Автор Тема: Фильм от опущенных немцев  (Прочитано 32407 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Русский Антиф

  • Гость
- ... и вот тогда нас всех, кроме фрау Миттенштерн, изнасиловали эти грубые русские мужланы.
- А почему "кроме фрау Миттенштерн"?
- Она не захотела



Times: в Германии выходит фильм об изнасилованиях немок советскими солдатами

В Германии выходит фильм «Женщина в Берлине», посвященный проблеме изнасилований немок советскими солдатами после свержения Гитлера, пишет The Times.
В основу сюжета лег дневник журналистки Марты Хиллерс, начатый в бомбоубежище в Берлине в день рождения Гитлера 20 апреля 1945 года. Она рассказывает, что после взятия Берлина была неоднократно (!!! С.) изнасилована советскими солдатами, как и многие другие немецкие женщины.

Издание отмечает, что выход фильма, скорее всего, всколыхнет в Германии обсуждения отношения к России и событиям войны. «Газета.Ru»


Там еще и наши типа актеры играют.

Сидихин, кстати, в главной роли.
Еще есть некто Александра Куликова, Виктор Жалсанов.
Но что более всего убило - Самвел Мужикян в роли Андропова!

==

Как всегда - больные жидовские фантазии будут выданы за исторический факт. А западная публика любое русофобское говно проглотит - не поморщится, ибо это - их основная пища...

http://cldlune.livejournal.com/343026.html

штурмовик

  • Гость
Re: Фильм от опущенных немцев
« Ответ #1 : 03/11/08 , 05:18:40 »
Цитировать
и вот тогда нас всех, кроме фрау Миттенштерн, изнасиловали эти грубые русские мужланы.
- А почему "кроме фрау Миттенштерн"?
- Она не захотела
;D ;D ;D ;D
Цитировать
А эти все в доИсторическом материазьме карлика мордехая леви .... и русоненавистника энгельса...
А при чем тут Маркс и Энгельс?Вы всерьез полагаете,что их в Европе много кто читает? ;D ;D

xxx

  • Гость
Re: Фильм от опущенных немцев
« Ответ #2 : 06/11/08 , 23:11:23 »
По поводу "советского насилия" в Германии.

БЕРЛИНСКАЯ ОПЕРАЦИЯ 1945 г.: ДИСКУССИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
http://gpw.tellur.ru/page.html?r=books&s=beevor

Образ советских войск как «азиатских орд» и насильников-убийц, усиленно вбивался в головы немцев нацистской пропагандой, а затем небольшой группой историков-неофашистов, от которых давно отвернулись в Германии.
Перед приходом Красной армии фашисты вели лживую пропаганду среди населения о «зверствах», которые якобы будут чинить Красная Армия над немецким населением.
«Образ солдат с горящими факелами над лицами женщин, укрывшихся в бункере, выбирающих себе жертвы, характерен для всех советских армий, действовавших в Берлинской операции».
В Берлинской операции участвовали войска трёх фронтов: 1-го Белорусского (командующий — Маршал Советского Союза Г.Жуков), 1-го Украинского (командующий — Маршал Советского Союза И.Конев) и 2-го Белорусского (командующий — Маршал Советского Союза К.Рокоссовский), а их общая численность составила более 2,5 млн чел. Не много ли «солдат с горящими факелами»?

Какова в общих чертах реальная суть этой непростой и болезненной проблемы?

Бойцы и командиры Красной Армии совершили великий подвиг, освободив территорию своей страны, а затем, совместно с союзниками, оккупированные агрессорами страны Европы и Азии. Позади осталась родная земля, разорённая солдатами вермахта. Захватчики разрушили более 1700 городов и посёлков, свыше 70 тыс. деревень, сожгли более 6 млн. зданий, подвергли разрушению 84 тыс. школ, 40 тыс. больниц, 43 тыс. библиотек, более 400 музеев.
Страна за четыре года войны и оккупации потеряла более 26 млн. человек только убитыми на фронтах, расстрелянными и замученными в плену, погибшими в результате бомбардировок, артобстрелов, непосильных работ и террора на временно оккупированной территории страны, не говоря уже о косвенных потерях. Десятки миллионов остались без крова. Трагедия, ужас пришли в каждую советскую семью и ярости солдат и офицеров, вступивших с боями на вражескую землю не было предела. Лавина мести могла захлестнуть Германию, однако этого не произошло!!!

Отношение к немецкому населению Сталин впервые сформулировал в феврале 1942 г. Отвергая нацистскую клевету о том, что Красная Армия имеет целью истребить немецкий народ и уничтожить германское государство, советский лидер заявил: «Опыт истории говорит, что гитлеры приходят и уходят, а народ германский, а государство германское — остается». Вермахт в это время ещё находился в 100 км. от Москвы.

Из Приказа Народного Комиссара Обороны И.Сталина 23 февраля 1942 года № 55
Цитировать
Красная Армия имеет своей целью изгнать немецких оккупантов из нашей страны и освободить советскую землю от немецко-фашистских захватчиков. Очень вероятно, что война за освобождение советской земли приведет к изгнанию или уничтожению клики Гитлера. Мы приветствовали бы подобный исход. Но было бы смешно отождествлять клику Гитлера с германским народом, с германским государством. Опыт истории говорит, что гитлеры приходят и уходят, а народ германский, а государство германское — остается.

С вступлением Красной Армии на территорию стран-агрессоров были приняты чрезвычайные меры против бесчинств по отношению к мирному населению. 19 января 1945 г. Сталин подписал приказ, который требовал не допускать грубого отношения к местному населению. Он был доведён до каждого солдата. В развитие этого приказа последовали приказы Военных Советов фронтов, командующих армиями, командиров дивизии и других соединений. Приказ Военного Совета 2-го Белорусского фронта, подписанный маршалом К.Рокоссовским, предписывал мародёров и насильников расстреливать на месте преступления.

Тысячи документов политорганов Красной Армии (т.н. «7-х отделов»), комендатур, прокуратуры, которые непосредственно занимались устранением негативных явлений в отношениях войск с местным населением и таким образом способствовали выполнению боевых задач, показывают, что в этом направлении постоянно велась интенсивная работа, и она постепенно приносила положительные результаты.

За состоянием отношений армии и населения внимательно следила Ставка Верховного Главнокомандования. С началом Берлинской операции и особым в связи с этим накалом вооружённой борьбы Ставка направила в войска ещё один важный документ:

Цитировать
Директива Ставки Верховного Главнокомандования
командующим войсками и членам военных советов
1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов об изменении
отношения к немецким военнопленным и гражданскому населению

20 апреля 1945 г.

Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:

1. Потребуйте изменить отношение к немцам как к военнопленным, так и к гражданским. Обращаться с немцами лучше. Жестокое отношение с немцами вызывает у них боязнь и заставляет их упорно сопротивляться, не сдаваясь в плен. Гражданское население, опасаясь мести, организуется в банды. Такое положение нам невыгодно. Более гуманное отношение к немцам облегчит нам ведение боевых действий на их территории и, несомненно, снизит упорство немцев в обороне.

2. В районах Германии к западу от линии устье реки Одер, Фюрстенберг, далее река Нейсе (западнее) создавать немецкие администрации, а в городах ставить бургомистров — немцев. Рядовых членов национал-социалистической партии, если они лояльно относятся к Красной армии, не трогать, а задерживать только лидеров, если они не успели удрать.

3. Улучшение отношения к немцам не должно приводить к снижению бдительности и панибратству с немцами.
Ставка Верховного Главнокомандования.
И.СТАЛИН
АНТОНОВ

Наряду с разъяснительной и воспитательной работой, принимались жёсткие карательные меры. Как свидетельствуют данные Военной прокуратуры, в первые месяцы 1945 г. за совершенные бесчинства по отношению к местному населению было осуждено военными трибуналами 4148 офицеров и большое число рядовых. Несколько показательных судебных процессов над военнослужащими завершились вынесением смертных приговоров виновным.

xxx

  • Гость
Re: Фильм от опущенных немцев
« Ответ #3 : 06/11/08 , 23:18:51 »
Из донесения члена военного совета 1-го Украинского фронта начальнику главного политического управления РККА о политической обстановке на занятой территории Германии в полосе войск фронта от 4 апреля 1945 г.

Во второй половине марта войсками фронта занято на территории Германии 10 городов, в том числе 2 областных центра (Ратибор и Нейсе).

Большинство немецкого населения этих районов самостоятельно эвакуировалось или насильно угнано немецкими властями в глубь Германии.

На месте остались главным образом, старики, женщины и дети.

Перед приходом Красной армии фашисты вели лживую пропаганду среди населения о «зверствах», которые якобы будут чинить Красная Армия над немецким населением.

Вот почему немецкое население встречает приход Красной армии с ужасом и страхом за свое будущее.

Имели место даже случаи самоубийства. Так, при вступлении частей Красной армии в село Медниц не успевшие эвакуироваться 58 женщин и подростков перерезали себе вены на руках для того, чтобы Красная Армия не забрала их на работу.

Отношение населения к Красной Армии на ранее занятой территории Германии остается враждебным. Они совершают диверсионные акты и помогают скрываться немецким солдатам, оставшимся в тылу войск фронта.

Однако внешне немцы покорны, аккуратно выполняют все поручения и высказывают удовлетворение установленным для них режимом. Так, пастор города Заган Эрнст Шлихен заявил: «Мероприятия, проводимые советским командованием, расцениваются немецким населением как справедливые, вытекающие из военных условий.

Но отдельные случаи произвола, особенно факты изнасилования женщин, держат немцев в постоянном страхе и напряжении».

Военные совета фронта и армий ведут решительную борьбу против мародерства и изнасилования немецких женщин.

Член Военного совета 1-го Украинского фронта
Генерал-лейтенант КРАЙНЮКОВ

Оффлайн Evgeniy Kharchikov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7838
Re: Фильм от опущенных немцев
« Ответ #4 : 05/05/09 , 00:36:33 »
varjag_2007

Советский солдат в логове фашистского зверя

Приближается наш самый великий праздник - День Победы. И снова либерал-фашистский интернационал будет пытаться принизить Подвиг наших отцов и дедов, отстоявших нашу страну и мир на земле, принизить, чтобы поставить под сомнение. И в очередной раз будут муссироваться миф о двух миллионах изнасилованных немок или кровавые злодеяния над белыми и пушистыми немцами.

Вот так, буквально одним росчерком журналистского пера, немцы превратились из агрессоров в «страдальцев», а красноармейцы, наоборот, из освободителей – в оккупантов и насильников. Массовые изнасилования, будто бы совершенные Красной армией в Германии в конце войны, являются одним из наиболее распространенных антироссийских мифов на Западе. Он начал использоваться практически сразу после конца войны, чтобы дискредитировать бывших союзников и идеологически обосновать предстоящие будни холодной войны. Практические все данные о тотальном изнасиловании Германии русскими варварами "историки" (в их числе и Энтони Бивор) берут, как правило, из книги Остина Дж. Аппа (Austin J. App) "Изнасилование женщин завоеванной Европы" (Ravishing the Women of Conquered Europe) опубликованной в апреле 1946 года. Правда, цифры изнасилованных советскими войсками немецких женщин там явно взяты с потолка. Так он пишет: "Никто точно не знает, сколько всего женщин было изнасиловано, но по оценкам врачей, в одном только Берлине не менее 100 000 женщин, в возрасте от 10 до 70 лет." А буквально на следующей странице он, описывая бесчинства наших солдат в Австрии, продолжает: "В одной только Вене они (советские солдаты) изнасиловали 100 000 женщин, причем не один раз, а по много раз, включая не достигших 10-летнего возраста девочек, и старых женщин." То есть, по его мнению, в каждом крупном городе советские солдаты насиловали в среднем по 100.000 женщин. При этом никакими документальными свидетельствами эти цифры не подкреплены. Не буду утверждать что ничего подобного не было, но то что не в таких масштабах это точно. Вот, например, что писал в 1945 году, Осмар Уайт австралийский военный корреспондент: "В Красной армии господствует суровая дисциплина. Грабежей, изнасилований и издевательств здесь не больше, чем в любой другой зоне окукупации. Дикие истории о зверствах всплывают из-за преувеличений и искажений индивидуальных случаев под влиянием нервозности, вызванной неумеренностью манер русских солдат и их любовью к водке. Одна женщина, которая рассказала мне большую часть сказок о жестокостях русских, от которых волосы встают дыбом, в конце концов была вынуждена признать, что единственным свидетельством, которое она видела собственными глаазами, было то, как пьяные русские офицеры стреляли из пистолетов в воздух или по бутылкам…"

С тех пор количество изнасилованных немок, румынских, венгерских, чешских и пр. женщин ежегодно неумолимо возрастает. Скоро окажется, что вся белая Европа - плод насильственной любви русских варваров. А как же было на самом деле?

В журнале Шпигель за 1975 год в 20м номере DER SPIEGEL 20/1975 vom 12.05.1975, Seite 70 рассказывалось про тогда новые документы, найденные одним из редакторов Шпигеля в архивах С.Ш.А, касающиеся приказов из советских военных штабов, приговоров судов, дневников /высказываний красноармейцев. В статье упоминается:
Малиновский ( в связи с определенными беспорядками при наступлении на Румынию осенью 1944 года), принявший решительные меры. Последовал ряд наказаний и приговоров военных судов. Контакты с гражданским населением были ограничены и от солдатов под угрозой наказания требовали, чтобы "во внешнем поведении военное достоинство и выправку сохранять", "не разрешай себе ничего, что твоей чести претит".

При вступлении в Венгрию снова были нарушения дисциплины. Тогда последовало обращение-предостережение военного совета 3-го Украинского Фронта: "Не причиняй мирному населению вреда. Не разрешай себе ничего, что твоей чести претит и твое славное имя чернит. Где бы ты ни был, веди себя всегда так, чтобы твое поведение вызывали уважение перед Красной Армией и нашей Страной. Все должны видеть, что Красная Армия -сильнейшая и ее солдаты - храбрейшие, отважнейшие и в то же время наиболее цивилизованные и дисциплинированные."

Данный указ однако нарушался. Тогда НКВД ввело спецподразделения, которые с провинившимися жестко обходилось; как только они (НКВД )начинали свою деятельность, не воруется и не грабится - их жесткие наказания действуют устрашающе. Советские офицеры пристреливали насильников - теперь ссылаясь на указ. Каждый красноармеец, офицер ли солдат ли, мог убить боевого товарища, если тот нарушил приказ Сталина.

В то же время плакаты пропагандистов призывали к отмщению над фашистскими кровавыми убийцами. Вскоре, однако, военачальники пришли к выводу, что данные эмоциональные призывы подрывают дисциплину. 2-й Белорусский Фронт запретил в одном приказе любое мародерство в Восточной Пруссии, другие приказы за изнасилования и преднамеренное разрушение немецкого имущества предполагали жесткие наказания.

29 января по приказу Маршала Жукова во всех батальонах 1-го Белорусского Фронта был зачитан приказ, который запрещал красноармейцам, "притеснять немецкое население, грабить квартиры и сжигать дома". В тоже время должен был быть также зачитан пред. приказ Сталина:

"Офицеры и красноармейцы! Мы идем в страну противника. Каждой должен хранить самообладание, каждый должен быть храбрым...Оставшееся населения на завоеванных областях, независимо от того немец ли, чех ли, поляк ли, не дожен подвергаться насилию. Виновные будут наказаны по законам военного времени. На завоеванной территории не позволяется половые связи с женским полом. За насилие и изнасилования будут виновные расстреляны. "

При такой доле изнасилованных в послевоенном населении минимум половина людей соответствующего возраста должна знать конкретные факты изнасилований, соответственно информация о таком массовом явлении должна фиксироваться путем социальных опросов современников тех событий. Между тем сторонники версии о массовых изнасилованиях, насколько известно нам, ни разу не использовали этот очевидный источник, предпочитая абстрактные рассуждения о влиянии массовых изнасилований на психологию восточных немцев.

Ну а что касается «массовости» изнасилований, то против этого также свидетельствуют рассказы очевидцев расстрелов тех действительных насильников, которых выявляли в Красной армии.

Так, глава советской оккупационной зоны в Австрии Иван Конев
отдал приказ «воздерживаться от политики мести» и «принимать решительные меры ко всем случаям незаконных конфискаций и насилия». Фронтовая молва приписывала Коневу особую жестокость, в период командования 1-м Украинским фронтом, рассказывали о расстреле 40 солдат и офицеров перед строем.

Аналогичные жесткие меры применялись в Румынии. Исследователь В.П.Брюхов вспоминает случай, когда один из офицеров его полка вместе с механиком своего танка попытался изнасиловать румынскую девушку, а когда та попыталась сбежать — застрелил ее.

«На следующий день приходят ее родители с местными властями к нам в бригаду. А еще через день органы их вычислили и взяли — СМЕРШ работал неплохо. Иванов сразу сознался, что стрелял, но он не понял, что убил. На третий день суд. На поляне построили всю бригаду, привезли бургомистра и отца с матерью. Механик плакал навзрыд. Иванов еще ему говорит: «Слушай, будь мужиком. Тебя все равно не расстреляют, нечего нюни распускать. Пошлют в штрафбат — искупишь кровью». Когда ему дали последнее слово, тот все просил прощения. Так и получилось — дали двадцать пять лет с заменой штрафным батальоном. Лейтенант встал и говорит: «Граждане судьи Военного трибунала, я совершил преступление и прошу мне никакого снисхождения не делать». Вот так просто и твердо. Сел и сидит, травинкой в зубах ковыряется. Объявили приговор: «Расстрелять перед строем. Построить бригаду. Приговор привести в исполнение». Строились мы минут пятнадцать двадцать. Подвели осужденного к заранее отрытой могиле. Бригадный особист, подполковник, говорит нашему батальонному особисту, стоящему в строю бригады: «Товарищ Морозов, приговор привести в исполнение». Тот не выходит. «Я вам приказываю!» Тот стоит, не выходит. Тогда подполковник подбегает к нему, хватает за руку, вырывает из строя и сквозь зубы матом: «Я тебе приказываю!!» Тот пошел. Подошел к осужденному. Лейтенант Иванов снял пилотку, поклонился, говорит: «Простите меня, братцы». И все. Морозов говорит ему: «Встань на колени». Он это сказал очень тихо, но всем слышно было — стояла жуткая тишина. Встал на колени, пилотку сложил за пояс: «Наклони голову». И когда он наклонил голову, особист выстрелил ему в затылок. Тело лейтенанта упало и бьется в конвульсиях. Так жутко было…. Особист повернулся и пошел, из пистолета дымок идет, а он идет, шатается, как пьяный. Полковник кричит: «Контрольный! Контрольный!» Тот ничего не слышит, идет. Тогда он сам подскакивает, раз, раз, еще.

Что мне запомнилось, после каждого выстрела, мертвый он уже был, а еще вздрагивал. Он тело ногой толкнул, оно скатилось в могилу: «Закопать». Закопали. «Разойдись!» В течение пятнадцати минут никто не расходился. Мертвая тишина. Воевал он здорово, уважали его, знали, что румыны сожгли его семью. Мог ведь снисхождения просить, говорить, что случайно, нет…. После этого никаких эксцессов с местным населением у нас в бригаде не было».

Вот еще одно свидетельство тех лет. Военная прокуратура 2-го Белорусского фронта в донесении генерал-майора Ясина оценивает общий уровень преступности в 1945 году следующим образом: «Если расстрелы немцев в настоящее время почти совсем не наблюдаются, а случаи грабежа носят единичный характер, то насилия над женщинами все еще имеют место». Однако число таких преступлений, видимо не столь велико, так как написавший отчет генерал-майор Ясин обещал: «5 мая я представляю Военному совету фронта очередную докладную записку по этому поводу, в которой дам подробный анализ всех фактов неправильного отношения к немецкому населению, которые будут зафиксированы за период с начала издания этих документов». Если бы обсуждаемых инцидентов было несколько сотен, это было бы просто невозможно. Точных цифр Ясин не приводит, но сообщает, что в каждом населенном пункте зафиксировано 2–3 подобных случая.

Демонизированный Илья Эренбург так объяснял в своих воспоминаниях это «прощение немцев»: «Русский человек добродушен, его нужно очень обидеть, чтобы он рассвирепел; в гневе он страшен, но быстро отходит. Однажды я ехал на «виллисе» к переднему краю — меня попросили среди пленных отыскать эльзасцев. Шофер был белорусом; незадолго до этого он узнал, что его семью убили немцы. Навстречу вели партию пленных. Шофер схватил автомат, я едва успел его удержать. Я долго разговаривал с пленными. Когда мы ехали назад, на КП шофер попросил у меня табаку. С табаком тогда было плохо, накануне раздобыв в штабе дивизии две пачки, я одну отдал водителю. «Где же твой табак?» Он молчал. Наконец ему пришлось признаться: «Пока вы разговаривали с вашими французами, фрицы меня обступили. Я спросил, есть ли среди них шоферы. Двое шоферов было, я им дал закурить. Здесь все начали клянчить... Одно из двух — или пускай их всех убивают, а если нельзя, так курить-то человеку нужно...».

Вот небольшой отрывок из дневника Ильи Эренбурга (Люди, годы, жизнь", книга пятая, "Советский писатель", 1966).

«В Эльбинге я увидел необычайную очередь: тысячи жителей города жаждали проникнуть в тюрьму. Я обратился к одному, на вид самому миролюбивому: «Зачем вам здесь стоять на холоду? Покажите мне город, вы, наверное, знаете, в каких кварталах еще стреляют...» Он вначале сетовал — потерял свое место в очереди, говорил, что тюрьма теперь самое безопасное место: русские, наверно, поставят охрану и можно будет спокойно переждать; он несколько успокоился, только когда я обещал вечером его доставить в тюрьму. Это был вагоновожатый трамвая, Я его не спрашивал о Гитлере — знал, что он ответит.

Он рассказал, что его док сгорел, он едва успел выскочить в одном пиджаке. День был холодный. Мы проходили мимо магазина готового платья, на улице валялись пальто, плащи, костюмы. Я сказал, чтобы он взял себе пальто. Он испугался: «Что вы, господин комиссар! Это ведь трофеи русских...» Я предложил ему выдать письменное удостоверение; подумав, он спросил: «А у вас есть печать, господин комиссар? Без печати это не документ, на слово никто не поверит».

По Растенбургу меня водил мальчик Вася, которого немцы пригнали из Гродно. Он рассказал, что работал в доме богатого немца, на груди у него была бирка, все на него кричали. Теперь он шел рядом со мной, и встречные немцы учтиво его приветствовали: «Добрый день, господин Вася!»

Позднее в западногерманской печати много писали о «русских зверствах», стремясь объяснить приниженное поведение жителей естественным ужасом. По правде сказать, я боялся, что после всего учиненного оккупантами в нашей стране красноармейцы начнут сводить счеты. В десятках статей я повторял, что мы не должны, да и не можем мстить — мы ведь советские люди, а не фашисты. Много раз я видел, как наши солдаты, хмурясь, молча проходили мимо беженцев. Патрули ограждали жителей. Конечно, были случаи насилия, грабежа — в любой армии имеются уголовники, хулиганы, пьяницы; но наше командование боролось с актами насилия. Не произволом русских солдат следует объяснить угодливость гражданского населения, а растерянностью: мечта рухнула, дисциплина отпала, и люди, привыкши шагать по команде, заметались, как стадо испуганных овец. Я радовался победе, близкому концу войны. А глядеть вокруг было тяжело, и не знаю, что меня больше стесняло — развалины городов метель из пуха на дорогах или приниженность, покорность жителей. В те дни я почувствовал, что круговая порука связывает свирепых эсэсовцов и мирную госпожу Мюллер из Растенбурга, которая никого не убивала, а только получила дешевую прислугу — Настю из Орла.

… Я получил много писем от фронтовиков, возмущенных обращением леди Гибб. (Кажется, еще больше писем получила леди — мне потом рассказывали, что почтальоны в небольшом городе, где она проживала, были подавлены лавиной русских писем.) Между тем леди Гибб случайно оказалась в центре внимания: дело было, конечно, не в ней; начиналась борьба между людьми, решившими уничтожить фашизм, и вчерашними «мюнхенцами», сторонниками «мягкого мира». Не сердобольные христиане, а вдоволь циничные политики восставали против решения Ялтинской конференции отдать под суд военных преступников, разоружить Германию и заставить немцев участвовать в восстановлении разрушенных ими городов. Как это ни звучит парадоксально, но уже в конце 1944 года, когда немцы контратаковали в Эльзасе и в Арденнах, нашлись американцы и англичане, озабоченные тем, чтобы оставить Германии, «способной преградить путь коммунизму», хотя бы часть ее военной силы.

Брэйсфорд, автор книги, изданной в Англии в 1944 году, предлагал прежде всего помочь немцам восстановить города Германии, отказавшись от каких-либо репараций, обязать чехословаков обеспечить равноправие судетским немцам, а вопрос о том, должна ли Австрия составлять часть Германии, решить плебисцитом. Различные телеграммы ТАСС выводили меня из себя. В Америке открыли довольно необычную школу: военнопленные немцы готовились к карьере полицейских в оккупированной Германии; по словам американских газет, слушатели этой школы соглашались на замену фашистского режима демократическим, но настаивали, чтобы американцы финансировали восстановление немецких городов, разрушенных союзной авиацией.

Начиная с февраля 1945 года Гитлер начал спешно перебрасывать дивизии с Западного фронта на Восточный. Вполне понятно, что из двух зол гитлеровцы выбирали меньшее. Они успели убедиться, что союзники, занимая немецкие города, снисходительно относятся ко вчерашним нацистам. В Рейнской области сплошь да рядом на посту бургомистра оставался гитлеровец. Газета «Дейли телеграф» осудила английского офицера, позволившего итальянским и русским пленным уйти из имения немецкого помещика: «Такие меры разваливают сельское хозяйство Германии». В различные Экономические органы, создаваемые союзниками, включались крупные промышленники Рура, представители треста «ИГ». Видный американский публицист обнародовал книгу, где впервые провозглашал «атлантическую общность».
Как относились к побежденным немцам западные союзники. Генерал Эйзенхауэр, например, достаточно внятно и емко изложил свои воззрения на обустройство послевоенной Германии: «Все население Германии параноидально. И нет никаких причин обращаться вежливо с этими параноиками». Рузвельт в личных беседах высказывал более конкретные предложения: кастрировать все немецкое население («нацистов и не нацистов») или поставить его в положение, исключающее возможность продолжения рода.

Вечная слава живым и вечная память павшим!

Оффлайн Evgeniy Kharchikov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7838
Re: Фильм от опущенных немцев
« Ответ #5 : 02/06/09 , 23:12:31 »
Изнасилования немок
Из книги Ю.Мухина "Средства массовой брехни"


К сожалению, не могу сейчас найти источник, в котором читал, что немцы на оккупированных советских территориях оставили миллион детей, а наша Армия на оккупированных территориях оставила всего четверть миллиона. И, знаете, в сам факт такой статистики плохо вериться, но соотношение, скорее всего, верное, и вот почему.

289

Мой отец вспоминал, что в конце войны в Германии он на марше командовал боевым разведдозором дивизии. Наткнулись на колонну немецких беженцев, которые спасались от наших войск. (И правильно делали, в Германию входили солдаты, уже увидевшие свою страну сожженной и изнасилованной.) Понимая, что будет, когда эту колонну догонят войска дивизии, отец скомандовал немцам бежать и прятаться в ближайший лес. Переждать, пока дивизия пройдет.

В это время подъехал начальник политотдела, еврей, если это имеет значение. Бросился к немцам, выхватил из толпы старика и выстрелил в него. Вернее — пытался выстрелить. Пистолет дал осечку. Но второй раз ему выстрелить отец не дал и потребовал, чтобы тот убрался, а когда начальник политотдела попытался надавить на отца должностью и званием, отец пообещал его пристрелить. Оскорбленный начальник политотдела уехал. Остановились на ночевку, и отец с тревогой ждал, когда за ним придут. Действительно, пришли. Пришел адъютант командира дивизии и под роспись ознакомил с приказом Жукова, из которого следовало, что «...за убийство цивильного немца — расстрел, за поджог дома — расстрел, за мародерство — расстрел, за изнасилование — расстрел». И этот приказ помнят все фронтовики, вошедшие в Германию, поскольку этот приказ закреплялся в памяти солдат расстрелами перед строем. Прекрасно знали о нем и немцы с австрийцами. Мне пришлось видеть телефильм нашего телевидения, наши «демократические» авторы которого стенали не о русских женщинах, изнасилованных немцами, а о немецких, изнасилованных русскими солдатами. И в одном из эпизодов авторы спросили свидетельницу — порядочную немку, были ли в их городе случаи изнасилования немецких женщин русскими. Да, — ответила она, — были, но мы пожаловались русским офицерам, насильников расстреляли публично на глазах жителей и похоронили вон в том лесу, — немка показала рукой.

290

А кто может вспомнить хотя бы о каком-либо приказе по немецкой армии, запрещающем грабежи, убийства и изнасилования? Есть ли хоть в каких-то воспоминаниях немецких ветеранов хотя бы намек хотя бы на какое-то наказание немецких солдат за изнасилование русских женщин? Чему же удивляться, что немцы оставили нам миллион детей, а мы им всего четверть миллиона.

Но посмотрите, как эта подлая цивилизованная Европа благодарит нас за эту сдержанность. Вот письмо одного из читателей «Дуэли» на эту тему.

«В книге Дугласа Рида «Спор о Сионе» (изд. «Витязь», Москва, 2000 г.), довольно обстоятельном и, можно даже сказать, непредвзятом труде, если из него исключить самую настоящую ложь о советских солдатах и сталинском режиме по еврейскому вопросу. Я наткнулся на следующий эпизод (с. 421 настоящего издания), ужасно страшный по описанию, но вместе с тем уморительно смешной по своей лживой сути, наглядно иллюстрирующий всю абсурдность лжи, выплеснувшуюся на советское войско и советских солдат в западной литературе: некая г-жа Френсис Февьелл ужаснулась, когда прочла дневник своей экономки Лотты с описанием «изнасилования Лотты и тысяч других женщин, даже 65-летних старух, вшивыми монгольскими солдатами, не раз, но множество раз, женщин с детьми, цеплявшимися за их платья...». Также в дневнике были указаны «все даты и подробности, записанные при свете фонарика, убийства тех, кто пытался защитить старых женщин, извинения русского офицера, увидевшего трупы... его объяснения Лотте, что солдатам были даны двое суток свободы грабежа...».

Теперь представьте себе следующую картину: особо озабоченные вшивые монгольские солдаты насилуют ПО НЕСКОЛЬКУ РАЗ ТЫСЯЧИ женщин, включая 65-летних старух и женщин с детьми, цепляющимися за их платья. Представляете? Я лично с трудом. Еще мне трудно

291

представить размер дневника Лотты, в котором подробно описаны все эти зверства (неужели она присутствовала при каждом из них и, как заправский управляющий, отмечала их в своем дневнике как в амбарной книге). А где совершались эти массовые изнасилования? Что за двое суток свободы грабежа, в которые, видимо, нужно было уложиться с изнасилованием ТЫСЯЧ женщин? Дуглас Рид эти вопросы не освещает...

Если бы факт изнасилования ТЫСЯЧ женщин монгольскими солдатами действительно имел место, то я сомневаюсь, что ТЫСЯЧИ изнасилованных женщин стали бы об этом молчать, СМИ в мгновение ока разнесли бы эту весть, а нынешние «демократические» историки не преминули бы посмаковать столь пикантные особенности оккупационного режима советских войск.

В своих буйных сексуальных фантазиях Лотта (или г-жа Френсис Февьелл) может дать фору самому Маркизу де Саду, а, может быть, она страстная почитательница его творчества?

Самое печальное, что все это было опубликовано на Западе и какой-нибудь не слишком утруждающий себя размышлением читатель поверил в эту белиберду, к данному вопиющему факту откровенной лжи не прилагаются примечания переводчика (отсутствует также примечание по поводу Катынского дела — Рид обвиняет в убийстве 15 000 поляков Советы, а примечания хотя бы о спорности данного положения, я уж не говорю об опровержении, нет, зато есть примечание прогерманского характера насчет присоединения Судетской области: Гитлер освободил угнетенных немцев, которые носили статус второразрядного населения. А о том, что он их использовал для своей армии — молчок).

Действительно, прав был Геббельс, когда говорил: чтобы в ложь поверили, она должна быть грандиозной.

Евсей Евсеев».

292

Меня же во всех этих байках об изнасилованиях, возмущает вопрос, а надо ли было стараться, чтобы изнасиловать немок и австриек? Вот мой соавтор по одной из книг ветеран войны А.З. Лебединцев бесхитростно вспоминает, каким на самом деле было положение с этим вопросом.

«К вечеру расположились в городке под тогдашним наименованием Ньем Бенешов, названном, скорее всего, в честь последнего буржуазного президента Бенеша. Это был маленький городишко с кирхой в центре на площади, с гостиницей, рестораном и кинотеатром. Жителей из центра отселили, и мы заняли дома под отделы штаба. Нашему отделению выделили двухэтажный домик, в котором внизу ранее был магазин радиоаппаратуры. Молодая хозяйка с грудным ребенком ночами приходила навещать свое жилье и оставалась до утра с чертежником «Алексом». Наверху проживал я с офицером связи от одного из корпусов, капитаном Блохой. Он часто бывал в отъездах, и я практически один находился в своей комнате.

Однажды услышал легкий стук в дверь. Открыв ее, я увидел цивильного мужчину, который много раз повторил по-русски с акцентом извинения. Потом он попросил разрешения взять «пару белья», так как является хозяином этой спальни. Я разрешил ему войти, и он заглянул в платяной шкаф. Покопавшись там, он вынул зонт, поблагодарил меня, собираясь выйти. Но, увидев на столе открытую пачку сигарет в сто штук, он долго не мог оторвать свой взгляд от нее. Я понял, что он давно не курил, и предложил ему закурить. Он с благодарностью взял, я дал ему зажигалку и разрешил сесть, так как меня интересовало, откуда он знает русский язык. Он объяснил, что изучал его на курсах военных переводчиков, но в России ему воевать не пришлось. «Плохо вас учили, так как то, что вы взяли, по-русски называется зонт, а не пара белья». Он искренне извинился. Оказалось, что

293

он был владельцем этой квартиры. С женой они были в разводе, и он показал ее снимок в рамке на стене. Я сказал, что дама симпатичная, и он тут же предложил привести ее и познакомить. Но я не поддержал его предложение, тогда он вызвался сделать приборку помещения. Я отказал ему и в этом, пообещав навести порядок, ибо до нас здесь побывали солдаты. На прощание я отсыпал ему с полсотни сигарет и он много раз благодарил меня за такую щедрость.

Чертежник Алексей теперь занимался любовью со своей молодой хозяйкой. Днями она не выходила на улицу. Кормил ее Алексей с кухни, принося еду в котелке. Мария просила, чтобы он взял ее с собой в Харьков, Алексей, естественно, соглашался, а она обещала ему подарить маленького «рус», намекая на зачатие от него. Однажды Алексей поднялся ко мне и попросил спуститься к ним, так как Мария припрятала радиолу «Телефункен». Приемники требовалось сдавать коменданту, а она не сдала и хотела передать нам без наказания. Я впервые видел эту молодую немку с полугодовалым ребенком на руках. У стены стояла ее младшая сестра лет 16—17. Старшая сестра предлагала через Алексея ее мне в сожительницы. Для нас это было дико и неправдоподобно. Я ушел, оставив даже радио».

Кунгурцев

  • Гость

Оффлайн Evgeniy Kharchikov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7838
Re: Фильм от опущенных немцев
« Ответ #7 : 07/06/09 , 23:21:51 »
С БОЛЬНОЙ ГОЛОВЫ НА ЗДОРОВУЮ

Оккупация на Западе

Появились в Трептовском районе и такие настроения: когда население, узнав откуда-то о возможном переходе в свой район американцев, настойчиво стало просить бургомистра возбудить ходатайство перед русским командованием оставить район за русскими, которые будут лучше обращаться и лучше кормить, чем американцы.
Из донесения начальника политуправления 1-го Белорусского фронта,
19 мая 1945

Итак объективный анализ положения с преступностью в рядах Красной Армии показал, что изнасилования как и другие виды преступлений против немецкого населения не представляли действительно массового и чрезвычайного явления, и уж тем более не являлись отражением организованной и направляемой властями политики. Однако было бы ошибкой рассматривать то или иное явление в историческом вакууме, поэтому я считаю своим долгом дать читателю хотя бы краткую справку о том, как обстояло дело с военными преступлениями у наших союзников на Западном фронте.
Для начала следует подчеркнуть важный, но часто забываемый момент. Война на Западе имела принципиально иной вид нежели война на Востоке. В Советском Союзе гитлеровцы стремились уничтожить или вытеснить на за Урал большую часть коренного населения, чтобы освободить для себя «жизненное пространство». На Западе оккупанты были гораздо в большей мере склонны к сосуществованию с коренным населением исключая ряд этнических меньшинств, наиболее ненавистных лидерам Третьего Рейха.

США и Великобритания в меньшей степени пострадали от нацистской политики хотя бы из-за того, что метрополии обоих государств не подвергались немецкой оккупации. Те англичане и американцы, попавшие в руки гитлеровцев в качестве военнопленных, подверглись гораздо лучшему обращению, чем их советские соратники. «…западный военнопленный, выполнявший все распоряжения лагерного начальства, соблюдавший лагерный распорядок, удовлетворительно работавший там, куда его направили, не участвовавший в каком бы то ни было протесте или сопротивлении власти, в руках которой он оказался, мог рассчитывать на относительно благополучную жизнь в плену» — писал немецкий исследователь проблемы плена Арон Шнеер. Случаи расправ над пленными западных стран были сравнительно редки, в отличие от Восточного фронта.

Конечно, в значительной мере руководство Рейха сдерживали опасения за судьбу собственных пленных, находившихся в руках англичан и американцев. С проигравшей войну Францией они обходились более бесцеремонно. 200 тысяч французов подверглись насильственной депортации из аннексированных областей Эльзаса и Лотарингии. Национальная экономика была разрушена репарациями, уровень промышленного производства упал за годы войны на 38%. За время оккупации во Франции были казнены 29 600 человек из числа заложников или участников сопротивления и еще около 40 тысяч человек умерли в тюрьмах.

Однако по самым высоким оценкам за время оккупации по вине гитлеровцев погиб каждый 400 житель Франции, в число жертв все же преимущественно попадали представители явно очерченных групп населения. В то время как на оккупированных территориях СССР погиб каждый 5-7-й житель, без какой-либо четкой системы, а просто в рамках этнической политики фашистов. Поэтому опыт зла, принесенного фашистскими оккупантами, был для любого советского солдата гораздо более личным и конкретным, чем для любого француза, а тем более британца или американца.

Оккупационная политика нацистов на Западе носила, если можно так выразиться, характер «бархатной». Это позволяло ожидать от западных военнослужащих даже большей сдержанности и дисциплины во время пребывания на немецкой земле, чем от советских солдат. Однако не следует упускать то, что в отличие от Советского Союза, где основным фактором формирования отношения у немцам становился личный опыт, на Западе главную роль играла пропаганда.

В годы любой большой войны информация является таким же оружием как винтовки или артиллерия. Воюющие стороны стремятся сформировать у населения и армии своей родины картину мира, способствующую консолидации сил для борьбы с врагом. Выгодным тезисом пропаганды в период боевых действий является демонизация, обоснованная или нет, солдат противника. Это сокращает вероятность сотрудничества населения с противником и одновременно вызывает ненависть у солдат, снимая психологический барьер перед убийством врага.

Традиционно особой агрессивностью отличалась британская пропаганда, которая еще в первую войну представляла немцев, как агрессивных варваров, представляющих опасность для человечества. Например, памятен плакат 1915 год, изображавший немца в виде гориллы с дубинкой, уносящего беспомощную женщину в белом, с подписью «Уничтожь это безумное животное».

Этот штамп сохранился и во Вторую Мировую войну, тем более что нацистское руководство давало гораздо больше оснований для обвинений в преступлениях против мирного населения. Это было тем более важно, что на момент начала войны в стране было немало противников вступления в конфликт и просто профашистских элементов. В 1940 году в Великобритании стартовала пропагандистская «Кампания гнева», во многом не антифашистская, а именно антинемецкая. Апеллируя к опыту Первой мировой и франко-прусской войн, пропагандисты утверждали, что вся современный нацизм является закономерным итогом всей немецкой истории, и ответственность за него несет вся немецкая нация. Именно это позицию отстаивал лорд Р. Ваннситтарт, высокопоставленный сотрудник британского внешнеполитического ведомства, в своих регулярных радиопередачах.

Авторы нападок на советскую военную пропаганду любят ссылаться на те или иные высказывания Эренбурга, забывая, что какой бы ни была его позиция, он был всего лишь одним из авторов «Красный звезды». Лорд Ваннситтарт был не просто чиновником и радиокомментатором, но и лидером обширного журналистского и научного направления в англоязычной литературе тех лет. Дональд Лач, в своем исследовании, посвященном литературе о «немецком вопросе» времен мировой войны, с красноречивым названием «Что они сделают с Германией?» указал на множество влиятельных авторов в Великобритании и США, стоящих на позициях «ваннситтартизма». Сторонники этого направления утверждали, ссылаясь на историю, социологию и даже медицину, что немцы являются обладателями особо извращенного сознания, важнейшая черта которого – агрессия направленная во вне.

В результате «Кампании гнева», ключевую роль в которой играли «ваннситтартистские» мотивы, доля британцев, считающих народ Германии ответственным за войну, увеличилась с 6% в 1939 году до 41% в 1943-м. В США в начале доля населения, мыслящего подобным образом, возросла с 9% в 1941-м до 55% в конце войны. Таким образом к концу войны в значительной прослойке американского и английского общества сформировались устойчивые германофобские настроения, принимавшие порой крайние формы.

К концу войны, после появления видимого перевеса на стороне антигитлеровской коалиции число «ваннситтартистских» публикаций в Великобритании стало сокращаться, однако инерция их влияния на массовое сознание была велика. Ненависть к немецкому народу через пропаганду проникала в армейские и гражданские массы США и Великобритании, что не могло не сказаться на их отношении к немцам после Победы. Германофобские воззрения долго сохранялись у многих британцев и после окончания войны. Уже в 1950-е годы посещая СССР в качестве туристов гости из Великобритании удивлялись, почему советские люди столь сдержанны и корректны по отношению к находившимся там туристам из Германии. «Мы не политики, но немцев не можем видеть.... Они сейчас поставлены в такие условия, что вынуждены с вами дружить, но идея гегемонии у них в крови» — твердили они ошарашенному русскому гиду.
Впрочем, «смягчение» конца войны в меньшей степени затронуло пропаганду, ориентированную на воюющую армию. Американское командование почему-то было до крайности озабочено опасностью «братания» солдат с немецким населением. Поэтому наглядная даже агитация послевоенных месяцев была направлена на напоминание о военных преступлениях немцев и создание отчуждения бойцов по отношению к населению Германии.

Самое худшее, что «ваннситтартистских» воззрений, видимо, придерживались и члены политических элит Западных государств, входящих в коалицию. Генерал Эйзенхауэр, например, достаточно внятно и емко изложил свои воззрения на обустройство послевоенной Германии: «Все население Германии параноидально. И нет никаких причин обращаться вежливо с этими параноиками». Рузвельт в личных беседах высказывал более конкретные предложения: кастрировать все немецкое население («нацистов и не нацистов») или поставить его в положение, исключающее возможность продолжения рода.

К счастью, в итоге были приняты более сдержанные предложения, т. н. «план Моргентау», предусматривающей простое ослабление Германии, ее превращение в аграрную страну без перспектив создания развитой промышленности. Однако само отношение не могло не быть замеченным военным командованием и военной юстицией, что приводило к известной снисходительности к любым проявлениям германофобской агрессии.

Не многим лучше складывалось положение на Востоке, где военная пропаганда США готовила американских солдат к встрече с японцами, которых она изображала «недочеловеками», причем в той же манере, что немецкая – русских на Восточном фронте. Военные агитационные материалы прокламировали национальное превосходство американцев над японцами, опасность и примитивность японцев как народа. Многие высшие военные чины вполне серьезно считали, что японская нация должна быть уничтожена полностью. Эти настроения быстро и легко проникали в солдатские массы превращая убийство «недочеловеков» в норму не только на поле боя. Сегодня это кажется диким и невозможным, однако по отзывам бывших солдат, сражавшихся на Тихоокеанском фронте, «убить японца было все равно, что убить гремучую змею». Убивали сдающихся в плен, подозреваемых в шпионаже, просто попавших под горячую руку мирных жителей. У убитых на Соломоновых островах американцы вырывали золотые зубы, словно копируя методы Освенцима. Кто-то коллекционировал уши и черепа убитых, некоторые даже отправляли такие «сувениры» домой, родным, и это не вызывало особого удивления в тылу.

Объектами подобной жестокости становились и японские военнопленные, и гражданское население. Из сохранившихся военных документов известно минимум два случая массовых изнасилований, учиненных американскими частями в Японии. 77 женщин подверглись насилию в госпитале Омори в 1945, среди которых были находившиеся в больнице после родов. Во время оргии американцами был убит ребенок родившийся за два дня до того: разгулявшиеся солдаты бросили его на пол. Аналогичные события повторились в Нагойе, где оккупанты изнасиловали, по сообщению генерала Макартура, всех женщин от 10 до 55 лет.

Точная статистика сексуальных подвигов американцев в Азии неизвестна. По сообщениям исследователей сейчас сохранилось менее 10% документов, посвященных преступлениям американских солдат в регионе. По доступным в настоящий момент данным в период боевых действий военная юстиция фиксировала по 30 случаев изнасилования в день, а с начала 1946 ежедневно сообщалось о примерно 330 изнасилованиях. Общая численность изнасилованных, видимо, никак не меньше 6 тысяч человек.

Не отставали и солдаты на Европейском фронте. Связист Эдвард Уайз брезгливо писал в дневнике: «Перебрались в Оберхунден. Цветные ребята устроили здесь черт-те что. Они подожгли дома, резали всех подряд немцев бритвами и насиловали». Образ чернокожего насильника-американца довольно быстро перекочевал в немецкую пропаганду, запугивавшую население западных областей Германии.
Действительно, при анализе преступлений американских солдат можно часто услышать ссылки на вину чернокожего контингента. Действительно, по данным статистике чернокожие солдаты в три раза чаще представали перед военными судами, чем их белые сослуживцы, что объясняется как худшим социальным положением и соответственно большей криминогенностью негритянского меньшинства в Соединенных Штатах в 1940-е, так и дискриминационной политикой органов военной юстиции.

«Когда бои перешли на немецкую землю, хватало изнасилований,— писал журналист Осмар Уайт,— совершаемых боевыми частями и теми, кто следовал за ними. Ситуация менялась от части к части в зависимости от позиции командира. В некоторых случаях преступники устанавливались, отдавались под суд и подвергались наказанию. Армейская юстиция была сдержана, но признавала, что за жестокие или предотвращенные сексуальные преступления против немецких женщин некоторые солдаты были расстреляны, чаще всего, если они оказывались чернокожими. Хотя я знаю случаи, когда женщины были изнасилованы белыми американцами. Никаких мер против этих нарушителей не принималось».

Жертвами изнасилований становились не только немки. Томас Бейли витиевато отмечал, что даже с жительницами освобожденного Парижа американские солдаты часто вели себя так «как обычно ведут себя с женами и дочерями врага». Впрочем, те же французские подразделения часто показывали себя не с лучшей стороны. Например, марокканские части «Свободной Франции» превратились в настоящий бич оккупированных итальянских территорий. Особенно широко стала известны майские события 1944 года в Монте-Кассино, где по некоторым данным были изнасилованы все женщины от 11 до 86 лет общей численностью до 2000 человек, около 800 человек погибло при попытках сопротивления преступникам. Это повторилось и позже. Во взятом французскими частями Штуггарте по некоторым данным было изнасиловано 1198 человек, в Виллингене с населением 12 000 человек было зафиксировано 500 изнасилований.

Эти массовые изнасилования, получившие название «марокканизации» («Marocchinate») стали своего рода брендом варварских военных преступлений в западной культуре. Так описания немецкой пропагандой ужасов Неммерсдорфа, в американской – изнасилований в Гданьске, подозрительно перекликаются с реальными событиями в Монте-Кассино. В частности обращает на себя внимание «приемлемость» насильниками жертв всех возрастов. Для Марокко 1940-х с низкими стандартами жизни и, соответственно, необходимость ранних браков это еще возможно, но для сравнительно развитого к тому моменту Советского Союза подобная широкая сексуальная приемлемость уже не могла быть столь массовой.

Всего на Европейском театре военных действий по данным последних исследований одними только американцами было совершено около 14 000 изнасилований немок, француженок и англичанок (последние стали жертвами дислоцированных в Великобритании американских солдат).
Помимо изнасилований большую проблему американской армии составляли бытовые кражи. По признанию американских историков «барахольство» было столь широко распространено в американской армии, что представляло собой своего рода солдатский спорт. Первые случаи массовых грабежей были зафиксированы еще на территории Бельгии, с началом боев на территории Германии ситуация стала просто катастрофической.

Масштабы явления были столь значительны, что вызвали тревогу даже у офицеров армии США, так как угрожало уже не местному населению, но состоянию дисциплины в войсках. В сентябре 1945 года генерал-лейтенант Люциус Клэй в директиве к войскам, находящимся под его командованием, выражал возмущение «случаями краж, осуществленными солдатами в районе Берлина», и отмечал, что «незаконный захват частной собственности американскими военными в районе Берлина приобрел такой масштаб, что опозорил их командование». Еще в мае адъютант Эйзенхауэра сообщал шефу, что «проверка посылок, отправляемых американским военным персоналом друзьям и родным в США, выявила доказательства многочисленных краж, совершенных американскими войсками». Многие из посылок содержали «разнообразные предметы, приобретенные в результате запрещенного мародерства, в том числе стрелковое оружие и другую государственную собственность».

Вооруженная охрана наиболее ценных предметов, т. н. «культурных ценностей», не давала желаемого эффекта, во многих случаях они расхищались самими караульными. Так, американская часть, получившая приказ охранять замок Шварцбург, оставила объект в начале июля 1945 года. После ее отъезда ящики с охранявшимися ценностями были вскрыты. По сообщению директора Государственных художественных коллекций Веймара, ценных картин, находившихся в замке, были похищены. Факты указывали на то, что картины были похищены американскими солдатами.

Происходящее в западных зонах оккупации не ускользало от внимания советской стороны: «В городе Торгау, находящемся на западном берегу Эльбы, наши офицеры наблюдали, как американские офицеры в чине майоров и капитанов заходили в немецкие дома и требовали вина, шарили по квартирам и в подвалах»  — сигнализировали из 5-й гвардейской армии.

«Следует отметить, что большинство американских солдат были пьяны и вели себя неприлично, в городе усиленно занимались барахольством (многие носят на руках по 5–8 часов), хвалились перед нашими бойцами нанизанными на пальцы кольцами, которые сняли с убитых немцев...»  — сообщал политотдел 425 стрелковой дивизии. По мнению автора рапорта «неорганизованные посещения американских солдат в наши части допускать не следует, так как они своим поведением будут способствовать разложению нашей воинской дисциплины».

Теме отношения командования западных стран к поведению своих войск следует посвятить отдельное исследование. Пока можно сказать, что, судя по всему, отмеченные Уайтом различия между низовыми подразделениями существовали и на уровне армейских группировок и зависели от позиции командующего. Так считается, что фельдмаршал Монтгомери был обеспокоен падением дисциплины в армии в то время как фельдмаршал Александер, командовавший союзными войсками в Средиземноморье мало тревожился о бесчинствах личного состава. Так или иначе, констатировать, что из-за сознательного саботажа отдельных офицеров или из-за общих недостатков системы военного командования меры по борьбе с имущественными преступлениями имели достаточно ограниченную эффективность.

Какое-то время проблемы немецкого населения  воспринимались как малозначимые и второстепенные. Более того американские и английские войска были склонны демонстрировать откровенное пренебрежение к немцам. Многие заведения, обслуживавшие представителей оккупационных сил в Западных зонах, снабжали табличками, запрещающими вход «собакам, немцам и перемещенным лицам». Подобные запреты не скрывались и применялись с некоторой демонстративностью: так они действовали даже в журналистском пресс-кемпинге при Нюрнбергском трибунале, которым управляла американская сторона. Долго был памятен разразившийся там скандал, когда американские солдат сбросил с лестницы ведущей к столовой швейцарского журналиста приняв его за немца. Администрация принесла тогда свои извинения за ошибку, но вид хромающего коллеги еще долго производил удручающее впечатление на журналистский корпус.

Советская военная администрация относилась к мирному населению гораздо более корректно, во всяком случае на официальном уровне. На Востоке столь бессмысленные и оскорбительные этнически ограничения были немыслимы, что способствовало лучшим отношениям с немцами. К тому же советской администрации удалось добиться значительного улучшения пайков на Востоке Германии по сравнению с Западными зонами даже освобожденной Францией. Как отмечал генерал Люциус Клей заместитель Эйзенхауэра: «У немцев не было никакого выбора: или стать коммунистом за 1500 калорий или верящим в демократию за 1000».

http://actualhistory.ru/91

CocoChanels

  • Гость
Фильм от опущенных немцев
« Ответ #8 : 16/07/09 , 08:19:14 »
и вам выражаем свою признательность за участие в конкурсе - добро пожаловать Кино выбрали хорошее - это уже большой плюс  8  По поводу темы - довольно кратенько, но по существу... Хотелось бы еще услышать ваше личное мнение - за что именно вы любите этот фильм?  :wink:

Serebrjany mir

  • Гость
Фильм от опущенных немцев
« Ответ #9 : 28/09/09 , 16:16:43 »
Яна, да нет  не с ума сходишь, просто фильм хороший.
Я то же уже два раза посмотрел, и не сколько не жалею, появится на DVD еще раз посмотрю с удовольствием. Вообще эта работа понравилась больше чем первый Бумер.

С уважением,
Дмитрий.

Оффлайн Evgeniy Kharchikov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7838
Re: Фильм от опущенных немцев
« Ответ #10 : 15/05/10 , 11:31:20 »
«Я спала с немецкими свиньями»

Эти женщины вычеркнуты из истории — вместе со своими горестями, любовью, разлукой и желанием выжить во что бы то ни стало

+T-«Там у нас был уполномоченный с биржи, пожилой, такой смешной, он даже не немец, а с какой-то Ларингии, что ли, я с ним пошла, погуляла, потом он мне даже сам доставал спирт и сигареты...

Вырикова капризно выпятила губы.

— Очень я ими нуждаюсь!.. Я тебе так скажу — лучше иметь дело с военными: во-первых, он временно, значит, рано или поздно уйдет, ты перед ним ничем не обязана. И не такие скупые: он знает, что его могут завтра убить, и не так жалеет, чтобы ему погулять...»

Диалог предательниц Выриковой и Лядской в сакральном тексте советской литературы, «Молодой гвардии» Фадеева, призван показать всю глубину их морального падения. Леночка Позднышева, первая любовь главного героя книги, комсомольца Олега Кошевого, «принимает гостей» уже рангом повыше — не уполномоченных с биржи, а офицеров, которым она, по словам Олега, «продается за прованское масло».

Фото предоставлено автором
На фотографии последнего года войны голландские девушки, арестованные за связи с оккупантами, непринужденно курят и улыбаются. Вряд ли они догадываются о том, что совсем скоро их подвергнут публичной экзекуции — поставят на колени в навозе, обреют волосы и выкрасят головы в оранжевый цвет. Moffenmaiden— «девушки для фрицев», во Франции их называли «подстилками для бошей», на оккупированных территориях Советского Союза — «шоколадницами» и «немецкими овчарками».

В Норвегии, где нацистские оккупационные власти приветствовали связи солдат с местными девушками, во время войны и сразу же после ее окончания от подобных связей родилось 10-12 тысяч детей. Примерно две трети из них были зарегистрированы в документах организации Lebensborn («Источник жизни»), созданной в 1935 году по инициативе рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера. Эта организация занималась, в частности, распределением в приюты детей, родившихся на оккупированных территориях от сожительства «расово полноценных» одиноких матерей с немецкими солдатами или офицерами. Помимо Германии, Lebensborn управляла родильными приютами в Норвегии, Дании, Голландии, Бельгии и Франции.

Во Франции, по разным подсчетам, родилось до 200 тысяч «детей оккупации». С 2009 года в Германии действует закон, по которому дети немецких солдат и офицеров, рожденные от французских матерей, имеют право на немецкое гражданство. Французско-немецкая ассоциация C?urs sans Fronti?res («Сердца без границ») объединяет подобных детей с их ровесниками, рожденными от французских солдат матерями-немками; ассоциация помогает в поисках родственников и устраивает ежегодные встречи.

Разумеется, во время освобождения Европы отношение к подобным детям было совсем иным. Героиня рассказа Сомерсета Моэма «Непокоренная», француженка, убивает своего ребенка, рожденного от немецкого солдата. «Непокоренная» была написана Моэмом в 1944 году, в разгаре проводившейся во Франции кампании, позднее получившей название ?puration sauvage («незаконная зачистка»).

В ходе этой кампании, призванной выявлять и казнить коллаборационистов, около 26 тысяч девушек, родивших детей от немцев или просто подозревавшихся в связях с оккупантами, были подвергнуты публичным унижениям, включавшим бритье головы. Личный секретарь Уинстона Черчилля писал: «Мимо нас, под аккомпанемент ругани и угроз, медленно ехал открытый грузовик. В кузове было около дюжины женщин, все — с обритыми наголо головами, низко опущенными от стыда».

Надо заметить, что в самой Германии в это время находилось более пяти миллионов иностранных рабочих, угнанных с оккупированных территорий. Случалось, что немецкие женщины и девушки вели себя с ними, скажем так, не совсем в соответствии с декларируемыми моральными принципами нацистского государства; об этом, в частности, упоминается в отчете чиновника Департамента расовой политики: «Многие немецкие женщины не стыдятся заводить дружбу и даже вступать в интимные отношения с этими мужчинами чуждых нам народов. Они (женщины) позволяют себе открыто выпивать с мужчинами, которые даже не говорят по-немецки, в публичных местах, а потом исчезают с ними в парках или полях».

Эти женщины рисковали своей свободой: по законам Третьего рейха сексуальные отношения с людьми неарийского происхождения наказывались тюрьмой. Однако эти законы практически никогда не применялись в отношении солдат и офицеров вермахта — ни на Западном, ни на Восточном фронте.

Славяне, с точки зрения нацисткой расовой теории, считались «неполноценными», однако, несмотря на это, армия смотрела сквозь пальцы на связи между немецкими военными и женщинами с оккупированных территорий. Когда же это стало превращаться в проблему (ведь зачастую подобные отношения оказывались не только длительными, но и приводили к рождению детей), армейское руководство решило положить этому конец, и в 1942 году был выпущен циркуляр, в котором среди прочего говорилось, что «русские женщины недостойны внимания немецкого солдата».

В послевоенном Советском Союзе этот аспект войны был табуирован. Интересно, что, несмотря на отдельные случаи уголовного преследования, в Советском Союзе женщины, уличенные в сексуальных связях с нацистами, не подвергались социальному остракизму. Кто-то мог уехать в другой город из-за угрозы ареста, кто-то подделывал в документах дату рождения ребенка, однако ни о каком бритье головы или стоянии на площади с табличкой «Я спала с немецкими свиньями» (как это делалось во Франции или Голландии) речи не шло.

Интересно, что в той же Норвегии участь подобных женщин была более печальной: после освобождения этой страны пять тысяч женщин, родивших детей от немцев, были осуждены на полтора года принудительного труда, а их детей распределили по сиротским приютам.

В современной России история этих женщин и их детей до сих пор остается неисследованной. Но все же в последние годы были удачные попытки донести до широкой аудитории эту проблему: фильмы «Франц + Полина» Михаила Сегала, снятый в 1996 году и получивший несколько европейских и российских кинопремий, и «Одна война» Веры Глаголевой, вышедший в прошлом году, хотя бы отчасти восполняют этот пробел.

(со второго форума)

Оффлайн Evgeniy Kharchikov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7838
Re: Фильм от опущенных немцев
« Ответ #11 : 30/12/10 , 22:51:13 »
Как Советская власть издевалась над немецкими детьми
   
Обучение немецких детей на территории Калининградской области в 1946–1947 учебном году

Калининградская область имеет особое географическое положение и историческое прошлое. До 1945 г. ее территория относилась к немецким владениям. 7 апреля 1946 г. в составе Российской Федерации была образована Кенигсбергская область, переименованная в июле того же года в Калининградскую.

«Отчет Калининградского отдела народного образования о работе школ области в 1946–1947 учебном году» (Государственный архив Калининградской области (ГАКО), ф.462, оп.2, д.4, с.82–86) свидетельствует об огромных трудностях и значительной работе, которая была проведена для создания на разрушенной войной земле системы образования. Значительный интерес при этом представляет история становления не только образовательных учреждений для русского населения, но и школ для немецких детей.

В 1946–1947 учебном году в Калининградской области были организованы школы для немецких детей. Отделом народного образования области были поставлены следующие задачи: создать учебно-материальную базу для обеспечения учебного процесса, осуществить всеобщее обучение немецких детей, подготовить кадры, способные преподавать в данных школах, обеспечить контроль за деятельностью учителей.

При Калининградском ОблОНО были организованы месячные курсы, на которых прошли подготовку 150 будущих учителей. Программы обучения были переведены с русского на немецкий язык и разосланы по школам. Программа по родному языку была составлена на основании берлинской школьной программы. Учебный год в немецких школах начался с опозданием на 2–2,5 месяца по причине недостаточной подготовки школьных зданий. Занятия в школах проходили в сложных условиях: запаса топлива на зиму не было, в классах было очень холодно, занятия проводились в две смены, школьной мебели было недостаточно. И все же осенью 1946 г. 44 немецкие школы, из которых 8 семилетних и 36 начальных, с контингентом учащихся 4927 человек начали свою работу.

В конце первого полугодия две начальные школы объединились в одну по причине малочисленности учащихся, к концу учебного года учащихся было 3420 человек. Уменьшение численности учащихся было связано с болезнями детей, отсутствием продуктовых и хлебных карточек, трудным материальным положением, отъездом отдельных семей. Предпринятые отделом народного образования меры (снабжение учащихся продовольственными карточками и ордерами на промтовары, беседы учителей с родителями о необходимости посещения школы) должного результата не принесли.

Снизилась общая успеваемость: из 3420 учеников были переведены в следующие классы 2569 человек, 594 — оставлены на второй год и 255 имели осенние испытания. Причинами неуспеваемости, кроме вышеперечисленных, являлось и то, что некоторые дети определенное время не обучались в школе и были приняты в классы без соответствующих документов на основании устных справок детей об их возрасте; следует учитывать и то, что учащиеся бывших немецких школ по уровню обучения отставали на год от русских детей.

В школах обучение велось на немецком языке, преподавались все учебные предметы, за исключением географии, истории, конституции, иностранного языка (французского или английского) и литературы по причине отсутствия педагогических кадров, владеющих немецким языком, а также из-за отсутствия учебников. Ученики 5–7 классов были обеспечены учебниками только по точным наукам, учебников по ботанике, родному языку не было. При изучении русского языка пользовались русскими букварями, которые не соответствовали учебникам для нерусских школ и затрудняли обучение. В 1–4 классах учебники вообще отсутствовали, поэтому пользовались учебниками по немецкому языку для 3-го класса русских школ. Постоянное использование этого учебника приводило к тому, что дети знали его наизусть, и он их переставал интересовать. Задачи по арифметике учителя составляли сами; в основном на уроках занимались счетом. Наглядные пособия изготовлялись самими учителями и учащимися, но применялись очень редко. При некоторых школах были библиотеки-передвижки, с небольшим количеством литературы.

Программный материал в 1946–1947 учебном году, несмотря на многочисленные трудности, был выполнен. На основании инструкции, переведенной на немецкий язык и разосланной по школам, с 20 мая во всех школах были проведены экзамены и испытания. Инспекторами немецких школ при ОблОНО были составлены билеты и письменные работы. Результаты экзаменов оказались удовлетворительными. Были выявлены недостатки в преподавании: недостаточная квалификация и уровень знаний самих учителей, слабое владение немецким языком, отсутствие методической литературы.

В школах для немецких детей проводилась воспитательная работа. Изучались правила поведения учащихся, переведенные на немецкий язык. В праздничные дни проводились различные мероприятия, беседы, утренники. Все ученики знали наизусть и пели по-немецки «Гимн Советского Союза». Еженедельно проводились классные собрания по вопросам успеваемости, посещаемости и поведения, демонстрировались и обсуждались кинофильмы, проводилось коллективное чтение газет, большинство школ выписывало немецкую газету «Neue Zeit», которая издавалась в Калининграде. На летний период составлялся план мероприятий и работы в совхозах, проводилась подготовка к осенним испытаниям.

Контроль за работой школ со стороны РайОНО и директоров школ был неудовлетворительный, так как инспектора и завшколами не знали немецкого языка.

Таким образом, на начальном этапе становления образования в Калининградской области создавались школы для детей немецкого населения. Эти учебные заведения функционировали до отправки немецкого населения в Германию.

И.Ф.Сюбарева,
сотрудник Научной библиотеки
Калининградского государственного университета

(Вопросы истории. 2002. №6. С.169-170)

http://pyhalov.livejournal.com/23116.html

Оффлайн skyline

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 646
Кавказцы в Великой Отечественной Войне.
(Письма кавказцев)

Снято. Антисоветская фальшивка. Желающим ознакомиться достаточно ссылки на Э.Гасанова. Админ.



http://zhurnal.lib.ru/g/gasanow_e_g/ewfdfv.shtml
...а закончу речь я словами сами знаете кого:

“Кто хочет жить, должен сражаться. Кто не хочет сражаться в мире вечной борьбы – тот недостоин жить”

Оффлайн Близнец

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 25
Не зря ученый и криминалист Чезаре Ломброзо в своём труде-теории гуманно называл таких лЮДЕй "человек преступный" -мрази конченные  более им подходит...
Пускай олимпийцы завистливым оком
Глядят на борьбу непреклонных сердец.
Кто, ратуя, пал побежденный лишь Роком,
Тот вырвал из рук их победный венец.

Оффлайн Evgeniy Kharchikov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7838
Комментарии к этим письмам отсюда  http://rusforce.org/archive/index.php/t-1282.html
__________________
Doc
01.03.2010, 03:01
Все письма проходили через особый отдел, такое в личных письмах даже чуркам хватило б мозгов не писать.
Фальшифка, причём самим же чуркой написанная))

Бак
01.03.2010, 03:01
ну это же ........... ЛИПААААААААААААААААААААААААААААА

VaSho
01.03.2010, 11:28
Партийный бонз Советской эпохи Долгих говорит:
"Я читал некоторые из этих писем кавказцев, но лучше их не читать. Не знаю, почему они еще продолжают лежать в архивах, их пора уничтожить. Читая их, жалеешь весь человеческий род". .

Возможно это и липа, а кто сказал что они доходили до адресата?

Все письма проходили через особый отдел, такое в личных письмах даже чуркам хватило б мозгов не писать..

Может эти письма и не прошли особый отдел, а сразу уходили в архив.
Люди же воюют , зачем этих людей огорчать, побеседовали с ними и все.

Вот бы найти письмо, которое пришло Сталину про это в наших архивах.

Письмо 9. Удуг Батуев, 22 года, Назрань.
Очередной раз пишу вам из Чехословакии. Ответа опять нет. Вы что не отвечаете? Обиделись? Это священная война. Любым путем надо выиграть Гитлера. Вчера в чешском селении мой друг Рамазан запер в деревянном тереме трех словацких шлюх. Они отдавались фашистам, когда те оккупировали их земли. Рамазан сжег терем, эти испорченные девицы сгорели там заживо. Пока терем горел, Рамазан голый подпрыгивал вокруг пылающей избы, танцевал горский танец "Газават". Я его понимаю, не думайте, что это жестоко.
Это мелочь перед тем, что вытворял тут взвод Мухтара Арахоева. Мухтар ингуш, из Назрани. Когда он появляется в батальоне, все солдаты прячутся. Даже русские офицеры сторонятся его.
Мухтар и его взвод кавказцев - это бешеные псы.
Мухтар вербовал всех кавказцев в свой взвод, и меня хотел взять к себе. Я еле ноги унес. Они тут зверствуют. Говорят, Мухтару на это дал добро сам Жуков. Не знаю.
Не беспокойтесь за меня. Это наша война, где мы должны защитить честь своих сестер и матерей. Ваш Удуг.

BERLIN
01.03.2010, 14:27
Ужастики

Megatron
01.03.2010, 14:30
Я уже эту хрень где-то читывал. Вот немецкие солдаты нафоткали - это доказательства. А кавказцы уж больно грамотно письма пишут. Да и об этом ли солдатам писать? Тем более, что цензура была реальная. За это б еще и расстреляли.

Megatron
01.03.2010, 14:33
"Я захватил Гитлера в плен!" Но мы ужаснулись, когда он плеткой стал бить беременную женщину, заставляя ее бежать. Привел к окраине поселка, вынудил ее рыть себе могилу. Пока она рыла себе могилу, он выдергивал ее волосы по одному волоску. Потом толкнул ее в яму, живьем закопал. Весь наш батальон шарахнулся в сторону от такого изверга. Терегулов ведет себя как фашист. Только вчера его перевели в штрафбат.


Вот это бред... Думаю, что его бы за первое же такое действие тихонечко ножичком бы прирезали. Кто б там смотреть бы на такое стал и терпеть, шарахаться (!). У каждого ппш, винтарь. Да грохнули бы.

Doc
01.03.2010, 14:39
Ужастики

Сценарий для тарантиновского фильма практически готовый.

Md5
02.03.2010, 01:05
К немцам относились как к побежденному народу.
Собственно не совсем понятно, почему к ним должны были относиться иначе.

Философ
02.03.2010, 01:08
По стилистике - эти письма высосаны из пальца. Причем не особо одаренного человека.

Боброк
02.03.2010, 01:09
Липа, даже обсуждать не чего. Много чего интересного было тогда, но это липа.

Бак
02.03.2010, 01:56
бля ну сколько же даунов... закрыть эту тему?

Ак-рус
02.03.2010, 02:09
Липа, даже обсуждать не чего. Много чего интересного было тогда, но это липа.

Я проверил по своим каналам, как это не странно, но это не липа. :confused:

Бак
02.03.2010, 02:19
Я проверил по своим каналам, как это не странно, но это не липа. :confused:

по каким каналам? :D вы дикари!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! бля за 20 лет нация ОДИЧАЛА

Ак-рус
02.03.2010, 02:30
по каким каналам? :D вы дикари!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! бля за 20 лет нация ОДИЧАЛА

Есть друзья, есть архивы...:ziga:

Философ
02.03.2010, 03:10
Ак-рус. Судя по стилистике этих "писем" они написаны не очень давно и похоже одним человеком. Зачем написаны? Это уже совсем другой вопрос, для дискредитации советских солдат, для подливания масла в огонь переписывания истории и результатов Великой Отечественной войны.

Если есть друзья из архивов, то попробуйте найти эти оригиналы, но особо не трудитесь, их просто нет.