Автор Тема: Современники о Сталине  (Прочитано 17355 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Современники о Сталине
« : 08/08/09 , 01:32:17 »
Стихи современников И. Сталина о нём.

http://stalinism.ru/stihi-i-pesni-o-staline/stihi-sovremennikov-stalina/Page-9.html

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Современники о Сталине
« Ответ #1 : 16/11/10 , 20:12:11 »
Николай Тихонов

РАЗГОВОР

Это была беднейшая глиняная лачуга. Летом с потолка на голову, на плечи всё время падали комки пересохшей глины, в период дождей грязные потоки текли по стенкам, и, того и гляди, лачуга рухнет на её обитателей и от всего жилища останется груда мокрой, тяжёлой глины, и больше ничего.

За крышей надо было смотреть, чтобы во-время подновить соломенные перекрытия. Внутри этой лачуги валялись две старые кошмы, ставшие рыжими от старости; вместо посуды стоял на полу ряд консервных банок, самой разной величины, тщательно вымытых. Они заменяли кастрюли, чашки, тарелки, стаканы.

Маленький очажок дымил горьким синевато-зелёным дымом, потому что обед готовился на сухом навозе, другого топлива не было. Два заплатанных одеяла сложены были в углу.

Такой вопиющей нищеты нельзя придумать – она жила в этой лачуге долгими годами. Человеческая жизнь проходила в этих глиняных голых стенах без всякой надежды на какое-либо изменение. Изменить что-либо в этом быту может только смерть. Тогда владельца этих одеял и консервных банок положат в более узкий глиняный ящик, и тем дело и кончится.

Детишки хозяина смотрели на нас с большим любопытством. Так как в этой лачуге никаких книг никто никогда не видел, то этим детям наше посещение заменяло хорошо рассказанную сказку или фокусы уличного факира.

Шагнув в глубину лачуги, я увидел на стене чей-то портрет. Вглядеться в него было трудно, потому что там, в углу, было совсем темно. Я зажёг спичку. Передо мной на совершенно голой стене висел вырезанный из какой-то газеты портрет Сталина.

Это было так удивительно и так неожиданно, что я спросил у хозяина:

- Откуда у тебя этот портрет?

Пожилой полуголый пакистанец провёл по лицу рукой, как бы в знак приветствия, потрогал свою жёсткую бородку и сказал не спеша:

- Это портрет Сталина. Я его вырезал из газеты «Имроз».

- Я вижу, чей это портрет. Скажи, значит ты читаешь газеты, ты грамотен?

- Нет, - отвечал он, - я неграмотен. Я не могу читать то, что пишут в газетах. Мне рассказывают. Но я знаю, кто Сталин, и я разговариваю с ним…

- Как разговариваешь?

- Я говорю ему, когда мне бывает совсем трудно: «Ты видишь, как мы живём? Так можно жить людям?» И он мне отвечает: «Вижу и знаю. Подождите немного. Всё будет по-другому!» Я говорю ему: «Я верю в это! Если бы я не верил, я давно бы покончил с этим жалким существованием». Но я верю: вот они, - он показал на детишек, - они будут жить по-другому, совсем по-другому!

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: ПРАВДА О СТАЛИНЕ
« Ответ #2 : 21/11/10 , 23:47:35 »
Архитекторы Победы

Небольшие истории, иногда смешные, демонстрирующие малоизвестные и неожиданные аспекты личностей выдающихся советских (и не только) полководцев.

Иосиф Виссарионович Сталин

Верховный главнокомандующий обладал весьма своеобразным чувством юмора.

С операцией «Кутузов» у меня связаны очень неприятные воспоминания личного плана. В один из дней ее, явившись вместе с А. И. Антоновым на обычный доклад в Ставку, я, как всегда, разложил на столе карты по каждому фронту в отдельности и одну сводную. Доклад несколько затянулся, но проходил в спокойной обстановке. Так как тут же следовало решить ряд вопросов по использованию танков, И. В. Сталин пригласил Я. Н. Федоренко. Тот вошел и, не дожидаясь конца нашего доклада, стал раскладывать свои ведомости, справки, списки и другие документы поверх моих карт. Отвечая на вопросы Верховного Главнокомандующего, Яков Николаевич не всегда сразу находил нужные данные, перекладывал бумаги с места на место, выложил на стол и свой видавший виды портфель, чего мы никогда не делали.

Когда с докладом по обстановке все было закончено, я сложил карты и, перед тем как покинуть кабинет Верховного, еще раз, по выработавшейся уже привычке, внимательно осмотрел стол. Там оставались только документы Федоренко.

В Генштабе, как всегда, меня дожидались начальники направлений и отделов. По приезде из Кремля я немедленно же возвращал им все их документы и давал короткие указания, что нужно сделать. На этот раз, однако, два начальника своих карт не получили — в моем портфеле их не оказалось, в том числе самой главной — сводной.

Первой мелькнула мысль о том, что карты случайно захватил Федоренко. Звоню по телефону. Выясняется, что из Кремля он уже возвратился, но с документами еще не разобрался.

— Анатолий Алексеевич! — обратился я к Грызлову.— Срочно выезжайте к Федоренко, вместе с ним осмотрите все его хозяйство вплоть до сейфа. Может быть, карты там. Грызлов помчался, а я звоню к Поскребышеву. Прошу его посмотреть, не осталось ли чего-либо из наших документов в кабинете Верховного. Нет, говорит, стол там чистый, и все разошлись.

Грызлов тоже вернулся ни с чем: у Якова Николаевича карт наших не оказалось. Доложил о пропаже Антонову. Тот посоветовал Верховному пока не докладывать, может быть, карты найдутся. В тот же день вторично поехали в Ставку, и, как условились, о происшествии — ни слова. Сталин тоже ничего не сказал. Вернулся в Генштаб. Тут — никаких перемен: карты как в воду канули. Теперь у меня не осталось никаких сомнений в том, что они у Сталина. Ведь, кроме Ставки, я никуда не отлучался. Дольше молчать было нельзя. На следующий день во время очередного доклада у Верховного я улучил удобный момент и твердо сказал:

— Товарищ Сталин, сутки назад мною оставлены у вас две карты с обстановкой. Прошу вернуть их мне.

Тот сделал удивленный вид:

— Почему вы думаете, что они у меня? Ничего у меня нет.

— Не может этого быть,— настаивал я.— Мы нигде, кроме Ставки и Генштаба, не бываем. Деться картам некуда. У вас они.

Сталин ничего на это не ответил. Вышел из кабинета в комнату отдыха и возвратился с картами. Он нес их, держа за угол, в вытянутой руке и, встряхнув, бросил на стол.

— Нате, да впредь не оставляйте… Хорошо, что правду сказали…

Об этом случае никогда более ни в Ставке, ни в Генштабе никто не вспоминал. Да и надобности в том не было. Он и без того послужил для меня предметным уроком на долгие годы.

…………………

…По давно заведенному порядку перед хозяином стола стоял удлиненной формы красивый хрустальный графин с бесцветной жидкостью и запотевшими боками.

И. В. Сталин перед ужином обычно выпивал одну-две рюмки коньяку, а потом пил только сухое грузинское вино, наливая его из бутылок, этикетки на которых были отпечатаны на машинке. Наполнит бокал на три четверти вином, а остальное, не торопясь, добавит из хрустального графина.

Первое время я, бывая на даче, внимательно наблюдал за всем окружающим и сразу приметил графин. Смешно, конечно, но меня заинтересовало, что в нем. И я подумал: «Какая-то особая водка, чтобы добавлять к вину для крепости. Вот попробовать бы при случае!» Долгое время затея эта не удавалась, поскольку место мое было довольно далеко от графина. В тот злополучный вечер я опоздал к столу, так как задержался в соседней комнате у телефона — наводил по указанию И. В. Сталина справку о положении на одном из фронтов. Когда вернулся в столовую и доложил, все уже сидели за столом и обычное мое место было занято. Сталин, заметив это, жестом указал на свободный стул рядом с собой. Ужин затянулся. Разговор, как всегда, шел о фронтовых делах. Каждый сам себя обслуживал — когда нужно было, шел к боковым столикам за очередным блюдом.

«Ну, — думаю, — уж сейчас я эту водку попробую…» Когда Сталин, как и все, встал, чтобы сменить тарелку, я быстро схватил заветный графин и налил полную рюмку. Чтобы соблюсти приличия, дождался очередного тоста и выпил… Вода! Да какая холодная… Получился конфуз: хоть я и быстро сообразил, что к чему, и даже закусил, как другие, все же, видимо, не смог скрыть своего удивления.

Хозяин с затаенной усмешкой, прищурившись, посмотрел на меня и немного погодя спросил тихо, чтобы никто не слышал: «Как, крепкая?» Кровь бросилась мне в лицо — так стало стыдно: весь вечер я чувствовал себя неважно и клял свое неуместное любопытство.

Несколько отрывков ниже в очередной раз напоминают об удивительно аскетизме людей того времени, в том числе и самого Сталина. Абсолютно немыслимая и непонятная черта для нынешних власть имущих.

Обед у Сталина, даже очень большой, всегда проходил без услуг официантов. Они только приносили в столовую все необходимое и молча удалялись. На стол заблаговременно выставлялись приборы, хлеб, коньяк, водка, сухие вина, пряности, соль, какие-то травы, овощи и грибы. Колбас, ветчины и иных закусок, как правило, не бывало. Консервов он не терпел. Первые обеденные блюда в больших судках располагались несколько в стороне на другом столе. Там же стояли стопки чистых тарелок.

Сталин подходил к судкам, приподнимал крышки и, заглядывая туда, вслух говорил, ни к кому, однако, не обращаясь:

— Ага, суп… А тут уха… Здесь щи… Нальем щей,— и сам наливал, а затем нес тарелку к обеденному столу.

Без всякого приглашения то же делал каждый из присутствующих, независимо от своего положения. Наливали себе кто что хотел. Затем приносили набор вторых блюд, и каждый так же сам брал из них то, что больше нравится. Пили, конечно, мало, по одной-две рюмки. В первый раз мы с Антоновым не стали пить совсем. Сталин заметил это и, чуть улыбнувшись, сказал:

— По рюмке можно и генштабистам.

Вместо третьего чаще всего бывал чай. Наливали его из большого кипящего самовара, стоявшего на том же отдельном столе. Чайник с заваркой подогревался на конфорке. Разговор во время обеда носил преимущественно деловой характер, касался тех же вопросов войны, работы промышленности и сельского хозяйства. Говорил больше Сталин, а остальные лишь отвечали на его вопросы. Только в редких случаях он позволял себе затрагивать какие-то отвлеченные темы.

Отдых Верховного Главнокомандующего

И. В. Сталин почти не оставлял себе свободного времени. Он жил, чтобы работать, и не изменял привычке заниматься обычно до 3—4 часов утра, а то и позднее, а с 10-ти опять принимался за дело. Такого порядка он заставлял придерживаться и всех других людей, имевших к нему отношение, в том числе Генштаб.

Нам часто доводилось ездить в Кремль и на «ближнюю» дачу с докладами по различным вопросам обороны страны. Могу сказать, что в течение всей войны часов отдыха у Сталина было очень мало. Не много их было и после войны.

И. В. Сталин, кроме праздничных концертов и спектаклей, которые обычно устраивались после торжественных собраний, нигде не бывал. Домашним его «театром» были музыкальные радиопередачи и прослушивание грамзаписи. Большую часть новых пластинок, которые ему доставляли, он предварительно проигрывал сам и тут же давал им оценку. На каждой пластинке появлялись собственноручные надписи: «хор.», «снос.», «плох.», «дрянь». В тумбочке и на столике возле стоявшего в столовой громоздкого тумбообразного автоматического проигрывателя, подаренного И. В. Сталину американцами в 1945 году, оставлялись только пластинки с первыми двумя надписями. Остальное убиралось. Кроме проигрывателя имелся патефон отечественного производства с ручным заводом. Хозяин сам переносил его куда надо.

Нам, кроме того, была известна его любовь к городкам. Для игры в городки разбивались на партии по 4—5 человек в каждой, конечно из числа желающих. Остальные шумно «болели». Играли, как правило, 10 фигур. Начинали с «пушки». Над неудачниками подтрунивали, иной раз в озорных выражениях, чего не пропускал и Сталин. Сам он играл неважно, но с азартом. После каждого попадания был очень доволен и непременно говорил: «Вот так мы им!» А когда промахивался, начинал искать по карманам спички и разжигать трубку или усиленно сосать ее.

На даче не было ни парка, ни сада, ни «культурных» подстриженных кустов или деревьев. И. В. Сталин любил природу естественную, не тронутую рукой человека. Вокруг дома буйно рос хвойный и лиственный лес — везде густой, не знавший топора.

Невдалеке от дома стояло несколько пустотелых стволов без ветвей, в которых были устроены гнезда для птиц и белок. Это было настоящее птичье царство. Перед дупляным городком — столики для подкормки. Сталин почти ежедневно приходил сюда и кормил пернатых питомцев.

И как же Сталин умудрялся обходиться без машин за миллион долларов, Куршавелей и личной коллекции бесценных произведений искусства?

Новый Год у Сталина

В 23 часа вдвоем с Антоновым, как обычно, на его машине мы выехали, продолжая теряться в догадках о цели вызова. Ежедневные наши поездки на доклад к Верховному были, как правило, не в этот час, а на праздники нас никогда не приглашали. За годы войны мы и слово-то это забыли.

На даче у Сталина мы застали еще нескольких военных — А. А. Новикова, Н. Н. Воронова, Я. Н. Федоренко, А. В. Хрулева. Потом подъехал С. М. Буденный. Как выяснилось, нас действительно пригласили на встречу Нового года, о чем свидетельствовал накрытый стол.

За несколько минут до двенадцати все вместе прибыли члены Политбюро и с ними некоторые наркомы. Я запомнил только Б. Л. Ванникова и В. А. Малышева. А всего собралось человек двадцать пять мужчин и одна-единственная женщина — жена присутствовавшего здесь же Генерального секретаря Итальянской коммунистической партии Пальмиро Тольятти.

Сталин занял свое обычное место во главе стола. С правой руки, как всегда, стоял графин с чистой водой. Никаких официантов не было, и каждый брал себе на тарелку то, что ему хотелось. С ударом часов Верховный Главнокомандующий произнес краткое слово в честь советского народа, сделавшего все возможное для разгрома гитлеровской армии и приблизившего час нашей победы. Он провозгласил здравицу в честь Советских Вооруженных Сил и поздравил нас всех:

— С Новым годом, товарищи!

Мы взаимно поздравили друг друга и выпили за победоносное окончание войны в наступающем 1945 году. Некоторая скованность, чувствовавшаяся вначале, вскоре исчезла. Разговор стал общим. Хозяин не соблюдал строгого ритуала: после нескольких тостов поднялся из-за стола, закурил трубку и вступил в беседу с кем-то из гостей. Остальные не преминули воспользоваться свободой, разбились на группы, послышался смех, голоса стали громкими.

С. М. Буденный внес из прихожей баян, привезенный с собой, сел на жесткий стул и растянул мехи. Играл он мастерски. Преимущественно русские народные песни, вальсы и польки. Как всякий истый баянист, склонялся ухом к инструменту. Заметно было, что это любимое его развлечение.

К Семену Михайловичу подсел К. Е. Ворошилов. Потом подошли и многие другие.

Когда Буденный устал играть, Сталин завел патефон. Пластинки выбирал сам. Гости пытались танцевать, но дама была одна, и с танцами ничего не получилось. Тогда хозяин дома извлек из стойки пластинок «Барыню». С. М. Буденный не усидел — пустился в пляс. Плясал он лихо, вприсядку, с прихлопыванием ладонями по коленям и голенищам сапог. Все от души аплодировали ему.

Гвоздем музыкальной программы были записи военных песен в исполнении ансамбля профессора А. В. Александрова. Эти песни все мы знали и дружно стали подпевать.

Возвращались из Кунцева уже около трех часов ночи. Первая за время войны встреча Нового года не в служебной обстановке порождала раздумья. По всему чувствовался недалекий конец войны. Дышалось уже легче, хотя мы-то знали, что в самое ближайшее время начнется новое грандиозное наступление, впереди еще не одно тяжелое сражение.

Источник: С.М. Штеменко "Генеральный штаб в годы войны”.

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Современники о Сталине
« Ответ #3 : 28/11/10 , 14:01:51 »
Первые десталинизаторы

MALIK54

  • Гость
Re: Современники о Сталине
« Ответ #4 : 03/01/11 , 16:25:17 »

Миссия в Москву

     
    По случаю очередной годовщины "Человека года", опять возник интерес к известной нетленке "Миссия в Москву", где буржуины с весьма неожиданных позиций вещают о Советском Союзе, Сталине и большевистской действительности того времени. Небывалая честность фильма (как для американцев) очевидно связана с датой выхода фильма. 1943 год обязывал уважительно относится к союзнику вносившему решающей вклад в разгром Оси.


    Джозеф Дэвис, Иосиф Сталин и Вячеслав Молотов

    Из аннотации:

    1936 году Президент Франклин Д. Рузвельт назначает Джозефа Э. Дэвиса, процветающего адвоката, послом США в Советском Союзе. Миссия Дэвиса - определить, будет ли эффективным союз с советскими людьми в случае войны с фашистской Германией. Посол Дэвис поражён тем, что он увидел во время своего пребывания в России. У Советов серьезная армия и они горят желанием вступить в союз с дружественными нациями, наподобие Америки и других европейских стран для победы над Гитлером и построения мирного будущего для всего человечества. Да, именно такой Сталин - это человек, с которым нам нужно вести дела... «Миссия в Москву» - это хроника впечатлений о Советском Союзе американского посла Дэвиса, его встреч со Сталиным, и его общая точка зрения на отношения Советского Союза и Соединенных Штатов. Фильм снят в полудокументальном стиле. Фильм описывает взгляд Дэвиса на различные события в истории Советского Союза. Картина начинается с вступления настоящего посла Дэвисa: «Лидеры ни одной страны не были настолько ошибочно представлены и непоняты, как советское правительство в те критические годы между двумя мировыми войнами».
http://colonelcassad.livejournal.com/276282.html#cutid1

MALIK54

  • Гость
Re: Современники о Сталине
« Ответ #5 : 17/01/11 , 11:56:21 »
Встречи с товарищем Сталиным

    Замечательный документ эпохи встретился, книга периода махрового культа личности Вождя и Учителя всех народов, да еще и за авторством одного из наиболее известных советских летчиков. Оцените высоту стиля и накал любви к вождю. Желающие конечно могут обвинить Байдукова в угодничестве. Или даже больше, прямо назвать Байдукова приспешником Сталина. Так что сначала, краткая биография приспешника Сталина, который разнузданно и цинично нахваливает кровавого тирана.( Read more...  http://colonelcassad.livejournal.com/286943.html#cutid1  )

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Современники о Сталине
« Ответ #6 : 21/01/11 , 23:53:20 »

MALIK54

  • Гость
Re: Современники о Сталине
« Ответ #7 : 08/02/11 , 10:13:25 »

Слово академику

 

Общеизвестно, что Сталин отвергал и не терпел критику; Сталин единолично решал все вопросы, не слушая мнения других; Сталин считал себя настолько большим специалистом, что не терпел  ничьих советов и даже мнений, расходящихся с его собственным; мышление Сталина было схематично, он не терпел, когда ему высказывались возражения....


Слово Александру Сергеевичу Яковлеву -  авиаконструктору, генерал-полковнику авиации, академику АН СССР, дважды Герою Социалистического Труда,  десятикратному кавалеру ордена Ленина, депутату ВС СССР в 1946—1989, референту Сталина по вопросам авиации.




"Если вы твердо убеждены, что правы и сумеете доказать свою правоту, никогда не считайтесь с чьими-то мнениями, а действуйте так, как вам подсказывают ваш разум и ваша совесть".
http://poltora-bobra.livejournal.com/2011/02/07/

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Современники о Сталине
« Ответ #8 : 11/04/11 , 14:22:09 »

MALIK54

  • Гость
Re: Современники о Сталине
« Ответ #9 : 09/05/11 , 13:12:16 »
http://www.organizacionislam.org.ar/images/clip_image008_0002.jpg

Вот как описывал Гопкинс встречу со Сталиным, который, по версии нынешних "историков", якобы был деморализован:

"Ни разу он не повторился.
Он говорил так же, как стреляли его войска, - метко и прямо.
 Он приветствовал меня несколькими быстрыми русскими словами. Он пожал мне руку коротко, твердо, любезно. Он тепло улыбался.
 Не было ни одного лишнего слова, жеста или ужимки.

 Иосиф Сталин знал, чего он хочет, знал, чего хочет Россия и он полагал, что вы также это знаете.
 Во время этого второго визита мы разговаривали почти четыре часа.
Его вопросы были ясными, краткими и прямыми. Как я ни устал, я отвечал в том же тоне.
 Его ответы были быстрыми, недвусмысленными, они произносились так, как будто они были обдуманы им много лет назад.

Когда мы попрощались, мы пожали друг другу руки с той же решительностью.
Он сказал "до свидания" один раз, точно так же, как он только один раз сказал "здравствуйте". И это было все.
 Может быть, мне только показалось, что его улыбка была более дружелюбной, немного более теплой.
 Быть может, так было потому, что к слову прощания он добавил выражение уважения к президенту Соединенных Штатов.


Никто не мог бы забыть образ Сталина,
 как он стоял, наблюдая за моим уходом - суровая, грубоватая, решительная фигура в зеркально блестящих сапогах, плотных мешковатых брюках и тесном френче.
На нем не было никаких знаков различия - ни военных, ни гражданских.
 Рост его примерно 5 футов 5 дюймов, а вес - около 190 фунтов.
 У него большие руки, такие же твердые, как его ум.
 Его голос резок, но он все время его сдерживает.
 Во всем, что он говорит - именно та выразительность, которая нужна его словам.

Если он всегда такой же, как я его слышал, то он никогда не говорит зря ни слова.
 Если он хочет смягчить краткий ответ или внезапный вопрос, он делает это с помощью сдержанной улыбки - улыбки, которая может быть холодной, но дружественной, строгой, но теплой.
Он с вами не заигрывает.
Кажется, что у него нет сомнений.

Он предложил мне одну из своих папирос и взял одну из моих.
 Он непрерывно курит, что, вероятно, и объясняет хриплость его тщательно контролируемого голоса. Он довольно часто смеется, но это короткий смех, может быть, несколько сардонический. Он не признает пустой болтовни.
 Его юмор остр и проницателен.
 Он не говорит по-английски, но когда он обращался ко мне по-русски, он глядел мне прямо в глаза, как будто я понимал каждое слово. Я уже сказал, что наше свидание ни разу не прерывалось.

В Соединенных Штатах и в Лондоне миссии, подобные моей, могли растянуться и превратиться в то, что государственный аппарат и английское министерство иностранных дел называют беседами.
У меня не было таких бесед в Москве, а лишь шесть часов разговора. После этого все было сказано,
все разрешено на двух заседаниях". (Шервуд, с. 547).

И это характеристика растерявшегося, бьющегося в панике человека?!
 Никакого заискивания - хотите, будем сотрудничать, а нет - сами обойдемся. Вы предложили сотрудничество сами - мы это ценим.

А шла лишь шестая неделя войны.
---------------------------------------------------------------
Шервуд замечает:
 "Гопкинс, конечно, вовсе не видел настоящего фронта в России.
 Даже если бы он его видел, он вряд ли мог бы понять, что происходило.
 Его вера в способность русских к сопротивлению возникла главным образом под влиянием самого характера просьб Сталина :!:  :idea:  :!: ,
доказывавших, что он рассматривает войну с точки зрения дальнего прицела.
 Человек, который боится немедленного поражения, не говорил бы о первоочередности поставок алюминия". (Там же, с. 549).

Деловая атмосфера в Кремле отличалась от атмосферы в обкомах, райкомах, на заводах только масштабами решаемых задач, но никак не духом.
Везде, по воспоминаниям сталинских наркомов, также быстро решались вопросы,
 и также не было ни минуты сомнения в победе, после продолжительной, требующей отдачи всех сил войны.

Победа 1945 г. была рождена в 1941 г.,
 и именно потому, что 1941 г. ярче всего продемонстрировал силу русского духа,
с такой ненавистью наши идеологические оппоненты выискивают в нем слабости и поражения.


MALIK54

  • Гость
Re: Современники о Сталине
« Ответ #10 : 16/06/11 , 11:22:53 »
Однажды В.М. Молотов в личной беседе рассказал о таком случае. Кто-то из иностранцев поведал ему о том, что и них есть такой экстрасенс, который-де может воскрешать мёртвых. На это Молотов ответил, что в СССР есть такой спрортсмен-бегун, который обгоняет поршневой самолёт. На это собеседники спросили:
- А если бы они потребовали на эти Ваши слова предъявить им этого спортсмена?
- Я бы потребовал сначала предъявить воскресителя.
- А если бы они предъявили?
- Тогда я бы попросил его воскресить Сталина. Если бы у него получилось, то Хрущёв не то что поршневой - реактивный самолёт обогнал бы!
forum.sudnaroda.info

MALIK54

  • Гость
Re: Современники о Сталине
« Ответ #11 : 22/06/11 , 10:09:15 »
На ее скрижалях, как это для кого-то ни прозвучит странно, останется не наше сиюминутное, а потому в высшей степени конъюнктурное восприятие полководческих деяний Сталина, но слова Александра Федоровича Керенского, царствие ему небесное: "Великий человек. Двое было таких: Петр Великий и он. Оба сделали Россию державой».
Всем бы нам такую беспристрастность.

Но мелкие душонки чтобы возвысится опускают других ниже себя...
Забавно наблюдать как судя по всему мелкий во всех смыслах ВВП рассуждает менторским тоном о Сталине...

         большой форум

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Современники о Сталине
« Ответ #12 : 22/06/11 , 12:09:52 »
Джордж Буш (старший):

"Если бы у Горбачёва были сталинского типа политическая воля и решимость его предшественников, то мы бы и сейчас имели Советский Союз. Это был бы обновлённый и укреплённый Советский Союз".

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Современники о Сталине
« Ответ #13 : 18/10/12 , 12:20:11 »
    Слово Валерию Чкалову 
  • 18 Окт, 2012 at 10:20 AM
   
Считалось, что Сталин летчиков любил, и поэтому в их среде аресты были немногочисленными. Это так, но, думаю, не любовь была тому причиной. Примером может служить судьба Валерия Чкалова. В 30-е годы он был в стране самым знаменитым летчиком. Был хорошо знаком со всеми членами правительства, но ближе всего со Сталиным, с ним он встречался часто, они даже были на «ты».
Профессионал высокого класса, ас, мужественный, бесстрашный порой до безрассудства человек, он был любим народом, о нем много писали в газетах. Растущая популярность Чкалова начала раздражать Сталина. Малорослый, сухорукий, трусливый человек попросту завидовал. Когда Чкалов погиб при испытании самолета при весьма странных обстоятельствах, ходили слухи, что к его гибели приложил руку Сталин. После изучения архивных материалов, связанных с гибелью Чкалова, сомнений в этом не осталось.
Так что о любви Сталина к летчикам говорить не приходится.
(М.Г.Волкова. "Несостоявшееся покушение")

Ну, это понятно. Чкалов был жуткий подхалим и жаждал популярности, поэтому и писал такие заметки в газеты. А Сталин завидовал из-за растущей популярности Чкалову и поэтому его убил, т.к. летчиков не любил как таковых. В общем, всё ясно


Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Современники о Сталине
« Ответ #14 : 20/01/13 , 14:40:13 »
Голосуй за Джо! Дед в 1943 году height=100colonelcassad20 января, 1:11

Листая австралийскую официальную историю участия во Второй мировой в одном из томов нашёл вот эту фотографию:
Предположительно из 463-й бомбардировочной эскадрильи Королевских ВВС Австралии.
Рисунок на фюзеляже представляет собой избирательный бюллетень. Имена кандидатов:

Джон Кёртин (премьер-министр Австралии)
Ян Христиан Смэтс (премьер-министр Южноафриканского Союза)
Иосиф Сталин
Уинстон Черчилль
Махатма Ганди

Экипаж голосует за Сталина!

http://ru-history.livejournal.com/3733301.html  цинк

PS. Такие вот чекистские происки в далекой Австралии. Даже туда дотянулся...Кровавый тиран еще тогда с легкостью побеждал в различных опросах.