Автор Тема: Охаивание прошлого - заказ власти  (Прочитано 11358 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

MALIK54

  • Гость
Re: Охаивание прошлого - заказ власти
« Ответ #15 : 08/12/10 , 23:36:14 »

Марина

  • Гость
Re: Охаивание прошлого - заказ власти
« Ответ #16 : 09/12/10 , 02:20:31 »
И все-таки, когда было лучше - сейчас или при СССР?

09.12.10

СССР скончался много лет назад. Но до сих пор ведутся споры о том, хуже или лучше жилось в советские времена. Эти споры актуальны и сейчас, и будут актуальны еще много лет. В связи с этими спорами хотелось бы выстроить схему, которая сравнит и сопоставит времена 25 летней давности и нынешнее государство российское.

Итак, начнем:

Образование. Тут не стоит и спорить, ведь образование в настоящее время полностью разрушено. Грамотные математики и физики разъехались по разным странам, гуманитарная сфера деградировала, а детей учат маркетингу, менеджменту, рекламе. А руководители страны намерены сделать обучение вообще самоокупаемым, что вообще убьет обучение до конца.

Армия. Здесь также все понятно. Советская армия хоть и имела определенное количество дедовщины, но это было не так как в современной армии. Служить стремились интеллигенты, студенты, люди разных национальностей. Оттуда возвращались все живы и здоровы. Чего нельзя сказать о современной армии. Ведь она является рассадником разнообразных заболеваний. Там и формируются гангстеры, садисты и уголовники, что не имеет отношения к армии.

Медицина. С одной стороны современная медицина плоха тем, что разница знаний врача и пациента, зачастую не сильно отличаются. Медицина стала коммерческой деятельностью, а это ужасно, ведь гонясь за прибылью, мало кто обращает внимания на качество лечебных препаратов. Но также есть и положительные моменты. В первую очередь современные разработки препаратов и современная техника, спасшие многие жизни, в СССР были недоступны, или их вообще не было.

Структура экономики. Даже плохая структура экономики СССР лучше, чем экономика современного мира. Да экономическое положение тех времен нельзя назвать хорошим, но небольшие доходы вкладывались именно в страну, а не поступали в личную собственность должностных лиц, которые вывозят эти деньги прочь из страны.

Информация. В этой категории Советский Союз однозначно проигрывает. Такого доступа к книгам, фильмам, музыке в те времена не было. Также отсутствовало такое разнообразие печатных изданий. А про такую информационную технологию, как интернет, вообще и не думали.

Спорт. В последнее время появились кое-какие успехи в спорте РФ, но позиция первой и главной спортивной державы полностью потеряна. Возможно, это связано с массовым выездом спортсменов за границу, ведь там больше перспектив. Да и патриотов к РФ нет, которые отчаянно борются за победу. Вряд ли кто-то повторит баскетбольные «три секунды» 1972 года.

Криминал. Тут никаких споров нет. В современной России жить намного опаснее. Люди становятся дикими целыми районами. В глазах всей страны коррупция присутствует в административных сферах и общественных механизмах, таких как армия, милиция, суды.

Жилье. С жильем в Российской Федерации просто катастрофа. Цены просто заоблачные. А все потому, что усиленно строится элитное жилье, а не элитное просто сносится.

Религия. Здесь преимущество имеет РФ так как в вере разрешено вообще все. Чего нельзя сказать о СССР, в котором веровали в того, в кого сказали.

Социальная защита. Конечно, в СССР социальная защита была несовершенной, ведь зарплаты и пенсии были небольшими. Но вот уволить человека с работы — это было очень сложно. Помимо этого был надзор за материнством и деторождением. Социальная защита в Российской Федерации — это просто ад.

Массовая культура. В современной России массовые мероприятия намного больше проводятся, чем в СССР. Но это не приносит особой радости, ведь современная культура просто тошнотворна. Я благодарна Советскому Союзу, за то, что он охранял меня от таких мероприятий, какие сейчас в моде. Вот так, живешь и не знаешь, куда подеваться от такой массовой культуры.

По таким даже крошечным сравнениям, можно сделать вывод. Защитникам современной Российской Федерации, следовало бы молчать, сравнивая времена. Хотя споры о том, в какие времена было лучше, вряд ли закончатся в ближайшее время.
http://voffka.com/archives/2010/11/09/064244.html#more

Онлайн Ashar1

  • Политсовет
  • *****
  • Сообщений: 6106
Re: Охаивание прошлого - заказ власти
« Ответ #17 : 09/12/10 , 17:22:44 »
СЕГОДНЯ - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА САЙТА КПРФ.РУ
-----------------------------------------------
В.И. Илюхин – Д.А. Медведеву: Надеюсь, что Вы не хотели принести вред России, а Вас подставило польское лобби в Кремле
ОТВЕТ:
Слишком мягко. "В ПОЛИТИКЕ НЕТ РАЗНИЦЫ МЕЖДУ ПРЕДАТЕЛЕМ ПО СЛАБОСТИ ИЛИ ПО УМЫСЛУ И РАСЧЁТУ" (В. И. ЛЕНИН)
Медведев Д. А. - изменник Родины и по слабости, и по умыслу, и по расчёту.

Оффлайн иоанн

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 317
Мифы и быль о ДКР

Строго говоря,сама Донецкая республика давно стала мифом. У слова “миф” в русском языке много смыслов.

И во всех смыслах история республики стала мифом. Для кого-то это нечто малодостоверное, какая-то ложная, надуманная информация, как миф о пришельцах. Для кого-то - просто красивая выдумка, вроде мифа о вечной любви. А для кого-то республика стала мифом в его первоначальном античном значении - сказанием о легендарных временах и героях.

За минувшие годы история Донецкой республики буквально обросла предрассудками, ложными толкованиями и псевдоисторическими гипотезами. Каждый, мало-мальски интересующийся историей нашего края, имеет на сей счет свое собственное мнение, которое чаще всего даже не может основываться на фактах: эти факты просто мало кто знал.
Все то вздор, чего не знает Митрофанушка

Порой приходится доказывать даже очевидное - то, что легко очень проверить по известным документам. Например, название республики. В момент своего провозглашения она называлась Донецкой. Донецко-Криворожской ее официально стали называть несколько позже. И, поскольку аббревиатура ДКР уже закрепилась в литературе, особо настаивать на ее пересмотре мы не будем. Есть о чем поговорить помимо этого.

Рядовой донбассовец по-прежнему вообще не имеет никакого представления об истории Донецкой республики. В лучшем случае лишь слышал о ней краем уха. Если ориентироваться на наших “исторически сознательных” земляков, то обобщить их познания в области истории ДКР можно следующим образом.

Она была “придумана” большевиками, чтобы оторвать от Украины экономически наиболее развитую ее часть. Она явилась хитрой уловкой Ленина, с помощью которой он пытался остановить наступление немецких войск. Наконец, она не сыграла в истории практически никакой заметной роли, поскольку время ее жизни ограничивалось пятью неделями (с 9 февраля по 17 марта 1918 г.). Ничто из этого списка не есть правда. Даже напротив, факты напрочь опровергают все три мифа.

Правда, насчет третьего утверждения (дескать, республика вообще не сыграла никакой роли в истории) есть еще один “убийственный” аргумент: мы это в школе не проходили. Где-то таким образом прокомментировали журналисты киевской “Телевізійної служби новин” возложение 7 ноября 1998 года членами Интердвижения Донбасса цветов к памятнику Артему. Цитируем буквально: “До традицiйного мiтингу в Донецьку мiсцевi лiвi додали й оригiнальну акцiю. Вони вшановували пам’ять засновника створеної у 17-ому роцi Донецько-Криворiзької самостiйної республiки Артема... I хоча iсторики вважають подiю настiльки незначною, що вона не увiйшла анi до старих, анi до нових курсiв iсторiї, iнiцiатори мiтингу стверджують, що це було єдине свiтле, що було в Донбасi з революцiйних часiв”.

Это вполне типичный для киевской прессы способ подачи новостей: с огромным апломбом, с видом всезнайки, с поразительной безапелляционностью и при этом - почти ни одного слова правды. Разве что справедливо утверждение насчет забвения в учебниках истории Донецкой республики. Остальное переврано, включая год создания ДКР.

Забыли только горе-журналисты, что систему доказательства типа “я этого не учил, потому этого не может быть” еще в 18-м веке едко и удачно припечатал Фонвизин в своем “Недоросле”: “Все то вздор, чего не знает Митрофанушка”. К слову, “Недоросля” в школах проходят, но современные митрофанушки все равно ничего не поняли из этой комедии.
Крамольная республика

Я не претендую на то, чтобы изложить полностью историю ДКР. В этом сейчас уже нет необходимости. За годы поздней перестройки и ранней независимости, когда историческая наука получила возможность для некоторого “локального ренессанса”, внимание исторически сознательной донецкой общественности пусть и не так, как хотелось бы, но все же было привлечено к истории ДКР, начиная с большой статьи Виктора Шевченко “О Донецко-Криворожской республике” (1990) и организованной Интердвижением дискуссии о ДКР (с докладом на ней выступил историк Юрий Чарских) и заканчивая всплеском публикаций на эту тему в связи с отмечавшимся год назад 80-летием ДКР. В частности, Юлий Федоровский систематизировал большое количество исторических документов по этой теме, а Владимир Корнилов в “Донецком кряже” в статье “Забытая страна”, пожалуй, впервые рассказал о хозяйственной деятельности властей ДКР, масштабы и успехи которой напрочь отвергают тезис о каком-то “декоративном” характере Донецкой республики.

Многие из этих материалов уже сейчас доступны в Интернете (www.geocities.com/Eureka/5823), и со временем, уверен, сайт будет постоянно пополняться, превратившись в самое обширное собрание материалов по истории Донецкой республики. Так что было бы желание, а история ДКР уже давно не является тайной за семью печатями.

И в то же время, нельзя не признать: события тех лет очень долго и упорно замалчивались. Во втором (так называемом “сталинском”) издании Большой Советской Энциклопедии (БСЭ) тщетно искать статью о Донецко-Криворожской республике. Ее там нет. Но пусть митрофанушки не торопятся торжествующе потирать руки. Как только началась хрущевская “оттепель”, сначала в Краткой исторической, а затем и в третьем издании БСЭ специальная статья “Донецко-Криворожская республика” все-таки появилась.

Значит ли это, что нашли новые материалы о ДКР? Или ее роль и значение каким-то загадочным образом обрели новый смысл? А, может быть, Донецко-Криворожская республика была просто реабилитирована? Ведь точно так же внезапно в истории нашей страны “появились” Бухарин и Тухачевский, Мейерхольд и Вавилов - их тоже не было в “сталинской” энциклопедии.

Однако (как это часто было и с другими незаконно репрессированными), реабилитация жертв исторического произвола была “заморожена” в брежневские времена. Их не запрещали. Но и не пропагандировали. А часто даже препятствовали в деле изучения тех или иных подробностей. Известна история об одном восточноукраинском исследователе, которому не удалось в 70-е защитить кандидатскую диссертацию по истории ДКР: ВАК “зарезал” тему, как слишком крамольную. Мой коллега-журналист Игорь Сычев, историк по образованию, рассказывает, что о Донецко-Криворожской республике он впервые узнал не из учебников, не из специальных книг, а... из художественной литературы - о ДКР говорилось в повести Алексея Толстого “Хлеб”.

ДКР всегда была “крамольной” республикой. Советская официальная историческая наука не могла простить ей “просчетов в национальной политике”.

“Создание отдельной от Украины ДКР было проявлением ошибок в Советском национально-государственном строительстве, порожденных сложной обстановкой, отсутствием опыта”, - категорически утверждал энциклопедический справочник “Великий Жовтень i громадянська війна на Україні”.

Почему же все-таки столь единодушно советские историки “приговорили” к забвению Донецкую республику? Она несколько не соответствовала “генеральному курсу”, выпадала из общей схемы развития советского общества? Она казалась чем-то непонятным и чужеродным?
Пусть Донбасс забудет, что он - русский

Более чем откровенно и подробно о мотивах недовольства Донецкой республикой со стороны вышестоящих партийных товарищей высказался Николай Скрыпник, первый глава правительства Советской Украины, впоследствии занимавший несколько наркомовских постов. Его написанная еще в 20-е годы статья “Донбасс и Украина” предельно четко расставляет точки над “и”. Впрочем, в то время откровенности в публикациях было намного больше, нежели в последующие годы.

Главная “трагедия”, как он пишет, коммунистов в Малороссии состояла в том, чтобы “с помощью рабочего класса, русского по национальности или русифицированного, который презрительно относится порой даже к малейшему намеку на украинский язык и украинскую культуру, - с его помощью и его силами завоевать себе крестьянство и крестьянский пролетариат, по национальному составу украинский...”.

Так уж вышло, пишет Скрыпник, что “село на Украине по своему национальному составу почти исключительно украинское. Город состоит из элементов, по национальному составу русских...”. Однако дело, к сожалению, не ограничивалось лишь противоречием “город-село”. Скрыпник прекрасно понимал, что речь идет и о региональных различиях: “Главная масса пролетариата Украины находится в восточной ее части, в Донбассе. Во всех остальных частях и городах Украины пролетариат количественно и организационно весьма слаб”.

Отсюда Скрыпник выводил главную задачу коммунистов Украины: “Для того, чтобы осуществить свои классовые, пролетарские, коммунистические задачи, рабочему классу на Украине нужно, обязательно нужно не отождествлять себя с русским языком и с русской культурой, не противопоставлять свою русскую культуру украинской культуре крестьянства, напротив, нужно всемерно идти в этом деле навстречу крестьянству”.

Обратите особое внимание! Это - полное и откровенное теоретическое обоснование той жестокой украинизации, которую при Сталине осуществлял на Украине большевик Скрыпник, нарком просвещения УССР, на рубеже 20-30-х годов. Речь не шла о каком-то национальном возрождении, о возвращении к чему-то давно забытому, родному. Украинский Восток изначально и не был украинским ни по языку, ни по культуре. Но во имя “классовых, пролетарских, коммунистических задач” русское население Донбасса просто обязано было стать украинским. Так сказать, мимикрироваться во благо торжества классовых идей.

Это еще и, пожалуй, самое честное признание большевиками того, почему преимущественно русский Донбасс был в конце концов включен в состав Украины: того требовала мировая революция. Революция так и не стряслась, а Донбасс так и остался в составе Украины.

К слову, Скрыпник сам родом из Донбасса, был сыном ясиноватского железнодорожника. Когда стало ясно, что мировой революции не ожидается, и власть большевиков на сельской Украине достаточно укрепилась, Сталин завершил свою кампанию украинизации, а Скрыпник застрелился.

Но это случится позже. В те, охваченные пламенем гражданской войны и революционной горячкой, годы Скрыпник самым ожесточенным образом, до хрипоты противостоял идее создания отдельной республики на тех самых землях, которые он наметил в качестве плацдарма для “завоевания украинского крестьянства”.

Хотя Скрыпник попал в немилость, высказанные им идеи легли в основу официальной точки зрения на ДКР. Республика была признана ошибкой, если о ней и говорилось, то невнятно и стыдливо, дескать, были просчеты, с кем не бывает...
Неудобные границы

Изначальная (и, по большому счету, основная) причина создания Донецкой республики почему-то все эти годы ускользала от внимания исследователей. В момент создания ДКР 9 февраля 1918 года ее отцы-основатели не преминули напомнить о том, что у них были предшественники.

Когда во второй половине 18-го века закладывались основы административного деления Российской империи, ни о каком Донбассе, как о едином экономическом регионе, еще не могло быть и речи. Потому создавался и рос этот единый и внутренне взаимосвязанный хозяйственный регион в прежних административных границах. Они разделяли край буквально “по живому”, разрывая Донбасс между территориями, где порой довольно сильно разнились внутренние порядки. Достаточно сказать, например, что части таких крупных населенных пунктов, как Юзовка и Мариуполь входили в Екатеринославскую губернию и Область Войска Донского. Славянск, Краматорск и Старобельск входили в Харьковскую губернию, а криворожский железорудный бассейн был частью Херсонской губернии.

Вопрос о выделении Донбасса в единую административную единицу ставился давно. Как только император отрекся от престола, 13 (26) марта 1917 года был создан правительственный орган Временный Донецкий комитет, чьей задачей было планирование и регулирование экономического развития Донбасса как единого комплекса. Его главой назначили М. Чернышева. За 11 месяцев своего существования Донкомитет успел сделать немало, “по пути” обзавелся внутри себя рабочей эсеро-меньшевистской фракцией (Цукублин и др.) и был распущен в феврале 1918-го.

15 -17 (28-30) марта 1917 года в уездном центре Екатеринославской губернии Бахмуте (Артемовске) состоялась Первая конференция Советов Донбасса (138 делегатов от 38 Советов), которая создала свое Информбюро с бундовцем во главе.

Уже 27 апреля в Харькове собрался I Областной съезд Советов Донецкого и Криворожского бассейнов (170 делегатов), который учредил Областной комитет Донкривбасса и принял положение об организационной структуре Советов Донецкого и Криворожского бассейнов. Главой Совета и его Исполкома стал эсер Голубовский. Всего в течение года пройдет еще три таких вседонецких съезда, каждый из которых будет иметь большое историческое значение. Например, только легитимность III Съезда Советов Донкривбасса позволит 25 декабря 1917 года вписать в коммунистические “святцы” как день образования УССР. Отмечая этот праздник до сих пор, украинские “левые” стыдятся, впрочем, упоминать, кем собственно была создана Советская Украина.

13 -16 июля 1917 года в Харькове состоялась областная конференция РСДРП(б), которая создала собственный обком. Не сразу было решено, где он должен был заседать, в конечном итоге выбор остановился на Харькове. Своим руководителем большевики выбрали известного революционера Федора Сергеева (Артема), человека с легендарной судьбой, до того времени успевшего уже поучиться во Франции, поработать в Китае и создать Австралийскую соцпартию.

7 сентября 1917 года Артем информировал ЦК РСДРП(б) о создании революционного штаба, “верховного органа, не признанного Временным правительством и сосредотачивающего в себе всю власть на местах. Фактически это было декретированием республики Харьковской губернии”, как писал сам Артем.

И вот выходит, что, хотя сейчас любое упоминание о Донецко-Криворожской республике тут же обзывают “политиканством”, в действительности же ее рождение было вызвано самыми что ни на есть экономическими причинами - необходимостью сосредоточить в одном центре управление единым промышленным регионом.
Вопрос о пяти губерниях

В течение всего 1917 г. шло формирование националистических органов власти в Киеве. Именно в Киеве, поскольку никого кроме киевских националистов не представляла созданная 20 марта Центральная Рада. Собралась горстка членов националистических организаций Киева и объявила себя правителями всего Юга Российской империи. Тот факт, что Центральную Раду никто и никогда не выбирал, сейчас очень тщательно затушевывают все историки-националисты. Тем не менее, юбилеи провозглашенной Радой Украинской Народной Республики (УНР) в наши дни чествуют на самом высоком уровне, а Донецкую республику очень любят чванливо именовать “самопровозглашенной”. А ведь ее провозглашали делегаты, которых выбирали на всей ее территории. И легитимность ДКР куда выше, нежели законность Центральной Рады.

Впрочем, почти все государства в мире “самопровозглашенные”. Потому спорить на сей счет мы не будем, хотелось лишь только, чтобы наши читатели впредь давали должную оценку терминам вроде “самопровозглашенная республика”.

Почему-то историки мало уделяли внимания территориальным спорам Центральной Рады с Временным правительством. Между тем, в них - ключ к пониманию самой проблемы Донецкой республики. Споры эти были ожесточенными и длительными. Два раза делегация Рады отправлялась в столицу, чтобы с питерскими властями обсудить проблему границ своей юрисдикции.

Вот, как эти переговоры в июне 1917-го описывал впоследствии глава правительства Центральной Рады Владимир Винниченко:

“Измеряя территорию будущей автономии Украины, они коснулись Черного моря, Одессы, Донецкого района, Екатеринославщины, Херсонщины, Харьковщины. И тут, от одной мысли, от одного представления, что донецкий и херсонский уголь, что екатеринославское железо, что харьковская индустрия отнимется у них, они до того взволновались, что забыли про свою профессорскую мантию, про свою науку, про высокое Учредительное собрание, начали размахивать руками, расхристались и проявили всю суть своего русского голодного, жадного национализма. О нет, в таком размере они ни за что не могли признать автономии. Киевщину, Полтавщину, Подолию, ну пусть еще Волынь, ну ладно уж - и Черниговщину они могли еще признать украинскими. Но Одесса с Черным морем, с портом, с путем к знаменитым Дарданеллам, к Европе? Но Харьковщина, Таврия, Екатеринославщина, Херсонщина? Да какие же они украинские? Это же Новороссия, а не Малороссия, не Украина. Там и население по большей части не украинское, это, одним словом, русский край”.

Заметим, что текст воспоминаний Винниченко “Відродження нації” утопает в суесловии и славословии, но тем не менее, он не находит нужным долго распространяться на предмет того, что Россия, мол, отбирает себе исконные украинские земли, с преобладающим украинским населением, не заламывает руки по поводу того, как за границей Украины останутся “мільйони братів”, не тычет в нос оппоненту ворох писем украинцев-донбассовцев, страждущих воссоединиться с автономной Украиной. Хотя по общему стилю книги такое стенание очень просилось бы. Он ограничивается лишь упоминанием района Запорожской Сечи.

Сам того не замечая, Винниченко признал, что население этого края действительно не украинское. По меньшей мере, не совсем украинское. Единственное, что его обидело, так это то, что питерские собратья-социалисты (Винниченко был духовно близок российским эсерам и меньшевикам) не хотят делиться с ним портами, углем, железом. Судьба самого населения края Винниченко на самом деле мало интересовала.

Затем в Киев примчались для уговоров члены Временного правительства Терещенко и Церетели, позже прибыл Керенский. Два дня шли упорные дебаты. 15 (28) июля на бурном заседании Временного правительства заслушивали отчет о поездке в Киев. И на следующий день Рада получила свой “паспорт”, создающий видимость легитимного признания. Рада придавала этому документу столь же большое символическое значение, какое сейчас придается Большому российско-украинскому договору. Однако вместо ожидаемой Конституции (или, на худой конец, Статута автономии) киевские националисты получили “Временную инструкцию Генеральному секретариату Временного правительства на Украине”.

Три новороссийские (Екатеринославская, Херсонская и Таврическая), Харьковская (Слобожанщина) и частично Черниговская (Северщина) губернии изымались из ведения Центральной Рады. Присоединение их к украинской автономии было возможно лишь при условии, если население за это выскажется (коего мнения, заметим, в общем так никогда и не спросили).

И пусть митрофанушки кричат сейчас, что о Донецкой республике не писали в украинских учебниках. Однако этот вопрос - что есть эти пять губерний - Великороссия или Малороссия, или же вообще Новороссия - все равно был в числе первостепенных вопросов, которые приходилось постоянно решать в те бурные годы. И справедливость бесспорно требует того, что, если право на самоопределение было даровано Малороссии, в такой же мере оно должно было быть предоставлено и Новороссии.

На территории этих спорных губерний и была через полгода провозглашена Донецкая (Донецко-Криворожская) республика.
Сотворение государства

После штурма Зимнего 7 (20) ноября 1917 года Центральная Рада, несказанно обрадовавшись нежданно свалившемуся на их головы счастью, торопливо приняла свой III универсал, провозгласив создание Украинской народной республики (УНР). При этом пока еще осторожно добавлялось: “Не відділяючись від Російської республiки й зберiгаючи єдність”. По сравнению с Временной инструкцией Временного правительства на сей раз Рада изрядно расширила зону собственной юрисдикции. Безоговорочно Украиной объявлялись не только Киевская, Подольская, Волынская, Полтавская и вся Черниговская губернии, но и Екатеринославская, Харьковская, Херсонская и Таврическая. А вот с последней Рада допустила непростительный прокол, о котором сейчас тоже напрочь умалчивают учебники. После слова “Таврія” четко значилось “без Криму”.

То, что Рада не претендовала на Крым, мало утешало жителей Восточной и Южной Украины. 17 (30) ноября пленум Исполкома Советов Донкривбасса почти единогласно осудил III универсал Центральной Рады. Меньшевик Рубинштейн, эсер Голубовский, бундовец Бэр, большевик Артем решительно высказались против посягательств Рады на территорию Донкривбасса. И это при том, что большинство пленума проголосовало против большевистской резолюции о признании Октябрьского переворота.

В тот день Артем произнес свои довольно известные слова о необходимости создания “независимой от киевских центров самоуправляющейся автономной Донецкой области и добиваться для нее всей власти Советов”.

В это время изрядно запаниковали киевские большевики. Фигуры довольно слабые и, подозреваю, малопопулярные лично. В. Затонский, Е. Бош, Н. Скрыпник никак не могли добиться влияния в Киеве. Они настоятельно добивались подчинения себе непокорного Донкривбасса. На областной партийной конференции большевиков 5-6 (18-19) декабря 1917 года Артем делал доклад. В нем говорилось: “Донбасс должен представлять отдельную от Украины административно-хозяйственную и политическую единицу. И, так как здесь уже существует областная партийная организация, то нет никакой надобности в объединении во всеукраинском масштабе...”.

Когда в Киеве собрался I съезд Советов Украины (вообще-то история темная и запутанная до сих пор), то оказалось, что киевским большевикам нет смысла даже думать о возможности получить на съезде большинство. Скорее всего, не обошлось-таки без жульничества со стороны Рады, которая, вопреки всем регламентам и квотам, заполнила зал заседаний съезда своими людьми. “Оставалось искать место там, где пролетариат составлял более многочисленное, более сплоченное и более сознательное ядро”, - писал Скрыпник. Потому киевские большевики снялись с места и дружно убыли в Харьков.

Тут, как изображала всегда советская лубочная история, они слились в дружном порыве с делегатами III съезда Советов Донкривбасса. Итогом стало провозглашение (12) 25 декабря того, что позже станет УССР. К слову, название Советской Украины сохранялось то же, что и у Центральной Рады, - УНР. Отличались лишь названия правительств: у Рады - Генеральный секретариат, у большевиков - Народный секретариат. Последний возглавил Скрыпник.

Сейчас трудно говорить о том, что могло быть, если бы не свалившиеся на голову III съезда Советов Дон-кривбасса киевские политические погорельцеы. Есть мнение, что в Харькове еще до Нового года могла быть провозглашена Донецкая республика. Во всяком случае, I съезд Советов рабочих и крестьянских депутатов Украины, как стали именовать себя объединенные депутаты, принял специальную резолюцию “О Донецко-Криворожском бассейне”. Съезд туманно объявил о том, что он “протестует против преступной империалистической политики руководства казацкой и украинской буржуазных республик, которые стремятся поделить между собой Донецкий бассейн, и будет добиваться единства Донбасса в пределах Советской республики”.

Однако это единение киевских и харьковских большевиков было мнимым. Оно могло держаться какое-то время лишь на личном авторитете Артема. Хотя официальная история КПСС придавала харьковскому съезду огромное значение, детали взаимоотношений двух большевистских лагерей особой гласности никогда не предавались.

О распрях рассказала одна из киевских визитерш Евгения Бош в своих мемуарах. Она писала, что в Харькове их встретили “не скажу чтобы совсем враждебно, но в их отношениях проглядывало нескрываемое недружелюбие”, даже в мелочах “давали понять, что приехавшие для них - нежеланные гости”. Харьковчане “не только не оказывали содействия в работе ЦИК и Народного секретариата, но значительно осложняли ее и во всем подчеркивали, что за деятельность этих учреждений они ответственности не несут”.

Спешно прибывший в Харьков мирить товарищей Серго Орджоникидзе новый 1918 год встретил... в дискуссиях, пытаясь убедить харьковских большевиков подчиниться Киеву. Харьковская конференция РСДРП(б) проходила аккурат в новогоднюю ночь. Скрепя сердце, харьковские большевики приняли тогда резолюцию, предложенную Орджоникидзе. Надо признать, поведение киевских большевиков выглядело неприглядно. Они постоянно слали в Питер телеграммы с доносами на харьковских коллег. 24 января (6 февраля) 1918 г., например, предчувствуя неладное, В. Затонский отбил депешу в Совнарком РСФСР с требованием не допустить автономии Донецкого бассейна.

А как только Бош, Затонский, Скрыпник и их Народный секретариат отправились в Киев, который только что освободили, вышвырнув оттуда Центральную Раду, революционные войска, в Харькове тут же собрался IV съезд Советов Донкривбасса. О дебатах того жаркого дня 9 февраля 1918 года, в результате чего была провозглашена Донецкая республика, написано уже немало.

Напомним лишь, что теоретически основой споров стал принцип формирования будущего административного устройства Страны Советов. Киевляне усердно доказывали, что в основу должен быть положен национальный принцип выделения областей, харьковчане убеждали всех, что главным в построении будущей России должен стать экономический принцип. “Националистические предрассудки погибли с Центральной Радой и необходимо создавать Советские республики не по национальному, а по экономическому принципу. Сохранение же Донкривбассейна в рамках Украины было бы несправедливо...”, - говорил на съезде Артем.

Съезд избрал обком ДКР, куда вошли 5 большевиков, 3 эсера и 1 меньшевик, что опровергает расхожее мнение о том, что Донецкая республика - есть результат творчества одних лишь большевиков. Через пять дней было сформировано правительство ДКР в составе Артема, председателя и комиссара народного хозяйства; С. Васильченко, комиссара по делам управления; В. Межлаука - по финансам; М. Рухимовича - по военным делам; Б. Магидова - труда; М. Жакова - просвещения; В. Филова - суда; Б. Каменского - госконтроля.

Еще один миф, который беззастенчиво повторяет украинская националистическая историография, если речь заходит о ДКР, - будто бы ее создание было санкционировано Лениным и его ЦК. Чистой воды измышление! Как раз напротив, Питер, а позже Москва всегда были противниками автономии Донкривбасса - начиная с новогодней миссии Орджоникидзе. 13 февраля 1918 г. Артем отправил Свердлову телеграмму с уведомлением о создании ДКР. В ответ через четыре дня пришел хорошо известный в историографии окрик Свердлова: “Отделение считаем вредным”.

Тот факт, что украинские националистические историки не желают замечать присутствия в событиях тех лет Донецкой республики, объясняется отнюдь не тем, что республика “не сыграла в истории никакой роли”. Для них принципиально важно замалчивать создание ДКР. Иначе придется отказаться от мифа о том, что это “москали-большевики” поднимали бучу против “законного украинского уряда” - Генерального секретариата Центральной Рады, и признать, что создание Донецкой республики было инициативой самого населения региона, по крайней мере, его активной в политическом плане части.

Не зря легенду о том, что Артем имел санкцию Ленина на создание ДКР, распространял даже большевик Скрыпник. На самом деле Ленин был против Донецкой республики.
В борьбе на четыре фронта

Единственное, в чем Питер попытался использовать ДКР, так это действительно во внешнеполитических целях. Как раз в тот день, когда в Харькове провозгласили создание Донецкой республики, в Бресте представители выбитой из Киева и полностью деморализованной Центральной Рады подписали мир с немцами, согласно которому Центральные державы обязались вступить на территорию УНР, дабы взять ее под свою защиту. Именно руководитель немецкой делегации на переговорах в Бресте генерал М. Гофман убедил украинских националистов полностью порвать все связи с Москвой и объявить УНР независимым государством. Так на свет появился IV универсал Центральной Рады, а германские войска получили возможность под видом “миротворцев” оккупировать Украину.

Наркоминдел РСФСР Г. Чичерин отправил в Берлин ноту протеста по поводу того, что германские войска перешли границу Украины. Ленин 1 марта написал чрезвычайному уполномоченному СНК на Украине С. Орджоникидзе: “Что касается Донецкой республики, передайте товарищам Васильченко, Жакову и другим, что как бы они ни ухитрялись выделить из Украины свою область, она, судя по географии Винниченко, все равно будет включена в Украину, и немцы будут ее завоевывать”.

Так или иначе, Совнаркому ДКР пришлось сражаться и с Радой, и с немцами, и с киевскими большевиками, и с питерским руководством. Столица продолжала настаивать на том, что Донбасс - часть Украины. Состоявшееся в начале марта заседание ЦК РКП(б) при участии Ленина приняло постановление, где подтверждалось, что “Донецкий бассейн рассматривается как часть Украины”, и обязало партийные организации принять участие во II Всеукраинском съезде Советов. Ленин писал Орджоникидзе 14 марта: “Втолкуйте все это, т. Серго, крымско-донецким товарищам и добейтесь создания единого фронта обороны”.

Поездка Артема в Екатеринослав, где 17-19 марта 1918 года состоялись Всеукраинский съезд и подписание им “Декрета военных действий”, согласно которому, объединялись силы всех южнороссийских Советских республик (УНР, ДКР, Крымской, Одесской и Донской) официальной партийной историографией считается концом существования Донецкой республики. На самом деле ДКР продолжала действовать еще долго.

Донецкая республика сопротивлялась очень мужественно, и об этих упорных боях написано немало. Эти сражения дали повод к созданию многих легенд и сотворению своих героев. У ДКР была своя армия. Первоначально она насчитывала 8,5 тысячи штыков. Во многом в ее формировании помогла отошедшая с Румынского фронта 8-я армия. Ее выборный командующий А. Геккер стал первым командующим Донецкой армии. 7 апреля его заменил П. Баранов. 5 апреля создан полевой штаб Донецкой армии. К тому времени она уже насчитывала 13 тысяч человек. Это вам не 300 студентов под Крутами.

Несмотря на формальное подчинение всех военных сил южнороссийских республик Антонову-Овсеенко, армия действовала самостоятельно. Антонов-Овсеенко лишь 23 апреля (!) сумел установить связь с мобильным штабом сил ДКР в Луганске. Именно там после эвакуации из Харькова находилось руководство Донецкой республики. В мае Центроштаб и Донецкая армия организованно (и опять же без согласования с Антоновым-Овсеенко) отошли к Новочеркасску.

Донецкая республика продолжала действовать и в политическом отношении. 6 апреля 1918 года газета “Известия Юга” опубликовала известное воззвание правительства ДКР “Всем. Всем. Всем”, которое еще раз надо напомнить митрофанушкам:

“Киевское правительство Рады вторглось в пределы нашей Донецко-Криворожской Республики,

Мы, Правительство Республики, заявляем: Никакого мира без признания нашей Республики обеими сторонами быть не может…

Мы заявляем, что Киевское правительство не может ссылаться, завоевывая нашу республику германо-австрийскими штыками, ни на какие исторические и другие права, кроме права на завоевание. Киевскому правительству должно быть известно, что мы как особое объединение, существуем с первых же дней после свержения династии Романовых и как Республика – со времени Октябрьского переворота.

Таким образом притязания Киевского правительства на захват нашей территории ничем, кроме грабительских стремлений Киевского правительства, объяснены быть не могут”.

Подписали это воззвание Артем, Рухимович, Межлаук, Магидов. Среди них не было наркомов Васильченко, Филова и Жакова. Все трое стали жертвами внутриполитического кризиса в правительстве ДКР. Они категорически продолжали утверждать, что подчинение Донкривбасса Украинскому Советскому правительству пагубно отразится на развитии региона.

2 апреля Виктор Филов выступил в “Известиях Юга” с первой частью своей статьи “Кого судить”. Это был манифест упрямых автономистов. Вторая часть нигде не была опубликована. Уже в следующем номере газеты на следующий день было напечатано сообщение о том, что обком КП(б) Донкривбасса исключил Филова из партии. Такая же судьба ждала Васильченко и Жакова.

Однако и оставшиеся члены правительства ДКР не намерены были покорно подчиняться киевским коллегам. Донецко-Криворожский подпольный обком действовал до освобождения Донбасса от немецких и украинских оккупантов (январь 1919 года).

Руководители Донкривбасса весьма ревниво следили за попытками киевских большевиков укрепить свою самостийную Советскую Украину. В начале июня 1918 года члены обкома КП(б) Донкривбасса Межлаук и Шварц направили заявление в ЦК РКП(б) в Москву. Они в принципе соглашались с необходимостью “создания в дипломатических целях (для сложения ответственности с Российской Коммунистической партии за действия ее украинских членов) особой Украинской Коммунистической партии”. Но категорически возражали против “сепаратных политических выступлений отдельных центров”. Они все еще надеялись на то, что ЦК даст их обкому “определенные директивы для направления всей политической работы” в своем крае. Но ЦК был непоколебим: для влияния на всю Украину киевскому руководству был нужен Донбасс. Мнение самого Донбасса никого не интересовало.

Когда руководители ДКР вернулись в Донбасс или вышли из подполья, они вновь намекнули было на возможность возрождения Донецкой республики. В то время продолжала выходить газета “Донецко-Криворожский коммунист”. Мало того, на 20 февраля 1919 года была назначена областная партконференция Донкривбасса. Но постановление Совета обороны 17 февраля гласило: “Просить тов. Сталина через Бюро ЦК провести уничтожение” Донкривбасса. На том и порешили. Чтоб не высовывались. Про обещанный в свое время референдум для выявления воли народа Донбасса большевики забыли.

Донецкие руководители, правда, все равно не унимались. Еще через год, когда Советская власть утвердилась в Донбассе окончательно, в феврале 1920-го в Юзовке прошел съезд волостных ревкомов Юзовского района, который заявил: “Съезд настаивает на быстром экономическом и политическом слиянии Донецкой губернии с Советской Россией в едином ВЦИК Советов”. На печатях, которые сохранились на документах того времени еще отчетливо видно, что Юзовку считали частью РСФСР, а не УССР. Но, по всей видимости, к середине весны 1920 года сопротивление автономистов удалось сломить.
Судьба наркомов

В истории ДКР, несомненно, еще много белых пятен. Мало изучена хозяйственная деятельность ее правительства. А тут было чему поучиться. Не зря ведь из состава руководителей ДКР вышли, например, Моисей Рухимович (1889-1938), зампред ВСНХ СССР, нарком путей сообщения, с 1936-го - нарком оборонной промышленности СССР; и Валерий Межлаук (1893-1938), один из создателей Госплана, нарком тяжелой промышленности СССР. Это достаточно характерно, поскольку именно из Донбасса впоследствии происходили многие талантливые руководители Советской промышленности.

Обратите внимание на даты: в момент создания ДКР им не исполнилось и 30 лет! Столь же молоды были и другие наркомы. Самому старшему из них, Артему, в 1918-ом было всего 35. Существенны и даты смерти. И братья Межлауки, и Рухимович, и ряд других наркомов Донецкой республики были репрессированы в 1938-ом. О судьбе многих из них (в том числе и исключенных из партии в 1918-ом Филова, Васильченко и Жакова) нам ничего не известно. А ведь, наверняка, живы их потомки. Почему-то в дни юбилеев вспоминают лишь о здравствующем ныне сыне Артема, который живет в Москве. Поэтому, если у читателей “ДК” есть сведения о детях или внуках руководителей ДКР, мы будем вам очень признательны, если вы свяжетесь с нами по этому поводу.

Судьба самого известного из наркомов ДКР Артема не менее трагична. В 1921 г., как гласит официальная точка зрения, он погиб при испытании аэровагона под Москвой. Очень многие этой версии не верят. Популярность Артема у шахтеров Донбасса была невероятной. То, что главная улица шахтерской столицы до сих пор носит имя Артема, хотя память о нем изрядно выветрилась у современного населения края, говорит о многом. В его честь названы населенные пункты Украины, Азербайджана и Дальнего Востока. Поговаривают, что именно эта популярность не давала кое-кому покоя в далеком 1921-ом.

Не пришлась ко двору и Донецкая республика.

В завершение скажем лишь, что была еще одна причина, по которой ДКР не нужна была ни украинским националистам, ни ЦК КПСС. Дело не в крамольности Донецкой республики. В конце концов, никто же не обвиняет археолога, раскапывающего древний Семендер, в том, что он хочет возродить Хазарский каганат. Потому глупо воспринимать воспоминание о ДКР как некий призыв восстановить саму республику. Только забитый и раболепствующий обыватель боится такого символического значения Донецкой республики.

Подлинная же угроза, которая всегда таилась в популяризации ДКР, состоит в том, что республика эта будит социальное воображение. Будучи проявлением исключительно инициативы “снизу”, несанкционированной “верхами”, она как бы говорит потомкам-землякам: творите свою жизнь не по чуждым вам чертежам, делайте ее так, как удобнее вам в данный момент. Делайте себе жизнь для себя, а не для Киева, Москвы и Вашингтона...

Дмитрий КОРНИЛОВ

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Охаивание прошлого - заказ власти
« Ответ #19 : 30/01/11 , 14:42:02 »
Слава Артёму!!! Реализуем его идеи!

MALIK54

  • Гость
Re: Охаивание прошлого - заказ власти
« Ответ #20 : 01/02/11 , 09:45:41 »

Телевизор

 


 В СССР, как достоверно известно, все изобретения воровались (покупались) за границей. Что могло сделать рабоче-крестьянское быдло (хамы, алкоголики) сделать своими руками, кроме как выгнать лучшие умы России за границу?

http://poltora-bobra.livejournal.com/2011/02/01/

Онлайн Ashar1

  • Политсовет
  • *****
  • Сообщений: 6106
Re: Охаивание прошлого - заказ власти
« Ответ #21 : 14/10/12 , 19:34:03 »

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Охаивание прошлого - заказ власти
« Ответ #22 : 16/10/12 , 00:10:17 »
    БРЕХНЯ С ЗАМАХОМ НА ВСЁ   

Атаман Самарского окружного казачьего общества, полковник Александр Рябов направил письмо жене оппозиционера Сергея Удальцова, в котором описывает революционное прошлое его родного прадеда-комиссара - И.Д. Удальцова. Ранее депутат-единоросс Самарской губернской думы Дмитрий Сивиркин предложил направить обращение в Госдуму и правительство страны "с требованием немедленного удаления останков государственной преступницы, террористки и убийцы Розалии Залкинд (партийная кличка "Землячка") из Кремлевской стены". Сивиркин утверждает, что Залкинд является родной прабабушкой лидера "Левого фронта" Сергея Удальцова...

Я не люблю идиотов, негодяев и провокаторов, а  под одно из этих определений (или два, или даже все три в разных комбинациях) г-н Удальцов подходит вполне, и потому он мне не нравится.

Но.

( Collapse )
Точно также, как идиотов, негодяев и провокаторов, я не люблю лжецов.
А данная информация лжива.

Правда в том, что "Землячка" была кровавой бездушной дрянью, вполне подходящей под определение "упыриха", а Удальцов-прадедушка замполитотдельствовал в штабе 16-й армии Юго-Западного фронта, отвечая за пропаганду. И только. Все прочее высосано даже не из пальца. Биографии обоих были досконально известны еще тогда, когда быть с ними в родстве или свойстве считалось сперва почетным, а затем и выгодным, и не знаю насчет Ивана Дмитриевича, но Розалия Самойловна Залкинд (Берлина), - согласно всем исследованиям, мемуарам и письмам, - всю жизнь прожила одиноко, ни семьи, ни детей, ни даже друзей не имея. И поделом.

В общем, версия для не вполне здравых умов.
Безысходно недоказуемая, но некоторым оно и не надо.

Что же до вопроса, следует ли убирать ее прах отуда, где он лежит, мой ответ: "Нет".
Не потому, что ей там место. Отнюдь. Моя бы воля, этот (и ряда других, но далеко не всех) соседей по лежбищу прах был бы уже извлечен и рассеян по ветру. Вот только есть очень сильное ощущение, что г-н Удальцов к вопросу всего лишь пристегнут такими же дебилами, как и он сам, только с другого боку. А на самом деле, таким макаром, стартовав с гадкой, решительно всем, хотя и по разным причинам неприятной упырихи, заступаться за которую все равно что себя не уважать, щупают почву для мероприятий куда более стратегического масштаба, с прицелом в итоге на г-на Ульянова (Ленина).

А это недопустимо.
По многим причинам.

Но если интересно, какая из них главная на мой взгляд, отвечу: посмертное шельмование Ленина (то есть, - от этого, стронув камушек, уже не уйти, - целого этапа в жизни страны) неизбежно означает возвращение в середину октября (по старому стилю) 1917 года. То есть, не к монархии, о преимуществах, целесообразности реставрации и возможных формах которой можно спорить, а к эпохе т.н. "временного правительства Российской республики", уже фактически признавшей независимость отпадающих окраин, которая, не перехвати штурвал г-н Ленин, стала бы (с подачи "союзников") необратимым фактом, а оставшаяся часть Империи - сырьевым придатком "международного сообщества".

Глубоко убежден: властям РФ, самого большого и богатого обрубка России, способного выжить только в том случае, если Россия будет восстановлена, пренебрегать этой аксиомой, как минимум, недальновидно...

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8462
Re: Охаивание прошлого - заказ власти
« Ответ #23 : 22/02/14 , 03:25:49 »
Правду не убить ложью!

https://zabolshevizm.files.wordpress.com/2014/02/pavlikmorozov.jpg?w=648&h=486 height=306


Разрушению СССР предшествовала массированная антисоветская обработка сознания советских людей. В середине 80-х годов, когда партийная и советская верхушка окончательно обуржуазилась и утратила классовую ориентацию в руководстве обществом, дисидентствующая интеллигенция захватила в свои руки средства массовой информации. Мощнейший грязевой поток хлынул на страницы печати, заливая все самое  святое и прекрасное в  советской истории. В ход пошло все: высмеивание наших нравственных ценностей, оплевывание героического прошлого советского народа, внедрение в сознание людей западных рыночных ценностей, переоценка исторических событий, откровенная ложь и клевета.
 
Особая роль в манипуляции сознанием людей отводилась и отводится отечественной истории, которая переписывается холуйствующей интеллигенцией в интересах класса собственников, пришедших к власти в России. В расчете на незнания или полузнания людей исторические факты сознательно искажаются, с шулерской ловкостью истинное подменяется ложным, политически малограмотным подбрасываются искусно сочиненные побасенки.

Одной из таких побасенок является миф о Павлике Морозове, как пионере-доносчике. В 1988 году в журнале «Юность» у В. Амлинского взыграла, видимо, потомственная кулацкая кровушка, и он вынес обвинительный вердикт пионеру-герою: «Павел Морозов – это не символ стойкости, классовой сознательности, а символ узаконенного предательства».

Идею подхватила так называемая «демократическая» пресса.  Литератор С. Соловейчик стал  обличать советскую пропаганду в  «дьявольской хитрости»: «Никто не может не посочувствовать убитым в лесу мальчикам, и, так, незаметно, под анестезией жалости к убитым, в сердца детей, читавших книгу, вливали жуткую вакцину против совести».

Как-то по радио один московский господин делился со слушателями своими воспоминаниями о работе в США. Рассказал историю, произошедшую с его дочерью в американском колледже, когда она во время урока быстро расправилась с задачкой и помогла ее решить чернокожему соседу. Потом незаметно включила плеер и стала слушать своего любимого Виктора Цоя. Какого же было ее удивление, когда этот чернокожий мальчик потом «сдал» ее учительнице. Закончил господин свои воспоминания словами – «похоже, что американцы – все Павлики Морозовы, стукачество – в их характере».

Удивляться трюкачеству борзописцев не приходиться. Подтверждаются слова В.И. Ленина в письме А.М. Горькому от 15 сентября 1919 г., что интеллигенция, ставшая пособником буржуазии, лакеем капитала, превращается из мозга нации в ее г…о.

Так и теперь, журналисты и юристы, писатели и доценты с профессорами, на все идут, чтобы остаться на плаву, угодить властьимущим, не продешевить. И потому талантливо изворачиваются, хитрят, лгут, клевещут, на горло собственным прежним убеждениям наступают, холуйствуют, другим теперь руководствуются — чего изволите? С ПРАВДОЙ им не по пути.

А молодому подрастающему поколению сейчас трудно найти правду о нашей прошлой истории. Из многих библиотек советская литература выброшена, уничтожена. Я была свидетелем, как в начале 90-х годов во дворе Иркутской областной больницы  в громадном костре горели тысячи (!) томов прекрасных книг. Мы стояли у костра с болью в душе, со слезами на глазах. Ничего не могли сделать.

И возле Иркутского педагогического института, где я работала, в эти же годы мусорные баки были забиты литературой, выброшенной из шкафов кабинета  кафедры философии и других общественных кафедр. Российские «демократы» устанавливали свою власть, как фашисты в Германии в 1933 году. Книги сжигали, памятники оскверняли и лгали, лгали, лгали.

Но правду, ни ложью, ни огнем не убить. История тому свидетельством. Хотя желающим добраться до истины, узнать правду о Павлике Морозове придется проделать немалую работу. Прежде всего, изучить то тяжелое время, когда только всходила заря новой жизни в нашей стране. Когда невыносимые условия бытия простых тружеников поднимали их на борьбу, когда слабые становились сильными и смелыми, а сильные боролись со злом не на жизнь, а на смерть и становились бессмертными.

Бессмертна и жизнь-подвиг тринадцатилетнего Павлика Морозова. Это имя и сейчас, по прошествии семидесяти лет, у врагов Советской власти вызывает злобу и ужас. У нас же – стремление равняться на того уральского паренька. Не упасть вниз перед его памятью. Защитить его светлое имя от надругательств. И радостно видеть, что дело его, жившего в начале XX века, продолжают сегодня молодые коммунисты-революционеры. Громят редакции их газет, бросают их в застенки буржуазных тюрем, пытают, убивают, но они борются.

Чтобы понять героику жизни крестьянского подростка Павлика Морозова, надо хоть на миг приоткрыть временную завесу бытия  деревни Герасимовки в Тобольской губернии. Здесь в пяти верстах от озера Сатоково в глухой тайге поселились переселенцы из Витебской и Минской губерний Белоруссии.

Из всей царской России к началу XX века самым невыносимым было положение крестьян Белоруссии, где продолжало господствовать помещичье землевладение. Большинство крестьян было безземельным и безлошадным. Помещики старались сдавать в аренду сразу всю землю состоятельным арендаторам (сельская буржуазия), использующим труд батраков.  Арендаторы старались нанимать не взрослых, а детей, которым можно было значительно меньше платить.  Голод был постоянным спутником белорусского народа. Выход был один – переселяться на свободные земли за Уралом.

Переселялись и состоятельные крестьяне и беднота. Не каждому суждено было доехать. От голода и болезней многие переселенцы умирали в дороге. Тысячами безымянных могил отмечен этот путь на Восток. Богатеи быстро отстраивались на новом месте. Бедняки переезжали родственными группами, легче было осваиваться – корчевать лес, строить жилье, распахивать целину.

Заметным влиянием в Герасимовке обладал клан Сергея Морозова. Он не был крестьянином, как другие. Вырос в семье надзирателя Витебской тюрьмы, ставшего потом городовым. Сам работал при тюрьме посыльным. После смерти отца имел кое-какие деньжата для переселения. Жену Аксинью подыскал там же в тюрьме, она отбывала срок за кражу лошади. Двух дочерей Сергей Морозов отдал за двух богатеев – Кулуканова Арсения и Силина Арсения. Их добротные дома стояли рядом. Тут же срубили дома сыновья Иван и Трофим.

Население сразу же расслоилось на кулаков и бедняков, которым только каторжный труд давал надежду на выживание. После первого же сева беднота попадала в вечную кабалу. Семена приходилось брать у кулаков, так как купить их было не на что. За каждые пять пудов зерна надо было отрабатывать пять дней на поле кулака. Свой раскорчеванный участок фактически приходилось засевать лишь после того, как было засеяно поле «благодетеля». Зерна большой семье едва хватало до нового года, а там опять бери в долг.

Учительница Л.П. Исакова рассказывала: «Я приехала в Герасимовку в 1929 году. Пошла по дворам записывать детей в школу. Бедность ужасающая. У детей не было даже одежонки, чтобы ходить в школу. Дети на полатях сидели полуголые, прикрываясь тряпьем. Потом на уроках, бывало, снимали лапти и вешали на гвоздик, чтобы не топтать…».

Павлик был сыном Трофима Морозова и Татьяны. Отец окончил церковно-приходскую школу, крестьянским трудом никогда не занимался. Он работал заготовителем кореньев, ягод и грибов. Любил выпить и погулять. Когда старшему сыну Павлику исполнилось восемь лет, Трофим бросил семью, ушел к любовнице, с которой поселился у свояка Кулуканова, имевшего до десяти батраков.

Трофима Морозова избрали председателем сельсовета в Герасимовке, когда там установилась Советская власть, потому что он был почти единственным на селе, кто умел писать, читать и считать. По словам односельчан, он был мрачным, неразговорчивым и двуличным человеком. После избрания, стал важным, почувствовал вкус власти. На словах – был за народ, а не деле – «зажиточным делал всякие поблажки, беднякам, вдовам, сиротам ничем не помогал».

Своим положением Трофим Морозов пользовался в корыстных целях. Об этом подробно написала Вероника Кононенко в  журнале «Человек и закон», изучавшая уголовное дело № 347 от 1932 года о зверском убийстве братьев Павла и Федора Морозовых. Он стал спекулировать чистыми бланками сельсовета. За мешок зерна, кусок сала выдавал справки, благодаря которым раскулаченные спецпереселенцы имели возможность  освободиться и вернуться в родные края. Присваивал конфискованное кулацкое имущество.

Трофим Морозов снабжал бланками сельсовета и кулацкие банды, которые держали в страхе все село. Из-за их зверств крестьяне боялись вступать в колхоз. Об этом есть многочисленные свидетельские показания в уголовном деле.

Брошенная жена Трофима и его пятеро сыновей жили в нищете. Младший Гриша вскоре умер от голода. Павлик и его братья батрачили. Семья едва сводила концы с концами. Брат Павлика Алексей Трофимович Морозов позже напишет: «Дед с бабкой никогда ничем не угостили, не приветили… Павлика дед называл «нищетой» и «голью перекатной».

Павел был единственной опорой для всей семьи. В нем с детских лет сформировалось в душе чувство несправедливости жизни, желание помочь не только младшим братьям и матери в тяжелом труде, но и всем, кто в его помощи нуждался. Когда в годы «перестройки» стали разрушать памятники Павлику Морозову, которого Максим Горький назвал первым из «отважных ребят, совершавших героические подвиги во славу любимой отчизны», в редакцию журнала «Человек и закон» пришло письмо: «Пишет вам учительница Павлика Морозова Лариса Павловна Исакова. Не удивляйтесь, я еще жива… Когда ученика моего называют «предателем», то бросают камни и в меня. Считают его «сталинистом» – относят к ним и людей моего поколения, «как прошедших специальную идеологическую обработку в течении многих пятилеток». Один известный романист… считает, что у таких, как я, «надо вырвать целые участки мозга», не замечая, что от его слов несет самым настоящим фашизмом. Пусть делают, что хотят, пусть ославят, как Павлика, но в жизни я столько уже натерпелась, что ничего не боюсь. И не дам глумиться ни над мертвыми, ни над живыми».

Над Павликом Морозовым глумиться – преступление. Вся его жизнь – Подвиг. И это не просто громкое и красивое слово. Он читал газеты, привезенные большевиками, знал о революции, начале ее грандиозных преобразований. Пересказывал прочитанное селянам. Они любили его слушать, тянулись к нему. Своими рассуждениями он вселял в бедняков надежду, веру в возможность лучшей жизни, он пробуждал в них самосознание. Своим словом, смелостью, дерзостью звал их за собой.

 После ареста Трофима Морозова допрашиваемый на суде Павлик  ответил утвердительно, что его отец не заботился о бедняках, присваивал себе имущество раскулаченных. О справках он ничего не говорил, но следственным органам это не трудно было доказать, в таких свидетельствах подростка они и не нуждались.

После убийства мальчиков в уголовном деле есть показания деда Павлика, что внук «ходил по пятам за Силиным и Кулукановым, стыдил их за то, что они прячут хлеб». Хитрому и жадному деду Павлик тоже не давал покоя. А дед подбивал другого своего внука Данилу бить Павла, бил сам и грозил «бить до тех пор, пока не выпишется из пионеров» (Из показаний матери Павлика Татьяны Семеновны на суде над убийцами ее сыновей).

Однажды Данила ударил Павла по руке оглоблей, рука стала опухать. На крики матери Павла Данила ответил: «Будем бить коммунистов, как в 21-м году, сдерем с них шкуру». И стал бить мать, которая встала между ним и сыном. Бабка Аксинья спокойно сказала Даниле: «Зарежь этого сопливого коммуниста» (на суде несколько человек подтвердили, что слышали от старухи эти жуткие слова). И 12 сентября 1932 года дед Сергей и Данила зверски убили собиравших клюкву в лесу Павлика и его девятилетнего брата Федю.

В размышлениях о судьбе Павлика Морозова удивляет его, не по возрасту, мудрость, развитое классовое чутье, твердость духа и потрясающая смелость, стойкость и упорство. Уже в тринадцать лет он сумел сплотить вокруг себя не только друзей, но и женатых взрослых крестьян-бедняков. Выступал на собраниях, рассказывал о проводимых Советской властью в стране мероприятиях, заступался за бедняков. Первым на селе подписался на государственный заем и других агитировал сделать это. Он убеждал мужиков превращать временные артельные объединения в постоянные, что практически вело к образованию колхозов.

Павел стал фактически лидером бедноты. Жизнь сделала его настоящим борцом. Он был как кость в горле у кулачья. Он мешал им наживаться, грабить, безраздельно хозяйничать на земле. Чем больше уважала Павлика беднота, тем больше его ненавидело кулачье. Они и убили его, чтобы убрать с дороги, чтобы запугать всех, чтобы помешать восходу солнца, остановить приход будущего.

То, что враги народа делали в тридцатых годах, сейчас  в нашей стране делает буржуазия, под вывеской народных благодетелей — «демократов». Они стреляют не только в живых, но и в павших борцов. Но всех не перестрелять! И ход истории не остановить!


Любовь Прибыткова

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8462
Re: Охаивание прошлого - заказ власти
« Ответ #24 : 14/05/14 , 00:59:12 »
НИКОГДА НЕ ВЕРЬТЕ БУРЖУАЗНОЙ ПРЕССЕ

http://geolon.ru/assets/images/medium/0099.jpg height=401

 Девять месяцев назад, когда мы поместили этот материал, сообщения с Украины ещё не заполнили почти всё информационное пространство. Но в свете этих событий проблемы, поднятые в статье стали ещё актуальней.
.
КАК СОВЕТСКИЕ ИСТОРИКИ СДЕЛАЛИ ДЕНИКИНА БЕЛЫМ, А РОССИЯ ЕДВА НЕ ПОБЕДИЛА В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

Уверен, социологи будущего сочтут теперешние выпуски новостей весьма содержательным источником для изучения общества. Имея в виду российские новости, я также не стал бы сбрасывать со счетов мнение психиатров. Впрочем, подозреваю, что подобное с полным основанием могут сказать и американцы, и немцы, и англичане — вообще все, кому доводится жить при торжестве демократии, как её понимает руководство крупных банков и корпораций — реальные кукловоды «независимых» политиков и СМИ. Особо веселят при этом пассажи о людоедском тоталитаризме, при котором гражданам нещадно «промывали мозги». Боже мой, что неуклюжий советский агитпроп и беззубая цензура знали о «промывке мозгов»?..

Безусловный долг тех, у кого «свобода слова и распространения информации» по-буржуйски ещё не отшибли окончательно последних знаний и не добили способность к логическим умозаключениям, позаботиться о своих менее стойких согражданах. Невыносимо горько наблюдать, как с помощью массированного применения передовых технологий, созданных человеком в результате последних миллионов лет на пути от человекообразного, его планомерно и эффективно заставляют всего-то за одно-два поколения проделать эту дорогу назад.

Это короткое вступления предваряет нашу новую рубрику, в которой мы по мере сил будем касаться самых идиотских эфирных выходок, памятуя о том, что они почти никогда не бывают плодом лишь невежества и бескультурья — характерных черт нынешних журналистов и редакторов. Наши заметки будут сводками с фронта информационной войны, которую буржуазная диктатура ведёт без пощады и на уничтожение против общества в целом и, прежде всего, против того класса созидателей, чья консолидация и возвышение как известно несут ей неминуемую погибель.

*   *   *

1 августа в эфире телеканала «Вести 24» демонстрировали сюжет, посвященной годовщине начала Первой мировой войны (более точное название — Первой империалистической). И корреспондент Мария Наумова бодро завершила репортаж следующим пассажем: «О героях этой войны — Колчаке и Жукове, Деникине и Будённом — сегодня можно узнать на выставках, посвященных Первой мировой. Позже эти герои окажутся в разных окопах, и советские историки разделят их на красных и белых. А тогда они служили одному Отечеству».

Горькие слёзы по «одному Отечеству» (читай: монархической империя Романовых, естественным путём прекратившей своё существование в феврале 1917 года) не новы. Несколько недель назад другие граждане, неравнодушные к тронам и тем, кто на тронах восседал, призывали с рекламных плакатов всю страну попросить извинения у «государя» (http://www.urokiistorii.ru/51333). Осталось неразрешённой загадкой, за что же именно требовалось каяться перед последним венценосным Романовым. Единственный и логичный смысл — за Февральскую революцию, в результате которой данное лицо путём отречения перестало быть императором и превратилось в обычного гражданина Романова Н.А. Очевидна подмена смыслов: каяться перед народом должен был как раз упомянутый гражданин, не только бесконечно далёкий по своим интеллектуальным и моральным качествам от задач управления огромным государством, но и широко прославившийся массовыми расправами над мирным населением в 1905–1912 годах. И то, что бывший император, избежав публичного и всенародного суда, был казнён в июле 1918-го, как известно, случилось по воле рокового случая, а не по чьему-то коварному замыслу. В результате из венценосного уголовника теперь старательно конструируют святого страдальца. Законы пиара неумолимы, логика им противопоказана. Тем более, если в дело мешаются попы.

Забавно в репортаже про Первую мировую другое. Оказывается, по мнению журналистки, Деникина и Колчака белыми, а Жукова и Будённого красными сделали не логика революции и их личная воля, а загадочные «советские историки». Что именно хотела этим сказать автор сюжета, видимо, останется тайной. Во всяком случае, нет сомнений в том, что перечисленные лица были бы возмущены, узнав, что право на судьбоносный выбор, определивший их жизненный путь, в одночасье передано неизвестным «советским историкам», да еще и, по-видимому, жившим спустя много лет после Гражданской войны.

Между тем, выбор этих людей был предельно осознанным и, как бы кому это сегодня ни кололо, что называется, глаза, во многом определялся их социальным положением.

Антон Иванович Деникин был редким представителем крестьянского сословия в русском генералитете. Другим не менее известным генералом «из простых» был Михаил Васильевич Алексеев. И в час, когда решалась судьба страны и революции, оба они без колебаний выступили против своего народа. Здесь уместно вспомнить известный анекдот о том, как в послевоенные годы лейборист Бевин попытался «подколоть» советского представителя в ООН Александра Януарьевича Вышинского. Мол, он, Бевин, выбился в британские министры из рабочих, а дворянин Вышинский пошёл на службу рабоче-крестьянскому правительству. «Вот между нами какая разница!» — заключил англичанин. «Напротив, — парировал Вышинский, — между нами много общего: мы оба изменили своему классу».

И Алексеев, и Деникин изменили и своему происхождению, и своему народу, выбрав путь монархической реставрации, осуществляемой на деньги и в интересах интервентов. Это стали подзабывать сейчас, когда многие наши сограждане черпают представления об истории Отечества из телерепортажей. Зато это хорошо знали и понимали тогда. Потому-то десятки тысяч офицеров из дворян осознанно встали на защиту суверенитета и независимости России, ставшей советской, от её англо-американо-немецко-турецко-японских и т.д. расчленителей и разграбителей, расчленявших и грабивших страну руками этих самых Деникиных и Колчаков.

В конечном счёте, не вполне корректно упрекать Марию Наумову в тенденциозной бессмыслице, которой она завершила свой репортаж. Перед нами вызревшие плоды девяностых, когда, если помните, школьники уже слабо представляли себе, когда была Великая Отечественная война и кто такой Ленин. Главное не это. В конце концов, как любят заявлять представители свободных и независимых профессий, «она просто делает свою работу». А вот что именно по данному поводу следует делать свободным и независимым не далее как год назад официально разъяснил сам президент РФ. Именно тогда он публично изрёк по поводу Первой мировой нечто, куда более замечательное. «Россия, — по его словам, — проиграла Первую мировую войну из-за национального предательства большевистского руководства… Большевики поступились национальными интересами и позволили России проиграть Германии, которая сама была проигравшей стороной. По мнению Путина, именно из-за боязни признать свою ошибку большевистское правительство сознательно замалчивало подвиги российских солдат в Первую мировую войну и называла ее империалистической, хотя она таковой не была» (http://lenta.ru/news/2012/06/27/predateli/).

Кажется почти невероятным, что человек с высшим образованием и на такой должности позволяет себе столь невежественные заявления. Ведь хорошо известно, что экономическая катастрофа постигла царский режим уже к началу 1917 года. Не в результате ярких побед на фронтах, а полного развала народного хозяйства, мерзкой распутинщины и наглого торжества воров и спекулянтов в министерских креслах разразилась Февральская революция. Тому недвусмысленным подтверждением является единодушие командующих фронтами в одобрении отречения от престола Верховного главнокомандующего. Катастрофа июльского наступления, организованного уже Временным правительством, только подтвердила невозможность России вести далее никому не нужную войну. И большевики здесь были не причём, о чём яснее ясного высказывался в своих воспоминаниях тот же Деникин.

Война была не только могильщиком прогнившей кровавой монархии, но и самым чудовищным её преступлением, ибо миллионы русских жизней были положены буквально ни за что. Зревший десятилетиями конфликт крупнейших империалистических держав (именно поэтому война империалистическая, чего не знает г-н Путин) за гегемонию в Европе — вот ради чего четыре года гибли подданные Николая II, наши с вами предки. Совершались ли при этом подвиги, о которых с пафосом говорит президент? Совершались, конечно. И тем гаже и мерзопакостнее режим, толкающий своих граждан на бессмысленный и бесплодный героизм.

Прямо-таки по-фоменковски вольное обращение с фактами. Хотя точнее сказать — по-геббельсовски: неправду следует изрекать как можно наглее…

В основе таких время от времени возникающих исторических и политологических «откровений» лежит «глубокая мысль» о том, что, де, русская революция не более чем плод злонамеренного заговора иностранных наймитов, врагов святой Руси, государя императора и т.д. и т.п. Эта плоская схемка даёт массу практичных следствий: и царя-святошу, и благородное Белое движение, и подлинную русскую культуру, спасавшуюся в эмиграции...

Впрочем, эти «новации» с приличным душком и окладистой бородищей. А главное, успех здесь возможен лишь при условии тотальной и гарантированной зачистки тысяч и тысяч фактов реальной, а не виртуальной истории нашей страны. Последнее затруднение до сих пор приводило всевозможных ревизионистов к закономерному провалу. Ныне, как видно из теле-президентских усилий, за дело взялись с новым энтузиазмом. Конечно, сверхзадача — на всех возможных уровнях, от научного до практического, вообще и навсегда «отменить» и «запретить» все и всякие революции. К этой благородной цели с успехом привлекли даже целого председателя КПРФ. Понятие закономерного при наличии ряда объективных условий коренного социального переворота, характеризующегося переходом политической власти от одного класса к другому и вытекающими отсюда политическими и социально-экономическими изменениями активно пытаются заменить телекомиксами, где заполненные протестующими улицы без особых разъяснений связывают со сменой лиц и политических групп в правительствах. Как всегда в шоу много звучных слов: революция бархатная, розовая, апельсиновая и т.д. Кого тревожит, что подчас этой мишурой прикрывают самые грязные реакционные перевороты?..

Напомним, что те, которые занялись сейчас отменой революций, в 1991 году в одночасье уже «отменили» и марксизм — «средоточие советских догм», как не имеющий ничего общего с «настоящей экономической наукой». А с ним — и трудовую теорию стоимости, эксплуатацию, кризисы перепроизводства… Спустя двадцать лет, правда, по всему миру идут миллионные демонстрации трудящихся, налицо рост профсоюзного движения и сочинения Маркса на первых позициях книжных рейтингов. Не говоря уже о возмутительном покраснении Латинской Америки и безусловно бранном смысле, который на всех языках приобрело слово капитализм.

Но у новоявленных манипуляторов нет выхода: им просто невозможно говорить народу правду. Вот и рождаются на свет откровения о России — победительнице кайзера и братьях по оружию Деникине с Будённым.

Между тем, хоть и доставили останки Антона Ивановича – американца, с помпой в Россию, что-то не видно народной тропы, не зарастающей к его надгробию. Купленный с потрохами на британские деньги и заливший кровью русских крестьян пол Сибири Колчак, получив заслуженную пулю, почил в закономерной безвестности… А вот памятники Ленину и Сталину наши люди уже начали восстанавливать.
Юрий Алексеев

Оффлайн Barb

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 59
Re: Охаивание прошлого - заказ власти
« Ответ #25 : 05/09/14 , 22:29:12 »
В тот самый момент, когда слова лишнего боишься сказать, чтобы паче чаяния не обидеть кого-то из соратников-антифашистов, напоминая о наших политических различиях, значительная часть тех, кто борется с американо-украинскими фашистами, причём, не только на Донбассе или в Луганске, не только в республиках бывшего СССР, но и, вообще, по всему миру, получила серьёзный пинок и от кого б, вы думали - от нашего Верховного Главнокомандующего! Даже не пинок, а сокрушающий удар в промежность!                                                                                                                                                                                                                                                                                                          Я имею ввиду заявления Владимира Владимировича по поводу столетия начала Первой мировой войны, в которых он неоднократно обвинял большевиков в предательстве национальных интересов, объявив их главными виновниками того, что тогда Россия не победила, да ещё при этом сравнил их с нынешними российскими "диссидентами", приветствовавшими бандеровский переворот на Украине, как и, вообще, всю американскую политику в отношении России.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                  Ну, не надо было этого делать! Не может президент России в такой момент, когда каждое его слово буквально ловится на лету, и друзьями и врагами, и скрупулёзно затем интерпретируется в поисках всевозможных скрытых смыслов, позволить себе такое примитивное, обывательское, набившее оскому толкование известных исторических событий. Моё-то поколение, хоть и послевоенное, но получало ведь и живые непосредственные свидетельства участников не только Великой Отечественной, но и Первой Мировой! И простые рассказы моего деда - в прошлом унтер-офицера царской армии, участника обеих этих войн, мне дороже опусов сотен академиков-писак, старающихся угодить очередной политической конъюнктуре. Нет, уж! Время архивных сенсаций, способных взорвать и поменять массовое устоявшееся представление о тех событиях, если и наступит, то не раньше 23-го столетия.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                 Что первое и главное хранит память наших предков о той войне - это несоразмерность невероятного патриотического пафосного ажиотажа в тылу и ощущения безысходности, бессмысленности от страданий и лишений на фронте. В дорогих столичных ресторанах наперебой звучали тосты во славу Отечества, во славу русского оружия, а солдаты в окопах и траншеях, мёрзли, мокли, недоедали, кормили вшей, умирая зачастую не от пуль, а от тифа и дезинтерии. Те, же, кто с комками в горле вздымал бокалы с шампанским, призывая воевать до победного конца, как раз на этих лишениях и наживались, поставляя армии негодные обувь, обмундирование. бракованную амуницию. А как эти господа умудрились оставить русскую артиллерию без снарядов- отдельная история! В результате царское правительство вынуждено было взять предприятия всех этих воинских подрядчиков в "казну". И сразу дело пошло - снарядов наделали столько, что их с лихвой хватило не только до конца войны, но и ими же Красная Армия перебила как белогвардейцев, так и интервентов в войну гражданскую.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                     Я бы даже переместил свой пост в украинскую тему потому, что прослеживаются очевидные параллели между тем, как вела себя русская буржуазия и воинская верхушка царской армии в первую мировую войну и как ведёт себя нынешняя украинская хунта и почувствовавший безнаказанность и вседозволенность украинский олигархат в их агрессии против народа Донбасса. Как и в случае с российской буржуазией жулик Коломойский умудряется сколачивать свой капитал на воинских поставках, банально спекулируя на горюче-смазочных материалах, на бракованных бронежилетах и т. д. как и сто лет назад, создавая в стране обстановку военно-патриотического психоза, в условиях которого, по мнению Бисмарка, страной может управлять любой болван, киевская хунта отправляет в топку войны всё новые жертвы, не жалея даже собственных, идейно преданных ей майданных олухов, лишь бы поддерживать в глазах их американских хозяев образ постянно действующего эффективного военного конвейера, в который имело бы смысл вкладывать всё новые деньги.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                         Заявляя, и довольно категорично, что большевики предавали своё отечество, желая его поражения в войне ( с Германией и союзниками), Владимир Владимирович явно передёргивает! Большевики открыто желали поражения, но не Отечеству, а царскому правительству! А это разные вещи! (Как и само понятие отечества, которое каждое сословие трактовало на свой лад.)  Отечество, как раз, большевики защищали, как показала история, не жалея сил и жизни! В то же время те, кто больше всех кричал о защите отечества, о войне до победы, готов был потом продать это самое отечество Антанте с потрохами на любых, даже самых унизительных условиях, лишь бы только интервенты вернули им прежние дореволюционные социальный статус и привилегии. Здесь также прослеживаются прямые сравнения, скажем, агента ЦРУ Наливайченка с самой большой сволочью в белом движении адмиралом Колчаком, который в период войны большую часть времени пробыл за границей, занимаясь координацией Антанты и российских войск, а после революции, хочешь не хочешь, возглавил войска восточного направления белого движения, более других обеспеченного и инспирированного интервентами Антанты. Эта поддержка, видимо, как и в случае с киевской хунтой, породила у Колчака ощущен,ие вседозволенности и безнаказанности. От зверств колчаковцев, как писал Маяковский, "...даже горы вгоняло в дрожь...!". Народ тонко подметил сущность Колчака в песне: "...Мундир английский, погон французский, табак японский - правитель омский!..."                                                                                                                                                                                                                                                                                                           Но, что более всего опровергает Владимира Владимировича, превращая его пафосную антибольшевистскую филиппику в словесную труху, так это бесспорный факт массовых фронтовых братаний. Солдаты по обе стороны фронта через кровь и муки осознавали всю бессмысленность и абсурдность  войны, цели которой - передел сфер влияния в среде самых богатых людей мира - уже иначе и не трактовались! Язык - он, разумеется, без костей! Можно без устали сколь угодно приписывать фронтовые братания "разлагающему влиянию большевистских агитаторов". Ну, а с немецкой стороны  кто агитировал? И кто организовывал братания на немецко-французском фронте?                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                             Владимиру Владимировичу следовало бы уяснить одну очень важную вещь, и чем скорее - тем лучше! Для многих уже давно не секрет, что на Донбассе против ополченцев руками украинцев воюет Америка, обеспечивая надёжный плацдарм для угроз в сторону России. Это промежуточный этап. Далее - трансформация сознания "укропов" - и Втравливание их в войну с Россией до ПОЛНОГО ВЗАИМНОГО УНИЧТОЖЕНИЯ! Оставшихся в живых с обеих сторон добьют бравые американские морпехи. Но почему Россию хотят уничтожить на корню? да только потому, что она способна и не просто способна, а неизбежно вернётся к социализму и комммунизму, да ещё и обладая при этом самым современным оружием! Вернётся как раз в то время, когда сША переживают кризис и очевидно слабы. Вот, ведь, парадоксальная Америка! Хотя администрация Обамы формируется, судя по всему, по принципу "тупой - ещё тупее!", а американская общественная мысль в тоже самое время очевидно демострирует глубину социального познания, явно понимая нас лучше, чем мы сами себя! Поэтому, если Владимир владимирович намерен бороться с большевизмом в России, то это значило бы только одно - рубить сук, на котором сидишь. Януковичу хотя бы было куда бежать, а куда в случае чего скрыться Владимиру Владимировичу? Разве что "Звёздные Врата" - не фантастика, а реально существующий проект!                                                                                                                                                                                                                                                         И вновь жизнь возвращает нас к осмыслению "Тезиса Клемансо". Почему тогда, в период первой мировой войны, поражение российского правительства в войне было полностью оправданной целью политической борьбы большевиков за власть, а сейчас мы всеми силами российское правительство поддерживаем, считая врагов российской государственности своими врагами, даже призывая к более сугубым по отношению к ним репрессиям, чем это имеет место сейчас. (Не скрою, я бы гниду макаревича попросту удавил бы!)                                                                                                                                                                                                                                                                                                        Всё просто: Германия объективно не имела никаких территориальных и прочих претензий к России ни до ни во время войны (Украина - это так, "бонус" на ход ноги). Владимир Ильич Ленин очень тонко ощущал немецкий экономический прагматизм и предел его интересов в восточно-европейском регионе. Может, кому-то покажется даже обидным, но для набиравшей силу немецкой буржуазной экономической машины в канун войны Россия не представляла ровно никакого интереса! Российская экономика после введения конвертируемого рубля приобрела все признаки экономики гибнущей, ЭКОНОМИКИ, ИЗ КОТОРОЙ МАССОВО ЗА ГРАНИЦУ УХОДИЛ КАПИТАЛ! Он уходил бы ещё быстрее, но в то время не было интернета и электронных трансакций! Вложенный в дело, как показывала практика - малоприбыльное, капитал, надо было хоть как-то отбить, - только это единственно и держало военно-феодальный капитализм эпохи Столыпина - Витте хоть как-то на плаву. Да и премьер Коковцев очень неохотно брал инностранные займы, что впоследствии дало основания 1913 год считать пиковым в дореволюционной российской экономике. Прагматизм немецкого предпринимательства был настолько до механичности аполитичен, что - какая там Россия - к собственным территориям немецкие капиталисты оставались равнодушными, если это не давало должных прибылей! К примеру, во все времена восточные немцы ("осси") жили на порядок хуже западных. В период холодной войны это обстоятельство с пропагандистским злорадством даже использовали для демонстрации преимуществ капиталистической системы. В основе такого феномена, безусловно, элементарная география. Историк Л. Гумилёв писал, что "...граница России (он имел ввиду духовную, а не политическую) заканчивается в Европе там, гле проходит нулевая изотерма...". А нулевая изотерма в Европе, как известно, проходит по Берлину ( и далее, главным образом, на юг)... Как-то мне довелось побывать в Калининграде (бывший Кёнигсберг). такие обильные высокие травы, как там, я прежде не встречал. Мне рассказывали: "Ещё бы! Сюда со всей Германии в прежние времена на летний выпас свозили скот. И это было, несмотря на перевозки, рентабельным!". Простая истина, сокрытая в этом факте, была понята мной не сразу, а спустя какое-то время! Тогда у меня возник вопрос: "А почему скот возили туда-сюда, не проще ли было разводить его в местах этих удивительных пастбищ?" Оказывется, что нет!  Даже в Восточной пруссии более длительный, чем в Германии западной, стойловый период существенно снижал результаты животноводства и по качеству молока, и по удоям, и по весу животных. Действительно, проще и выгоднее было возить туда скот на летний выпас. Жители калинингралской области, кстати, могут подтвердить, что вся бытовая инфраструктура, оставшаяся после немцев в сельской местности - в основном ЛЕТНИЕ ВРЕМЯНКИ.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                            Даже во время Великой Отечественной Войны гитлеровская Германия, поставив за цель уничтожение "большевистской России" путём открытого геноцида и дальнейшего вытеснения славян в малопригодные для хозяйственной деятельности районы, всё равно не изменяла своему традиционному экономическому прагматизму. Многие наверняка знают, что ещё осенью 41-го немцы полностью срезали знаменитый украинский чернозём и массово эшелонами вывозили его в Германию. Почему они так делали? Смотри ещё раз пример с немецкими коровками. И, вообще, как собирались немцы обустраивать оккупированные территории, где должна была пройти граница непосредственно Рейха - с этим можно ознакомиться в немецкой директиве "Об экономической организации на востоке" от 25 мая 1941 года. Этот документ был представлен в качестве обвинительного на нюрнбергском процессе.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                           Нельзя также не отметить, что после прихода к власти объединённой коалиции в октябре 1917 (большевики, левые эсеры и анархисты) никакого отвода войск с линии фронта не было! Наоборот, Советское правительство всячески старалось стабилизировать положение до заключения сепаратного мира с Германией и её союзниками, не допуская хаотичного отхода войск. В этой связи любопытен один факт: первым приговором нового революционного трибунала был приговор графине Паниной и редактору одной из московских газет Сладкову за то, что тот в своей газете опубликовал фальшивый приказ по армии оставить позиции на русско-германском фронте. так что, непонятно, о каком поражении говорил Владимир Владимирович, если всё закончилось брестским миром, а спустя много лет СССР, вообще, вернул все территории назад и даже новые приобрёл (Галицию, Буковину, а после Отечественной Войны и Восточную Пруссию)                                                                                                                                                                                                                                                                                                 Сейчас ситуация если и не принципиально, то существенно иная. Американский империализм жаждет полного уничтожения не только самой России, но и, вообще, всего, что связано с русским миром. Вот почему даже тем укропам, кто с энтузиазмом сновал по Киеву, выкрикивая "Москалив на ножи" светлого европейского будущего определённо не увидеть! Те, кому в своё время предоставилась возможность общаться с представителями "цивилизованного мира", наверняка могли подметить одну особенность их морали: в их мире сильный без зазрения совести подавляет, уничтожает слабого. Более того, слабый должен с радостью воспринять выпавшую на его долю участь. А ещё лучше самоустраниться! Это, так сказать, их внутрипрайдовые нравы, А что говорить об их отношении к другим народам, к другим культурам и традициям!                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                      Вот почему мы должны объединиться в борьбе с общим смертельным врагом, лишний раз не попрекая друг-друга нашими политическими различиями. Скажу больше: если бы убогие, тысячу раз промытые американской пропагандой укропские мозги могли бы просчитать своё будущее, то и они бы ужаснулись! А ужаснувшись, встали бы в один ряд с российской армией, чтобы защититься от неприятеля, который готов теперь на всё, лишь бы хоть на десяток лет продлить привычный способ своего существования.