Автор Тема: Польша  (Прочитано 15783 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Онлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Польша
« : 04/06/09 , 17:51:42 »
Борясь с фальсификацией истории, Минобороны РФ заявило, что в начале Второй мировой войны виновата Польша

Российские силовики с энтузиазмом включились в объявленную на самом высоком уровне борьбу с фальсификацией истории «в ущерб интересам России». В результате на официальном сайте Минобороны появился текст, из которого следует, что виновником начала Второй мировой войны является Польша.

Текст под названием «Вымыслы и фальсификации в оценках роли СССР накануне и с началом второй мировой войны» (можно скачать в формате .rtf) находится в разделе «История против лжи и фальсификаций». Автор – начальник научно-исследовательского отдела военной истории Северо-Западного региона РФ Института военной истории Министерства обороны, кандидат исторических наук полковник Сергей Николаевич Ковалев, сообщает газета «Время новостей».

Он пишет буквально следующее: «Все, кто непредвзято изучал историю второй мировой войны, знают, что она началась из-за отказа Польши удовлетворить германские претензии. Однако менее известно, чего же именно добивался от Варшавы А. Гитлер. Между тем требования Германии были весьма умеренными: включить вольный город Данциг (ныне Гданьск) в состав Третьего рейха, разрешить постройку экстерриториальных шоссейной и железной дорог, которые связали бы Восточную Пруссию с основной частью Германии. Первые два требования трудно назвать необоснованными. Подавляющее большинство жителей отторгнутого от Германии согласно Версальскому мирному договору Данцига составляли немцы, искренне желавшие воссоединения с исторической родиной».

И далее: «Стремясь получить статус великой державы, Польша никоим образом не желала становиться младшим партнером Германии». Поэтому Германия аннулировала германо-польскую декларацию 1934 года о дружбе и ненападении. Упрекает автор и западные демократии, которые «создавали у польского правительства необоснованные иллюзии, что в случае войны они окажут Варшаве необходимую помощь».

Как отмечает обозреватель «Времени новостей», за такую трактовку в современной Германии (где нет никакой комиссии по борьбе с фальсификации истории, а есть только ведомство по защите конституции) полагается как минимум жесткое административное взыскание. Немецкое ведомство по защите конституции обычно проявляет интерес к попыткам таким образом трактовать историю второй мировой: мол, виновата Польша, Германия ни при чем, Гитлер выдвигал вполне законные требования, Польша могла бы их и удовлетворить вместо того, чтобы упираться и втравливать своих серьезных и благопристойных соседей в преждевременный конфликт. С современной официальной точки зрения германских властей, это очень похоже на оправдание режима, существовавшего тогда в Германии и давным-давно по суду признанного преступным, отмечает автор газеты.
http://www.polit.ru/news

Ладога

  • Гость
Re: Польша
« Ответ #1 : 05/06/09 , 23:51:51 »
http://www.hrono.info/libris/lib_m/podlost03.html

из книги Мухина "Антироссийская подлость"

Государство особой наглости

72. Конечно, Германия была не против, чтобы в разделе Чехословакии как-то поучаствовали и Польша с Венгрией, поскольку это придавало этой агрессии вид некой миротворческой акции, получалось что-то вроде того, как НАТО бомбило Югославию, “спасая” албанские меньшинства в Косово. Но наглость поляков уже тогда озадачила немцев и заставила принимать против них кое-какие шаги. По настоянию поляков немцы передали им город Богумин в Тешинской области, но когда 15 марта 1939 г. немцы начали оккупацию оставшейся части Чехословакии, то вынуждены были принять против поляков отдельные меры. Немецкий фельдмаршал Кейтель вспоминал: “Еще вечером 14 марта личный полк СС Гитлера вторгся в Моравско-Островский выступ, чтобы заранее обезопасить витковицкие металлургические заводы от захвата поляками” [19].

Между тем Польша не имела с Германией никаких явных официальных союзных договоров, а, как видите, норовила хапнуть впереди нее. Вот за это современники назвали Польшу гиеной. В немецком МИДе ее называли “гиеной поля боя”, а У. Черчилль, к примеру, писал в своем труде: “И вот теперь, когда все эти преимущества и вся эта помощь были потеряны и отброшены, Англия, ведя за собой Францию, предлагает гарантировать целостность Польши — той самой Польши, которая всего полгода назад с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении чехословацкого государства” [20].

Причем, характеризуя Польшу как гиену, Черчилль ни в коей мере не пытался ее унизить. Когда он писал свою “Вторую мировую войну”, то уже объявил в Фултоне крестовый поход коммунизму. В книге он воспевает героизм поляков, не подкрепляя, впрочем, его конкретными примерами. Он уже представляет Польшу жертвой СССР. Но когда ему приходится объяснять то или иное событие, т. е. отвлечься от целей антисоветской пропаганды, то у него проскакивают очень четкие определения.

73. Дело в том, что историки всех стран, описывая Польшу, совершают ошибку: они ставят себя на место поляков и пытаются понять, почему поляки поступили так или иначе. В результате польская элита получает у историков какие угодно мотивы действий, но только не свои, польские. Русские приписывают Польше мотивы медведя, англичане — льва, французы — бойцовского петуха, немцы — мужественного орла. А на самом деле, чтобы понять поляков, нужно представить себя гиеной.

Чтобы вы поняли, о чем речь, немного отвлекусь. Мне приходилось в Южной Африке наблюдать жизнь львов и гиен. В живом мире нередко случается союз двух видов, питающихся из одного источника. К примеру, союз муравьев и тлей. Они питаются одним и тем же — соком листьев. Муравьи ухаживают за тлями, укрывают их на зиму в муравейниках, переносят на самые свежие листочки. Тля сосет из листьев сок, а ее экскременты, богатые сахарами, ест муравей. Точно так же львы и гиены едят одних и тех же животных. Лев очень мощный, но не выносливый, он не может долго преследовать добычу, как это, к примеру, делает волк. Поэтому львы очень долго и скрытно приближаются к жертве, порою ползут на брюхе, чтобы выйти на позицию, с которой можно броситься и догнать антилопу. Охота львов не безопасна, быки таких антилоп, как буффало, весят более 600 кг, и если лев попадет в пределы досягаемости рогов и копыт быка, ему не поздоровится — бык его втопчет в землю. Казалось бы, львы и гиены могли бы создать союз — гиены могли бы загонять добычу на засаду львов. Не тут-то было! Это уже были бы не гиены. Гиена риска охоты не приемлет. Лев убивает жертву, и когда он и его семья наедаются до отвала и отползают в тень отдыхать и переваривать пищу, то только тогда на добычу набрасываются гиены. Причем чем старее лев, тем наглее гиены, и их наглость определяет пригодность льва. Если он уже не способен догнать самку-вожака гиен и убить ее, то должен уступить место молодому льву.

Теперь вернемся к Польше и поставленному ранее вопросу. Напомню. Ее союзник Франция настаивает, чтобы Польша заключила союз со вторым союзником Франции — Чехословакией. Польша категорически отказывается. Почему? Если бы она согласилась, то вокруг Германии образовался бы союз трех достаточно нехилых стран и Германия не рискнула бы напасть на Чехословакию. Но если бы германский орел не напал на Чехословакию и не убил ее, то как бы гиена-Польша — урвала свою долю? В союзе с Германией? Но ведь это уже самостоятельная охота, это риск, это не для гиены. Кто-то другой должен убить жертву, а она оставляет себе право схватить понравившийся кусок. Поэтому Польша и развязывала войну, но так, чтобы официально она была в стороне.


Онлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Польша
« Ответ #2 : 05/12/10 , 13:32:01 »
День памяти


   
Сегодня мы должны вспомнить советских солдат, которые были подвергнуты пыткам, издевательствам, казнены, а также намеренно умерщвлены голодом и болезнями в польском плену в 1921-1922 годах.

Официальная дата поминовения солдат, зверски уничтоженных Польшей в 1921-1922 годах, всё ещё не установлена, и единственной датой, которую можно считать знаковой, в отношении этой непростой проблемы, является 4 декабря 2000 года, когда появилось двустороннее соглашение между Россией и Польшей, когда Российский Государственный Военный архив и Польская Генеральная дирекция государственных архивов предприняли попытку найти истину на основе детального изучения архивов, которая, к сожалению, увенчалась успехом лишь частично, поскольку польская сторона стремится всячески уклониться от раскрытия достоверной информации и уйти от ответственности за это преступление.

Количество военнопленных-красноармейцев польские историки оценили в 80 — 85 тыс., а российские — в 157 тыс. Число смертей в лагерях польские историки оценили в 16 — 17 тыс., российские историки в 18 — 20 тыс. Однако российский историк Г.Матвеев указывает на неопределенность судьбы, по крайней мере 50 тысяч советских военнопленных.
По данным других исследователей общее число смертей советских граждан, которые намеренно уничтожены в польском плену может достигать 60-80 тысяч человек.
«Сложность проблемы заключается в том, что доступные в настоящее время польские документы не содержат сколько-нибудь систематических сведений о численности попавших в польский плен красноармейцев.» Указывает Матвеев и случаи расстрела польскими военными пленных красноармейцев на месте, без отправления их в лагеря для военнопленных. Российская исследовательница Т. Симонова пишет, что З. Карпус определял количество погибших пленных красноармейцев в Тухоли на основании кладбищенских списков и актов смерти, составленных лагерным священником, в то время как священник не мог отпевать коммунистов, а могилы умерших, по воспоминаниям очевидцев, были братскими.

В советский период эта проблема не исследовалась, поскольку, надарив Польше земель, после того как защитил её от фашизма-гитлеризма, Сталин надеялся, что братская нам славянская Польша будет союзницей нашей страны. И лишь сейчас появляются очень робкие и острожные попытки исследования и систематизации информации о казнях, пытках, намеренном умерщвлении голодом и болезнями советских солдат, офицеров и медперсонал, в польском плену. Причем я подчёркиваю, речь идёт именно об этих категориях военнопленных, и их невозможно сравнить с тем эпизодом, когда гитлеровцами были расстреляны польские офицеры в катынском лесу.
В Катыни и Медном находились именно офицеры, то есть те, кто нёс ответственность за военную деятельность, за военные преступления, участвовали в оккупации советских земель и были причастны к зверствам и насилию.
Польские же власти уничтожали, подвергали пыткам и издевательствам не только офицеров, но и солдат и даже медперсонал. Польша показала себя поистине террористическим государством, впрочем продолжив террор, который совершала над мирным населением оккупированных территорий, весь межвоенный период.

Источник - http://maxim-akimov.livejournal.com/221929.html

Онлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Польша
« Ответ #3 : 29/12/10 , 23:18:35 »
Украинские гастарбайтеры в панской Польше


   
Из воспоминаний петлюровского генерала Юрко Тютюнника:

Само собой, что и Петлюра должен был давать какую-то компенсацию Пилсудскому за покровительство последнего. Тогда как раз поляки собирались «восставать» в Верхней Силезии и набирали добровольцев по всей Польше для этой авантюры. Петлюра предложил и свои услуги, разумеется, не для того, чтобы самому лично воевать с немцами. Он «позволил» интернированным солдатам своей армии помогать полякам «освобождать» Верхнюю Силезию. Поляки использовали это «разрешение» по своему. Разными способами они принудили бедствующих людей играть постыдную роль.

Однажды, уже во время событий в Верхней Силезии, на Краковском вокзале встретил несколько казаков из Вадовицкого лагеря. У одного перевязана рука, у другого замотана голова. Здороваюсь и спрашиваю:

— Что с вами, хлопцы?

— Так мы ж повстанцы… за Силезию восставали.

— Против кого? — спрашиваю.

— А черт его знает против кого. И немцев били, и поляков, и жидов, и всех, кто не хотел восставать били. Кого приказывали, того и били!

— Да вы что, сдурели? — говорю. — Вам что делать нечего? Какого черта вам воевать еще и с немцами, если эти люди ничего плохого вам не сделали!

— Как же ничего не сделали… И что бы мы делали, если б поляки в Домбье погнали б, если б мы не пошли в «добровольцы». А так — два с половиной доллара в день, да еще и возят тебя как пана по своей железной дороге.

Голод и террор сделали свое дело. Люди, которым до печенок надоела война у себя дома, пошли бить несчастных силезских рабочих и крестьян, что не хотели восставать сами против себя. А «добровольцы» попали в списки польских патриотов. А польская дипломатия оповестила мир про «стихийное восстание» в Силезии. Ксендзы на «Ясной Гури» в Ченстохове и по всей Польше молили господа, чтобы помог этому «восстанию» и покарал «неверных швабов». Вот такие случаются оказии на белом свете, да еще и в центре культурной Европы.

Так Петлюра платил чужой кровью Пилсудскому*.

* Во время забастовки в Домбровском бассейне летом 1923 года из петлюровцев были сформированы отряды, которые послали на помощь полиции против забастовщиков. Кроме того, американская украинская пресса в мае 1923 года много места уделила роли петлюровцев в «восстании» в Литве. С целью противодействовать акции литовцев в Клайпеде, польское правительство бросило вооруженных петлюровцев на литовские села. Несколько сел было при этом сожжено, некоторое количество людей убито. Действительно, Петлюра пользовался любым поводом, чтобы отблагодарить поляков — Прим. ред.
(Тютюник Ю. З поляками проти Вкраїни. Харків, 1924. С.47–48)

http://pyhalov.livejournal.com/22848.html

Оффлайн иоанн

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 317
Re: Польша
« Ответ #4 : 02/02/11 , 19:59:36 »
историки рассматривали тему поляков в Вермахте как табу. Почему?
«Gazeta Wyborcza»: Поляки в Вермахте (часть 1-ая)


- Сколько бывших граждан II-ой Речи Посполитой надело гитлеровские мундиры?

- Точных данных не существует. Немцы считали поляков, призванных в вермахт, только до осени 1943 года. Тогда с присоединенных к Рейху польских Верхней Силезии и Поморья поступило 200 тысяч солдат. Однако набор в вермахт длился еще в течение года и в гораздо более широком масштабе. Из докладов представительства польского правительства в оккупированной Польше следует, что до конца 1944 года в вермахт было призвано около 450 тысяч граждан довоенной Польши. В общем можно считать, что через немецкую армию во время войны их прошло около полумиллиона. Это значит, что в немецком мундире воевал каждый четвертый мужчина из Силезии или Поморья.

- В Польше и по сей день бытует убеждение, что силезцы и кашубы, служа в Вермахте, стали изменниками.

- Для большинства жителей Силезии или Поморья ситуация была четко определенной: или они пойдут в армию, или их семьи ожидают суровые репрессии, они будут высланы в генерал-губернаторство или в концентрационные лагеря. После 1943 года, после поражения под Сталинградом, немцы на полную катушку развернули мобилизацию, чтобы восполнить потери в подразделениях на Восточном фронте. Угроза репрессий против семей мобилизованных солдат должна была предупредить дезертирство.
Конечно, были и такие, кто шел в Вермахт из идеологических соображений. Они верили в нацизм, в то, что вместе с Гитлером им удастся построить новую, арийскую Европу. Но в присоединенной Верхней Силезии в НСДАП было принято только 8 тысяч членов, в основном деятелей предвоенного немецкого национального меньшинства. Это не так уж и много для региона, в котором числилось полтора миллиона людей. Случались такие ситуации, когда на призывную комиссию вместе с сыновьями приходили и отцы и просили, чтобы их призвали в те же самые подразделения, в которых они служили еще за кайзера.

- Но можно было сбежать и до мобилизации.

- Куда? Из Силезии в генерал-губернаторство было не так уж и легко попастьЭто следует к тому же из традиционной законопослушности в Силезии и Поморье. Люди привыкли к тому, что власть надо слушаться. Тем более, что ранее они проживали в немецком государстве, а польская государственность стала для них лишь 20-летним эпизодом. Власть приказала встать под ружье – они и пошли.

- Без малейшего сопротивления?

- Если сопротивление и было, то скорее пассивное. Во время отправления рекрутов, которые вначале проводились на вокзалах с большой помпой, часто пели польские песни. В основном в Поморье, особенно в польской Гдыне. В Силезии же в районах с традиционно сильными связями с польской речью: в районе Пщины, Рыбника или Тарновске-Гуры. Начинали петь рекруты, затем подключались их родные, и вскоре оказывалось, что во время нацистского мероприятия поет весь вокзал. Поэтому немцы отказались от торжественных проводов, потому что это их компрометировало. Правда, пели в основном религиозные песни. Ситуации, когда кто-то бежал от мобилизации, случались крайне редко.

- Но ведь можно было бы не подписывать фольклисты

В анкете из нескольких страниц не спрашивалось о национальности, а только о предках на три поколения назад (жили ли они в Силезии, или были приезжими), о том, в какую школу ходили дети (польскую или немецкую), об организациях, в которых они были членами, о воинской обязанности, о наградах. На ее основании, согласно очень точным расчетам, чиновники определяли данного силезца или кашуба в конкретную категорию.

- Категорий было четыре.

- Первая и вторая выпадала этническим немцам. «Единичку» получали те, кто перед войной были политически активны, а «двойку» - пассивные. Первых и вторых считали гражданами Рейха, однако с «двойкой» нельзя было продвинуться по иерархии НСДАП. «Тройку» получали люди «с немецкой кровью», которые были полонизированы, но могли быть онемечены. Изначально им не давалось немецкого гражданства, лишь со временем власти должны были определить их положение. «Четверку» получали те, которые были связаны с польскими организациями. Немцы называли их ренегатами. Но стоит вспомнить, что фольклисты были введены в 1941 году, когда набор в армию уже шел полным ходом.

http://smi2.ru/dzecko/c426634/

- Когда немцы приняли решение о наборе поляков?

- Сразу. Осенью 1939 года провели так называемую полицейскую перепись. Каждый должен был определиться, кем он является: поляком или немцем. Несколько месяцев спустя тех, кто назвался немцем, вызвали на призывную комиссию.
Вот тогда люди осознали, в какой они оказались ловушке. Во время переписи они назывались немцами, чтобы избежать репрессий – например, выселения которого люди страшно боялись. Никто не предполагал, что это означает службу в Вермахте. А власти заявили, что те, кто объявили, что являются немцами, попадают под закон о всеобщей воинской обязанности от 1935 года.
Фольклист, в соответствии с нацистской расовой политикой, создал в этой системе бюрократический хаос, из которого немцы не смогли выбраться вплоть до окончания войны. В 1941 году было решено, что в армию могли идти только обладатели «единиц» и «двоек», так как только они были гражданами Рейха. Но в армейских подразделениях уже было много людей с «тройками» и даже с «четверками». Согласно нацистскому законодательству их надо было освободить от службы. Но армия этого делать не желала и вместе с верхнесилезским гауляйтером Фрицем Брахтом добилась в 1942 году изменения правил, чтобы люди из «третьей категории» могли получить гражданство с испытательным сроком, который должен был продлиться 10 лет.


- И где служили поляки в немецких мундирах?

- Везде. На западном и восточном фронтах, у Роммеля в Африке и на Балканах. На кладбище на Крите, где лежат погибшие участники немецкого десанта 1941 года, я находил и силезские фамилии. Такие же фамилии я находил и на военных кладбищах в Финляндии, где хоронили солдат Вермахта, поддержавших финнов в войне с СССР.
Поначалу казалось, что все не так уж и плохо. Первый набор состоялся весной и летом 1940 года. Пока рекруты прошли через обучение и попали в свои части, война на западном фронте уже завершилась. Немцы захватили Данию, Норвегию, Бельгию и Голландию, разбили Францию. Военные действия продолжались только в Африке. На стыке 1941 и 1942 годов служба напоминала мирные времена. Я был в армии, поэтому могу себе представить, что спустя некоторое время человек привыкает к новым условиям и убеждается, что жить можно, что никой трагедии не произошло.
Силезцы писали о том, как им хорошо живется в оккупированной Франции. Присылали домой снимки на фоне Эйфелевой башни, пили французское вино, проводили свободное время в обществе француженок. Служили в гарнизонах на отстроенном в то время Атлантическом Вале. Я напал на след силезца, который всю войну провел на греческих Кикладах. В полном покое, словно был в отпуске. Сохранился даже его альбом, в котором он рисовал пейзажи.
Когда в 1941 году Гитлер напал на СССР, люди из третьей категории фольклиста на фронт стали посылать не сразу. Опасались, что они будут дезертировать. Все изменил Сталинград.

- Старики силезцы, которые в мундире Вермахта попали на восточный фронт, рассказывали, что день призыва в армию для них стал худшим днем в их жизни.

- Потому что в один момент оказалось, что призыв в армию означает верную смерть. Наиболее часто погибали новобранцы, иногда всего лишь после двух месяцев службы. Люди видели, как их соседи уходили на фронт, и как вскоре после этого к их семьям заходил глава местной организации НСДАП. Это он вручал уведомления о смерти отцов и мужей. Кружил по околицам как ангел смерти.
Люди не боялись того, что кто-то с ними рассчитается за службу на немцев, они боялись внезапной смерти. Немецкий солдат тоже боялся, но в центре Рейха люди верили в смысл войны, в Гитлера, в то, что немцев спасет какое-нибудь чудо-оружие. В Силезии же, за небольшими исключениями, этой веры никто не разделял. Зато силезцы панически боялись русских.

- Они были и в войсках СС?

- Конечно, хотя по этому вопросу у нас не так уж и много документов. Поначалу, туда принимали только добровольцев, обычно членов Гитлерюгенда, которые прошли расовые проверки. Но с 1943 года СС стало и у Вермахта перехватывать новобранцев. Расовые критерии перестали играть большую роль. Рекруты даже не сразу понимали, в какую часть они попали. Но мы точно не знаем, где и как они воевали.

- Нацистские сановники подчеркивали, что солдаты из Силезии умелые и отважные.

- Это также видно и из рапортов командования. В них написано, что силезцы по-настоящему хорошие солдаты, и призывали офицеров, чтобы они окружили их опекой и не допускали их дискриминации. Да и особых дисциплинарных проблем с ними не возникало, в отличие от служивших в Вермахте эльзасцев. Почти 5 тысяч силезцев, награжденных Железным Крестом, относились к третьей категории фольклиста, а значит перед войной имели польское гражданство. Несколько сотен получило Рыцарский Крест – самую высшую немецкую воинскую награду.
Но в то же время стоит помнить, как выглядела жизнь на фронте. Разве солдат просыпается с мыслью о политике? Он просыпается с мыслью, как дожить до следующего дня. И уважает своих коллег, независимо от того, из какой части Германии он родом и как он относится к Гитлеру. Кроме того, люди из Силезии были приучены к труду. В армию шли прямо от доменной печи или из шахты, где были заняты тяжелым физическим трудом в трудных условиях. Хороший «материал» для убийственной службы в пехоте.

- Сколько поляков погибло в польских мундирах?

- Здесь тоже нет точных данных. Понятно, что самые большие потери были на восточном фронте, но мы не в состоянии сказать, сколько силезцев или кашубов там воевало, не говоря уже о том, что мы не знаем число погибших или попавших в плен. Но если учесть, что погиб каждый второй солдат Вермахта, то можно принять, что на фронте могло погибнуть до 250 тысяч поляков.

- Некоторым, однако, удалось перейти в армию Андерса.

- Мы знаем точную цифру – 89 тысяч. Часть дезертировала, часть попала из лагерей для военнопленных. Еще в 1941 году, когда отдельная бригада карпатских стрелков сражалась в Африке, выработали специальную систему вытаскивания поляков из лагерей. Этим занимались офицеры, которые просматривали анкеты Красного креста для пленных. Тех, у кого было польское происхождение, забирали в отдельные лагеря и предлагали им службу в армии. Сами поляки не обращались, потому что боялись самосудов.

- Переходили ли силезцы в воюющую на стороне СССР армию Берлинга?

- Здесь дезертиров было мало. Советы часто убивали пленных, а тех, кому удавалось выжить, рассматривали как предателей. Такую точку зрения имел и Сталин, который изначально не хотел соглашаться на приход военнопленных в Войско Польское. Но, несмотря на это, мы знаем о 3 тысячах солдат, попавших в плен на восточном фронте, которых взяли в 3-ю пехотную дивизию им. Ромуальда Траугутта. Они сражались и на Поморском вале.
Те, кто после войны вернулся в Польшу, должны были пройти процедуру реабилитации. Обычно у них не было особых проблем. Все же речь шла о крестьянах, рабочих, горняков, людей, которые не занимались политикой, и не доставляли коммунистическим властям проблем.

- Многие годы историки рассматривали тему поляков в Вермахте как табу. Почему?

- Большую роль здесь сыграла коммунистическая идеология и историческая парадигма, из которой следовало, что поляки были исключительно жертвами Вермахта. Комбатанты писали воспоминания о партизанской войне или сражениях в армии Андерса, лишь изредка признаваясь, что ранее служили в Вермахте. Однако историки еще в 80-е годы начали писать об этом серьезные статьи. Парадоксально пять лет назад помогла в этом афера с «дедом из Вермахта» (имеется в виду предвыборный слух о деде Дональда Туска, в то время кандидата в президенты Польши). С тез пор тема перестала быть табу.
Другое дело, что люди стыдились своей службы в Вермахте. Мариуш Малиновский снял фильм о судьбах силезцев, попавших в немецкую армию. Я был на демонстрации этого фильма в нескольких силезских местностях. После показа «Детей вермахта» ветеранам, которые выступили перед камерой, вручали цветы, поздравляли местные политики. А на их лицах было видно настоящее удивление. С чем их поздравляли? Со службой в вермахте? Для них это была ужасная драма, усиленная еще и тем, что после войны они узнали о бесчисленных преступлениях, совершенных немцами, причем не только гестапо или СС, но и их армией. Когда их забирали в Вермахт, они может и знали о концлагерях, но никто не думал, что армия тоже причастна к геноциду. В начале 40-х Вермахт пользовался незапятнанной репутацией.

- Алоизий Лыско, одтин из героев фильма Малиновского, всю свою жизнь разыскивал своего отца, который в немецкой форме погиб на Украине. Годы спустя он нашел его могилу. И сколько таких людей сегодня?

- Мы можем считать, что у 2-3 млн. человек в Польше есть родственник, который служил в вермахте. Сколько из них знают о том, что с ними стало? Наверно немногие. Ко мне постоянно приходят студенты и спрашивают, как установить, что произошло с дядей, с дедом. Их родные об этом молчали, они отделывались фразой, что дед погиб на войне. Но третьему послевоенному поколению этого уже не достаточно.

Бартош Велиньский

Перевод Владимира Глинского, специально для СМИ2.
http://smi2.ru/dzecko/c428122/

Онлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Польша
« Ответ #5 : 26/02/11 , 00:17:55 »
Нетолерантный Денис Давыдов

pyhalov
February 25th, 23:31
По приему, сделанному русскому войску польскими жителями Гродны, я вижу, что до них не дошел еще слух о событиях; вот они: Россия свободна. Все наши силы вступили в Вильну 1-го декабря. Теперь они за Неманом. Из полумиллионной неприятельской армии и тысячи орудий, при ней находившихся, только пятнадцать тысяч солдат и четыре пушки перешли обратно за Неман. Господа поляки! В черное платье! Редкий из вас не лишился ближнего по родству или по дружбе: из восьмидесяти тысяч ваших войск, дерзнувших вступить в пределы наши, пятьсот [241] только бегут восвояси; прочие — валяются по большой дороге, морозом окостенелые и засыпанные снегом русским.

Я вошел сюда по средству мирного договора; мог то же сделать силою оружия, но я пожертвовал славою отряда моего для спасения города, принадлежащего России, ибо вам известно, что битва в улицах кончается грабежом в домах, а грабеж — пожарами.

И что же? Я вас спасаю, а вы сами себя губить хотите! Я вижу на лицах поляков, здесь столпившихся, и злобу, и коварные замыслы; я вижу наглость в осанке и вызов во взглядах; сабли на бедрах, пистолеты и кинжалы за поясами... Зачем все это, если бы вы хотели чистосердечно обратиться к тем обязанностям, от коих вам никогда не надлежало бы отступать?

Итак, вопреки вас самих я должен взять меры к вашему спасению, ибо один выстрел — и горе всему городу! Невинные погибнут с виновными... Все — в прах и в пепел!


http://militera.lib.ru/memo/russian/davydov_dv/05.html

Фрейлих прислал парламентера благодарить Чеченского за снисходительный сей поступок, а Чеченский воспользовался таким случаем, и переговоры между ними завязались. Вначале австрийский генерал объявил намерение не иначе сдать город, как предавши огню все провиантские и комиссариатские магазины, кои вмещали в себе более нежели на миллион рублей запаса. Чеченский отвечал ему, что все пополнение ляжет на жителей сей губернии и чрез это он докажет только недоброжелательство свое к русским в такое время, в которое каждое дружеское доказательство австрийцев к нам есть смертельная рана общему угнетателю. После нескольких прений Фрейлих решился оставить город со всеми запасами, в оном находившимися, и потянулся с отрядом своим за границу. Чеченский вслед за ним вступил в Гродну, остановился на площади, занял постами улицы, к оной прилегающие, и поставил караулы при магазинах и гошпиталях. [240]

Он не преминул также уведомить меня о духе польских жителей города, весьма для нас противном. Нельзя было быть иначе: город Гродна ближе всех больших литовских городов граничил с Варшавским герцогством и потому более всех заключал в себе противников нашему оружию: связи родства и дружбы, способность в сношениях с обывателями левого берега Немана и с Варшавою, с сим горнилом козней, вражды и ненависти к России, — все увлекало польских жителей сего города на все нам вредное. Напротив того, все вообще евреи, обитавшие в Польше, были к нам столь преданы, что, при всей алчности к наживе и корыстолюбию, они во все время отказывались от лазутчества противу нас и всегда и всюду давали нам неоднократные и важнейшие известия о неприятеле.

Надо было наказать первых и погладить последних.

Девятого числа я вступил в город со всею партиею моею. У въезда оного ожидал меня весь кагал еврейский. Желая изъявить евреям благодарность мою за приверженность их к русским, я выслушал речь главного из них без улыбки, сказал ему несколько благосклонных слов и, увлеченный веселым расположением духа, не мог отказать себе в удовольствии, чтобы не сыграть фарсу на манер милого балагура и друга моего Кульнева: я въехал в Гродну под жидовским балдахином. Я знаю, что немногие бы на сие решились от опасения насмешки польских жителей, но я не боялся оной, имев в себе и вокруг себя все то, что нужно для превращения смеха в слезы. Исступленная от радости толпа евреев с визгами и непрерывными ура! провожала меня до площади. Между ними ни одного поляка не было видно, не от твердости духа и не от национальной гордости, ибо к вечеру они все пали к ногам моим, а от совершенного неведения о событиях того времени. Хотя известие о выступлении из Москвы дошло до них несколько дней прежде занятия мною Гродны, при всем том они все еще полагали армию нашу в окрестностях Смоленска, а отряд мой — партиею от корпуса Сакена.

Я остановился на площади, сошел с коня и велел ударить в барабан городской полиции. Когда стечение народа сделалось довольно значительным, я приказал барабанам умолкнуть и велел читать заранее приготовленную мною бумагу, с коей копии, переведенные на польский язык, были немедленно по прочтении русской бумаги распущены по городу.

«По приему, сделанному русскому войску польскими жителями Гродны, я вижу, что до них не дошел еще слух о событиях; вот они: Россия свободна. Все наши силы вступили в Вильну 1-го декабря. Теперь они за Неманом. Из полумиллионной неприятельской армии и тысячи орудий, при ней находившихся, только пятнадцать тысяч солдат и четыре пушки перешли обратно за Неман. Господа поляки! В черное платье! Редкий из вас не лишился ближнего по родству или по дружбе: из восьмидесяти тысяч ваших войск, дерзнувших вступить в пределы наши, пятьсот [241] только бегут восвояси; прочие — валяются по большой дороге, морозом окостенелые и засыпанные снегом русским.

Я вошел сюда по средству мирного договора; мог то же сделать силою оружия, но я пожертвовал славою отряда моего для спасения города, принадлежащего России, ибо вам известно, что битва в улицах кончается грабежом в домах, а грабеж — пожарами.

И что же? Я вас спасаю, а вы сами себя губить хотите! Я вижу на лицах поляков, здесь столпившихся, и злобу, и коварные замыслы; я вижу наглость в осанке и вызов во взглядах; сабли на бедрах, пистолеты и кинжалы за поясами... Зачем все это, если бы вы хотели чистосердечно обратиться к тем обязанностям, от коих вам никогда не надлежало бы отступать?

Итак, вопреки вас самих я должен взять меры к вашему спасению, ибо один выстрел — и горе всему городу! Невинные погибнут с виновными... Все — в прах и в пепел!

Дабы отвратить беду — не войскам моим, которые найдут в оной лишь пользу, а городу, которому грозит разрушение, — я изменяю управление оного.

Подполковник Храповицкий назначается начальником города. На полицеймейстера и подчиненных его, которые все поляки, я положиться не могу и потому приказываю всем и во всем относиться к еврейскому кагалу.

Зная приверженность евреев к русским, я избираю кагального в начальники высшей полиции и возлагаю на него ответственность за всякого рода беспорядки, могущие возникнуть в городе, так, как и за все тайные совещания, о коих начальник города не будет извещен. Кагального дело — выбрать из евреев помощников для надзора как за полицией), так и за всеми польскими обывателями города. Кагальный должен помнить и гордиться властью, которою я облекаю его и евреев, и знать, что ревность его и их будут известны вышнему начальству.

Предписывается жителям города, чтобы в два часа времени все огнестрельное оружие, им принадлежащее, было снесено на квартиру подполковника Храповицкого. У кого отыщется таковое пять минут после истечения данного мною срока, тот будет расстрелян на площади. Уверяю, что я шутить не люблю и слово свое умею держать как в наградах, так и в наказаниях».

«Это что за столб?» — спросил я, увидя высокий столб посреди площади. Кагальный объявил, что этот столб поставлен во время празднования польскими обывателями взятий Москвы. В ото время, не помню точно, но, кажется, г-н Андржикович (шурин генерала Беннингсена, ныне губернатор Волынской губернии и оплеченный анненскою лентою) подошел ко мне с унизительною ужимкою и сказал: «Cela se nomme mat de cocagne, mon colonel; les circonstances...» (Это — так называемый призовой столб, полковник; обстоятельства. — Ред.). Взгляд пронзительный осадил его в толпу, из которой он выступил. [242]

«Кагальный, топоры, — и долой столб!» — Столб мгновенно рухнул на землю. «Что за картины вижу я на балконах и окнах каждого дома?» — «Это прозрачные картины, — отвечал кагальный, — выставленные, как и столб, для празднования взятия Москвы». — «Долой, и в огонь на площади!»

Когда некоторые из картин пронесли мимо меня, я приметил разные аллегорические ругания насчет России. Но самая замечательная находилась на балконе аптекаря. На ней изображались орел Франции и белый орел Польши, раздирающие на части двуглавого орла России. Я велел позвать к себе аптекаря и приказал ему к 12-му числу, то есть ко дню рождения императора Александра, написать картину совершенно противного содержания, присовокупи к орлам Франции и Польши еще двух особых орлов, улетающих от одного орла русского.

Между тем я не забыл и жителей, с домов коих сорваны были подобные аллегории. Им было ведено к тому же числу выставить изображения, приличные настоящим обстоятельствам и прославляющие освобождение России от нашествия просвещенных варваров. Все повиновались без прекословия; один аптекарь представил затруднения, уверяя, что так как картина, на него наложенная, весьма многосложна, то он не успеет исполнить приказания в такой короткий срок. Этого было довольно. До сей поры на лице и в словах моих изображалась одна холодная строгость; я искал случая закипеть гневом, чтобы окончательно уже сразить надменность польскую. Случай предстал, и, как мне после сказывали товарищи мои, безобразие мое достигло до красоты идеальной... Я заревел, и электрическая искра пробежала по всей толпе поляков; об аптекаре же и говорить нечего; он вытянулся, как клистирная трубка, и побледнел, как банка магнезии. Я приказал к дому его приставить караул с тем, чтобы целые сутки 12-го числа не было у него огня не токмо в доме, но даже и на кухне, а 13-го вечером, когда нигде уже не будет иллюминации, велел ему осветить все окна и выставить на балконе означеную прозрачную картину. Так и было.

В заключение всем неистовствам (как называли их поляки и в чем я с ними соглашаюсь), я отыскал того ксендза, который говорил похвальное слово Наполеону при вступлении неприятеля в пределы России, и приказал ему сочинить и говорить в российской церкви слово, в котором бы он разругал и предал проклятию Наполеона с его войском, с его союзниками и восхвалил бы нашего императора, вождя, народ и войско; а так как я не знал польского языка, то назначено ему было 11-го числа, вечером, представить рукопись свою Храповицкому для рассмотрения.

Сверх того я назначил сотню казаков, всегда готовых для Храповицкого, когда нужно было ему прибегнуть к силе для исполнения повелений его. Эти казаки посылаем также были патрулями по городу денно и нощно и не позволяли сборища свыше пяти человек. [243] Предписал запечатать магазины и оставить при них поставленные майором Чеченским караулы.

Приказал открыть греко-российскую церковь и восстановить в ней богослужение. 12-го числа, в день рождения государя императора, приказал, чтобы все городские чиновники явились ко мне с поздравлением, чтобы город был освещен плошками и чтобы звонили целые сутки во все колокола всех церквей.

И, наконец, приказал кагалу подать список всем чиновникам и обывателям, записавшимся в службу Варшавского герцогства.

Таким образом, оконча, так сказать, площадные дела мои, я пошел на квартиру, откуда немедленно отправил курьера в главную квартиру с донесением о благополучном исполнении возложенного на меня препоручения.

Не прошло часу, как все полезло ко мне с почтительными визитами. Всем произнесен был отрывистый отказ донским швейцаром моим, стоявшим с пикою у дверей. Некоторые однако ж были приняты: Андржикович, о коем я упомянул выше и с коим Храповицкий должен был иметь сношения касательно продовольствия партии, старик граф Валицкий, который от старости и трусости не вдавался в военные предприятия, а от скупости не помогал деньгами, и господин Рот, венгерский выходец, почтенный старец, издавна в городе поселившийся, чуждый всех политических переворотов и имевший в нашей службе пять сыновей, всегда храбро служивших. Первый был однажды вытолкан взашей Храповицким вследствие какого-то возникшего между ними спора насчет фуража и провианта, нужного для партии; а второго я никогда не забуду выступку, когда он, получи позволение предстать предо мною, вползал в комнату, сплоченный голубою польскою лентою, в башмаках и со шляпою под мышкой.

Причина посещения его состояла не в бесплодном унижении, подобно его соотечественникам; он приехал с тем, чтобы выхлопотать у меня помилование от разорения, в коем он не сомневался, услыша, что я ношу бороду и командую казаками, — два обстоятельства, как уверяют, весьма неутешительные! Обладая необычайным движимым имением, завоеванным им в течение сорокалетнего упражнения на зеленой равнине стола ломберного, он дрожал, чтобы другого рода, на другой равнине и в другую игру отличившиеся игроки не лишили его явно и мгновенно того, что он исподтишка приобрел трудами долговременной своей ловкости. Как я втайне смеялся над его трепетом и изворотами, посредством коих искал он удостоверить меня в понесенных им убытках! Признаюсь, я довольно долго наслаждался его боязнью и после всякого рассказа его отвечал ему: «Однако, граф, если б пошарить у вас, то, верно, еще кой-что найдется!» И он на всякий таковой ответ повторял: «Дали буг, ниц ни ма!» И крестился, и глаза подымал к небу. И так как он крестился по католическому [244] исповеданию — с левого плеча на правое, то каждый раз я заставлял его снова креститься по-нашему — справа налево, что он, наконец, сам собою уже делал.

Помуча его более часу, я заключил наше свидание просьбою, чтобы он ничего не боялся, что хотя я в бороде и командую казаками, но что ни я, ни они — не грабители. Без сомнения, он не успокоился от слов сих — и хорошо сделал, но бескорыстное поведение партии моей в одни сутки удостоверило его в истине моего уверения.

Так как во время проезда моего из Тильзита в 1807 году я провел несколько дней в Гродне, то многие из жителей сего города меня знали и, следовательно, не минули немедленно осыпать меня приглашениями всякого рода: иные звали меня на чай, другие на ужин, некоторые разобрали между собою следующие дни для угощения меня и моих товарищей; но мы решительно от всего отказались и разделяли время между собою и обязанностию службы.

Двенадцатого числа, поутру, господин Рот вошел ко мне и объявил о приезде чиновников и всех почетных особ города для поздравления. Занимаемый мною дом был на городской площади, против ратуши. Я и Храповицкий жили в двух маленьких горницах, примыкающих к обширной, сырой зале, с самого начала зимы не топленой и по сырости своей обитаемой одними кашлями и ревматизмами. Там я заставил ждать битый час всех моих посетителей, одетых уже в губернские мундиры, с повинными головами, дрожавшими от страха и стучавшими зубами от стужи нестерпимой. Наконец я предстал пред ними в моей наездничьей одежде. Имелся список, куда кто был записан; я говорил им крупно, без запятых и точек, и заключил монолог мой приказанием итти со мною в русскую церковь молиться за царя русского и благодарить бога за избавление России.

Все, что я приказал Храповицкому, Храповицкий — кагалу, а кагал — обывателям, все исполнилось в точности и все разрывало от досады поляков, принужденных против воли прославлять и царя и народ русский, внезапно перейти от надменной походки вооруженных рыцарей к национальному их ногопадению, и вместо владычества над Россией — исполнять предписания жидовского кагала.

Тринадцатого, вечером, я получил повеление итти на Ганьондз.

Партия моя немедленно туда выступила, но я по приключившейся мне болезни принужденным нашелся остаться пять дней в Гродне.

Сего числа прибыла в Гродну кавалерия генерал-лейтенанта Корфа, а на другой день и пехота генерала от инфантерии Милорадовича. Первому из них я сдал магазины и гошпитали, находившиеся в этом городе, и, переехав к нему на квартиру, остался в оной до моего выздоровления. [245]

http://pyhalov.livejournal.com/37509.html

Онлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Польша
« Ответ #6 : 27/02/11 , 23:56:04 »
Польша: маразматических переживаний всё больше

В Польше обсуждают версию, озвученную по радио Марыя и растиражированную Газетой Выборчей, что русские разбирали тела поляков, погибших 10 апреля, на органы.
И вот ведь что интересно: информация подаётся под соусом "посмотрите, до какого маразма мы дошли", но при этом всем понятно, что значительная часть польского общества (думаю, как минимум 10%) воспримет её как истину несмотря ни на какие оговорки.
И это, кстати, неудивительно, так как символизм здесь очень разумный и понятный: тела погибших поляков отождествляются с телом самой Польши, "не раз разорванном Россией". В этих "святых телесах" как бы воплощена сама историческая Польша, и образ русских, разрывающих их на части, вырывающих польские сердца - очень яркий и запоминающийся, как бы разум не сигналил, что такого быть не могло. Образ всегда сильнее.
Но понравилась ответная версия, что органы изымались сами поляками - растаскивались на реликвии. Надо сказать, при той же маразматичности звучит она правдоподобнее ;)
В любом случае, чем ближе годовщина (10 апр.), тем маразма будет больше. Ещё и не такое придумают.

http://olegnemen.livejournal.com/295215.html

Оффлайн skyline

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 646
Re: Польша
« Ответ #7 : 01/03/11 , 11:41:12 »
Борясь с фальсификацией истории, Минобороны РФ заявило, что в начале Второй мировой войны виновата Польша

Российские силовики с энтузиазмом включились в объявленную на самом высоком уровне борьбу с фальсификацией истории «в ущерб интересам России». В результате на официальном сайте Минобороны появился текст, из которого следует, что виновником начала Второй мировой войны является Польша.

Текст под названием «Вымыслы и фальсификации в оценках роли СССР накануне и с началом второй мировой войны» (можно скачать в формате .rtf) находится в разделе «История против лжи и фальсификаций». Автор – начальник научно-исследовательского отдела военной истории Северо-Западного региона РФ Института военной истории Министерства обороны, кандидат исторических наук полковник Сергей Николаевич Ковалев, сообщает газета «Время новостей».

Он пишет буквально следующее: «Все, кто непредвзято изучал историю второй мировой войны, знают, что она началась из-за отказа Польши удовлетворить германские претензии. Однако менее известно, чего же именно добивался от Варшавы А. Гитлер. Между тем требования Германии были весьма умеренными: включить вольный город Данциг (ныне Гданьск) в состав Третьего рейха, разрешить постройку экстерриториальных шоссейной и железной дорог, которые связали бы Восточную Пруссию с основной частью Германии. Первые два требования трудно назвать необоснованными. Подавляющее большинство жителей отторгнутого от Германии согласно Версальскому мирному договору Данцига составляли немцы, искренне желавшие воссоединения с исторической родиной».

И далее: «Стремясь получить статус великой державы, Польша никоим образом не желала становиться младшим партнером Германии». Поэтому Германия аннулировала германо-польскую декларацию 1934 года о дружбе и ненападении. Упрекает автор и западные демократии, которые «создавали у польского правительства необоснованные иллюзии, что в случае войны они окажут Варшаве необходимую помощь».

Как отмечает обозреватель «Времени новостей», за такую трактовку в современной Германии (где нет никакой комиссии по борьбе с фальсификации истории, а есть только ведомство по защите конституции) полагается как минимум жесткое административное взыскание. Немецкое ведомство по защите конституции обычно проявляет интерес к попыткам таким образом трактовать историю второй мировой: мол, виновата Польша, Германия ни при чем, Гитлер выдвигал вполне законные требования, Польша могла бы их и удовлетворить вместо того, чтобы упираться и втравливать своих серьезных и благопристойных соседей в преждевременный конфликт. С современной официальной точки зрения германских властей, это очень похоже на оправдание режима, существовавшего тогда в Германии и давным-давно по суду признанного преступным, отмечает автор газеты.
http://www.polit.ru/news
В принципе в чём-то верно. Действительно Польша отказалась удовлетворить весьма скромные притязания Германии по возврату своей территории. Но по сути ВМВ начала и Британия и Франция, объявив войну Германии.
...а закончу речь я словами сами знаете кого:

“Кто хочет жить, должен сражаться. Кто не хочет сражаться в мире вечной борьбы – тот недостоин жить”

Онлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Польша
« Ответ #8 : 11/05/11 , 16:59:34 »
Катынь под Рейстагом

Вот честное слово - не хотел я в День Победы говорить об этой истории. Но раз вы в посте о польском флаге над поверженным Берлином спросили о памяти тех событий, лукавством было бы промолчать.

Так помнят ли в современной Польше о величайшем триумфе польского оружия ХХ века, когда польский флаг наряду с советским реял над столицей мировой военной сверхдержавы - тысячелетним Рейхом?

Казалось бы - вот он, повод вспомнить о славянском братстве, сломавшем хребет извечному врагу. Чем не повод для общей гордости и примирения?

Но... Сегодня предпочитают вспоминать не о боевом братстве и победе над тысячелетним врагом всех славян. Вспоминают Берлин и май 1945, пишут сенсационные статьи и снимают исторические передачи совсем о другом.



О польских солдатах, что первыми взяли Рейхстаг и водрузили на нем польский флаг, но были расстреляны превосходящими силами русских...


Праздник? А за углом, тем временем расстреливали настоящих польских геров взявших Рейхстаг...



Вот как не поверить такому свидетельству:

"Nasi ?o?nierze zostali skoszeni seri? czy to b?d? z maxima czy pm-u po zawieszeniu Polskiej flagi na dachu Reichstagu. M?j wujek ?.p. Mieczys?aw Kossakowski z Tykocina przeszed? ca?y szlak Lenino - Berlin w zwiadzie jednej (nie pami?taj w tej chwili kt?rej a czarowa? nie b?de)z dywizji 1DP w oddziale zwiadu. Trzykrotnie uciek? z niewoli podczas wykonywania misji bojowych, kilka razy ranny i odznaczany ale mniejsza o to. Za czas?w jeszcze "komuny" w wielkiej rodzinnej tajemnicy opowiada? jak by? naocznym ?wiadkiem tego jak nasi ch?opcy pierwsi wbiegli na dach zawieszaj?c Polsk? flag? i po chwili cz??? z nich zosta? zastrzelona przez nadbiegaj?cych do bramy rosjan. Na placu przed bram? wywi?za?a si? kr?tka i za?arta strzelanina mi?dzy polskimi a ruskimi ?olnierzami. Jednak ruskich by?o zbyt wiele i nasi musieli zaprzesta? strzelania. Oddzia?y kt?ry tego dokona? tzn. znajduj?cy si? w pobli?u ?olnierze zostali zatrzymani, rozbrojeni a ci co nie brali czynnego udzia?u w tak dla nas Polak?w wa?nej chwili a byli na miejscu, dostali kilkakrotne przydzia?u ?eru i bimbru z rozkzem zaj?cia ty?owych pozycji przysi?gaj?c, ?e zachowaj? to w tajemnicy pod gro?b? ?mierci. Podobno jak opuszczali plac Raichstagu by?o s?ycha?, ?e naszych ruskie rozstrzelai ale byli pod uzbrojon? eskort? i nie mogli nic zrobi?. Bardzo prze?ywa? to opowiadaj?c. To co s?ysza?em jako rodzinn? tajemnic? przekazuje dla potomnych".

. "Наши солдаты были скошены очередью [русского] то ли максима, то ли ручного пулемета после водружения польского флага на крыше рейхстага. Мой дядя Мечислав Коссаковски из Тыкоцина прошел весь путь от Ленино до Берлина в разведке одного (не помню сейчас, которого) из дивизии 1DP. Три раза он бежал из плена во время выполнения боевых задач, несколько раз ранен, но это неважно. Еще во времена "коммуны" как большую семейную тайну он рассказал, как он стал непосредственным свидетелем, как наши парни впервые вбежали на крышу [Рейхстага] и водрузили польский флаг, и через секунду некоторые из них были расстреляны подбежавшими русскими. На площади перед воротами началась короткая, но очень ожесточенная перестрелка между польскими и русскими солдатами. Но русских было слишком много, и наши были вынуждены прекратить стрельбу. Польские части, которые участвовали в перестрелке, были задержаны и разоружены, а тех, кто не принимал активное участие в столь важном для нас, поляков, моменте, но были там, они получили несколько порций жрачки и самогона с приказом отправиться в тыл, предупредив держать это в тайне под страхом смертной казни. Уже покидая площадь перед Рейхстагом, они вроде бы слышали, как русские расстреливают разоруженные польские части, что первыми водрузили флаг над Рейхстагом, но они ничего не могли сделать, так как были под вооруженным конвоем. Дядя очень переживал это, рассказывая. Это я услышал, как семейную тайну, которая передается потомству. "

Вот так - поляки первые взяли Рейхстаг, но русские их расстреляли... Пока это неофициальная версия. Но почти во всех интервью с польскими солдатами, бравшими Берлин, уже непременно задают вопрос "А про расстрел русскими польских солдат, повесивших флаг, вы что-то знаете?"

То есть мы присутствуем при рождении очередного исторического факта о расстреле польских солдат кровожадными русскими. На этот раз прямо на площади перед Рейхстагом. Вот помяните мое слово - пройдет еще несколько лет, появится еще несколько свидетелей с рассказами родных дядь, что видели все собственными глазами, и сотни скорбных памятников встанут по всей Польше...

А вы говорите - братство и праздник Победы :(

http://szhaman.livejournal.com/726201.html

В свете вновь открывшейся правды о том, что первым над Рейхстагом был поднят польский флаг, но русские пулемётчики всех поляков убили и уже потом подняли красный, следует пристальнее присмотреться и другим историческим событиям.

Например, правде об Катыни при открытии Америки!


Наверное многие в детстве зачитывались книгами Альфреда Шклярского про Томека. Так вот...
Цитата:

Томек немного подумал, весело взглянул на боцмана и спросил:
- А вы не знаете, кто открыл Америку?
- Только не говори браток, что это был поляк, - расхохотался моряк.
- Я знаю, что Колумб.
- Вы не ошибаетесь, но мне приходилось слышать, что в 1476 году
поляк, Ян из Кельна, гданьский мореход, по поручению датского короля
возглавил экспедицию для спасения остатков нормандской колонии в
Гренландии. Туда он, правда, не добрался, но по другую сторону океана
открыл землю, которая, по всей вероятности, называется теперь
Лабрадором. Если это правда, то наш земляк опередил Колумба на
шестнадцать лет.

Все становиться намного яснее не правда ли? Томек не может врать!!!

А сколько еще таких невыясненных пока "Катыней"?



Но придет время - и каждой "катыни" непременно поставят собственные памятники!
Так победим!

http://szhaman.livejournal.com/729564.html

MALIK54

  • Гость
Re: Польша
« Ответ #9 : 12/09/11 , 13:08:58 »

Колониальные фантазии Варшавы


На свете есть три страны, которые ни при каких обстоятельствах никогда не признают собственных ошибок и преступлений. Это США, Великобритания и их многолетний верный союзник – Польша.

Зато эти страны любят поучать других, как правильно жить и что нужно делать. Попробуйте втолковать англосаксу, что их могущество многие века зиждилось на беспримерном грабеже третьих стран. Вам презрительно ухмыльнуться в лицо и промолчат, либо же, с горячностью, начнут доказывать, что США и Британия – оплоты демократии, готовые за просто так бросаться в самое пекло в любой точке планеты, чтобы эту самую планету спасти от всяких тоталитаризмов, коммунизмов, терроризмов и диктатур.

Польша, хоть «росточком» и поменьше, а тоже придерживается такой же пропагандистской тактики. Все горести на земле исходят от кого угодно, но только не от поляков. Особенно много бед для Польши исходит от России. Хотя человеческие потери Польши от постоянных войн с германцами на несколько порядков выше любых утрат в войнах с Россией, Варшава предпочитает делать вид, что всё зло на земле от русских. Сами же поляки – охранители свободы, вольности и западной демократии. Польша для поляков – восточный «бруствер» западной цивилизации на пути диких и жестоких орд схизматиков (т.е. православных) – поработителей. Самое удивительное, что большинство поляков в это искренне верит.

Упрекая Россию за чрезмерно активный пропагандистский аппарат, который не даёт звучать альтернативным точкам зрения и заглушает критические, но трезвые голоса, Польша сама предельно тщательно «зачищает» собственное информационное пространство от нежелательной информации или нежелательных ассоциаций, связанных с тем или иным историческим фактом из её прошлого.

Сильно ли печалится польская общественность по поводу участия поляков в наполеоновских походах? Что вы! Это причина гордости за своих предков, отправившихся громить ненавистную Россию вместе с французами. Потом, правда, бежавших обратно, с очумелыми от страха глазами, но сейчас не об этом. И не очень-то переживают польские патриоты о том, что поляки помогали Бонапарту уничтожать свободолюбивую Испанию, где против пришельцев-захватчиков поднялся весь народ – от мала, до велика.

Истории известен подвиг женщины-испанки, которую французы заставили накормить своих детей той же едой, которую она подала французам. Еда была отравлена, но испанка, не колеблясь, потчевала своих крошек этим ядом, лишая врагов последних подозрений. Французы, видя, как мать кормит своих чад, жадно набросились на яства. И через время все – и мать, и дети, и оккупанты уже корчились в предсмертных судорогах. Этот случай вселил ужас во французов. В Испании в солдат Наполеона стрелял каждый дом, каждая дверь.

А в испанские дома и двери стреляли поляки, выказывая личную преданность корсиканскому чудовищу.

Мало переживают современные поляки и о гнусной роли польских легионеров в подавлении восстаний гаитянских рабов в 1791 г., которые подняли мятеж против французских колонизаторов. Несчастных негров убивали, резали и калечили из всех видов оружия. Но гаитяне оказывали ожесточённое сопротивление. Война длилась почти 10 лет.

В конце концов, совместными франко-польскими усилиями бедных рабов снова заковали в цепи.

Симпатии к колониалистам традиционно сильны в Польше, да и сами поляки, оказывается, тоже подумывали о далёких заморских колониях. В 1918-1939 в Польше существовала т.н. Морская и колониальная лига. Организация эта меняла название несколько раз, но последнее её наименование было именно таким. Появление прилагательного "колониальная" не было случайностью, а отражало революционные изменения польской морской политики. Отныне Варшава открыто заявляла свои права на заморские колонии, мотивируя это тем, что Польша, часть которой входила в состав побеждённой в Первой мировой войне Германии, должна получить свою долю при распределении бывших германских колоний, поскольку поляки в Германии платили налоги, несли службу в полиции и армии, в т.ч., на территории германских заморских владений.

Варшава требовала 1/10 от общей площади немецких колоний, т.к. этнические польские земли составляли 1/10 территории Германии до 1918 г.

С 1938 г. в Польше с большим воодушевлением отмечались т.н. Дни колоний. В костёлах служили мессы, на городских стенах вывешивали пропагандистские плакаты с энергичным лозунгом: "Желаем колоний для Польши!". Вдохновителем и организатором Дней колоний выступил генерал Казимеж Соснковский, настойчиво продвигавший в массы идею о будущем морском величии польской державы. Афиши призывали прохожих присоединяться к празднованию Дней колоний во главе с Соснковским: "Польше не хватает сырья, необходимого для экономического развития страны. Ежегодно мы платим огромные деньги тем, кто контролирует сырьевую добычу и торговлю. Сегодня Польша борется на международной арене за то, чтобы получить свободный доступ к заморским колониям и непосредственной добыче и эксплуатации источников сырья...За реализацию этих планов должны выступить все поляки, как на родине, так и за границей".

Варшава вела переговоры с Парижем и Лиссабоном о передаче ей участков земли в Бразилии, Мозамбике и на Мадагаскаре. Лозунг "Евреев – на Мадагаскар!" тогда был довольно популярным в народе. Всё больше и больше периодических изданий подключались к этому пропагандистскому проекту, а власти оказывали его детищу всевозможную поддержку: "Квартальник Института научных исследований проблем эмиграции и колонизации", "Иллюстрированный ежедневный курьер" и др. Последний, не будучи специализированным журналом, регулярно освещал колониальную тематику во внешней политике Польши, размещая статьи Перегринуса "Эхо из далёкого Ирана. Почему нас до сих пор здесь нет? Как Польша осталась позади в гонке народов", Л. Томанека "Экзотический край – экзотические люди. Поляки в голландской Индии", а также публикуя высказывания на эту тему польских путешественников, плантаторов, специалистов по тропическим болезням, мореплавателей, климатологов и агрономов.

К концу 1930-х гг. штат редакции составлял 1500 чел., а по всей стране открывались филиалы журнала. Первых польских поселенцев в Африке и Южной Америке называли пионерами, добывающими для родины дополнительные территории.

Направлений для польской эмиграции было в те годы всего два – Северная Америка (Канада и США, где польские эмигранты тонули в море приезжих из остальных стран и быстро ассимилировались) и "восточные территории" или "кресы" (Западная Украина, Западная Белоруссия, часть Литвы), а этого было недостаточно. На "восточных территориях" Варшава старалась достичь численного перевеса польского национального элемента над местным населением, чтобы закрепить эти территории навсегда за собой. Земельные участки на "кресах" часто получали польские военнослужащие, отставные жандармы и чиновники.

С 1919 по 1929 гг. свыше 70.000 военных с семьями поселились на "кресах". "Кресы" нужно было массово заселять, ибо это была единственная территория, куда могли выехать польские поселенцы, и где была значительной доля не польского населения, не лояльного к Польше, которое необходимо было "переварить" в "польском этническом котле". Только в одну Западную Белоруссию с 1918 по 1939 гг. переехало более 300 тыс. польских осадников.

Варшава стремилась многократно расширить размеры польской державы, вобрав максимально возможное количество территорий, и её взор обратился в сторону южных широт.

Колониальные амбиции Варшавы потерпели полный провал. Бюджет страны не вынес финансового бремени романтических бредней в исполнении польских генералов, адмиралов и политиков. Потом пришёл трагический для польского народа 1939 г., когда Варшава пала под ударами гитлеровской армии. Морская и колониальная лига прекратила свою деятельность. Варшаве было не до морей и океанов. Её работа была возобновлена в 1944 г., а сама организация сменила название на Морскую лигу. Позже и она подверглась упразднению.

Восстановлена Морская лига была в 1980-е гг. и с 1999 г. носит наименование Морской и речной лиги. И сейчас среди польских патриотов деятельность членов Морской и колониальной лиги вызывает восхищение и уважение. Её наследница – Морская и речная лига, чьё руководство проводит патриотические мероприятия, посвящённые идеологам польского колониализма. Публикуются их тезисы, работы историков, им посвящённые, в положительном тоне освещается сама идея получения для Польши африканских или американских колоний. Нет слов сожаления о том, что Варшава, по сути, планировала принять участие в порабощении несчастных туземцев совместно с другими европейскими державами.

И если с властями Бразилии, которая получила независимость от Лиссабона в 1822 г., были достигнуты договорённости о покупке поляками земельных участков, то в других странах поляки планировали получить землю по договорённости с колониальной администрацией, будь то португальцы или французы.

Польские поселенцы направлялись на дальние континенты не для того, чтобы спасать или жалеть далёких аборигенов, а для того, чтобы вывозить дешёвое сырьё и обогащать метрополию, т.е. Польшу.

Сегодня Польша, как и сотни лет назад, опять во всём поддерживает западных колониалистов – американцев, французов, англичан, которые по-прежнему стараются наложить лапу на чужую нефть, чужой газ, чужие леса и воды. Но современные поляки это не считают зазорным. Нет никакого стыда и по поводу польских планов оторвать себе кусочек Африки или Южной Америки. Напротив, пытаются гордиться славным колонизаторским запалом своих предков. Обвинения в колонизаторстве и варварстве Варшава приготовила для других. Ведь Польша, «как жена цезаря, всегда вне подозрений».
 
http://www.segodnia.ru/index.php?pgid=2&partid=1&newsid=14677

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Польша
« Ответ #10 : 20/11/11 , 18:29:01 »

При поддержке российского правозащитного общества «Мемориал» готовится выдвижение официальных претензий по т.н. «Августовской облаве» - операции НКВД на Востоке Польши в 1945 году против партизан «Армии Крайовой» (АК). Поездка заместителя председателя «Мемориала» Никиты Петрова по Польше вызвала здесь настоящий ажиотаж. В книге «По сценарию Сталина» Никита Петров приводит следующие сведения. В июле 1945 года Красная армия и отделы НКВД при поддержке польского Управления общественной безопасности и отряда «Армии людовой» в течение двух недель занимались выловом партизан «Гражданской Армии Крайовой» (организации, появившейся после роспуска «Армии Крайовой») в Августовском, Сувалкском и части Сокольского района, которые нападали на советские транспортные эшелоны. 7049 человек были схвачены и брошены в лагеря контрразведки СМЕРШ. Большинство были вскоре отпущены, но след 592 поляков был потерян.

Теперь Варшава подумывает о конструировании очередного геноцида, в котором можно было бы обвинить Россию. Владимир Карпец приводит неопровержимые данные, не позволяющие воспринимать искусственно выдавливаемый из себя польским официозом «плач» за отчаяние невинных людей, а тех, о ком они «плачут» – за невинных овечек, растоптанных советским сапогом. Итак, цитирую: «Подчинявшаяся польскому правительству в изгнании, которое располагалось в Великобритании, Армия Крайова была достаточно многочисленной и хорошо организованной силой. И по советским, и по польским источникам, подпольная сеть ее партизанских ячеек насчитывала от 250 до 400 тысяч человек».

Даже известный русофоб Уинстон Черчилль на желание «Армии Крайовой» пойти войной на Москву вместе с западными союзниками смотрел, как на придурь. Вот как он отозвался о позиции верхушки «Армии Крайовой» во время московской встречи Председателем этого правительства Станиславом Миколайчиком в 1944 году: «Недавно я беседовал с вашим генералом Андерсом, и мне кажется, что он тешит себя надеждой, что после разгрома Германии союзники затем разобьют Россию. Это сумасшествие. Русских разбить невозможно!.. В вашем упорстве вы не видите того, чем рискуете... Мы сообщим всему миру, каково ваше безрассудство. Вы стремитесь развязать войну, в которой погибнет 25 миллионов человек... Вы не правительство, вы ослепленные люди, которые хотят уничтожить Европу. Я не буду заниматься вашими делами. Думайте о них сами, если вы хотите оставить на произвол судьбы ваш народ. У вас нет чувства ответственности перед вашей родиной. Вы безразличны к ее мучениям. У вас на уме только низменные собственные интересы... Ваша аргументация является, попросту говоря, преступной попыткой сорвать соглашение между союзниками с помощью "либерум вето" [либерум вето – принцип, согласно которому в шляхетской Польше решение сейма отменялось, даже если против него выступал только один-единственный шляхтич] ...Если вы хотите завоевать Россию, то действуйте самостоятельно. Вас следует посадить в больницу для умалишенных...».

Владимир Карпец уточняет, что в 1994 году Российская академия наук, Институт славяноведения и балканистики, Государственный архив РФ и Научный центр общеславянских исследований издали очень малым тиражом (500 экземпляров!) собрание документов под названием «НКВД и польское подполье». Вот несколько донесений HKBД, касающихся деятельности АК в тылу советских войск на освобожденных землях в 1944-м, 1945-м и даже в 1946 году:

«16 октября 1944 года. В Холмском уезде действуют отряды "АК"... […]Эти отряды совершили более 10 вооруженных нападений. Убито 15 человек из числа местных работников. В Замостьянском уезде повстанцами убито 11 человек, из них 5 военнослужащих Красной Армии».

«С 1 по 10 июня 1945 года на территории Польши бандами "АК" совершено 120 вооруженных налетов на органы общественной безопасности и милиции, мелкие группы советских и польских военнослужащих, а также на гражданское население украинской и белорусской национальности; убито 16 советских военнослужащих, 3 польских, 27 сотрудников органов общественной безопасности и милиции, 25 членов ППР и активистов, 207 - гражданского населения».

Еще одно донесение за июнь 1945 года: «6 июня с.г. банда "АК" подпоручика Цибульского, известного по псевдониму "Сокол", учинила погром над украинским населением деревни Ветховина (13 километров юго-западнее города Холм). Бандиты убили 202 человека, в том числе грудных детей, подростков, мужчин и женщин всех возрастов. Мирные жители убивались огнестрельным оружием, мотыгами, лопатами, топорами, ножами, женщинам рубили головы, мужчин пытали раскаленными железными прутьями».
«30 ноября 1945 года. Убито 39, ранено 24, пленено 8 сотрудников милиции». «Военнослужащих Красной Армии убито 6 и ранено 5 человек».
«Убито 18 военнослужащих Красной Армии».
«Убит 61 человек из местного населения».


Как видим, польские патриоты за врагов Польши считали не только некоторых поляков, с которыми они расправлялись, но и младенцев!

Мексиканский президент Порфирио Диас как-то воскликнул: «Бедная Мексика! Так далеко от Бога, и так близко к Соединённым Штатам!». Перефразируя эти слова, можно воскликнуть: «Бедная Польша! Так далеко от Бога и здравого смысла!».

Кстати, поляки, претендуя на звание универсальных носителей свободы, не досаждают американцам претензиями за геноцид индейцев или вьетнамцев, которых Вашингтон уничтожал поистине варварскими методами. Об индейцах всем известно. Во Вьетнаме до сих пор рождаются дети-уроды – последствия американского химоружия. Не трогают поляки и англичан, развязавших опиумные войны с Китаем в XIX веке. Англичанам было выгодно сбывать опиум китайцам. Но, чтобы китайские правители не особо артачились, они просто разгромили китайскую армию и принялись заваливать китайцев наркотиками. Если в 1842 году население Китая составляло 416 118 200 человек, из них 2 млн. – наркоманов, то в 1881 году – 369 183 000 человек, из них 120 млн. – наркоманов. Разве это не геноцид?

Но поляки готовы не только молчать об этом, но и активно помогать англосаксам проводить свою политику. Так вела себя Польша всегда.

Но, слава Богу, у России есть верные друзья. Это и сербы, смотрящие на неё с надеждой, и кубинцы, до сих пор мужественно сопротивляющиеся американскому диктату, и многие представители в арабском мире.

Армянский писатель Грант Матевосян писал: «Для гражданина Армении самая большая утрата – это утрата статуса человека империи. Утрата защиты империи в лучшем смысле этого слова, как и утрата смысла империи, носителем которого всегда была Россия. Имперского человека мы потерями. Великого человека, возвышенного человека, утвердившегося человека. Можете называть этого человека дитем царя, дитем Москвы, или же дитем империи. И я осмелюсь утверждать, что армяне, начиная с 70-х годов прошлого века и по наши дни, были более возвышенными, более могущественными и, хотя это может показаться парадоксальным, более свободными армянами, чем те, которые освободили нас сегодня от имперского ига».

Англичанин С.Грэхема в своих записках писал: «Я люблю Россию. Она для меня в некотором смысле есть нечто большее, чем моя родная страна. Иногда мне кажется, что я счастливый принц, нашедший Спящую Красавицу».

Есть множество людей, которые варваров в русских не видели. Но их слова и их эпистолярное наследие утаивается от западного обывателя.

Нас потому обвиняют беспрерывно в геноцидах и варварстве, потому что мстят нам за наши победы. Они мстят нам за подвиги наших дедов, за их героизм и силу духа. Не сумев побороть нас штыком, они пытаются сделать это глаголом.

 
http://www.segodnia.ru/index.php?pgid=2&partid=1&newsid=15093

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Польша
« Ответ #11 : 10/07/12 , 12:55:06 »
 
ВРАГИ НАПАЛИ НА ШУШПАНЦЕР

Эпическая картина живописи некоего Ежи Коссака "Битва под Кутно" от 1939 года посвященная знаменитому мифу об атаке легкой кавалерии. (с)

Доставляет здесь всё - начиная от стрельбы из пистолета в триплекс, сдающихся под могучим напором улан немцев и заканчивая ударом пики в лоб неизвестному бронемонстру (танк Гротте?), явно вылезшему из мультов о "Войнах клонов" эпохи расцвета Торговой Федерации.

 
Но и это еще не всё: оказывается, в 1943 Коссак перерисовал свой шедевр, видимо несколько раз увидев настоящие танки. Что не сделало их более похожими: смахивают на мутировавших "Черчиллей" с башнями от "Матильд"

http://inpherno.livejournal.com/

Онлайн Vuntean

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 7117
Re: Польша
« Ответ #12 : 06/12/12 , 21:04:46 »

Рукопожатный польский генерал



2 октября 1944 года. Польский генерал Тадеуш «Бур» Коморовский (Tadeusz Bуr-Komorowski) пожимает руку обергруппенфюреру СС Эриху фон дем Бах-Зелевски (Erich von dem Bach-Zelewski) после подписания капитуляции варшавских повстанцев. На втором плане слева (в фуражке с эмблемой немецкой военной полиции) — губернатор Варшавы Людвиг Фишер (Ludwig Fischer).


Интересно, был ли ещё хоть один случай в ходе второй мировой войны, чтобы сдающийся обменивался рукопожатием с победителем?


Впрочем, у них это была уже не первая встреча.


Встреча Т.Комаровского с Бахом состоялась в предместье Варшавы — Ожарове примерно за месяц до капитуляции.


Вот как описал её Бах в своих показаниях на Нюрнбергском процессе: «Мы вели чисто товарищеские беседы. Обсуждали его личные надобности и потребности группы его офицеров, связанные с их местом жительства, питанием и удобствами... Я говорил ему, что имею славянскую кровь, что девичья фамилия моей матери Шиманская и тогда совместно с Т.Комаровским мы установили, что мои и его предки получили шляхетский титул от короля Яна III Собесского после взятия Вены».
(Иванов С.Г. Бессмысленная жертва. Варшавская трагедия 1944 года: виновники истинные и мнимые // Военно-исторический журнал. 1999. №4. С.45)


http://pyhalov.livejournal.com/171256.html

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Польша
« Ответ #13 : 20/01/13 , 16:04:19 »
    18.09.1939 Немцы убегают в панике 
Кто ж с утра порадует, если не польская пресса




Чтоб примерно было понятно о чем пишется в газете:
и
http://poltora-bobra.livejournal.com/556409.html

Поляки живут в какой-то виртуальной реальности - гоняют с французами немцев, бомбят Берлин, русских на востоке не замечают.

В этот же день, 18.09.1939,  советские газеты были посвящены событиям в Польше

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Польша
« Ответ #14 : 18/04/13 , 11:56:02 »
 Польская оккупация Чехословакии

У товарища cas1961 отличная подборка фотографий на тему расчленения и оккупации Чехословакии, где помимо собственно роли немцев, показана и роль пособников Третьего Рейха, в частности "белой и пушистой польской овечки".( Читать дальше... )