какое письмо я получил однажды от спрятавшего здесь свой зад тогдашнего Первого секретаря компартии Украины Хрущева: "Украина ежемесячно посылает 17-18 тысяч репрессированных, - писал он мне, - а Москва утверждает не более 2-3 тысяч. Прошу Вас принять срочные меры".

Тогда я думал, что он просто усердствует и даже прямо написал ему однажды: "Уймись, дурак!" Но теперь я пониманию, что это было не усердие...

Сталин протянул руку к трибуне и взял несколько листков. Он покрутил их, не всматриваясь в бумажки. Его взгляд какое-то время блуждал мимо, пока не зацепился за что-то.

- Вы только посмотрите, что он пишет! - в голосе Сталина послышалась дрожь.

"В докладе Сталина на февральско-мартовском Пленуме ЦК 1937 года "О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников" была сделана попытка теоретически обосновать политику массовых репрессий под тем предлогом, что по мере нашего продвижения вперед к социализму классовая борьба должна якобы все более и более обостряться. При этом Сталин утверждал, что так учит история, так учит Ленин".

Я не стал бы обращать на это внимание, если бы он не задел Ленина.

На самом деле я говорил тогда, что чем больше будем продвигаться вперед, чем больше будем иметь успехов, тем больше будут озлобляться остатки разбитых эксплуататорских классов, тем скорее они будут идти на более острые формы борьбы, тем больше будут пакостить Советскому государству...

Думаю, любому непредвзятому человеку ясно, что из слов о том, что остатки эксплуататорских классов будут хвататься за острые формы борьбы, совсем не следует, что при продвижении к социализму классовая борьба должна обостряться, и что мы должны усиливать репрессии и все больше и больше сажать людей.
 
- Вообще с теорией надо быть крайне осторожным, - Сталин отбросил назад бумажки, достал из кармана платок и вытер пальцы. - Я как-то говорил, что без теории нам смерть, но и догматическое следование ей может оборачиваться человеческими жизнями.

Вот, например, начало Великой Отечественной войны. Нет, даже не столько этой войны, сколько предшествовавшей ей финской компании.

Нас расслабила легкость, с какой мы одолели интервенцию в Гражданской войне. Нам тогда помог, действительно помог мировой пролетариат. Буржуазные армии были сильнее нас, однако они вынуждены были убираться восвояси, поскольку по всему миру прокатились выступления в защиту молодой Советской республики. Враги побоялись, что продолжение войны с нами обернется для них внутренними революциями. И мы восприняли это как аксиому марксистской теории. Мы ведь тогда искренне думали, что любое военное соприкосновение капиталистического мира с социалистическим грозит капиталу революциями. Помните, в начале двадцатых мы ожидали, что революция теперь разразится и в других странах? Но она медлила, и кому-то захотелось подтолкнуть ее. Именно военным соприкосновением. Слава богу, ЦК сумел тогда трезво оценить обстановку и не поддался призывам горячих голов. Но нас обвинили в предательстве интересов мирового пролетариата и стали готовить первый внутрипартийный переворот. Руками преданных нашей общей идее, но заблудившихся коммунистов.

Вы помните, что финскую войну мы объяснили желанием отодвинуть границы от Ленинграда. Это, действительно, так. Но кто-то лелеял другие надежды. Отчасти мы поддались нажиму членов ЦК, которые все еще симпатизировали идее Троцкого о мировом революционном пожаре. Они утверждали, что как только наши танки появятся в Финляндии, пролетарии этой страны поднимутся против своего режима, и вместо нескольких квадратных километров территории мы получим на карте мира еще одну социалистическую страну. Разумеется, документально такие разговоры нигде не фиксировались. Не хотелось, чтобы наши стратегические задачи как-либо просочились нашему врагу. Переговоры о сдвиге границы, говорили некоторые, только усыпляют его бдительность. Именно поэтому многие ответственные лица и пренебрегли подготовкой к этой войне. Финал был страшным. Но не менее, чем наши потери, многих шокировало то, что финские пролетарии, сидевшие по ту сторону окопов, стреляли в бойцов Красной Армии. Это охладило нас. Но не до конца.

Затем был раздел Польши, присоединение прибалтийских республик. И снова кто-то ожидал восторженный прием со стороны трудового народа. И снова испытали разочарование. И даже перед войной с Германией поговаривали о немецком пролетариате - самом революционном в Европе, о колыбели марксизма, о Баварской революции, которая не могла не оставить свой след в его сознании...

  IV.
Сталин на некоторое время замолчал, отвлекшись на почти погасшую трубку.

В зале царило молчание. Однако некоторые присутствующие делегаты напряглись. Они увидели, что генералиссимус начал постукивать ногтем по мундштуку. Многие знали, что это могло означать, что он собирается с мыслями, чтобы сказать что-то очень важное.

  - Почитав эту писанину, - Сталин кивнул в сторону листков доклада, - можно подумать, что достаточно было бы одного моего слова, чтобы осадить любые горячие головы. Весь доклад крутится вокруг культа личности Сталина.

Это доклад труса и подхалима, который действительно боится любого слова вышестоящего начальника и после его смерти, на чем свет стоит, начинает поносить усопшего, оправдывая свое лизоблюдство.

- Я соглашусь с тем, что культ личности был, но проявлялся он совсем не в той форме, как это намарано здесь.

Сталин неожиданно прервался, и изумленные делегаты увидели, как дрогнула трубка в его руке.

  - Я знаю, что, когда меня хоронили, рядом с гробом несли на подушечке звезду героя Советского Союза. Этим вы сильно оскорбили меня. Вы когда-нибудь видели эту звезду на моем кителе? Ведь все знали, что я никогда не признавал эту награду. В 1937 году мне стоило большого труда предотвратить переименование Москвы в Сталинодар. В 1949 году вопреки моим возражениям устроили пышные торжества в связи с моим семидесятилетием. Меня заманили туда только тем, что на день рождения съехались лидеры зарубежных компартий, а мне было о чем с ними поговорить.

Однако культ был. Хрущев говорит, что любое слово, высказанное вопреки моему мнению, могло обернуться арестом. Хотел бы спросить: я сам, что ли, приказывал арестовывать? Ведь, насколько мне известно, сажали за это разных людей в разных уголках страны. Я вам что, бог вездесущий, чтобы везде все обо всем знать, и везде приказывать? Вот такие подхалимы и сажали. Такие мерзавцы и нагнетали по всей стране страх перед моим именем. Ходили, выслушивали, вынюхивали, чтобы при первой неосторожности сцапать человека. Я знал об этом, но никак не мог это остановить. Ну где вы видели узурпатора, которого не слушаются подчиненные?

Сталин еще ненадолго прервался.

- Где вы видели узурпатора, - продолжил он негромко, - который ратовал бы за альтернативные выборы? Напомню, что мы намечали в декабре 1937 года так выбирать Верховный Совет. Чтобы не один выдвигался кандидат на место, а два или три, и чтобы выдвигать могли общественные организации. Но именно первые секретари обкомов, вроде Хрущева, на октябрьском пленуме того же года не дали нам с Молотовым провести это решение. И это называется культ?

Культ выражался не в том, что все меня боялись, а в том, что негодяи развернули репрессии против честных людей, прикрывая свои злодеяния именем партии и Сталина. Многие делали карьеру, соревнуясь друг с другом в славословии по моему адресу. Скажу больше: сами репрессии стали возможны, благодаря возводимому культу. Благодаря культу стали возможны карьерные взлеты таких людей, как Хрущев. Культ активнее всего использовался как раз нашими врагами. Бухарин однажды признался, что принуждал своих подчиненных в газете "Известия" расточать похвалы в мой адрес. К сожалению, теперь я должен констатировать, что при своей жизни не понимал всей опасности культивирования своей личности. Повсеместный культ я считал следствием недостаточной культуры людей. Люди, вскормленные молоком царизма, - думал я, - склонны относить все успехи и неудачи к результатам деятельности одного человека. Наши соотечественники еще не прочувствовали, что в стране действует коллективное руководство. Я четыре раза просил снять меня с должности генерального секретаря. Я кое-как добился упразднения самой этой должности. Вернее, после XVII съезда я просто отказался от титула "генеральный секретарь" и стал просто "секретарем ЦК", одним из членов коллегиального руководства наравне со Ждановым, Кагановичем и Кировым. Но на меня навесили чин генералиссимуса. Я опять сопротивлялся. Должен сказать, что меня поставили в очень неприятную компанию с Чан Кайши и Франко.

Это в высшей степени подло, что, пытаясь сделать из меня изверга, в этом докладе приплели Крупскую и Ленина. Да, однажды я сделал выговор Крупской, после чего Ленин потребовал от меня извинений. Но должен напомнить, что больному Ленину был прописан покой и категорически было запрещено говорить с ним о политике. Но Ильич не был бы самим собой, если бы смирился с этим, он постоянно пытался вывести на такие разговоры свою жену, чтобы выведать у нее хоть какую-нибудь информацию. Умница Крупская держалась, как могла, но иногда допускала неосторожность и проговаривалась. И дважды после ее разговора с Ильичем о политике у того случался удар. Вот я и не сдержался однажды, в резкой форме отчитал ее за развязавшийся язык. К слову сказать, ЦК поручило мне следить за тем, чтобы покой Ленина никем не нарушался. Но, конечно, отчитал я тогда Надежду Константиновну не потому, что выполнял поручение...

Быть может...

Сталин заглянул в погасшую трубку. Тут же рядом оказался дежурный секретарь, который предложил ему огонь.

Сталин поблагодарил подошедшего, но от огня отказался, спрятав трубку в карман.

- Курить вредно, - сказал он, едва заметно улыбнувшись. - Я всю жизнь курил и, вот, умер...

Некоторое время он промолчал, простояв с блуждающей улыбкой на лице. Затем его глаза неожиданно стали грустными.

- Извините, - проговорил он. - Вспомнились те времена.

- Быть может, - продолжил он прерванную фразу, - моя резкость по отношению к Надежде Константиновне объясняется моим кавказским происхождением. Я рос в среде, где не привыкли сдерживать эмоции. И кавказские женщины сызмальства закалялись в такой обстановке.

Другое дело - русские женщины. Я часто замечал их какую-то природную робость перед уроженцами юга. Будь на месте Крупской, например, грузинка, я получил бы хорошую порцию в ответ, и инцидент был бы исчерпан. Но, вот, русские женщины...

Я всегда преклонялся перед ними. Не знаю даже за что. Может быть, отчасти и за эту детскую растерянность перед резким словом. Вообще к русским людям у меня всегда было особенное отношение. Наверное, это тоже пришло ко мне от дедов. Я помню, как они уважительно относились к русским. Не у всех кавказцев это проявлялось внешне, но я помню их разговоры меж собой, помню, что они говорили, что с русскими на Кавказ приходят равновесие и спокойствие.

Наверное, нужно родиться кавказцем, чтобы по-настоящему понять русского человека. Многие из моих земляков, увы, воспринимают терпение русских, как слабость, и даже ведут себя вызывающе по отношению к ним. Но надо хорошо чувствовать этот великий народ. Он покоен до поры до времени. Если же разозлить русского человека... Будешь тогда от страха архалук на себе жевать...

Вы помните, какой тост я произнес на чествовании полководцев Великой Победы.

Многое крутилось тогда в голове, многое хотелось сказать: о нашей партии, о несокрушимой армии, о герое-солдате, о стойком труженике тыла, но я тогда произнес тост в честь русского человека...

Этим я сказал практически все, что было на душе, поскольку русский человек - он и солдат-герой, он и великий труженик, он и гениальный полководец, он и настоящий коммунист.

V.

- Главный вопрос повестки дня съезда называется "О культе личности" Я буду очень благодарен вам, если вы снесете все мои памятники, чего я не сумел добиться при своей жизни. Буду благодарен, если в Мавзолее вы оставите только одного Ленина. Это, действительно, человек, повернувший колесо Истории. Я верю, что вы сможете дать взвешенную оценку этому явлению в целом, не сводя его только к личности Сталина. Снизу доверху. Я полагаю, что отношение к руководителю должно стать для работника любого уровня лакмусовой бумажкой на предмет его честности, предрасположенности к карьеризму, к способности идти по головам людей к цели.

- Однако... - Сталин неожиданно резко замолчал. Он начал машинально шарить в карманах. Вынул оттуда трубку, и тут же спрятал ее.

- Я хочу перейти к главному, - наконец, проговорил он. - Вы помните, что в начале своего выступления сказал вам, что у нас будет очень сложный разговор.

Сталин обратил хмурый взгляд на делегатов съезда, всматриваясь в многочисленные лица.

- Не для развенчания культа личности заварил Хрущев сегодняшнюю кашу. Ведь, почему-то три года назад он не поддержал предложение Маленкова, рассмотреть вопрос о культе личности.

В зале висела напряженная тишина.

- Не со Сталиным он хотел свести счеты.

Генералиссимус еще некоторое время промолчал. Его ноготь тихонько застучал по трибуне.

- Прочитав накануне текст доклада, вначале я подумал, что Хрущев просто решил отвести от себя лично вину за свою долю репрессий. А ведь эта доля поражает воображение. Сначала в Москве, а затем на Украине он истребил огромное количество людей. Он был одним из самых активных участников репрессий в команде Ежова. Да, именно в команде Ежова. В этом надо искать еще одну разгадку его мотивов. Мне вспомнилось, что в двадцатом году он был среди тех, кто поддерживал Троцкого. Вы помните, что в 27-м году троцкистам не удалось провести массовую демонстрацию своих сторонников. Тогда они собрались на свою тайную сходку и решили подготовить переворот. Как оказалось, они задумали расчистить себе путь к власти террором и казнями. Мне думается, что отчасти на это их науськала пронюхавшая их планы германская разведка. Помните, как много тайн было связано с уходом из жизни Менжинского? На его место сел Ягода, который приступил к воплощению тайных планов троцкистов. Ягоду сменил Ежов. Нет, я не считаю всех сторонников Троцкого законченными врагами Советской власти. Многие искренне заблуждались. Не все были посвящены в истинные мотивы развернувшихся репрессий. Подлость троцкистских руководителей заключалась в том, что они уничтожали своих прозревших и просто разоблаченных соратников. Теми же самыми репрессиями. Кстати говоря, я был против казни Бухарина. Предлагал применить к нему ссылку. Он мог правильно переосмыслить свое положение. Но, увы, вопреки сложившемуся обо мне мнению, я был не всесилен. Большинство проголосовало за казнь.

Хрущев мог быть участником этой команды - глубоко законспирированным участником. Его тайну унесли с собой в могилу и Троцкий, и Ежов, и Бухарин. Сегодня, - подумалось мне, - он, наконец, всплыл. Всплыл, чтобы претворить планы того заговора в жизнь.

Перед тем, как мне попасть сюда, мой гость из будущего ознакомил меня также со всеми делами о реабилитации репрессированных, которые последовали после двадцатого съезда. Скажу, что многие реабилитированы незаслуженно. Их дела не рассматривались во всей своей полноте, как того требует хотя бы чувство справедливости. Это был чисто политический акт. Общим списком оправданы и невинные жертвы, и действительные враги Советской власти. Это и дало мне повод подумать, что руками Хрущева был просто осуществлен реванш троцкистов.

Однако, и это - только часть его мотивов.

Вдумайтесь, борьба с культом привязывается только к личности Сталина. Но культ создавался не мной. Значит, его действительные причины остаются не искорененными. И более того, борец с культом, под видом борьбы сам выстраивает свой культ. И он уже борется с системой, которая могла бы, действительно покончить с культом.

Я уже обмолвился здесь о том, что в 1937 году предполагалось провести альтернативные выборы в Верховный Совет. Но именно под предлогом обострившейся борьбы с врагами народа наше предложение с Молотовым было отвергнуто. Кому-то срочно понадобились тысячи врагов. Теперь нам совершенно ясно, кто размахивал жупелом этой борьбы. Первые секретари испугались за свои места. Ведь кому-то дорожки туда были расчищены головорезами Ежова. Зря что ли старались?

Хрущев прекрасно помнит, как прижали нас к стенке секретари крайкомов и обкомов, составившие костяк ежовской команды. Как решил прощупать нашу группу Эйхе, первым приславший телеграмму с требованием повысить лимит на расстрелы. Мы не могли не отступить, поскольку могло последовать уже подготовленное обвинение о нашем предательстве дела Ленина (помните, после вступления в Лигу наций?), чтобы у Ежова появился повод арестовать и ликвидировать всю нашу группу. Я виноват перед тысячами людей, которых сгубили эти лимиты, но в случае нашего исчезновения, счет на жертвы мог пойти на миллионы. Фактически на территории страны развернулась настоящая война. Мы теряли людей, как в настоящей войне - войне, которая велась против страны и партии под изуверским прикрытием имени Сталина. В этой войне были свои полки - по ту сторону фронта к троцкистам примкнули все враги нашей власти: и мечтавшие о реванше бывшие беляки, и лишившиеся награбленного эксплуататоры и кулаки, и почувствовавшие вкус наживы нэпманы, и действующие по приказам из-за границы агенты. В этой войне были и свои орудия, свои снаряды и пули - доносы, аресты, казни и ложь. Мы шаг за шагом одолевали врага в этой войне. Вышинский, став в 1935 году прокурором, добился пересмотра решения о высылке из Ленинграда "социально чуждых элементов". Вы помните, что после убийства Кирова НКВД очистил город от бывших дворян, сенаторов, генералов, интеллигенции. Двенадцать тысяч человек были лишены политических и гражданских прав, многие осуждены по надуманным обвинениям. Политбюро, где тон задавала наша "пятерка", поддержало протест прокурора. Большинство лишенцев смогли вернуться в Ленинград, с них сняли судимости и обвинения, восстановили в избирательных правах, отдали невыплаченные пенсии. В 1936 году тот же Вышинский добился отмены судебных приговоров по закону "о трех колосках", от которого пострадал целый миллион крестьян! Этот миллион крестьян теперь уже мог участвовать в первых выборах в Верховный Совет. И тот же Вышинский, имя которого в будущем превратят в символ репрессий, в 1937 году настоял на пересмотре дел инженеров и техников угольной промышленности и потребовал реабилитации всех, кто проходил по "делу о Промпартии". Тем и другим вернули ордена, звания и, само собой, право избирать и быть избранными. В 1938 году после Хрущева руководить московским горкомом был поставлен Щербаков, при котором уже никто из работников Моссовета, МК и МГК, райкомов не пострадал. Щербакова даже обвиняли в том, что он очень неохотно и очень редко давал согласие на репрессии.

Я уже сказал, что их снарядами была ложь. Вину за репрессии валили на тех, кто их останавливал. Я с большим изумлением узнал, что Вышинскому припишут фразу, что признание обвиняемого является лучшим доказательством. Он говорил как раз обратное...

  Устранив Ежова, мы постепенно добирались до его исполнителей. Они несли заслуженное наказание. В 1953 году Берия набрал материалы на Хрущева и других преуспевших в репрессиях преступников, но произошло то, что произошло. Они опередили, убив его...

Вы наверное не знаете, что, придя к власти, Хрущев основательно вычистил архивы, уничтожив огромное количество документов.

Сталин заметно разволновался. И вдруг зал охнул: генералиссимус покачнулся. Сзади мгновенно оказались два человека, которые подхватили его под руки. Люди в зале вскочили со своих мест. Тут же на сцене появились еще три человека, которые торопливо несли большое кресло.

Увидев их, Сталин предупредительно поднял им навстречу руку. Несущие кресло остановились в недоумении и растерянности. Замер и зал.

- Товарищи! - воскликнул Сталин. - Ну что же вы! Опять культ разводите! - Он сделал попытку улыбнуться. - Принесите мне стул, пожалуйста. Только со спинкой. Чтобы можно было навалиться. Спину тяжело держать.

Когда рядом появился стул, генералиссимус с облегчением сел на него и машинально достал трубку. Так же машинально он раскурил ее.
 
- Почему же коммунисты не остановили эту войну?

Генералиссимус замолчал, надолго задумавшись. Молча и неподвижно сидели и делегаты.

В зале висела напряженная тишина.

  VI.


- Я имею ввиду рядовых коммунистов, партийные массы, которые составляют основу партии. Члены политбюро - отнюдь не боги. Многие наши поступки диктовались неодолимыми обстоятельствами. Я уже говорил, что мы стояли под дамокловым мечом. Любой отказ запросам от областных секретарей мог привести к перевороту в руководстве с непредсказуемыми последствиями. И хотя свою долю в нашу общую победу руководители партии сумели внести, однако основные наши надежды были обращены в партийную гущу. Оттуда мы хотели получить здоровые импульсы.

После съезда вы разъедетесь по домам, вернетесь к рядовому партийцу. Что это за человек? Почему он - основа нашей партии - не смог противостоять злу? Чего ему, кроме горячего желания служить нашему делу, не хватало? Почему много рядовых коммунистов оказалось послушными игрушками в руках злодеев?

Многие искренне заблуждались. Верили разговорам о том, что в стране кишат враги народа, верили каждому слову своих продавшихся партийных руководителей.

Рядовым коммунистам, убежденным ленинцам не хватало самой малости - образования.

- Да, как это ни звучит странно - именно образования, - проговорил Сталин после некоторого молчания. - Той самой осознанности своих действий, высокой политической культуры. Перефразируя известное выражение, можно сказать: наган в руке был, а Ленина в башке не было.

Именно поэтому я всегда настаивал на развертывании полномасштабной партийной учебы. Именно этой цели служил подготовленный при моем участии "Краткий курс истории ВКП(б)". Одной из основных стратегических задач нашей группы, так и не осуществленных, было освобождение партийных органов от несвойственных им хозяйственных задач. Слияние партии и государства губительно для партии. Она становится трамплином для бесталанных карьеристов, которые разлагают ее изнутри. Она отвлекается от своих коренных задач и в конце концов становится неспособной их решать. Я знаю, что в мае 1953 года было все-таки принято постановление о лишении дополнительного денежного содержания, или так называемых "конвертов", крупных партийных руководителей. По уровню реальных зарплат они ставились на порядок-два ниже, чем служащие госаппарата того же ранга. Проводили это в жизнь Маленков и Берия. Партия могла бы полноценно переключиться на идеологическую работу. Она перестала бы быть приманкой для карьеристов и недоучек, как этого хотел Ленин. Однако Берия был убит, Маленков отодвинут, и практически спустя три месяца Хрущев восстановил партийные привилегии. Он же воссоздал пост Первого секретаря партии.

  Сталин снова замолчал. На какое-то время он сосредоточился на трубке.

- Извините, - продолжил он, - я постоянно сбиваюсь, перескакиваю с темы на тему. Но я, ведь, специально к выступлению не готовился... Да и не молод я...

- Сегодня, сейчас, в этом самом зале, - проговорил он, взглянув на трибуну, - вы являетесь живыми свидетелями того, как у нас совершается внутрипартийный, точнее говоря, антипартийный переворот. Через сорок лет, когда вырастут два поколения, воспитанные на антипартийном докладе Хрущева, произойдет переворот антигосударственный. СССР прекратит свое существование.
 
Сталин опять на некоторое время замолчал. Все увидели, как по его лицу от волнения пошли красные пятна. Тут же появился дежурный секретарь со стаканом воды. Генералиссимус машинально взял стакан и, не отпив, так же машинально поставил его на трибуну.
 
- Теоретики марксизма еще долго будут ломать головы над нашим периодом истории. Как могло такое произойти? Почему рабочие действовали вопреки своим коренным классовым интересам? Предательство верхов можно объяснить, но почему в девяностых годах на улицах не появились, как в 1905-м, баррикады?

  - Я попытаюсь это объяснить по-своему. Но начну с другого примера.

Немецкий рабочий стал оккупантом нашей земли. Спрашивается, где был его коренной классовый интерес? Думаю, пролетарский классовый интерес испарился, как только Гитлер пообещал каждому немцу участок земли в России и рабов. На нашу землю ступили люди, которые видели себя будущими рабовладельцами. Это и был их новый классовый интерес.

Когда однажды Бухарин провозгласил "обогащайтесь!", это тоже было размытием классового интереса рабочих масс. Хотя и неумышленным. Люди, прошедшие через времена нэпа, обогащение понимали только в нэпманском смысле, то есть рабочему фактически было предложено стать мелким буржуа. Мы не могли не отреагировать на смертельно опасный для страны посыл, исходящий из высшего партийного руководства.

Как я узнал от своего гостя из будущего, оказавшись на грани политического банкротства, Хрущев объявил, что к 80-му году будет построен коммунизм. Возможно, что он сделал попытку вдохновить людей, но получил обратный эффект. Произошло новое размытие классового интереса. Рабочему пообещали скорое торжество общества неограниченного потребления, и он увидел себя потребителем, таким же паразитом, как и любой эксплуататорский класс.

Как я понял из рассказов гостя из будущего, в самом худшем варианте все это повторилось с Советским Союзом в девяностые годы. Людям пообещали акции и ваучеры. Они увидели себя акционерами, совладельцами заводов и фабрик, владельцами земельных участков, то есть капиталистами и рантье. Вот вам и подмена коренного классового интереса. Произошло то же вторжение. Но если в сорок первом в нашу страну вторглись иноземцы, то теперь разорили государство его собственные граждане. Именно разорили. Поскольку все капиталистами быть не могут. Кто-то должен стоять за станками. А за станками люди, мнящие себя буржуями, стоять либо не будут, либо будут делать свое дело из рук вон плохо, чураясь его. Страна неминуемо покатится к катастрофе.

VII.

- Казалось бы, многих репрессированных троцкистов можно понять, - Сталин опять переключился на новую тему. - Они были искренни в своих намерениях. Ну посудите сами: Ленин критикует Лигу наций, а Сталин вступает в нее. Ленин называет американский империализм главным врагом Советской власти, а Сталин берет его себе в союзники. Марксисты говорят о мировой революции, а Сталин... А Сталин вместо диктатуры пролетариата предлагает альтернативные выборы...

- Ну разве нельзя назвать, - проговорил он, волнуясь, - Сталина предателем?

И снова на некоторое время воцарилось молчание.

- Можно! Если следовать теории, как библии, в которой нельзя изменить ни одного слова.

Но наша жизнь строится не по библии, и теория постоянно требует корректив.

Однако и коррективы бывают разными: и правильными, и ошибочными. Ленин вводит нэп, чтобы спасти экономику, Бухарин говорит "обогащайтесь", обрекая ее этим на крах.

Как видите, ситуации бывают непредсказуемыми. Одно и то же слово ведет к разным последствиям. И потому я вновь говорю, что единственной гарантией для рядового партийца не стать игрушкой в руках обманщиков является учеба. Мы вступаем в партию не для партбилета. И раз уж взваливаем на себя такую ответственность, то должны каждодневно изучать ситуацию, соотносить ее с теорией. Учиться должны все: и млад, и стар. Ответственные партийные работники - в первую голову. Вчера ты в чем-то добился успеха и закостенел. А ситуация изменилась, и твои методы начинают давать обратные результаты.

Но как учить людей, миновавших молодой возраст? Как посадить за парты тех, кто марксизм осваивал на полях сражений, в царских тюрьмах и ссылках?

Ничего другого, кроме периодического обращения к теоретическим трудам и новому практическому опыту, природа не выдумала. Пусть кому-то и кажется, что время, отведенное на прочтение одних и тех же книг, убивается впустую, но знания, соотносимые с новой реальностью, по-новому откладываются в голове, приходят в систему. Мне самому очень многое дало написание "Краткого курса истории ВКП(б)". Работая над этой книгой, многое перечитал, переосмыслил, увидел в новом свете. Полагаю, что каждый общепартийный лидер в течение своего пребывания на этом посту должен написать свой "Краткий курс истории партии". В каждом времени он будет свой. Полный курс пусть пишут академики, но "Краткий курс", как руководство к действию для каждого коммуниста, правильно напишет только партийный руководитель. Считаю ненормальным, когда лидером партии становится человек, не написавший ни одного теоретического труда. Партия должна быть целиком сосредоточена на идеологии. К этому ее обязывает ответственность за рабочий класс. Рабочий класс без своей партии слеп. Как видим, ему очень легко привить чуждый ему классовый интерес.
 
Товарищи! Время, отведенное мне на сегодня, заканчивается. О многом хотелось бы поговорить. Не хотелось опускаться до полемики с гадким докладишком Хрущева, но поскольку в будущем его окрестят "эпохальным", частично пришлось это сделать. История в конце концов расставит правильные акценты. Смоет грязь. Не такая уж хрупкая махина - Советский Союз, чтобы можно было его легко уничтожить. Уверен, он поднимется. Как и отрезвится в конце концов потерявший политические ориентиры рабочий класс. Главное, чтобы у него была партия, которая сможет правильно осознать и сформулировать его коренной классовый интерес. Товарищи, коммунисты! Помните - на вас лежит ответственность за государство, построенное Лениным, за первое в мире государство рабочих и крестьян!

Вот, наверное, и все...
 
VIII.

Делегаты съезда разошлись глубоко за полночь.

А утром пришедшие мыть зал уборщицы с большим трудом выкурили из трибуны всеми забытого Никиту Сергеевича.

http://anticomprador.ru/publ/rech_i_v_stalina_na_dvadcatom_sezde_kpss_fantasticheskij_rasskaz/29-1-0-1033

MALIK54

  • Гость
Re: Репрессии
« Ответ #70 : 06/05/11 , 15:32:35 »

Гражданин Беспалов - кошмар для чекистов

 
Общеизвестно, что из СССР за границу выхать было нельзя. В то же время, тех, кто выезжал за границу, объявляли шпионами той страны, в какую они ездили.

Какую кошмарную работу злобным чекистам должен был устроить Петр Яковлевич Беспалов....



Кровавое НКВД пришло в ужас от количества стран, которые посетил Беспалов. И, наверное, чтобы не утруждать себя письменной работой не стало делать из него врага народа - в списках Мемориала его нет
http://poltora-bobra.livejournal.com/2011/05/05/

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Репрессии
« Ответ #71 : 07/05/11 , 21:58:02 »
Невинные жертвы черчилльских репрессий


   
Граждане Великобритании тоже подвергались драконовским наказаниям. 17 июля 1940 года один человек был приговорен к месяцу тюрьмы за то, что прилюдно заявил, что у Великобритании нет шансов победить в этой войне. Человек, посоветовавший двум новозеландцам: «Какой вам смысл погибать в этой кровавой бойне?» — получил три месяца тюрьмы. Женщина, назвавшая Гитлера «хорошим правителем, лучшим, чем наш мистер Черчилль», была приговорена к пяти годам тюремного заключения. Английские газеты получили предупреждение остерегаться опрометчивых высказываний. Редакторам весьма недвусмысленно дали понять, что правительство не потерпит «безответственной» критики; причем оно само будет решать, какая критика ответственная, а какая нет.

(Дейтон Л. Вторая мировая: ошибки, промахи, потери. М., 2000. С.470)

http://pyhalov.livejournal.com/51536.html

MALIK54

  • Гость
Re: Репрессии
« Ответ #72 : 10/05/11 , 20:46:31 »
Битва за историю
Правда о советских военнопленных


 
Война Советского Союза против фашистской Германии продолжается на задымленных полях политической пропаганды. Враг напал внезапно, вероломно, подло. Он воспользовался внутренней смутой, эффективно введя в бой нанотехнологии психологической обработки населения. Его поддержала выстрелами из-за угла заранее подготовленная и проспонсированная "пятая колонна". Подобно эсесовцам, не помывши рук от крови мирных жителей, под гром фанфар открывавшим закрытые большевиками церкви, нынешние антисоветчики вырядились в православные одежды, скрывая под ними наворованное бабло и прочие богомерзкие дела. Они выискивают самые трагические, самые больные моменты русской истории советского периода и раздувают их до размеров гротеска, подобно пошлякам, которые надувают презервативы как воздушные шарики. Фашиствующие антисоветчики натравляют поколение на поколение, ссорят отцов с детьми, дедов с отцами, верующих с неверующими, русского с русским, всех русских со всеми нерусскими. Правда отступает перед пропагандой, поскольку не имеет достаточных средств борьбы. Мало патронов, мало противотанковых средств. Но отсупать уже некуда: позади Москва. Мой окоп обороняет важную часть нашей правды — правду о советских военнопленных.


Иногда приходится слышать, что среди моего поколения особенно много антисоветчиков. Жизнь этого поколения переломана смутой ровно пополам. Наша нравственность не была закалена в боях и трудах. Юность прошла сладенько и комфортно. Наши думы о судьбах отечества были поверхностны и досужи. Мы привыкли, что за нас думают кому положено.

Когда все стало рушиться, одни затосковали по Родине, другие — по бывшему душевному комфорту, когда все было ясно и понятно. Но чтобы вернуться к этому комфорту, надо было лечь под новую власть. Надо было посчитать врагами и виноватыми во всем тех, на кого указало новое начальство. Чтобы вернуться в благополучное винтикообразное состояние, надо было станцевать степ на могилах тех, кому мы обязаны безмятежностью нашей юности.

Поэтому у антисоветчиков моего поколения, имеющих некоторый багаж личных воспоминаний, удивительно избирательная память. Как-то на встрече с одноклассниками завелась нетрезвая беседа на тему наших военно-исторических познаний. Кто-то эрудированный поведал аудитории, что, оказывается, в первые месяцы войны Сталин отобрал у всех наших летчиков парашюты, чтобы те не прыгали и не сдавались в плен. Кто-то поддакнул, кто-то вылупил удивленные пьяные зенки, кто-то вежливо промолчал, видимо, подумав, что на легком фанерном самолете можно и без парашюта сесть на шоссе или в поле, а еще можно быть сбитым и над своей территорией.

А я просто вспомнил, где нас всех, там сидящих, принимали в пионеры. Это было за городом, возле памятника Виктору Талалихину. Этот летчик-истребитель в ночном бою августа 1941 года протаранил "хейнкель" и спустился на парашюте на то место, где мы стали пионерами. Это был именно парашют, а не фуражка, я это помню, поскольку летчику потом вручили Звезду Героя. Но что сделалось с этими пионерами? Почему они не вспомнили этот день и это место? Только ли водка здесь виновата?

Уже четверть века нашим людям, кто далек от войны по возрасту, вешают на уши лапшу про то, что всех советских военнопленных, по освобождению из немецких лагерей, переправили в лагеря советские. "Советский Союз предал своих военнопленных! Сталин не подписал с Гитлером соглашений о деятельности Международного Красного Креста, чем обрек на гибель в плену миллионы наших солдат!"

Я много слышал о том, что Сталин накануне войны подписал с Гитлером все, что можно и что не можно, чтобы ни войны, ни военнопленных не было вообще. И что же? Куда с этими соглашениями сходил Гитлер? Оказывается, в разгар битвы за Сталинград можно было подписать с Германией соглашение о военнопленных, и тогда наших пленных кормили бы шоколадом! А почему еврейская общественность, такая мастерица всяческих соглашений, не договорилась с Гитлером про Красный Крест?

И пусть мне кто-нибудь, грамотный и антисоветский, пришлет ссылку на то, сколько именно миллионов военнопленных и иных клиентов немецких концлагерей было освобождено через этот пресловутый Международный Красный Крест. Припоминаю "документальный" телефильмец. Толпы советских военнопленных, освобожденных союзниками в Западной Европе, грузятся на пароходы для возвращения домой. Идет комментарий: "Американские солдаты прикладами загоняли советских пленных на корабли. Никто не хотел возвращаться в Советский Союз. Все знали, что их там ждет." Правда, на экране прикладов не было, а были какие-то мешки, которые наши солдаты тащили с собой на корабли. Видимо, прихватили что-то на память о Третьем рейхе. Но такого рода пропаганда не рассчитана на смотрящих внимательно.

Еще помню. Показывали фильм "Судьба человека". Перед фильмом выступала какая-то серьезная дама. Восхищалась гениальностью Шолохова и Бондарчука. Перед самым включением фильма ввернула фразу: "Только одна неправда есть в этом сюжете. Военнопленных, бежавших из немецких лагерей, не отправляли на фронт. Они попадали в лагеря советские". Ясно, что после такого "открытия" фильм смотрелся несколько иначе. То, что это туфта, я знал всегда и меня это задевало лично, поскольку избирательностью памяти не страдаю. Мой дед Левшин Иван Денисович, 1915 года рождения, попал в немецкий плен в начале войны. Прошел всё, что должен был там пройти. Освобождался американцами во Франции. Вернулся в СССР и получил краткосрочный отпуск домой. Потом снова уехал безо всякого конвоя. Пребывание в плену ему в срок службы не зачли. Окончательно пришел домой через год. Получил медаль "За Победу над Германией" с портретом Сталина. Через 22 года получил, как участник войны, две комнаты в трехкомнатной квартире.

Мне можно не верить, но в одном из последних телевизионных интервью Иннокентий Смоктуновский рассказал, что попал в плен, будучи офицером, бежал, снова вступил в строй на офицерской должности. Правда, старый уже человек посетовал, что после войны ему пару лет не давали играть в московских театрах. Это оттого, что он был в плену. Но со стороны кажется, что дело было не только в этом. Ведь в 1945 году никто еще не знал, что Смоктуновский — великий артист. Это стало известно гораздо позже.

И сегодня у нас есть провинциальные театры, например, в Краснодаре, в Орле. Там работают замечательные артисты, хотя никто из них, как мне кажется, ни в каком плену не был. Кто интересуется военной историей, не глядя в телевизор, тот может узнать, что советский летчик-истребитель младший лейтенант В.Д. Лавриненков был сбит и попал в плен, уже будучи Героем Советского Союза, бежал, с партизанским отрядом вырвался к своим, и сел... в истребитель. Через несколько месяцев стал майором и дважды Героем того же Советского Союза! А сколько грязи демократские "разоблачители" вылили на уникальный подвиг летчика Михаила Девятаева и его товарищей, угнавших немецкий самолет! "Сразу после посадки самолета Девятаев и его товарищи были отправлены в лагерь. Девятаева освободили только после войны. Как бывший в плену, он не смог более летать".

Высокие технологии политической пропаганды требуют, чтобы наступающая ложь была закована в броню действительных обстоятельств, чтобы ее нельзя было уничтожить сразу, "навскидку". Чтобы остановить такого врага, контрпропаганды мало. Нужны бронебойные факты.

Действительно, всех бежавших и освобожденных из вражеского плена солдат и офицеров возвращали в строй не в тот же день, а отправляли в лагеря, но только не концентрационные, а фильтрационные. Такие лагеря были у всех воюющих стран. Там не было ни колючей проволоки, ни пулеметов на вышках, а постояльцев не убивали непосильным трудом. Там работала котрразведка, проверяющая прибывших из плена "на вшивость", работали медики, проверяющие бойцов на то же самое, но в буквальном смысле.

И вот в таком лагере естественным образом "сидел" и М.П. Девятаев. А поскольку он совершил побег в феврале 1945 года, то естественно, что его проверку до конца боевых действий завершить не успели, и он действительно "вышел на свободу" только после Победы. И не все проверки ему удалось пройти. Медицина вчистую списала его с летной работы. Плен действительно вышел летчику боком, только совсем в другом смысле. Большевистская власть так не доверяла бывшему военнопленному, что определила его в секретнейшее конструкторское бюро Сергея Королева, которого Девятаев консультировал по стартовым площадкам немецких ракет "Фау", поскольку, будучи в плену, сам их собирал.

Дожившему до "наших" дней герою на старости лет пришлось доказывать, что он никогда не был жертвой сталинского террора. И еще о проверках того времени. Военные трибуналы выдавали до 7-8% оправдательных приговоров от общего числа дел. То есть при отсутствии доказательств виновности солдат или офицер возвращались в строй даже при наличии тяжких обвинений.

А вот наш современный Мосгорсуд (он же мосгорштамп) установил абсолютный мировой рекорд "законности": 0,00% оправданий, за исключением судов присяжных и дел частного обвинения, где интересы силовых ведомств не страдают.

Значит, если бы дело Девятаева рассматривали современные "правоохранники", то у летчика не было бы ни одного шанса выйти на свободу. Самое удивительное, что все, о чем я говорю, никогда не составляло тайны. Просто всякие геббельсовские фальшивки всегда рассчитываются на того, кому лень проверять. Штабная комиссия Минобороны, возглавляемая генералом Г.Ф.Кривошеевым, еще в 1992 году специально для ленивых подсчитала и объявила, что 900000 советских солдат и офицеров бежали из вражеского плена либо были освобождены в ходе боевых действий своей родной армией, ПОВТОРНО призваны и вновь включены в списочный состав действующих частей еще до окончания войны. 1 миллион 800 тысяч советских военнослужащих были освобождены в последние недели войны и не приняли участия в боевых действиях по причине их окончания. Общее количество военнослужащих, осужденных военными трибуналами в связи с пребыванием в плену, составляет около 11% от числа освобожденных и бежавших. На это все есть документы.

От себя лично могу добавить, что уже много лет назад тому имел по этой теме разговор с одним старым работником областной прокуратуры, который работал еще при Вышинском. Он говорил, что основная масса осужденных по этой теме также ни в какие концлагеря не попала и конвой за ними не ходил. Их отправляли на стройки по восстановлению народного хозяйства. Нечто подобное потом стали называть "химией". После восстановления объекта их распускали по домам. По полной программе получили отцы-командиры, прямо и недвусмысленно отдавшие солдатам приказ сложить оружие, и военные, отличившиеся в плену особым усердием.

Тогда же я узнал прокурорскую интерпретацию судьбы одного известного офицера. Фамилию называть не буду, поскольку сам в руках это уголовное дело не держал: за что купил, за то продам, а люди грамотные вспомнят, о ком идет речь.

Этот офицер прославился тем, что, бежав из немецкого плена, создал партизанский отряд и воевал где-то на Балканах так успешно, что немцы обещали за его голову страшные деньги. Получил орден от государства, где сражался с фашизмом. А после Победы за ним заехали злые энкавэдэшники и отвезли, куда Макар телят не водил, где он и сгинул. Не одним литературным пересказом перестроечного времени прославлялся этот трагический сюжет.

Однако, со слов старого прокурора, осудили этого военного не за плен, а за злоупотребления властью, совершенные им в бытность командиром партизанского отряда, который он превратил в банду, а если уж называть вещи как есть, то за систематический грабеж и изнасилования партизанок и местных женщин. И не сгинул он в лагере, а сколотил бригаду "ух", стал выдавать по 10 норм и был освобожден досрочно, но потом предпочел жить тихо, так как такие статьи Уголовного кодекса никого не красят.

Конечно, нельзя отрицать, что были невиновные. К примеру — военный доктор Маслов из Брестской крепости, прошедший немецкие лагеря и погибший в лагере советском. По этому поводу можно было бы заклеймить проклятьем всю Советскую страну, если бы в стране антисоветской с этим вопросом было б хоть немного лучше.

Здесь можно, если не к ночи, вспомнить и другую жертву большевистских злодейств. Как наши антисоветские правдолюбцы любят генерала Власова! Ничего удивительного: родство душ и единство целей. Канонизировать мерзавца не удалось, тут атака врага успешно отбита. Но продолжают ездить по бойцам и командирам 2-й ударной армии. "Сталин и Генштаб послали армию на смерть. Ничего не сделали для ее вызволения из окружения. Вину за гибель армии свалили на генерала Власова, который сдался в безнадежной ситуации. В советское время замалчивали подвиг героев. Оставшиеся в живых солдаты вынуждены были скрывать свою службу во "2-й ударной" и бла-бла-бла. Ну да! Только в антисоветское время и только от демократов мы, наконец, узнали о подвиге Мусы Джалиля — солдата 2-й ударной армии. Только в условиях либерализации стало возможным поставить ему памятники, назвать в его честь улицы и корабли. Спасибо либералам за это.

Но и до них, правдивых, было известно, что 2-я ударная армия ударила по врагу в нужное время, в нужном месте, сорвав подготовку немцев к новому наступлению на Ленинград. Гитлеру пришлось для ликвидации прорыва бросать войска из Западной Европы. Его план по созданию второго кольца окружения Ленинграда вокруг Ладоги был похоронен в волховских болотах. Войска фронта под командованием Мерецкова четыре раза пробивали бреши в немецком окружении, вытаскивая бойцов из "мешка". В общей сложности удалось вывести из окружения 16 тысяч солдат и командиров, то есть почти половину первоначального состава армии и большую часть из оставшихся в живых к концу наступательной фазы Любанской операции. Более-менее достоверно в плен попало около 10 тысяч наших солдат.

То есть утверждение антисоветчиков о гибели этой армии, что они выдают как аксиому, на самом деле является чистой воды пропагандой. 2-я ударная не погибла, а была выведена в тыл на отдых и пополнение. О потерях немцев не знают даже демократические всезнайки, однако известно, что только для того, чтобы хотя бы частично восстановить первоначальное положение на участке нашего Волховского фронта, с Запада прибыли и были введены в бой шесть немецких дивизий, то есть по их штатам получается никак не менее 60 тысяч человек. Куда же подевались те дивизии и те солдаты, которых они заменили?

В ходе сражения обе стороны не добились желаемого результата, однако важнейшим итогом Любанской операции следует считать ликвидацию опасности нового немецкого наступления на Ленинград. Через несколько месяцев "погибшая" 2-я ударная армия пошла в новое наступление, и на этот раз была остановлена только капитуляцией Германии. Сталин и большевистское командование так не любили словосочетание "2-я ударная", так подозрительно относились к бойцам и командирам этой армии, что она до самого конца войны так и продолжала называться: "2-я ударная".

В самый ответственный момент операции, когда надо было организовывать выход армии из окружения, Власов тихо смылся. Так тихо, что до сих пор не совсем ясно, как он это сделал. Остальное про него известно.

А как попадают в плен герои и чем они в плену занимаются, мы также знали не от демократов. Командир 844-го полка той же армии В.А. Поспелов и его начштаба Б.Г. Назиров попали в плен в ходе боя, будучи оба ранены. Находились в Бухенвальде. Приняли активное участие в организации лагерного подполья. Когда американские войска остановились в нескольких километрах от лагеря, эсэсовцы решили пленных уничтожить. Подпольщики собрали из уворованных деталей радиопередатчик и выдали в эфир сигнал "SOS" на английском языке. Генерал Паттон, известный дебил, который еще в 1945 году предлагал сбросить атомную бомбу на СССР, плевал на "SOS" на английском языке. Тогда, 11 апреля, заключенные восстали и самоосвободились. Восстанием руководили красные полковники и немецкие коммунисты.

Прибывшие в лагерь американцы, увидев изрядное количество "полосатиков" с оружием, перепужались и стали упрашивать восставших сдать оружие. Западноевропейцы разбежались по домам. Советским военнопленным и немецким коммунистам не улыбалось менять нацистский конвой на конвой американский. Они послали Паттона в известное место, отказались сдавать оружие, заняли оборону и еще несколько дней "сидели" в лагере до установления связи с командованием Красной Армии. В.А. Поспелов и Б.Г. Назиров были восстановлены в армии. Имеют награды.

Политрук 2-й ударной Д.Г. Тельных попал в плен в бою, будучи раненым. Бежал из лагеря в Бельгии. Воевал там же, в партизанском отряде, составленном из бежавших советских военнопленных.

Этот отряд захватил важный железнодорожный узел и весь день удерживал его до подхода союзных войск. Восстановлен в армии. Награжден орденом Красной Звезды, отмененным, кстати, антисоветчиками.

"Сталин приказал генералам стреляться в опасности плена. Генералы вынуждены были это делать, так как их все равно ждал бы неминуемый расстрел по возвращении на Родину". Рассказывайте это на своих пьянках в Куршавелях, здесь не надо. Действительно, был трагический и даже дикий, для обывательского уровня, случай, когда командующий 33-й армией генерал М.Г. Ефремов, находясь в окружении, застрелил свою жену и застрелился сам. Вместе с ним покончили с собой несколько офицеров штаба. Но это был их выбор, а не выполнение приказа.

Командующий 6-й армией генерал И.Н. Музыченко не застрелился. Он попал в плен под Уманью еще в августе 1941 года. Его армия была разбита и частично пленена. Всю войну генерал провоевал в плену, противопоставив врагу только личное мужество. После войны был восстановлен в генеральском звании и продолжил службу в Вооруженных Силах.

Не застрелился и прямой подчиненный Власова, командир 327-й дивизии 2-й ударной армии генерал И.М. Антюфеев. Он израсходовал все патроны по прямому назначению и сдался в плен. От службы оккупантам отказался, несмотря на самые убедительные уговоры своего начальника, и был отправлен в шахты. Однако выжил. После освобождения прошел полугодовую проверку и в последний день 1945 года восстановлен в генеральском звании с возвращением всех наград. Продолжил службу в Вооруженных Силах и ушел на генеральскую пенсию в обычном порядке.

Но особенно показательна по данной теме история военврача первого ранга К.К. Боборыкина. Этот начальник медслужбы 2-й ударной армии не просто пошел во вражеский плен добровольно, а (антисоветчики застрелитесь!) с ведома командования! Армейский госпиталь не смогли эвакуировать, и военврач решил разделить свою судьбу с судьбой своих пациентов. Награжден орденом Красной Звезды.

Говорят, но здесь сведения противоречивы, что якобы даже немцы по достоинству оценили подвиг советского офицера и позволили ему ходить по лагерю, одетым по уставу, с офицерскими знаками отличия и работать в лагерном госпитале. Правда, потом, когда немцы организовали драп по всему фронту, "тевтонский дух" у них повыветрился, и Боборыкин хватил лиха наряду со всеми. Но после войны ему, подобно вышеназванным офицерам, не пришлось восстанавливать звание и награды, поскольку их его никто и не лишал. Он, находясь в немецком лагере для военнопленных, оставался одновременно штатной единицей действующей армии, фактически выполняя свои прямые служебные обязанности в особых условиях плена.

Миф о сталинских репрессиях в отношении советских военнопленных был создан в лаборатории доктора Геббельса еще во время войны. Конечная задача подобного мифотворчества сегодня все та же: оккупация страны, ее расчленение и захват ресурсов. Но, как сказал поэт: "Так храм оставленный — всё храм, кумир поверженный — всё Бог". И мёртвый вождь — все-таки вождь. А вождей надо слушать, хотя бы иногда. Особенно, когда беда пришла. И Сталин сказал: "Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!" Значит, так и будет.

http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/11/911/81.html

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Репрессии
« Ответ #73 : 12/05/11 , 16:56:56 »
Президент Чехословакии Эдуард БЕНЕШ:
     «В Москве расстреливают изменников»


     «Бенеш продержал меня с разговором 21/2 часа, причем все время говорил сам почти исключительно на тему о внутренних процессах, происходящих в СССР. Он начал разговор вопросом, что я думаю о значении процесса над Тухачевским и компанией, но после нескольких довольно общих фраз с моей стороны прервал заявлением, что он хочет обстоятельно изложить мне свое понимание для того, чтобы мне было ясно, какими мотивами он руководствуется в своей политике по отношению к СССР.
     В качестве первой предпосылки ко всему дальнейшему разговору Бенеш выставил утверждение, что так называемые события в СССР ничуть его не удивили и совершенно не испугали, ибо он давно их ожидал. Он почти не сомневался и в том, что победителем окажется «режим Сталина»... Он приветствует эту победу и расценивает ее как укрепление мощи СССР, как победу сторонников защиты мира и сотрудничества советского государства с Европой...
     Бенеш заявил, что последние годы он расценивает советскую внешнюю политику как ставку СССР на западноевропейскую демократию французского, английского и чехословацкого типа, как на союзника в борьбе с фашизмом за мир...
     Бенеш особо подчеркнул, что, по его убеждению, в московских процессах, особенно в процессе Тухачевского, дело шло вовсе не о шпионах и диверсиях, а о прямой и ясной заговорщицкой деятельности с целью ниспровержения существующего строя. <...> Тухачевский, Якир, Путна (Бенеш почти все время называл только этих трех), конечно, не были шпионами, но они были заговорщиками. Тухачевский - дворянин, офицер, и у него были друзья в официальных кругах не только Германии, но и Франции (со времени совместного плена в Германии и попыток Тухачевского к бегству). Тухачевский не был и не мог быть российским Наполеоном.
     Но Бенеш хорошо представляет себе, что перечисленные качества Тухачевского плюс его германские традиции, подкрепленные за советский период контактами с рейхсвером (Бенеш по привычке называл рейхсвером вооруженные силы Германии, именовавшиеся с 1935 года вермахтом. - Ред.), могли сделать его очень доступным германскому влиянию и в гитлеровский период. Тухачевский мог совершенно не осознавать, что совершает преступление поддержкой контакта с рейхсвером. Особенно если представить себе, что Тухачевский видел единственное спасение Родины в войне рука об руку с Германией против остальной Европы, в войне, которая осталась единственным средством вызвать мировую революцию, то можно даже себе представить, что Тухачевский казался сам себе не изменником, а даже спасителем Родины…
     В связи с изложенным следует отметить, что Бенеш под большим секретом заявил мне следующее: во время пребывания Тухачевского во Франции в прошлом году Тухачевский вел разговоры совершенно частного характера со своими личными друзьями французами. Эти разговоры точно известны французскому правительству, а от последнего и Бенешу. В этих разговорах Тухачевский весьма серьезно развивал тему возможности советско-германского сотрудничества и при Гитлере, так сказать, тему «нового Рапалло». Бенеш утверждает, что эти разговоры несколько обеспокоили Францию.
     Развивая тезис «субъективного фактора», Бенеш, между прочим, говорил, что ряд лиц мог руководствоваться такими побуждениями, как неудовлетворенность положением, жажда славы, беспринципный авантюризм и т.д. В этой связи он упомянул еще раз Якира и Путну. О последнем Бенеш знает, что он был под Варшавой со своей 27-й дивизией и, очевидно, «не мог помириться с тем, что от него ускользнула слава покорителя Варшавы».
     В связи с этим же Бенеш упомянул о Ягоде. Он высказал предположение, что Ягода знал все о заговоре и занимал выжидательную позицию, что из этого выйдет. Пьяница, развратник и беспринципный человек, Ягода мог бы попытаться сыграть роль Фуке (Фуше. - Ред.) из эпохи великой французской революции... Бенеш прямо заявил, что политическая полиция во всех государствах представляет собой сборище бандитов и двойников.
     Бенеш был уверен в победе «сталинского режима» именно потому, что этот режим не потерял морали, в то время как крикуны о перманентной революции явно не были на моральной высоте. В Москве расстреливают изменников, и т.н. европейский свет приходит в ужас. Это лицемерие. Бенеш не только отлично понимает, но и прямо одобряет московский образ действий. Москва продолжает жить в эпоху революции.
     …Бенеш напомнил, что в разговоре со мной (кажется 22.IV. с.г.) он говорил, что почему бы СССР и не договориться с Германией? Я ответил, что помню, и признался, что меня тогда очень удивила эта часть разговора, как совершенно выпадающая из рамок обычного рода мыслей Бенеша. Лукаво смеясь, Бенеш ответил, что теперь может объяснить мне скрытый смысл своего тогдашнего разговора. Свои объяснения Бенеш просил считать строго секретными и затем рассказал следующее: начиная с января месяца текущего года Бенеш получал косвенные сигналы о большой близости между рейхсвером и Красной Армией. С января он ждал, чем это закончится.
     Чехословацкий посланник Мастный в Берлине является исключительно точным информатором. <...> У Мастного в Берлине было два разговора с выдающимися представителями рейхсвера. Мастный их сфотографировал, видимо, не понимая сам, что они обозначают. Бенеш даже сомневается, сознавали ли эти представители рейхсвера, что они выдают свой секрет. Но для Бенеша из этих разговоров стало ясно, что между рейхсвером и Красной Армией существует тесный контакт. Бенеш не мог знать о том, что этот контакт с изменниками. Для него возникала проблема, что делать, если Советское правительство действительно вернется к какой-нибудь политике «нового Рапалло».
     В этой связи Бенеш задал риторический вопрос, где средство для защиты Чехословакии, и без обиняков отвечал на этот вопрос, что тогда Чехословакия тоже должна была бы заключить соглашение с Германией. Это было бы началом чехословацкой зависимости, но другого выхода не было. Гитлер вовсе не стремится к тому, чтобы физически немедленно уничтожить Чехословакию, но он хочет «союза» с ней. На чехословацком языке это означало бы зависимость, вассальное состояние, а Бенеш не для того потратил столько лет на освобождение от австрийского ига, чтобы принять германское ярмо.
     Бенеш говорил, что Москва должна самым серьезным образом оценить эти его заявления и раз и навсегда понять, что Чехословакия хочет быть свободной в полном смысле слова. Она не примет никогда никакого диктата, но она будет драться за свою свободу, за демократию, за европейский мир. Насколько это является и задачей СССР, постольку Чехословакия безоговорочно является союзником Москвы, постольку бенешевская политика как аксиому принимает неизменность советско-чехословацких дружественных взаимоотношений. Никакие расстрелы, никакие внутренние изменения не могут потрясти эту дружбу…»
     Из записи беседы советского полпреда в Чехословакии Александровского с президентом Бенешем 4 июля 1937 года в Праге

     Иосиф СТАЛИН:
     Этим дуракам казалось, что мы такие слепые

     «Товарищи, в том, что военно-политический заговор существовал против Советской власти, теперь, я надеюсь, никто не сомневается. Факт, такая уйма показаний самих преступников и наблюдения со стороны товарищей, которые работают на местах, такая масса их, что несомненно здесь имеет место военно-политический заговор против Советской власти, стимулировавшийся и финансировавшийся германскими фашистами.
     Ругают людей: одних - мерзавцами, других - чудаками, третьих - помещиками.
     Но сама по себе ругань ничего не дает. Для того, чтобы это зло с корнем вырвать и положить ему конец, надо его изучить, спокойно изучить, изучить его корни, вскрыть и наметить средства, чтобы впредь таких безобразий ни в нашей стране, ни вокруг нас не повторялось…
     Часто говорят, в 1922 году такой-то голосовал за Троцкого. Тоже неправильно. Человек мог быть молодым, просто не разобрался, был задира. Дзержинский голосовал за Троцкого, не просто голосовал, а открыто Троцкого поддерживал при Ленине против Ленина. Вы это знаете? Он не был человеком, который мог бы оставаться пассивным в чем-либо. Это был очень активный троцкист, и все ГПУ он хотел поднять на защиту Троцкого. Это ему не удалось…
     Самое лучшее - судить о людях по их делам, по их работе. Были люди, которые колебались, потом отошли, отошли открыто, честно и в одних рядах с нами очень хорошо дерутся с троцкистами. Дрался очень хорошо Дзержинский, дерется очень хорошо товарищ Андреев. Есть и еще такие люди. Я бы мог сосчитать десятка два-три людей, которые отошли от троцкизма, отошли крепко и дерутся с ним очень хорошо. Иначе и не могло быть, потому что на протяжении истории нашей партии факты показали, что линия Ленина, поскольку с ним начали открытую войну троцкисты, оказалась правильной…
     Троцкий, Рыков, Бухарин, Енукидзе, Карахан, Рудзутак, Ягода, Тухачевский, Якир, Уборевич, Корк, Эйдеман, Гамарник. Из них 10 человек - шпионы. Троцкий организовал группу, которую прямо натаскивал, поучал: давайте сведения немцам, чтобы они поверили, что у меня, Троцкого, есть люди…
     Гамарник. У нас нет данных, что он сам информировал, но все его друзья, ближайшие друзья: Уборевич, особенно Якир, Тухачевский - занимались систематической информацией немецкого генерального штаба…
     Дальше, Тухачевский… Он оперативный план наш, оперативный план — наше святое-святых - передал немецкому рейхсверу. Имел свидание с представителями немецкого рейхсвера. Шпион? Шпион. Для благовидности на Западе этих жуликов из западноевропейских цивилизованных стран называют информаторами, а мы-то по-русски знаем, что это просто шпион. Якир систематически информировал немецкий штаб. Он выдумал себе эту болезнь печени. Может быть, он выдумал себе эту болезнь, а может быть, она у него действительно была. Он ездил туда лечиться. Уборевич не только с друзьями, с товарищами, но он отдельно сам лично информировал…
     Хотят Блюхера снять. И там же есть кандидатура. Ну, уж конечно, Тухачевский. Если не он, так кого же. Почему снять? Агитацию ведет Гамарник, ведет Аронштам. Так они ловко ведут, что подняли почти все окружение Блюхера против него. Более того, они убедили руководящий состав военного центра, что надо снять. Почему, спрашивается, объясните, в чем дело? Вот он выпивает. Ну, хорошо. Ну, еще что? Вот он рано утром не встает, не ходит по войскам. Еще что? Устарел, новых методов работы не понимает. Ну, сегодня не понимает, завтра поймет, опыт старого бойца не пропадает. Посмотрите, ЦК встает перед фактом всякой гадости, которую говорят о Блюхере. Путна бомбардирует, Аронштам бомбардирует нас в Москве, бомбардирует Гамарник. Наконец, созываем совещание. Когда он приезжает, видимся с ним. Мужик как мужик, неплохой. Мы его не знаем, в чем тут дело? Даем ему произнести речь - великолепно. Проверяем его и таким порядком. Люди с мест сигнализировали, созываем совещание в зале ЦК.
     Он, конечно, разумнее, опытнее, чем любой Тухачевский, чем любой Уборевич, который является паникером, и чем любой Якир, который в военном деле ничем не отличается. Была маленькая группа. Возьмем Котовского, он никогда ни армией, ни фронтом не командовал. Если люди не знают своего дела, мы их обругаем - пошлите к черту, у нас не монастырь. Поставьте людей на командную должность, которые не пьют и воевать не умеют, - нехорошо…
     Тухачевский особенно, который играл благородного человека, на мелкие пакости не способного, воспитанного человека. Мы его считали неплохим военным, я его считал неплохим военным. Я его спрашивал: как вы могли в течение 3 месяцев довести численность дивизии до 7 тысяч человек? Что это? Профан, не военный человек. Что за дивизия в 7 тысяч человек? Это либо дивизия без артиллерии, либо это дивизия с артиллерией без прикрытия. Вообще это не дивизия, это - срам. Как может быть такая дивизия? Я у Тухачевского спрашивал: как вы, человек, называющий себя знатоком этого дела, как вы можете настаивать, чтобы численность дивизии довести до 7 тысяч человек и вместе с тем требовать, чтобы у нас дивизия была 60–40 гаубиц и 20 пушек, чтобы мы имели столько-то танкового вооружения, такую-то артиллерию, столько-то минометов. Здесь одно из двух - либо вы должны всю эту технику к черту убрать и одних стрелков поставить, либо вы должны только технику поставить. Он мне говорит: «Товарищ Сталин, это увлечение». Это не увлечение, это вредительство, проводимое по заказам германского рейхсвера…
     Должно быть, они часто колебались и не всегда вели свою работу. Я думаю, мало кто из них вел свое дело от начала до конца. Я вижу, как они плачут, когда их привели в тюрьму. Вот тот же Гамарник. Видите ли, если бы он был контрреволюционером от начала до конца, то он не поступил бы так, потому что я бы на его месте, будучи последовательным контрреволюционером, попросил бы сначала свидания со Сталиным, сначала уложил бы его, а потом бы убил себя. Так контрреволюционеры поступают. Эти же люди были не что иное, как невольники германского рейхсвера…
     Этим дуракам казалось, что мы такие слепые, что ничего не видим. Они, видите ли, хотят арестовать правительство в Кремле. Оказалось, что мы кое-что видели. Они хотят в Московском гарнизоне иметь своих людей и вообще поднять войска. Они полагали, что никто ничего не заметит, что у нас пустыня Сахара, а не страна, где есть население, где есть рабочие, крестьяне, интеллигенция, где есть правительство и партия. Оказалось, что мы кое-что видели.
     И вот эти невольники германского рейхсвера сидят теперь в тюрьме и плачут. Политики! Руководители!
     …Вели разговоры такие: вот, ребята, дело какое. ГПУ у нас в руках, Ягода в руках, Кремль у нас в руках, так как Петерсон с нами, Московский округ, Корк и Горбачев тоже у нас. Все у нас. Либо сейчас выдвинуться, либо завтра, когда придем к власти, остаться на бобах. И многие слабые, нестойкие люди думали, что это дело реальное, черт побери, оно будто бы даже выгодное. Этак прозеваешь, за это время арестуют правительство, захватят Московский гарнизон и всякая такая штука, а ты останешься на мели…
     Во всех областях разбили мы буржуазию, только в области разведки оказались битыми, как мальчишки, как ребята. Вот наша основная слабость. Разведки нет, настоящей разведки. Я беру это слово в широком смысле слова, в смысле бдительности и в узком смысле слова также - в смысле хорошей организации разведки. Наша разведка по военной линии плоха, слаба, она засорена шпионажем. Наша разведка по линии ГПУ возглавлялась шпионом Гаем, и внутри чекистской разведки у нас нашлась целая группа хозяев этого дела, работавшая на Германию, на Японию, на Польшу сколько угодно, только не для нас…
     Каждый член партии, честный беспартийный гражданин СССР не только имеет право, но обязан о недостатках, которые он замечает, сообщать. Если будет правда хотя бы на 5 процентов, то и это хлеб. Обязаны посылать письма своему наркому, копию в ЦК. Как хотите. Кто сказал, что обязывают только наркому писать? Неправильно.
     Я расскажу один инцидент, который был у Ильича с Троцким. Это было, когда Совет Обороны организовывался. Это было, кажется, в конце 1918 или 1919 года.
     Троцкий пришел жаловаться: получаются в ЦК письма от коммунистов, иногда в копии посылаются ему как наркому, а иногда даже и копии не посылаются, и письма посылаются в ЦК через его голову. «Это не годится». Ленин спрашивает: «Почему?» — «Как же так, я нарком, я тогда не могу отвечать». Ленин его отбрил, как мальчишку, и сказал: «Вы не думайте, что вы один имеете заботу о военном деле. Война - это дело всей страны, дело партии». Если коммунист по забывчивости или почему-либо прямо в ЦК напишет, то ничего особенного в этом нет. Он должен жаловаться в ЦК. Что же вы думаете, что ЦК уступит вам свое дело? Нет. А вы потрудитесь разобрать по существу эту жалобу…
     Мы для чего организовали Генеральный штаб? Для того, чтобы он проверял командующих округами. А чем он занимается? Я не слыхал, чтобы Генеральный штаб проверял людей, чтобы Генеральный штаб нашел у Уборевича что-нибудь и раскрыл все его махинации. Вот тут выступал один товарищ и рассказывал насчет кавалерии, как тут дело ставили, где же был Генеральный штаб. Вы что думаете, что Генеральный штаб для украшения существует? Нет, он должен проверять людей на работе сверху. Командующие округами не Чжан Цзолин, которому отдали округ на откуп...
     Конечно, бывает иногда, что идут люди против течения и против шерсти гладят. Но бывает и так, что не хотят обидеть командующего округом. Это неправильно, это гибельное дело. Генеральный штаб существует для того, чтобы он изо дня в день проверял людей, давал бы ему советы, поправлял. Может, какой командующий округом имеет мало опыта, просто сам сочинил что-нибудь, его надо поправить и прийти ему на помощь. Проверить как следует.
     Так могли происходить все эти художества - на Украине Якир, здесь, в Белоруссии, - Уборевич.
     И вообще нам не все их художества известны, потому что люди эти были предоставлены сами себе, и, что они там вытворяли, Бог их знает!
     Генштаб должен знать все это, если он хочет действительно практически руководить делом. Я не вижу признаков того, чтобы Генштаб стоял на высоте с точки зрения подбора людей…
     Не обращали достаточного внимания, по-моему, на дело назначения на посты начальствующего состава. Вы смотрите, что получается. Ведь очень важным вопросом является, как расставить кадры. В военном деле принято так: есть приказ - должен подчиниться. Если во главе этого дела стоит мерзавец, он может все запутать. Он может хороших солдат, хороших красноармейцев, великолепных бойцов направить не туда, куда нужно, не в обход, а навстречу врагу. Военная дисциплина строже, чем дисциплина в партии. Человека назначили на пост, он командует, он главная сила, его должны слушаться все. Тут надо проявлять особую осторожность при назначении людей.
     Я сторонний человек и то заметил недавно. Каким-то образом дело обернулось так, что в механизированных бригадах чуть ли не везде стоят люди непроверенные, нестойкие…
     У них какая уловка практиковалась? Требуется военный атташе, представляют семь кандидатур, шесть дураков и один свой, он среди дураков выглядит умницей. Возвращают бумаги на этих шесть человек - не годятся, а седьмого посылают. У них было много возможностей. Когда представляют кандидатуры 6 дураков и одного умного, поневоле его подпишешь…
     Они боялись народа. Если бы прочитали план, как они хотели захватить Кремль, как они хотели обмануть школу ВЦИК. Одних они хотели обмануть, сунуть одних в одно место, других - в другое, третьих - в третье и сказать, чтобы охраняли Кремль, что надо защищать Кремль, а внутри они должны арестовать правительство. Днем, конечно, лучше, когда собираются арестовывать, но как это делать днем? «Вы знаете, Сталин какой! Люди начнут стрелять, а это опасно». Поэтому решили лучше ночью. Но ночью тоже опасно, опять начнут стрелять.
     Слабенькие, несчастные люди, оторванные от народных масс, не рассчитывающие на поддержку народа, на поддержку армии, боящиеся армии и прятавшиеся от армии и от народа. Они рассчитывали на германцев и на всякие свои махинации: как бы школу ВЦИК в Кремле надуть, как бы охрану надуть, шум в гарнизоне произвести. На армию они не рассчитывали - вот в чем их слабость».
     Из выступления Иосифа Сталина на расширенном заседании Военного совета при наркоме обороны СССР 2 июня 1937 года (неправленная стенограмма)

MALIK54

  • Гость
Re: Репрессии
« Ответ #74 : 25/05/11 , 14:15:27 »

Шпионы и контрреволюционеры

 
Общеизвестно, что в сталинском СССР  всех, кого не лень обвиняли в шпионаже и контрреволюции. Но вот интересно - главный инженер Ткаченко самовольно меняет чертежи, но шпионаж ему никто не шьет. Может, просто потому что не контра, а обыкновенный негодяй? А вредителями были именно вредители?

http://poltora-bobra.livejournal.com/2011/05/24/