Автор Тема: Белогвардейцы  (Прочитано 36228 раз)

0 Пользователей и 3 Гостей просматривают эту тему.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Белогвардейцы
« Ответ #46 : 28/02/17 , 13:21:38 »
Оригинал взят уburckina_new в Белого террора не было!

По-крайней мере на начальном этапе Гражданской войны, этапе партизанско-эшелонной войны было то, что нельзя назвать классическим словом "террор". Ведь что такое террор? Это это убийство или репрессии немногих с целью запугивания всех остальных. Например древнеримский обычай децимации - убийство каждого десятого легионера с целью приведения в чувство остальных девятерых.

Читая книгу Ильи Ратьковского о белом терроре, я для себя ничего нового не открыл - почти все эпизоды мне знакомы были по отдельности, но собранные вместе в одну книгу они открывают картину, что на начальном этапе Гражданской никакого террора не было. А что было? Было одно сплошное уничтожение противника под лозунгом "Не берите мне этих негодяев в плен! Чем больше террора, тем больше будет с нами победы!" Сказано Лавром Корнилов в январе 1918 года.


То есть это не избирательное насилие с целью запугивания остальных, а тотальное уничтожение всех попавших в плен или оказавшихся на захваченной территории бойцов Красной гвардии, рабочих отрядов, красных казаков и представителей советской власти. Был белый геноцид, а не террор. Даже нацисты в 1941 году были гуманнее белых убийц Корнилова, Дроздовского, Дутова и прочих.

Методы расправ были незатейливы: рубили шашками, расстреливали, вешали, сжигали живьем, топили и пр. Иногда фантазией отличались казаки. Например, 13 марта (28 февраля) 1918 г. уральскими казаками с боем взят город Илек. В ходе сражения было убито около 100 красноармейцев. Захваченных в плен красноармейцев приводили на берег Урала, «подводя поочередно к проруби, били колотушкой по голове и опускали в прорубь». Как вспоминал участник событий Б. Н. Киров: «…казаки опускали пленного в прорубь, потом вытаскивали его и опять опускали его и повторяли это до тех пор, пока он не превращался в ледяной столб, а потом пускали под лед».

Обратите внимание, что до объявления ответного красного террора в сентябре 1918-го еще полгода, но страшный маховик насилия уже был запущен с ноября 1917 года. И запущен он был белыми, которые, уничтожая всех поголовно, неизбежно вызывали цепную реакцию ответной мести всех чудом избежавших страшной смерти и пыток:

Я, сидя в тюрьме в Новочеркасске, кричал в окна офицерам, казакам: останемся живы, лампасы будем вырезать, топором вырубовать гадам проклятым. И то, что я говорил, сбылось. Я им пощады не давал. Служащий Рябушенко Митрофан Дмитриевич, Азово-Черноморский край, Кубанская область, Абинский район, станица Холмская».

Только позже они одумались и перестали убивать поголовно всех красноармейцев. Убивали только комиссаров, командиров и инородцев, но было уже поздно - народ их возненавидел сильнее комиссаров с их продотрядами и ЧК.

Цитаты приведены из
книги Ильи Ратьковского "Хроника белого террора в России. Репрессии и самосуды (1917–1920 гг.)".

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8460
Re: Белогвардейцы
« Ответ #47 : 12/03/17 , 13:18:35 »
https://pp.userapi.com/c636927/v636927532/67133/VKizL-ljphc.jpg height=934

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Белогвардейцы
« Ответ #48 : 13/03/17 , 13:17:50 »
Как белогвардейцы грабили церкви

aloban75.livejournal.com — В камментах автора уже разоблачили.
2 комментария
целиком http://aloban75.livejournal.com/1441049.html

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Белогвардейцы
« Ответ #49 : 05/04/17 , 16:30:58 »
[Apr. 5th, 2017|11:12 am] [reposted by ur_beobachter]
Для современных «б?лых» реваншистов.

Письмо Савинкова из Внутренной тюрьмы, 1924 г «Почему я признал Советскую власть?..»

Одни объясняют мое признание "неискренностью", другие "авантюризмом", третьи желанием спасти свою жизнь... Эти соображения были мне чужды. Правда заключается в следующем.

Я боролся с большевиками с октября 1917 г.
Мне пришлось быть в первом бою, у Пулкова и в последнем, у Мозыря. Мне пришлось участвовать в белом движении, а также в зеленом. Мне пришлось заниматься подпольной работой и подготовлять покушения. Исчерпав все средства борьбы, я понял, что побежден. Но признать себя побежденным еще не значит признать Советскую власть. Я признал эту власть. Какие были к тому причины?

После октябрьского переворота многие думали, что обязанность каждого русского бороться с большевиками. Почему? Потому что большевики разогнали Учредительное собрание ; потому что они заключили мир , потому что, свергнув Временное правительство, они расчистили дорогу для монархистов; потому что, расстреливая, убивая и "грабя награбленное", они проявили неслыханную жестокость.

На белой стороне честность, верность России, порядок и уважение к закону, на красной - измена, буйство, обман и пренебрежение к элементарным правам человека. Так и я думал тогда. Кто верит теперь в Учредительное собрание? Кто осуждает заключенный большевиками мир? Кто думает, что октябрьский переворот расчистил дорогу царю? Кто не знает, что расстреливали, убивали и грабили не только большевики, но и мы?

Наконец, кому же не ясно, что мы не были "рыцарями в белых одеждах", - что мы виноваты именно в том, в чем обвиняли большевиков? Сказанное выше не требует доказательств.

И если бы дело шло только об этих, второстепенных, причинах, мы, конечно, давно бы сложили оружие и признали Советскую власть. Но мы русские. Мы любим Россию, т. е. русский народ. Мы спрашиваем, с кем же этот народ? Не захватчики ли власти большевики? Не разоряют ли они родину? Не приносят ли они в жертву Россию Коммунистическому Интернационалу?
И где завоеванная Февральской революцией свобода? На три последних вопроса ответить нетрудно. Возьмите цифры. Сравните посевную площадь за 1916, 1922 и 1923 гг. Сравните продукцию угля, нефти, металлургии и хлопчатой бумаги за 1922 и первую половину 1924 г. Сравните производительность труда, товарооборот, заработную плату и транспорт за тот же период времени. Сравните, конечно, на основании проверенных данных. К каким выводам вы придете? Да, Россия разорена войной и величайшей из революций. Да, чтобы поднять ее благосостояние, необходима напряженная и длительная работа. Но большевики уже приступили к этой работе, и страна поддержала их. Лучший пример - Донбасс. Почему же предполагать, что белые работали бы быстрее? Мы ведь знаем, как "восстанавливались" Юг и Сибирь. Нет, возлагать надежды на белых, на эмиграцию, все равно что тешить себя легендой - легендой о полном финансовом и экономическом банкротстве большевиков. Главные затруднения уже позади. Власть, которая выдержала блокаду, гражданскую войну и поволжский голод - жизнеспособная и крепкая власть. Власть, которая создала армию, разрешила сложнейший национальный вопрос и защищает русские интересы в Европе - русская, заслуживающая доверия власть. О разорении страны уже не может быть речи. Речь идет о восстановлении ее. Признаем нашу ошибку. Или мы можем мыслить современное государство только с помещиками и крупной буржуазией? Или нам снова нужны варяги, чтобы "править и володеть" Россией... "править" на фабриках и "володеть" в лесах и полях?

Я не коммунист, но и не защитник имущих классов. Я думаю о России, и только о ней. При царе Россия была сильна, - и стала жандармом Европы. Советская власть, укрепившись, объединила в равноправный союз народы бывшей Российской империи. Она стремится к усилению и процветанию СССР. Пусть во имя Коммунистического Интернационала. Значит ли это, что Россия приносится ему в жертву? Нет, это значит, что в глазах миллионов русских людей вчерашний жандарм, Россия, станет завтра освободительницей народов. Для меня достаточно восстановления ее. Но меня спросят: как же восстанавливать без свободы? Я на это отвечу: а, если бы белые победили, разве бы не было диктатуры? Я предпочитаю диктатуру рабочего класса диктатуре ничему не научившихся генералов. Рабочий класс кровно связан с крестьянством. А генералы? С "третьим" и "пятым" снопом. Мы это видели на примерах. Все это общеизвестно. Общеизвестно в России, но гораздо менее известно за рубежом.

Эмиграция живет испугом - воспоминанием о расстрелах и нищете. Испуг - советчик плохой. Как забыть о революционном развале? Как поверить в государственное строительство рабочего класса, в строительство без на мель выброшенной буржуазии? Ведь, по эмигрантскому мнению, восстанавливать государство значит вернуться к капитализму... Но, даже поверив в творческие силы народа, неизбежно ли признать Советскую власть? Не всякое правительство идет навстречу народу, еще реже оно неразрывно спаяно с ним. И при царе народ создавал и производил. И при царе очень медленно, но поднималось благосостояние страны. Однако царь был врагом. Он был, в частности, врагом и моим. Его власть я не признавал никогда и признать бы не мог. А Советской власти я подчинился. Подчинился не потому, что большевики восстанавливают Россию, и не потому, что Россия - одно, а Коммунистический Интернационал - другое, и не потому, что диктатура рабочего класса, конечно, лучше диктатуры буржуазии. Еще раз, почему? Я сказал, что признать себя побежденным еще не значит признать Советскую власть. Если бы был побежден только я, если бы был разгромлен только "Союз защиты Родины и свободы" , я был бы вынужден прийти к заключению, что лично я неспособен к борьбе. Но мы все побеждены Советской властью, Побеждены и белые, и зеленые, и беспартийные, и эсеры, и кадеты, и меньшевики. Побеждены и в Москве, и в Белоруссии, и на Украине, и в Сибири, и на Кавказе. Побеждены в боях, в подпольной работе, в тайных заговорах и в открытых восстаниях. Побеждены не только физически - насильственной эмиграцией, но и душевно - сомнением в нашей еще вчера непререкаемой правоте.Перед каждым из нас встает один и тот же вопрос: где причина наших бедствий и поражений? В тылах? Но и у красных были тылы. В воровстве, в грабежах, в убийствах? Но и у красных вначале были грабительство и разбой. В бездарности, в неразумии? Но ведь не боги горшки обжигают...

На нашей стороне был "цвет" военных людей, и "цвет" ученого мира, и "цвет" общественности, и "цвет" дипломатии. По крайней мере, мы искренно думали так. Однако красный командир из рабочих победил стратегов Генерального штаба. Однако крестьянин, член РКП, лучше понял смысл совершающихся событий, чем заслуженные и прославленные профессора. Однако рядовой партийный работник ближе подошел к трудовому народу, чем патентованные народолюбцы. Однако советские дипломаты оказались сильнее и тверже многоопытных российских послов. Прошло семь лет. Мы распылены. Мы живые трупы. А Советская власть крепнет с часу на час. Больше года назад, за границей, я задумался над этим явлением. Больше года назад я сказал себе, что причина его должна быть простой и глубокой. Признаем снова нашу ошибку.

Мы верили в октябре и потом долгих семь лет, что большевики - захватчики власти, что благодаря безволию Временного правительства горсть отважных людей овладела Москвой и что жизни им - один день. Мы верили, что русский народ, рабочие и крестьяне, с нами - с интеллигентской или, как принято говорить, мелкобуржуазною демократией. В этой вере было оправдание нашей борьбы... Что же? Не испугаемся правды. Пора оставить миф о белом яблоке с красною оболочкой. Яблоко красно внутри. Старое умерло. Народилась новая жизнь. Тому свидетельство миллион комсомольцев. Рабочие и крестьяне поддерживают свою, рабочую и крестьянскую, Советскую власть.

Воля народа - закон. Это завещали Радищев и Пестель, Перовская и Егор Сазонов. Прав или не прав мой народ, я - только покорный его слуга. Ему служу и ему подчиняюсь. И каждый, кто любит Россию, не может иначе рассуждать.

Когда при царе я ждал казни, я был спокоен. Я знал - я послужил, как умел, народу: народ со мной и против царя. Когда теперь я ожидал неминуемого расстрела, меня тревожили те же сомнения, что и год назад, за границей: а что, если русские рабочие и крестьяне меня не поймут? А что, если я для них враг, враг России? А что, если, борясь против красных, я, в невольном грехе, боролся с кем? С моим, родным мне, народом. С этой мыслью тяжело умирать. С этой мыслью тяжело жить. И именно потому, что народ не с нами, а с Советскою властью, и именно потому, что я, русский, знаю только один закон - волю русских крестьян и рабочих, я говорю так, чтобы слышали все: довольно крови и слез; довольно ошибок и заблуждений; кто любит русский народ, тот должен подчиниться ему и безоговорочно признать Советскую власть. Есть еще одно обстоятельство. Оно повелительно диктует признание Советской власти. Я говорю о связи с иностранными государствами. Кто борется, тот в зависимости от иностранцев - от англичан, французов, японцев, поляков. Бороться без базы нельзя. Бороться без денег нельзя. Бороться без оружия нельзя. Пусть нет писаных обязательств. Все равно. Кто борется, тот в железных тисках - в тисках финансовых, военных, даже шпионских. Иными словами, на границе измены. Ведь никто не верит в бескорыстие иностранцев. Ведь каждый знает, что Россия снится им как замаскированная колония, самостоятельное государство, конечно, но работающее не для себя, а для них. И русский народ - народ - бунтовщик - в их глазах не более, как рабочая сила.

А эмигранты? А те, кто не борется, кто мирно живет за границей? Разве они не парии? Разве они не работают батраками, не служат в африканских войсках, не просят милостыни, не голодают? Разве "гордый взор иноплеменный" видит в них что-либо иное кроме досадных и незваных частей из низшей, из невольничьей расы? Так неужели лучше униженно влачиться в изгнанье, чем признать Советскую, т. е. русскую власть? Ну а если ее не признать? За кем идти? О монархистах я, конечно, не говорю. Вольному воля. Пусть ссорятся из-за отставных "претендентов". Я говорю только о тех, кто искренно любит трудовую Россию. Неужели достойно "объединяться" в эмигрантские союзы и лиги, ждать, когда "призовут", повторять, как Иванушка-дурачок, легенды и мифы, и верить, что по щучьему велению будет свергнута Советская власть? Мы все знаем, что эмиграция болото. Для "низов" - болото горя и нищеты. Для "верхов" - болото праздности, честолюбия и ребяческой веры, что Россию нужно "спасать".

Россия уже спасена. Ее спасли рабочие и крестьяне, спасли своей сознательностью, своим трудом, своей твердостью, своей готовностью к жертвам. Не будем смешивать Россию с эмигрантскими партиями. Не будем смешивать ее с помощниками и буржуазией. Россия - серп и молот, фабричные трубы и необозримые, распаханные и засеянные поля. Но если бы даже Россия гибла, эмигрантскими разговорами ее не спасешь. Многое для меня было ясно еще за границей. Но только здесь в России, убедившись собственными глазами, что нельзя и не надо бороться, я окончательно отрешился от своего заблуждения. И я знаю, что я не один. Не я один, в глубине души, признал Советскую власть. Но я сказал это вслух, а другие молчат. Я зову их нарушить молчание. Ошибки были тяжкие, но невольные. Невольные, ибо слишком сильная буря свищет в России, во всей Европе. Минует год, или два, или десять лет, и те, кто сохранит "душу живу", все равно пойдут по намеченному пути. Пойдут и доверятся русскому трудовому народу. И скажут: Мы любили Россию и потому признаем Советскую власть.

Борис Савинков
Сентябрь 1924, Внутренняя тюрьма.
Читайте, РПЦЗ, всеразличные иностранные дворяне и их российские прихлебатели. И не лукавьте. Лукавить это от лукавого.
=Arctus
=

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8460
Re: Белогвардейцы
« Ответ #50 : 04/06/17 , 21:10:14 »
https://pp.userapi.com/c639417/v639417043/2634e/8u1TV7OuhS0.jpg

БЕЛОГВАРДЕЙЦЫ - ЭТО ХОЛУИ

На окраинах СССР после распада царской России в отвалившихся кусках образовались совершенно зверские нацистские страны. В них пришибли весь здравый смысл. "Господа офицеры" навели там господство. Это англосаксы в качестве господ культивировали там нацизм, как оружие против товарищества. И пугали народ в отколовшихся частях Российской империи страшными большевиками (теперь точно так же пугают Украину, Белоруссию и другие страны СНГ)

В принципе это ожидало и СССР в случае победы белогвардейцев - нацизм.

Белогвардейцы - это холуи. Служат исключительно за деньги и звания.
Все сказки про белогвардейскую честь являются вымыслом. Они бились только за личное возвышение и чин.
Минимальное число высокообразованных среди них. В основном это была каста солдафонов. Выслуживались из низов единицы.

Миф о "Господине" придуман для холуев, для них. Эта морковка заставляет служить вечно идеям возвышения над толпой. Именно вечно и до старости.

Существовали и романтики "царского офицерства".
Мечтатели в некотором роде, но это исключение.

СССР разрушил царский курятник и построил человеческие отношения по  уму и совести.

В таком Мире господа офицеры не все смогли сломать свой гонор. Самые отпетые господа ринулись налаживать курятник с удвоенной силой по соседству. Весь мусор слился в соседние страны. Позже поддержали нациков всей Европы против СССР.

Мне не удивительна русофобия. Удивительна слепота нынешней Российской элиты, выросшей в СССР. Верят в человеколюбие Польши, Финляндии и прочих западенцев.

А у западенцев нет хороших чувств по отношению к советским. Но мы ведь все для них советские. Кроме откровенных предателей.

Мы можем только деньгами выстраивать с ними отношения. Никакие попытки полюбовно договориться не пройдут. Господа нацики терпят нас только из-за нашей силы.

Виктор Митрошкин

https://m.vk.com/away.php?to=https://www.proza.ru/201..

Оффлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 1438
Re: Белогвардейцы
« Ответ #51 : 08/11/17 , 11:17:26 »

Белая гвардия
Советская литература, кинематограф оставили впечатление о белом движении, как монархическом по своей сути. В любом фильме, в котором белые рассматриваются не только через прицел, всегда находилась ресторанная сцена, где пьяное офицерьё самозабвенно распевает «Боже, царя храни». Несколько менее выпукло говорится о невнятных идеях Учредительного собрания – но расшифровке это никогда не подлежало, поэтому на этом идеологическом течении в Белой армии внимание не заострялось.

Сегодня интерес к Белому движению периодически подогревается фильмами, надрывно повествующими о тонких ранимых душах российского офицерства, их страданиях за Отчизну. Периодически телеэкран демонстрирует разнокалиберных (я бы сказал, крупнокалиберных) Великих князей и княгинь или перекормленного «наследника» престола. Так же периодически встречаются личности разной степени вменяемости, трясущие «подлинными» дворянскими генеалогическими древами, добытыми за умеренную плату.


В принципе, чтобы понять суть и цели Белого движения, есть смысл взглянуть на его лидеров – или по терминологии того времени – вождей. Отмечу сразу – речь идет о «военном» крыле противостоящего Советской России движения, поэтому всевозможные штатские будут периодически появляться – но речь как раз не о них.

Есть вполне классический и довольно точный перечень фамилий лидеров Белой армии. Первыми в списке по хронологии стоят, естественно, Корнилов и Деникин. Это были единомышленники генерала Алексеева, с августа 15 по февраль 17 начальника штаба Верховного главнокомандования (или Главковерха, как тогда было принято называть). Того самого Алексеева, который сыграл одну из важнейших ролей в Феврале, провел «разъяснительную работу» с Николаем Вторым и фактически арестовал его. «… Ваше Величество должны себя считать как бы арестованным», - сказал он 8 марта после отречения монарха.

П.Н. Милюков вполне откровенно говорит о том, что еще осенью 16 года генерал Алексеев разрабатывал план переворота и намеревался произвести арест царицы, как имеющей влияние на царя. Сын младшего сына Николая I, — великий князь Александр Михайлович (1866 1933), писал в своих изданных в Париже мемуарах: «Генерал Алексеев связал себя заговорами с врагами существовавшего строя».

Генералы Корнилов и Деникин, бывшие до Февраля на довольно незначительных должностях, непосредственно перед Февралем были стремительно возвышены, приняли активное участие в перевороте и получили максимально возможные военные должности, перескочив за несколько месяцев гигантскую иерархическую дистанцию. А.И. Гучков в своей книге «Александр Иванович Гучков рассказывает…» говорит о Корнилове, что "…его служебная карьера была такова: он в боях командовал только дивизией; командование корпусом, откуда я взял его в Петербург, происходило в условиях отсутствия вооруженных столкновений. Поэтому такой скачок… до командования фронтом считался недопустимым". Тем не менее в самый момент переворота Корнилов стал командующим важнейшим Петроградским военным округом, 7 июля — командующим Юго Западным фронтом, а 19 июля по приказу Керенского он становится Главковерхом. Классическая оплата услуг.

Деникин после Февраля занимает должность Алексеева – начальника штаба Главковерха. При этом до сентября 16 года он был командиром дивизии, а затем – корпуса на второстепенном румынском фронте. К началу 1917 года в Российской армии было 68 командиров (начальников) корпусов и 240 – дивизий. Деникин впоследствии пишет, что "…военные реформы начались с увольнения огромного числа командующих генералов… В течение нескольких недель было уволено… до полутораста старших начальников" («Вопросы истории», 1990 № 7). Фактически была уволена половина командования действующей армии.

Говоря иначе, и Деникин, и Корнилов не были связаны никакими обязательствами с монархией – наоборот, именно ее предательство послужило началом головокружительных по всех меркам карьер.

А.В.Колчак – будущий Верховный правитель России – из той же когорты. Батальные сцены телесериала «Колчак» числом в две штуки – по сути, всё участие Колчака в боевых действиях на Балтике. Германский флот по вполне понятным причинам опасался английского Гранд-флита гораздо больше, поэтому служба на Балтике была если не синекурой, то вполне безопасной на фоне грандиозных сражений. Тем не менее Колчак сделал неплохую карьеру (нормальная ситуация на войне) и был в 16 году назначен командующим Черноморским флотом. Это назначение вызвало определенные толки – были адмиралы и посолиднее, но сейчас сложно оценить, чья именно протекция сыграла роль, и было ли возвышение Колчака как-то связано с планами путчистов.

И Деникин, и Корнилов, и Колчак совершили во время Февраля поступки, которые однозначно свидетельствовали об их антимонархизме – Корнилов производил арест царской семьи в Петрограде, подчиненные Колчака арестовывали Великих князей в Севастополе, так что пути назад у них уже не могло быть. Командующий Донской армией, генерал С. В. Денисов утверждал: "Генерал Корнилов имел полное основание не доверять Временному Правительству, которое, постепенно изменяясь в составе, в конечном итоге утеряло признаки власти, созданной революцией. Временное Правительство… пошло по скользкому пути непристойных уступок черни и отбросам Русского народа… Все без исключения Вожди и Старшие и Младшие … приказывали подчиненным… содействовать Новому укладу жизни и отнюдь, и никогда не призывали к защите Старого строя и не шли против общего течения… На знаменах Белой Идеи было начертано: к Учредительному Собранию, т. е. то же самое, что значилось и на знаменах Февральской революции… Вожди и военачальники не шли против Февральской революции и никогда и никому из своих подчиненных не приказывали идти таковым путем".

Говоря иначе, борьба Белой и Красной армий была борьбой между Февралем и Октябрем – монархическая идея была похоронена. Отсюда возникает вполне резонный вопрос – а почему победил именно Октябрь?

Скорее всего, ответ лежит не в военной плоскости. Военные потери красных вполне сравнимы с военными потерями белых – хотя о последних данные по вполне понятным причинам менее полны и достоверны. Разные исследователи называют общую цифру военных потерь обеих армий в интервале от 2 до 2,5 миллионов человек. При этом на основании гораздо более косвенных данных общее число убыли населения в годы Гражданской войны оценивается цифрой порядка 20 миллионов человек. Понятно, что часть эмигрировала, часть умерла от голода, болезней – но даже с учетом этого потери мирного населения по сравнению с воюющими колоссальны. Это говорит только о том, что бои между Красной и Белой армиями на самом деле были гораздо менее значительными эпизодами Гражданской, чем их обоюдное истребление мирного населения. И белые, и красные на протяжении всей Гражданской были вынуждены значительные силы и время отвлекать на борьбу с восстаниями в своих тылах.

Восстания эти были не за, а скорее, против. 18 мая 1919 года колчаковский генерал Будберг записал: "Восстания и местная анархия расползаются по всей Сибири… главными районами восстания являются поселения столыпинских аграрников… посылаемые спорадически карательные отряды… жгут деревни, вешают и, где можно, безобразничают. Такими мерами этих восстаний не успокоить… в шифрованных донесениях с фронта все чаще попадаются зловещие для настоящего и грозные для будущего слова «перебив своих офицеров, такая то часть передалась красным». И не потому, что склонна к идеалам большевизма, а только потому, что не хотела служить… и в перемене положения… думала избавиться от всего неприятного".

После разгрома Колчака в тех же местах вспыхивают такие же восстания, которые теперь жестоко подавляются красными. Причем Тобольское восстание 20 года, проходившее практически синхронно с известным Тамбовским, было не менее массовым и занимало гораздо большую территорию.

В общем, население было весьма равнодушно к идеалам обеих сторон, более того, максимально сопротивлялось и тем, и другим. «Белые придут – грабют, красные придут – тоже грабют». Однако несмотря на впечатляющую военную помощь Запада – включая людские ресурсы, вооружение, боеприпасы, технику – это никак не помогло Белому движению победить в борьбе с Красным, которое не имело спонсоров и опиралось в военном отношении на оставшиеся на складах запасы или на трофеи, добытые в боях.

Проблема, видимо, заключалась именно в этом – помощь Запада Белому движению была неприкрыто «коммерческой». Финансируя Белое движение, интервенты неизбежно выставляли политические требования лидерам Белого движения, которые хотя и прикрывались Февральскими лозунгами о демократии, Учредительном собрании и прочими благостями, но совершенно откровенно распродавали и страну, и ее территории. Знаменитый стишок про «мундир английский, погон российский, табак японский, правитель омский» был сочинен не красной пропагандой – он ею был лишь подхвачен.

Как раз именно Колчак наиболее явно выглядит ставленником Запада. «Кондотьером», - то есть, наемным командиром на службе иностранного государства – назвал себя Колчак в разговоре с известной по одноименному фильму А.В.Тимиревой. Биография Колчака после 17 года говорит об этом предельно откровенно. Он отбывает в США, после чего по приказу (!) американского посольства появляется в Китае, там пытается договориться с японским протеже атаманом Семеновым, затем провозглашается Верховным правителем России. Хорош российский адмирал, по приказу иноземного посольства отбывающего на новое место службы!

Колчак расплачивался за поставки оружия российским золотым запасом – треть из которого была сразу же депонирована за рубеж. Деникин имел отношения с французами и англичанами, всегда имевшими виды на Кавказ и Придонье. Врангеля спасали во время эвакуации те же французы. Юденич якшался с немцами…

В общем, какими бы словами не сопровождались отношения вождей Белого движения с иностранцами, выглядело это именно как предательство. В России, в отличие от Европы, к предательству совершенно иное отношение. Если для Европы с ее вассально-сеньорными традициями перебегание вассала от одного к другому сеньору выглядело вполне допустимым и естественным поступком, то в России каждый предатель совершал свой акт в режиме «Пан или пропал». Никакой дороги назад, никакого нравственного оправдания у него не было и быть не могло. Великолепно это подтверждает развернувшаяся сейчас вялая кампания по обелению Власова. Даже самые рьяные сторонники признания Власова борцом с режимом в общем-то понимают, что шансов нет – и отнюдь не по причине властного противодействия.

Именно этим можно объяснить поразительный факт, который, видимо, нуждается в детальной проработке и осмыслению. В Красной армии служили примерно 70-75 тысяч бывших царских офицеров. В Белой – около 100 тысяч. Еще около 70-100 тысяч офицеров находились вне обеих армий, но постепенно «прибивались» к одной из них – и опять же, преимущественно к Красной. Эпопея Вадима Рощина, описанная Толстым и великолепно снятая в советском сериале, вполне показательна. Мало того – высший командный состав Российской армии разделился между белыми и красными еще в большей в сторону красных пропорции – офицеров Генштаба в Красной армии служило 639 человек (из них генералов – 252). В Белой армии служили примерно 750 генштабистов. Кстати, Рощин из «Хождения по мукам» - это как раз генштабист. В 1993 году журнал «Вопросы истории» сообщил, что по подсчетам в итоге на стороне красных воевало в 2 раза больше офицеров, чем на стороне белых. Есть смысл отметить, что как раз членами партии большевиков офицеры становились в единичных случаях – а среди высшего звена таковых практически не было. Офицеры шли к красным, отдавая себе отчет в том, что ЭТИ сражаются за Родину, а ТЕ – за интервентов. Категорически не хотели иметь дела с Белой армией те, кто полагал Февраль разрушением государства. Парадоксально, но в стане красных офицеры-монархисты и патриоты-государственники были гораздо более частым явлением, чем в стане белых.

Адмирал Великий князь Александр Михайлович, о котором говорилось выше, написал в эпилоге своей «Книги воспоминаний» следующее: «… По видимому, «союзники» собираются превратить Россию в британскую колонию, писал Троцкий в одной из своих прокламаций в Красной армии. И разве на этот раз он не был прав? Инспирируемое сэром Генрихом Детердингом, или же следуя просто старой программе Дизраэли Биконсфилда, британское министерство иностранных дел обнаруживало дерзкое намерение нанести России смертельный удар… Вершители европейских судеб, по видимому, восхищались своею собственною изобретательностью: они надеялись одним ударом убить и большевиков, и возможность возрождения сильной России. Положение вождей Белого движения стало невозможным. С одной стороны, делая вид, что они не замечают интриг союзников, они призывали… к священной борьбе против Советов, с другой стороны — на страже русских национальных интересов стоял не кто иной, как интернационалист Ленин, который в своих постоянных выступлениях не щадил сил, чтобы протестовать против раздела бывшей Российской империи…»

Именно это понимали царские офицеры, которых впоследствии перемалывали жернова революции. Именно это понимал народ бывшей Российской империи. Эти люди выбирали по сути из двух зол – и выбрали то, которое им казалось меньшим. И как тут не говорить о «гласе народном», который, как известно, есть чей глас.

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8460
Re: Белогвардейцы
« Ответ #52 : 20/11/17 , 09:41:51 »
https://pp.userapi.com/c834202/v834202296/2b490/UVfN0c0Ivu8.jpg

О примирении: красные и белые
 
Примирение. Очень часто в последние годы мы слышали это слово.
 
Ну а сейчас, в год столетия Великого Октября, слышим его и вовсе едва ли не беспрерывно. Примирение между красными и белыми, которое завершит, наконец, якобы длящуюся едва не по сию пору Гражданскую войну и возвратит единство странным образом расколовшейся отечественной истории. При этом нас пытаются убедить, что дело – оно сугубо и исключительно в истории – и ни в коем случае не в политике (хотя те или иные деятели, сопричастные “примирительным” проектам всё чаще и чаще проговариваются).
 
Дражайшие господа, позвольте вам не поверить. Устремляя взор в прошлое, мы можем увидеть и феодальную гражданскую войну Василия Тёмного против Дмитирия Шемяки с братом, расколовшую и ослабившую Русь до того, что её едва не разорили вновь, как при Батые татары, можем поспекулировать на тему примирения сторонников и противников Лжедмитрия, или, если недостаточно только вопроса о власти, то идейного и в рамках эпохи даже идеологического спора никониан и старообрядцев середине XVII века. Там были и внутренние вооруженные столкновения, и жестокие репрессии, и радикальная перемена во внутренней жизни, культуре и самосознании для огромного числа людей, и даже эмиграция.

Однако памятник в ноябре этого года (а именно 4-го числа – совершенно случайно ровно за три дня до юбилея Октябрьской Революции) будут устанавливать именно “примирению” красноармейца в буденовке и поручика-добровольца. Потому что это актуально – актуально политически. Шемяка интересен любителям отечественной древности и учёным, спор красных с белыми – правящему классу.
 
Любопытна вообще сама постановка вопроса – кто столь авторитетно и полно обследовал общественное мнение, так ясно увидел раскол в народных массах, что вынес вердикт – нужно срочно мириться? Есть ли вообще прецеденты чего-нибудь в этом духе в других странах мира. В конце концов, не только в России была гражданская война – а мы ведь теперь так любим ссылаться на зарубежный опыт. Но есть ли он? Существуют ли памятники, или хотя бы поддерживаемые и финансируемые государством проекты памятников примирения, например, роялистов и круглоголовых в Англии, есть ли памятник братающимся солдату Конвента и эмигранту из корпуса Конде во Франции, есть ли нечто такое в Китае, есть ли в Испании с их более близкими к современности революциями. Нет? Не может быть! И как же они все живут там без примирения – надо только удивляться…
 
Давайте посмотрим, что вообще было сделано в рамках “примирения”? Бросим самый беглый взгляд – и узнаем, что именно под этим соусом подавалась установка памятного барельефа фельдмаршалу Маннергейму, что именно это самое “объединение нации” было одной из причин и в случае с доской адмиралу Колчаку.
 
И плевать на мнение блокадников, плевать даже на действующие законы – потому, как всем в нынешней России известно – если нельзя, но кому-то значительному очень хочется – то можно. Собственно, а кому хочется? Во-первых, конечно, господину Мединскому и стоящему за ним крылу власти, пытающемуся в экстренном порядке придумать… нет, не идеологию, конечно, а то, что позволит как-то без неё обойтись. Ведь людям же нужно объяснить, почему, несмотря на отсутствие денег у них и явное присутствие денег (закрадывается смутное подозрение – а не тех ли самых) у “элиты”, они должны держаться!
 
В качестве модели избрана довольно старая концепция “осаждённой крепости” – кругом угрозы и недруги, нужно сплачиваться – конечно же, под нашим руководством, а кто не желает – тот сам враг и предатель. В известной степени это пока работает – но есть и помехи. Вещи, которые не дают эксплуатируемому, даже и безграмотному идейно, даже с находящемся на низком уровне классовым сознанием, слиться воедино с эксплуататором. Экономика, политика – это всё довольно сложно, но есть очевидные вещи, есть то, что бросается в глаза – потому что и должно в них бросаться. Символы. Они у них разные. И разные герои…
 
А кто ещё финансирует, кто, так сказать, заказывает примирение, кроме государственных и полугосударственных структур? Здесь всё достаточно ясно было изложено министром культуры Мединским. «Для нашей страны — это был драматический период, когда рушился один мир, и строился совершенно новый. Это было жестокое противостояние красных и белых.
 
И сегодня, спустя сто лет, многие соотечественники, оказавшиеся в то время и не всегда по своей воле за рубежом, говорят о том, что важно прийти к примирению. Поэтому мы открываем памятник примирения в Крыму, поэтому мы восстанавливаем память о героях Первой Мировой войны, оказавшихся по другую строну баррикад», — озвучил свою позицию Владимир Мединский. И действительно активнее всех в любое подобное “памятнику примирения” начинание включается такая, например, организация, как Международный совет российских соотечественников.
 
Официально это, цитирую “ крупное всемирное объединение организаций российских соотечественников, включающее в свои ряды 137 организаций из 52 стран мира” – т. е. теоретически появившись в 2001 году Совет должен был активно (и это прописано в его Уставе) консолидировать русскую диаспору за рубежом, способствовать усилению её культурных позиций, престижу и распространению русского языка за рубежом – одним словом выступать в качестве той самой “мягкой силы”. Но видно ли, слышно ли хоть раз было этот замечательный Совет в домайданной и постмайданной Украине, где, собственно, находится крупнейшая в мире русская диаспора, видно ли его в других республиках разрушенного СССР, например в Прибалтике с её негражданами? Нет. У господ-руководителей были более важные и интересные дела.
 
А кто они, к слову? Кто руководит этим Советом? Почётным председателем является граф П.П.Шереметьев, первым заместителем председателя – князь Н.Д.Лобанов-Ростовский. Именно они на пару подали инициативу (тут же поддержанную РВИО Мединского) об установке монумента примирения. Активно выступил в поддержку “памятника примирения” и Предводитель Российского дворянского собрания Олег Щербачев. Попутно, правда – видимо тоже в порядке примирения, предложив снести несколько других памятников советской эпохи…
 
Но хорошо, положим, Щербачёв – это такой отдельно взятый и ничуть не выражающий общего мнения радикал. Допустим, что это только мы, красные такие ретрограды, что не готовы, даже и через десятилетия, жать руку предателям и преступникам, а вот совесть нации в лице обслуги как нашего олигархата, так и зарубежных доброжелателей, уже давно преодолела в себе подобную косность и сейчас готова принять и признать заслуги Ленина, Сталина, или, скажем, Молотова? Едва ли нужно продолжать эту мысль – та массовая, совершенно карикатурная – как у чёрта при виде креста, истерика, что произошла с либералами в связи с установкой в МГЮА памятной доски Сталину, да и масса других фактов слишком наглядно расставляют всё по своим местам. Стоит только не родовитым заграничным спонсорам, а местным жителям того или иного из российских городов заговорить об установке нового памятника деятелям советской эпохи, которые они даже сами готовы полностью, без государственного костыля, оплатить и поставить, как появляются замечательные люди.
 
Появляются лично присутствовавшие при расстреле царской семьи и получившие ввиду того чудовищной силы моральную травму, появляются невинно репрессированные – и, надо полагать, воскресшие, как ангелы мщения, граждане с до того воспалившейся совестью, что, кажется, дело дошло до ампутации – и начинают строчить жалобы. Появляются – и начинают кричать про кровавого тирана, появляются – и играют один и тот же нудный спектакль с заламыванием рук и призывом богов и людей в свидетели их негодования. Всё это как ничто другое символизирует готовность к примирению. Иногда доходит вовсе до смешного – меткое народное словцо уже давно сравнивает либералов с вампирами – как вторые неспособные зайти в пределы очерченного мелом, или насыпанного солью круга, так первые не в силах проникнуть туда, где их может встретить взгляд Вождя народов.
 
Но в сторону юмор – потехе час. Что же мы имеем в итоге? Одна сторона, оказывается, должна примиряться – с тем, что её идеалы, её героев, её победы втаптываются в грязь, что возвеличиваются имена её врагов, что выписываются индульгенции предателям, а другая – лишь с благодушной и чуть снисходительной улыбкой наблюдать за этим процессом, изредка с ленцой кивая – продолжайте мол. Так можно ли говорить о примирении? Что это за примирение, когда одна сторона ничего не прощает, ничего не забывает, ни от чего не отказывается, а другая прямо обязана отречься от всего и принять все условия? Нет, не примирения, а безоговорочной капитуляции желают добиться от всех тех, кому дорога память об СССР, кто и сейчас, спустя четверть века, чувствует себя сопричастным к великой советской стройке, тех, кто на дальней и тайной полке души хранит в робком ожидании, как некоторые, в самом деле, хранят ещё партбилет, звание, выше которого не придумать – Советский Человек. Вот он должен исчезнуть!
 
Должен слёзно, в ногах покаяться за самое своё существование, за то, что так напугал тех, кто именовал себя господами – и своих, и пришедшую на наши просторы с мечом “расу господ”. Извиниться за то, что их победил. За то, что смог без них отстроить индустрию и полететь в космос. И нет, не мира с ним хотят – а тихого и максимально скорого его исчезновения. Они бы его истребили физически, если бы можно было – да только – вечная беда всех привилегированных и креативных, всех прогрессивных и интеллигентных, это же большая часть народа – нельзя. Нельзя! Некем тогда будет руководить, не из кого извлекать доход! Обидно! Досадно! Не тот народ. Ну вот не тот и всё! Или не всё? А если стереть, убрать всё советское – с улиц и площадей, из культуры, литературы, из истории, убрать памятники, то вдруг оно и из головы у людей исчезнет? Ведь бытие определяет сознание – они это помнят, они ещё в хороших советских школах и ВУЗах учились – не будет ничего советского в бытии людей, а там и из сознания оно выветрится, а?
 
Нет! Нет!!! Потому как столкновение и спор красных и белых – это не случайность истории, это не грызня двух (или более) кланов за власть, после которой действительно можно через пару поколений забыть об этом и примириться. Это вопрос выбора. В том числе и личного. Выбора, актуальность которого не прошла. А если прошла, то нет смысла мириться – потому как некому и не с кем. Потому и нет памятников примирения ни во Франции, ни в Китае. Во Франции сейчас нет сторонников Старого порядка с его феодальными привилегиями и абсолютным монархом у власти.
 
За исключением, быть может, пары десятков маргиналов на страну это сейчас для них не актуально. Их революция победила – и страна отмечает её победу каждый год в День взятия Бастилии. А вот если в каком-то безумном кошмарном сне Старый порядок станет реальной альтернативой, если он вернётся на повестку дня – вот тогда эта тема воскреснет, но результатом станет не примирение, а бескомпромиссная борьба. Победила революция и в Китае – и там тоже не с кем мириться – разве только с Тайванем, но и в этом случае вопрос в действительности стоит сейчас совершенно иначе – и невозможно представить себе совместный монумент Мао и Чана Кайши – при том, что они, в отличие от наших красных и белых даже были вынуждены сотрудничать в деле отражения японской агрессии.
 
И у нас все годы существования СССР тоже было неактуально это самое “примирение” – стоило физически уйти живым участникам Гражданской, стрелявшим друг в друга, помнившим смерти и кровь, как тема себя исчерпала. И в Союзе легко могли появиться замечательные фильмы с бравыми и благородными гардемаринами и гусарами в качестве главных героев (к вопросу о якобы порвавшейся, как воздушный шарик, истории России), а уже в Великую Отечественную награждали героев орденами имени князя Александра Невского и даже подавлявшего по указу Екатерины II крестьянское восстание Суворова. Народ свой выбор сделал – и вот с ним можно было примириться, или не примириться – и дойти в итоге до службы самым страшным врагам собственного Отечества, как это сделали многие из тех, кто якобы жизнь готов был положить за Единую и неделимую, в 1941-1945, или уже после Второй мировой служа американцам и ЦРУ.
 
У нас произошла великая трагедия – страшная, возможно одна из самых страшных в мировой истории вообще – в 1991 году пала наша Держава, контра – конечно же, совсем не та, что была в 1917-1920 гг., но всё же, взяла верх. И, опять же, с этим фактом мы можем или примириться, как этого хотелось бы властям, всем и всяческим господам – и тем, кто господами не является, но очень хочет быть. А можем не примириться. Не смириться с тем, что вопреки воле миллионов и даже естественному ходу, поступательному движению истории, нас вернули всей страной назад, сделали опять насущным вопрос, решённый ещё в начале XX века. Только вот контрреволюция – это тоже не навсегда. В 1815 году во Франции были реставрированы на штыках коалиции европейских монархов Бурбоны – и за пение Марсельезы можно было оказаться на плахе.
 
А сейчас это вновь национальный гимн. И да, тогда тоже было актуально примирение – французов, бившихся и побеждавших под трехцветным знаменем, пытались примирить с тем, что ими опять будут править бежавшие и сражавшиеся вместе с врагом и против своей Родины люди, которых они неоднократно громили. Пытались примирить начинавшего ещё при якобинцах солдата, ставшего при Бонапарте офицером, с приехавшим в Париж в обозе принцем в напудренном парике, который теперь станет ему приказывать. Пытались примирить землевладельца-феодала, который снова вступил в свои права (о, это опять же всё чаще слышимое слово реституция), и крестьянина, который снова превращался в полунищего арендатора.
 
И там тоже любили говорить о единстве нации во имя короля и Господа. Не вышло…
 
Не выйдет и у нас!

Автор - Иван МИЗЕРОВ

Оффлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 1438
Re: Белогвардейцы
« Ответ #53 : 04/12/17 , 11:23:05 »
Нетатьяныч о красных и белых
       3burckina_new4 декабря, 10:58
Фамилия и имя Артемия Лебедева у меня стойко ассоциируется с говнометанием на нашу историю и скрепы, а потому, увидев этот пост с подписью Артемий Лебедев, я сперва глазам не поверил.


Я вот прям щас быстро на пальцах объясню почему красные, конечно, сукины дети, но наши, русские сукины дети, а белые, хоть и красиво идут и французской булкой хрустят, но не наши, не русские.

Красные читают Бунина, а белых от Горького пучит и несёт.
Красные знают наизусть Ахматову, Цветаеву, Гумилёва, а белых корёжит от одного имени Маяковского.
Красные плачут под «Ваши пальцы пахнут ладаном», а белые срут пеноблоками от «Песни о Сталине».
Красные смеются вместе с Аверченко, а белые визжат дурными голосами от Серафимовича и Весёлого.
Красные сочувствуют Турбину, Чарноте и даже Хлудову-Слащёву, белые сеппучатся, брызжа кишками от одной фамилии Фрунзе.
В сороковые годы у красных были Фатьянов, Исаковский, Сурков, Симонов, у белых были только марши немецких хозяев.
В шестидесятые у красных были Высоцкий, Шукшин, Распутин, у белых были Даниэль и Синявский, которые в литературном плане, честно говоря, ничтожества, никтожества и нигдешества.
И так далее.

У нас не было перерыва в культуре, у нас серебряный век перешёл в революционное искусство, был продолжен искусством предвоенных, военных и послевоенных лет. Белых в это время не существовало как русских людей. Они пришли теперь, усиленно делая вид, что XX-го века не было. Верно: у них – не было, у нас, у русских, был. У нас тысячелетняя культура без перерыва, у них – только песенки Бичевской, по большому счёту, больше ничего, «Поручиком Голицыным» они тщетно пытаются заткнуть лакуны своего неприсутствия в жизни России.

У нас этих лакун попросту нет.

Артемий Лебедев.

От себя добавлю, что красные давно примирились с белыми и простили им все: кровь, террор, жестокость, предательство и прочие грехи, которые простить очень сложно, а вот проигравшая, типа, благородная сторона простить красным ничего не может до сих. Бьют и пинают давно исдохшего мертвого льва. Пляшут на костях, мрази, тем самым убивая остатки России.