Автор Тема: Экономика России  (Прочитано 13047 раз)

0 Пользователей и 2 Гостей просматривают эту тему.

Меч Правосудия

  • Гость
Экономика России
« : 15/06/13 , 10:35:32 »
Жуковский Владислав

Экономика России вваливается в мощную масштабную рецессию

http://communitarian.ru/upload/resize_cache/iblock/5a0/298_221_1/5a0615055be0e45043b2373602f8e0fb.jpg height=312

Последние недели оказались богаты на раличные совещания по поводу «мерах по повышению деловой и инвестиционной активности в России». И это обоснованно и понятно, ведь экономическая ситуация ухудшается буквально на глазах. В России наблюдается сильнейший за последние 5 лет спад производства, деловой, инвестиционной и потребительской активности


Это, безусловно, внушает серьезные опасения не только в экспертном сообществе, которое начало бить тревогу уже 2 года назад, но уже и лично у Президента. Чем примечательно выступление Путина, на очередном подобном совещании 10 июля (тема которого была отчасти затронута и в его «бюджетном послании Федеральному собранию» 13 июля)?

Во-первых, насторожил тезис о необходимости ухода от пресловутых пятилетних планов. Речь идет о тех самых пятилеток, которые позволили осуществить индустриализацию сельского хозяйства, развития легкой промышленности, высокотехнологичных производств в Советском Союзе в период с середины 20-х до конца 80-х годов. Это вызывает определенные опасения потому, что пятилетние планы удобны для планирования, разработки сценария экономического развития и постановки экономических целей и задач. Кроме того, эти планы есть прекрасный инструмент для контроля над исполнением, в том числе президентских указов и поручений руководства страны. Президент понимает, что те чиновники, которые его окружают, прежде всего, в Правительстве, где на руководящих постах и в финансово-экономическом блоке до сих пор находятся либералы «гайдаро-грефовского типа», скорее всего не смогут реализовать его майские указы и предвыборные обещания.

Стратегическое планирование и прогнозирование активно используется за рубежом, в крупнейших экономически развитых странах, в странах с так называемой рыночной экономикой. В США, Японии, Германии, во Франции, не говоря уже о таких странах, как Южная Корея, Сингапур, Гонконг, Тайвань и Китай, существует система стратегического планирования и прогнозирования социально-экономических процессов, научно-технического развития, которая является фундаментом для реализации всей макроэкономической политики. Это не переход к командно- административному управлению экономикой и вовсе не переход к плановой экономики, а это скорее переход к такой системе планирования, когда задаются важные с социально-экономической точки зрения показатели - рост капиталовложений в экономику, увеличение норм накопления капитала в народном хозяйстве, повышение удельного веса наукоёмкой продукции в промышленном производстве, экспорте и ВВП, повышение реального уровня доходов граждан страны, снижение масштабов имущественной дифференциации населения. Благодаря этой системе экономически развитым странам удается решать все эти обозначенные выше задачи.

Но мы видим, что пока Президент не готов вводить систему пятилетнего планирования. Скорее всего, это обусловлено тем, что он прекрасно отдает себе отчет в том, что его указы, по всей видимости, будут сорваны. Тогда придется прибегать к очень жестким мерам, в том числе и административного характера. Пятилетки не позволят многим представителям руководства нашей страны раздавать необоснованные, неподкрепленные обещания, а к этому наш государственный аппарат пока не готов. Небезызвестный Владимир Мау как-то заявил, что России не нужна ни система планирования, ни система прогнозирования экономических, социальных и демографических, научно-технических, производственных, инвестиционных, финансовых процессов. Он заявил, что это есть пережиток прошлого - атавизм, занесенный ветром из застойной советской эпохи. Такое заявление лишний раз показывает умственное бессилие и неадекватность гайдаровцев, которые довели страну до социально-экономической катастрофы в 90-е годы и сегодня по-прежнему указывают руководству страны вектор движения экономики России.

Президента беспокоит снижение темпов роста российской экономики. Действительно ситуация крайне тяжелая, если ни сказать, аховая. По итогам января-апреля текущего года, по данным Росстата, рост экономики составил всего 1,6%, что в 3 раза хуже, чем годом ранее, в январе-апреле 2012 года рост достигал 4, 8%. По данным Министерства экономики, в январе-апреле текущего года рост составил 1,8%. В этой связи прогноз Президента, что по итогам года рост экономики составит 2,4%, выглядит крайне завышенными. Такой прогноз является следствием аналитического дисфункционала его советников. Даже если рост экономики по итогам текущего года составит менее 2%, то, чтобы достичь отметки в 2,5% к концу года, надо чтобы темпы роста экономики во 2-м полугодии ускорились примерно до 3,3 и 3,5%, а это, конечно, совершенно недостижимо.

Еще хуже ситуация в области выпуска товаров и услуг по бартерным видам экономической деятельности. Темпы роста сжались с 5% в январе-апреле 2012 года до 0,9% в январе-апреле текущего года. В сельском хозяйстве ситуация еще хуже, темпы роста по итогам первых четырех месяцев текущего года сжались по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года с 4,3 до 2,1%, динамика промышленного производства замедлилась с 3,3 до 0,5%. Удручающая ситуация наблюдается в обрабатывающей промышленности, где темпы роста обвалились с 4,2% в январе-апреле прошлого года до примерно 1,2% в январе-апреле текущего года. В сфере добычи полезных ископаемых - наиболее рентабельном, наиболее инвестиционно-привлекательном секторе российской экономики, где концентрируется 26% всех прибылей всего российского народного хозяйства, - темпы роста сжались в 7 раз с 1,5% до 0,2%. Производство и распределение электроэнергии и воды не только выросли в текущем году, но по итогам первых четырех месяцев даже обвалились на 0,8%. Спад грузооборота на транспорте по итогам января-апреля достигает 1,7%, тогда как годом ранее грузооборот вырос почти на 4,5%. Железнодорожные перевозки сократились почти на 4,1%, что на фоне прошлогоднего роста в 6,5% выглядит катастрофой.

Приведенные показатели свидетельствуют, что спад в реальном секторе российской экономики и промышленности носит не кратковременный характер. Это системный кризис, который набирает обороты и будет только усиливаться. Одновременно с этим сократился экспорт товаров на 5% в январе-апреле, импорт вырос на 3,5%. На фоне затухания экономического роста наблюдается стабильно высокий рост розничной торговли, почти на 4 %, хотя это хуже прошлогоднего роста в 7,7%.

По-прежнему надувается пузырь в финансовой системе, кредиты населению в январе-апреле текущего года выросли на 39% в годовом выражении, в 2012 году рост составил 39,5%, в 2011 году - 35,8%. Правительство, вместо того чтобы заниматься развитием российской экономики, модернизацией производства, развитием инфраструктуры, продолжает втягивать население в долговую петлю, искусственно раздувая конечные потребительские расходы, чтобы хоть как-то держать российскую экономику на плаву. По итогам первого квартала текущего года просроченная задолженность подскочила почти на 25%. Ситуация будет только ухудшаться. Кредиты промышленным предприятиям выросли почти в 2,5 раза медленнее, чем кредиты населению. Темпы роста в январе-апреле менее 15,8%, тогда как в январе-апреле прошлого года было почти 24%. Действительно проблема высоких процентных ставок стоит очень остро.

В этой связи заявление Путина показывает, что он уже устал слушать либеральных экономистов, которые не хотят заниматься созданием конкурентоспособной, мощной, социально-ориентированной инвестиционно-банковской системы, но продолжают рассуждать о необходимости изъятия денег из экономики, вывода накоплений резервных активов за рубежом для того, чтобы якобы не допустить роста инфляции. То, что Президент 10 июня дал распоряжение в течение 8 дней подготовить инструменты, механизмы и реальные предложения по снижению стоимости кредитных ресурсов в экономике, это, безусловно, позитивный факт. Правда, непонятно, почему Президент сказал об этом только сейчас, в то время, как видные российские экономисты и эксперты поднимают этот вопрос уже не первый год, предлагая меры по повышению доступности кредитных ресурсов в экономике, увеличению их срочности, повышению капитализации банковской системы России и ее активов, созданию условий для того, чтобы российская финансовая система могла финансировать экономический рост, структурно-технологическую модернизацию и инновации.

Увы, российская экономика неумолимо вваливается в мощную масштабную рецессию.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15529
Re: Экономика России
« Ответ #1 : 03/07/13 , 18:56:09 »
Дочитывать нужно до конца!     Хитрый финт проделал оппозиционный - как оказалось! - губернатор Белгородской области Евгений Савченко, предложив Однаке статью с названием "Экономика России встала." Гнездящиеся там путриоты, неустанно доказывающие, что Роисся под чутким руководством Солнцеликого неуклонно Встает-С-Колен, вероятно, настолько обрадовались сему факту: "Свершилось! Встала!!!" - что просто не стали читать дальше и немедленно разместили Благую Весть. А зря. По дальнейшем прочтении оказывается, что:
  Экономика России в очередной раз переживает сложные времена. Экономический рост практически остановился.
  Вступление в ВТО юридически закрепляет сырьевой экономический статус-кво страны в глобальной экономике.
  Конкурентоспособность российской экономики за 13 лет снизилась по отношению к мировой в 4 раза.
  Российская экономика находится в настоящее время в макроэкономическом тупике...

  Спешите видеть, пока не отцензурировали!
  И что-то подсказывает мне, что теперь Евгению Степановичу не долго уже быть губернатором...

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15529
Re: Экономика России
« Ответ #2 : 18/07/13 , 13:06:33 »
 Средняя температура по больнице
 

Инженер-конструктор явно не вписался в рынок или же вписался где-то на уровне уборщицы.

Где-то видел исследования, о приносимой пользе и оплате за нее. Так вот, уборщица приносит пользу обществу на 10 (рублей, долларов, и т.п.), а ей платят 1 (руб, долл и т.п.) Это одна сторона. А с другой стороны, каждый уплаченный на зарплату банковского работника 1 (руб., долл и т.п.) приносит убыток(!) обществу на 7 (руб.,долл. и т.п.)!

UPD. Или, другими словами, уборщице недоплачивают 9 руб на каждый руб зарплаты, а банковский служащий на каждый руб зарплаты должен возвращать обществу 7.

Оффлайн Ли-За

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 8100
Re: Экономика России
« Ответ #3 : 26/07/13 , 13:19:57 »
http://www.dp.ru/images/article/2013/07/22/88616d72-ae78-4ac6-82c3-226998f336cf.jpg height=253

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА ОПУСТИЛАСЬ НА ДНО

 
  В мае и июне российская экономика остановила свой рост. Рецессия, от которой так старательно отмахивался глава МЭР Алексей Улюкаев, вскоре может стать реальностью. Эксперты считают, что у России есть все шансы на то, чтобы выкарабкаться со дна.

 
 Очередная негативная статистика заставила Минэкономразвития реалистичнее посмотреть на экономику России. Глава МЭР Алексей Улюкаев только недавно утверждал, что рецессии не будет, и это все слухи. Однако теперь замминистра экономического развития Андрей Клепач заявил, что перелома в российской стагнации не произошло.


 В июне ВВП страны вырос на 1,5%, за второй квартал - на 1,9% (в первом квартале - 1,6%), за первое полугодие - 1,7%. В мае рост ВВП составил 1% после роста на 3,1% в апреле. Со снятой сезонностью в обоих месяцах экономика России продемонстрировала нулевой рост. Андрей Клепач отметил, что в правительстве надеются, что июнь будет последним месяцем с такими удручающими показателями.


 Однако не только данные по росту ВВП огорчают министров - безработица в России растет уже третий месяц подряд (в июне - 5,7%). Прогноз по оттоку капитала ведомство собирается повысить с $30 млрд до $50 млрд. Инвестиции в основной капитал в стране снизились за июнь на 3,7% в годовом исчислении, за первое полугодие упали на 1,4%. Замминистра связал этот спад с рекордным провалом строительства в этом месяце.


 " Российская экономика работает на пределе, очень низкий уровень безработицы, высокий уровень загрузки производственных мощностей. Если вдруг случится чудо, Европа выйдет из спада, и мы получим рост спроса, то наша экономика просто не сможет его удовлетворить, как следствие - неизбежный всплеск инфляции. Без масштабных инвестиций дальнейшее развитие экономики невозможно. Мы уже отмечали, что наилучшим вариантом в данном контексте станет формирование точек роста в нефтяной, атомной и военной промышленности. Однако, к сожалению, при нынешнем правительстве это вряд ли возможно. Понимания сложности и остроты вызова у нынешнего премьера нет", - отмечает Александр Разуваев, директор аналитического департамента компании "Альпари".


 Эксперт отмечает, что России нужно опираться на три ключевых сектора: нефтегазовый, оборонную и атомную промышленность. Вокруг этих точек роста, по его словам, существует множество смежных секторов. Именно они должны обеспечить новую занятость и новую российскую экономику. Россия - лидер в мировом нефтегазовом секторе. Сейчас на базе полугосударственной "Роснефти" ускоренно создается нефтяной "Газпром". Компания уже добывает более 200 млн тонн нефти в год. На очереди новые поглощения - "Башнефть", "Сургутнефтегаз".  Однако уже сейчас российский нефтесервис на 30-40% состоит из импорта, целью правительства должно быть увеличение российской доли до 75%. Учитывая контроль государства над основными игроками это сделать легче, чем кажется на первый взгляд.


 Сейчас также идет масштабное перевооружение российской армии, данный процесс, по мнению аналитика, тоже должен стать одним из  трех моторов российской экономики. Россия уже занимает второе место по экспорту вооружений, уступая только США. И у страны есть шансы усилить свои позиции, создав в смежных с ВПК отраслях высококвалифицированные рабочие места, о которых во время предвыборной компании говорил президент Путин. Россия является мировым лидером по строительству атомных электростанций. Развитие новых технологий атомного сектора и смежных производств должно стать еще одним модернизационным направлением.


 "Факторами ускорения темпов роста ВВП должны стать увеличение потребительской активности благодаря снижению инфляции и госпрограммам по субсидированию кредитных ставок. Кроме того, вполне вероятно, что ближе к середине 3 квартала Банк России все же решится пойти на снижение ключевой ставки, поскольку инфляционные ожидания снижаются, и инфляция с большой долей вероятности вернется в целевой диапазон ниже 5-6% и таким образом это даст ЦБ возможность маневра для смягчения денежно-кредитной политики. Ну и еще одним безусловным фактором увеличения роста ВВП служит низкая база второго полугодия 2012 года", - считает аналитик финансовой компании "AForex" Нарек Авакян. Все эксперты прогнозируют рост российской экономики за 2013 год на уровне 2-2,5%. Проблемы и сложности в экономической ситуации, как российской, так и мировой, без сомнения есть, но все они, как считают в правительстве и экспертном сообществе - вполне преодолимы.



 
  23 июля 2013
 

Оффлайн Ли-За

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 8100
Re: Экономика России
« Ответ #4 : 17/08/13 , 13:05:10 »
http://communitarian.ru/upload/resize_cache/iblock/7fc/300_300_1/7fc88a39c66f891406b84724a1ce4cda.JPG height=225
Дима Поттер и Лекс Уизли.         

В. Катасонов. Улюкаев «гадает на кофейной гуще», вместо того, чтобы спасать экономику России


А спасти её может только выход из ВТО, национализация и деоффшоризация, контроль над ценами и «свободным» движением капитала

Недавно, в интервью газете «Коммерсантъ» министр экономического развития Алексей Улюкаев заявил, что рецессия российской экономике не грозит, хотя страна находится в стагнации. Также глава Минэкономразвития анонсировал, что будет пересмотрена стратегия развития экономики до 2020 года, министерство собирается сосредоточиться на отдельных вопросах более серьезно, отбросив второстепенные темы: «Рецессии нет. И не будет. Стагнация, наверное, термин уместный».

Рост ВВП во втором квартале 2013 г., по данным Росстата, оставляет желать лучшего - 1,2%, при том, что Минэкономразвития прогнозировало 1,9%. Улюкаев заявил, что низкие темпы роста ВВП связаны с тем, что у страны слишком много социальных обязательств. Но, по его словам, в России не будет рецессии, потому что есть потребительский спрос и экспорт: «Чистый экспорт России уже не может быть мощным драйвером экономического роста, но он вполне способен в течение многих лет обеспечивать невысокие, но положительные темпы роста. Наша структурная и социальная матрица способна держать темпы роста на уровне около 3% . Это примерно среднемировой ожидаемый темп роста».

Но 3% роста совершенно недостаточно. Такая критическая оценка заявлений (и деятельности) Улюкаева обусловлена тем, что на самом-то деле не управляет экономикой. Все эти цифры - это не результат управленческих решений. То, что говорит министр Улюкаев есть ни что иное, как «успокаивающие мантры» или гадание на кофейной гуще. Он не имеет никакой инсайдерской информации относительно того, как поведут себя денежные власти в США или в ЕЦБ. Поэтому я не вижу большой разницы между «его» стагнацией и депрессией. На самом деле, хрен редьки не слаще.

И вместо того, чтобы заниматься никчемными прогнозами, господину Улюкаеву целесообразнее  заняться действительно серьезными управленческими решениями. Я конечно понимаю, что у Минэкономразвития не так много полномочий*, но все-таки какие-то серьезные задания на него навешивались. Так последние годы министерству была поставлена задача втянуть Россию в ВТО.

И если Улюкаев сегодня пытается позиционировать себя в качестве «эффективного министра, отстаивающего интересы России», то прежде всего он должен исправить те ошибки, которые допустили его предшественники. Поэтому первой задачей Министерства экономического развития должны стать меры по выходу из ВТО. Поскольку до тех пор, пока мы не выйдем из этой организации, нам будут грозить одновременно и рецессия, и стагнация, и кризис, и все остальное.

Вторая задача, которая так же возложена на министерство - это организация приватизации остатков государственной собственности. Поэтому, если господин министр действительно не хочет, чтобы страна окончательно вошла в состояние кризиса, то кроме выхода из ВТО, он должен предпринимать решительные меры против приватизации.

Но, скорее всего, министр Улюкаев будет делать обратное: будет рассказывать о том, как «ВТО позитивно влияет на российскую экономику», потом будет говорить о том, «как важно для нас провести приватизацию».  Находясь на посту первого зампреда Банка России, отвечавшего за денежно-кредитную политику, он так же занимался откровенной болтовней. Поэтому сложно ожидать, что Улюкаев поведет себя как «эффективный министр экономического развития России».

Здесь нужно вспомнить, что перед началом кризиса в 2008 году и его непосредственный начальник Кудрин придерживался точно такой же успокаивающей риторики. На самом деле и сегодня все держится на волоске – мировая экономика в любой момент может войти в ступор. И для того, чтобы закрыться от надвигающейся катастрофы, нам необходимо принимать самые решительные меры. Так, кроме выхода России из ВТО нам необходимо немедленно ввести определенные ограничения и запреты на заграничные владения капиталом. Впрочем, пока Улюкаев находился в Центральном банке, он на этот счет даже не заикался.

А мы сегодня напрямую зависим именно от мировой ситуации. Поэтому фраза о том, что сдерживающими рецессию факторами станут потребительский спрос и экспорт – это миф. Дело в том, что во всех своих заявлениях Улюкаева ставит на внешние рынки, которыми на самом деле ни Минэкономразвития, ни Правительство РФ не управляет. При том наш экспорт на 80% составляют энергоносители, мировым рынком энергоносителей управляют глобальные банки с Уолл-стрит и Лондонского Сити, которые через производные финансовые инструменты, привязанные к «черному золоту», и определяют, какая будет цена. Я редко заглядываю в данные по фьючерсным сделкам, но несколько месяцев назад отметил, что сделки заключались с понижением цен на ближайшие месяцы. Поэтому я ожидаю, что будет понижение цен на «черное золото». Естественно, возможно, в номинальном выражении они не будут понижаться, учитывая, что деньги быстро обесцениваются, но реально будет происходить обесценивание нашего экспорта.

Что касается прогноза министра об «экономическом росте в 3%» - это такая же фикция. Сейчас статистические службы всех стран дружно химичат. И я думаю, наш Росстат занимается тем же, подкручивая показатели каждый год. Если смотреть на общие публикуемые данные, там нам показывают «стабильность» в виде «небольшой положительной динамики». Но когда смотришь натуральные показатели –  железнодорожные перевозки грузов или, скажем, потребление электроэнергии - то видим, что тенденция понижающаяся, и никаких 3% не хватит для того, чтобы выйти из этого состояния стагнации. Недостаточно хотя бы потому, что наша экономика довольно сильно увязла в долгах, а кредиты нам дают далеко не под 3% годовых. Поэтому даже если бы цифры соответствовали реальности, этих 3% «роста» явно недостаточно, чтобы покрыть проценты по зарубежным кредитам и выйти из стагнации. Нам нужно иметь хотя бы 5-6% роста для того, чтобы, по меньшей мере, не погружаться в болото.

А здесь какие-либо стратегические планы у Правительства отсутвуют полностью, если не считать громко рекламируемой в своё время т.н. «Стратегии-2020». Честно говоря, мне было совсем не интересно её смотреть, но я стараюсь отслеживать общие управленческие решения. И у меня сложилось полное впечатление, что сами министры не часто вспоминают о своей  «стратегии». Кроме того, мы живем в мире, где неизвестно, что будет завтра, потому «либеральная стратегия на 2020 год» выглядит полным безумием. Нас все время так разводят, мол, смотрите, « в небе журавли-2020 года», а в это время «у нас в руках» даже не синицы, а какие-то дикие собаки и волки, которых нужно срочно отгонять.

Нам нужна не «сладко-либеральная программа 2020», а оперативная оценка надвигающейся катастрофы, и программа о том, как с ней бороться. Подобно той программе, которую Ленин писал в 18-м году. Нам нужен оперативный план на ближайшие несколько месяцев. А он, на самом деле, очевиден и понятен:

1. Выход из ВТО.

2. Немедленное введение ограничений и запретов на трансграничное движение капитала.

3. Введение контроля над ценами. Причем «не какое-то там косвенное влияние на цены», или интервенции, которых нет, а именно «административное управление ценами, которое сегодня существует во многих ‘цивилизованных странах’».

4. Кардинальный пересмотр деятельности Центрального банка, который должен кредитовать российскую экономику, выпускать деньги не под валюту, а выпускать деньги через рефинансирование коммерческих банков, которые работают с реальным сектором экономики.

5. Срочные меры по деоффшоризации российской экономики.

Я рассматриваю оффшоризацию как серьезнейшую угрозу, когда 80-90% крупных и средних предприятий выведены в оффшоры. Это не вывоз капитала, это вывоз актива. Соответственно, управление идет извне, а не изнутри.

Так ответ на вопрос «Чем управляет господин Улюкаев?» - нам полностью очевиден, - «Ничем не управляет», - поскольку не в состоянии добраться до оффшоров.

Поэтому необходимо принятие указа или закона, который обязывал бы владельцев предприятий, которые физически находятся здесь, провести перерегистрацию предприятий в российскую юрисдикцию. А те предприятия, которые не успели или не пожелали этого сделать в течение месяца, должны подвергнуться национализации.

И все пункты этого плана нужно поставить на первое место.

__________________

* Характерно, что в том же интервью министр Улюкаев заявил: «Я полагаю, что у Минэкономразвития очень много предметов ведения, очень широкая сфера ответственности. Если речь идет о добровольном расширении или сужении полномочий, то я бы предпочел некоторое добровольное сужение и работу с понятными полномочиями».Т.е он пришел не создавать, а разрушать, не брать на себя ответственность, а снимать – полностью реализуя либеральный лозунг «государства должно быть как можно меньше». В связи с этим возникает лишь один вопрос – а зачем нам нужны такие министры такое правительство?- прим.ред.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15529
Re: Экономика России
« Ответ #5 : 23/08/13 , 13:55:35 »
А.Вассерман: «Рецепт оздоровления экономики прост: изгнать из власти всех ли бералов»

В беседе с обозревателем KM.RU известный публицист и политолог Анатолий Вассерман критически отнесся к рецептам Минфина по спасению бюджета:

– Решение всех проблем российского бюджета очень простое и давно известно. Это полное изгнание из всех структур, связанных как бы то ни было с правительством, тех, кто исповедует либертарианство – веру в благотворность неограниченной свободы личности без оглядки на общество. В частности, именно так надлежит поступить со всеми, кто когда-либо после 1991 года занимал посты министров финансов, экономики, председателей Центрального банка. Даже притом, что среди этих людей есть и сравнительно малоопасные для общества.

Дополнительным диагностическим признаком, по которому нужно чистить государственный аппарат от таких людей, может быть еще и их обращение за консультациями по какому бы то ни было поводу к сотрудникам Высшей школы экономики, Российской экономической школы и Академии государственной службы и народного хозяйства, не считая обращений к тем, кто преподает в этих учебных заведениях точные науки и иностранные языки. То есть к тем, кто, по счастью, никакого отношения к экономике там не имеет. У них лишь и можно консультироваться с пользой для дела.

Что же касается конкретно материнского капитала, то его отмена в сложившихся в нашей стране условиях приведет к резкому сокращению населения, поскольку даже при его наличии России удалось лишь еле-еле затормозить демографический спад. Таким образом, можно считать, что лица, предлагающие отмену материнского капитала, прямым и непосредственным образом подрывают саму основу нашей страны и способствуют уничтожению народа.

Какие именно статьи Уголовного кодекса карают за соответствующие деяния, я навскидку вспомнить не могу, но у нас глава государства и даже глава правительства учились на юридическом факультете, и, надеюсь, они не вполне забыли тот Уголовный кодекс, который действовал в период их обучения.

Читать полностью: http://www.km.ru/economics/2013/08/21/mi...ya-ekonomiki-prost#.UhXHuCof6so.facebook

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15529
Re: Экономика России
« Ответ #6 : 12/09/13 , 17:55:25 »
 Мужик сказал - мужик сделал.
 В. В. Путин, 30.12.1999 - выдержка из доклада "Россия на рубеже тысячелетий":
"...Для того чтобы достичь душевого производства ВВП на уровне современных Португалии или Испании - стран, не относящихся к лидерам мировой экономики, - нам понадобится примерно 15 лет при темпах прироста ВВП не менее 8% в год." - http://www.ng.ru/politics/1999-12-30/4_millenium.html
2013, июнь. Данные с сайта ОЭСР.

Источник: http://stats.oecd.org/index.aspx?DatasetCode=EO93_LTB
Комментарии излишни.    Опубликовано в ЖЖ

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15529
Re: Экономика России
« Ответ #7 : 26/09/13 , 12:23:06 »
Интервью Сергея Губанова о текущем положении в российской экономике

– Сергей Семенович, что происходит сейчас с экономикой России?

– Новаций несколько, но все они находят свое выражение в одном – экономическом спаде. Россия в рецессии. Правда, правительство заверяет, будто ВВП растет, и до бесконечно малой снижается лишь темп этого роста. Похоже, оно не прочь утешать себя пусть даже наноростом, ибо на безрыбье и рак рыба. Однако роста фактически нет.

Вместо роста идет спад – спад ВВП, бюджета, совокупного спроса, покупательной способности населения, предприятий и государства. При том что цены на главные товары сырьевого экспорта – нефть и газ – не ниже прошлогодних. Они довольно высокие. Поэтому одна из новаций в том, что высокие цены сырьевого экспорта перестали поддерживать даже видимость роста, который все равно суть рост без развития.
Так, в долларовом выражении ВВП увеличился после 2002 г. в 5,5 раз. Но разве возросли в 5,5 раз производительность труда и уровень жизни россиян? Ничего подобного. Товарных ресурсов конечного использования стало больше лишь на 43%, а все остальное – это пузырь, раздуваемый инфляцией нефтедоллара. Объем товарной части ВВП до сих пор меньше 50% национального дохода РСФСР уровня 1990 г., когда, между прочим, горбачевская дезорганизация уже выливалась в ельцинскую вакханалию разрушения СССР.

До 2013 г. был номинальный рост, но не было развития. Теперь не стало и роста. Со второй половины 2012 г. экономика сползла в полосу затухания, а затем и падения – пока еще скромного. Скатываются вниз промышленность, капитальные вложения, занятость, экспорт, прибыль, поступления в государственный бюджет. Неумолимо усыхает покупательная способность населения. Рецессия уже ударила по совокупному спросу, и весьма чувствительно. Царит секвестр бюджета, болезненный для всех: людей, отраслей, регионов. Не видя, как поднять доходы, Кремль нещадно режет расходы.

Повышательная тенденция обернулась понижательной. Главная причина заключается в политике сохранения экспортно-сырьевой модели – компрадорской и потому антироссийской. Из-за такой политики Россия погружена в системный кризис, продолжая работать на иностранный капитал, вместо того чтобы работать на саму себя, на новую индустриализацию, подъем производительности труда, уровня и качества жизни населения.

– Та ли это рецессия, о вероятности которой Вы заявили более полутора лет назад, еще в январе 2012 г.?

– Верно, о возможности именно такой рецессии и шла речь. В конце 2011 г., нелишне напомнить, мир застыл в ожидании повторной рецессии. Для стран «большой семерки» МВФ, Всемирный банк, нобелевские лауреаты по экономике предрекали мрак не позднее первой половины 2012 г. Со страшным пророчеством заголосил в хоре и хваленый Н. Рубини. В середине декабря 2011 г. мы с коллегами решили проверить, действительно ли 2012 г. станет годом очередного краха. И обратились к нашей модели предсказания циклических кризисов. Расчеты показали, что трубадуры «второй волны рецессии» поторопились: на 2012 г. ее вероятность была нулевой. Год прошел, и наш вывод оказался точным: модель не подвела.

Вместе с тем выявился один довольно неожиданный результат. Он напрямую касался России. Как выяснилось, если в промышленно развитых державах рецессия пока невероятна, то для нашей страны, напротив, подобная вероятность существует – и достаточно высокая, чтобы принять ее всерьез. Поэтому пришлось добавить, что в России возможна рецессия без рецессии в странах «большой семерки» – асимметрично и разновременно с ними. Уместно, наверное, процитировать: «Опасности рецессии для развитых стран в 2012 г. нет. Для России же такая опасность есть, притом куда более серьезная по сравнению с 2008 г.» (Губанов С. Вероятна ли мировая рецессия-2012? // Экономист. 2012. № 1).

– Насколько глубоко падение отечественной экономики в 2013 г.?

– Рецессия пока умеренная, фактический спад не превышает 1,7% ВВП.

– Ваша оценка расходится с выкладками Росстата, который вместо минус 1,7% дает плюс 1,6% ВВП для первого квартала, плюс 1,2% для второго и плюс 1,4% – за первое полугодие в целом. Не поясните, откуда такое расхождение и как Вы считали?

– Расчет велся по двум методам, на основе официальной статистики. Применялись метод баланса народного хозяйства и метод структурно-динамического анализа компонентов использования ВВП. Думается, излишне вдаваться в особенности и тонкости методологии, алгоритма, инструментария расчетов. Основные итоги говорят сами за себя.

Формально оценка Росстата правильна: в номинальном исчислении ВВП вырос за I кв. 2013 г. на 1,6%. Но обеспечена ли прибавка ресурсов реального использования ВВП? На самом деле их прибавки нет; наоборот – есть их убавка. В сумме – на 1,7%. К сожалению, необходимые данные для расчета по второму кварталу все еще отсутствуют. Известно лишь, что второй квартал был не лучше первого. Два подряд квартала «в минусе» – это рецессия. Номинально прирост ВВП есть, а реально использовать из него нечего. И Кремлю приходится тратить резервы, чтобы статистически показать экономический рост.
Читать дальше... )

Оффлайн Aдмин

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 2715
Re: Экономика России
« Ответ #8 : 13/10/13 , 10:23:08 »
 Даём в сокращении:

Рынок|11.10.2013 10:02|

Авторынок России: все в ожидании скидок   
 


     Главная новость — продажи падают. За 9 месяцев этого года спрос на новые автомобили снизился на 7%. Но не все так плохо, ведь в сентябре потери рынка составили «всего» 5% по сравнению с тем же периодом прошлого года. «Средняя температура по больнице улучшается, но на здоровье конкретного пациента это не отражается», — именно так прокомментировал сентябрьские итоги Йорг Шрайберг, председатель Комитета автопроизводителей (АЕБ).

У соседей «температура» выше. Если в августе наш авторынок стал первым в Европе, то в сентябре мы оказались лишь третьими. Неожиданно для всех золото по продажам автомобилей завоевала Великобритания. Рынок Туманного Альбиона обогнал не только нас, но и расположившуюся на втором месте Германию.
Но давайте посмотрим на диагнозы отдельных «пациентов нашей больницы». Главным якорем для роста стал АвтоВАЗ, который в сентябре не досчитался более 10 000 проданных автомобилей, что составило 20% по сравнению с сентябрем 2012 года. А потянули вниз Тольяттинский гигант Kalina (минус 43% в сентябре и 49% с начала года) и Priora (минус 73% в сентябре и 53% с начала года). Совокупное падение этих моделей смогло перевесить впечатляюще растущие продажи Granta и Largus. Спасти автогиганта сможет, как всегда, государство, которое летом одобрило заводу кредит, а теперь вновь развернуло программу льготного автокредитования, от которого АвтоВАЗу явно достанется самый большой кусок.  (выделение наше - Админ)
Подорвать планы завода могут утвержденные в первом чтении Госдумой пошлины утилизационного сбора для предприятий, которые собирают машины внутри страны. Если сбор утвердят окончательно, то цены на те же Lada обязательно повысятся.
Пресс-центр завода прокомментировал спад продаж стагнацией в экономике: «Снижение уровня продаж автомобилей Lada — следствие общего замедления экономики. Из-за этого люди стали покупать меньше дорогостоящих товаров длительного пользования, в том числе и автомобилей». Но почему же тогда смогли вырасти некоторые другие производители? Хотя далеко не все...
Полный текст здесь

-----------------------------------------------------------------------------------------

Цитировать
Вот вам, бабушка, и Юрьев день!
Сразу напрашивается пара выводов.....

Вывод первый: наше государство с точки зрения либерально-рыночной идеи является  идеологическим  преступником, поскольку согласно наставлениям почившей в бозе железной леди М. Тэтчер, неэффективные отрасли экономики должны умирать, а не поддерживаться государством.
А вы!? Айяйяйяй, Путин с Медведевым, айяйяйяйяй........

Вывод второй: в нашей стране, как, видимо, и во всём мире, все производящие отрасли экономики сидят в долговой кабале банков и не могут существовать без кредитов. Да и большинство физических лиц, кстати, испытывают те же трудности, поэтому внешний лоск современной жизни является на самом деле лишь дымовой завесой за которой прячется Госпожа Нищета.

Оффлайн Aдмин

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 2715
Re: Экономика России
« Ответ #9 : 10/11/13 , 11:08:08 »
   Вардан Багдасарян     

      Подписаться на блог   

Мы видим продолжение либерализма в экономике 

   5 ноября в 08:30     
Статистика показывает, что после 2009 года в этом году экономика России демонстрирует наихудшие показатели за весь путинский период. Важным индикатором экономической динамики является объем грузоперевозок на железнодорожном транспорте. Он почти всегда имеет высокую корреляцию с показателями роста ВВП. Валовой внутренний продукт не может расти или оставаться на нулевом уровне, если объем грузоперевозок сокращается. А он по отношению к прошлому году сократился в России на 2,5%, притом, что ВВП якобы вырос на 1,4%.

В других сферах ситуация следующая. Несмотря на риторику конфликта в отношениях с Западом, на практике – усиливающаяся интеграция в западную мир-систему, вступление в ВТО. Несмотря на апелляцию к людям труда, на практике – новое наступление на социальные права, разработка закона о пенсиях, направленного против «рецидивов уравниловки». Несмотря на осуждение либерализма девяностых, на практике мы видим продолжение либерализма в экономике, провозглашение планов новой масштабной приватизации. Несмотря на слова о национальных традициях в образовании, на практике – радикальная ломка вузовской системы по западным образцам.
Оснований считать, что в ближайшей перспективе ситуация изменится, нет.
                     

Оффлайн Ли-За

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 8100
Re: Экономика России
« Ответ #10 : 04/12/13 , 12:52:39 »
В России преобладает имитация инноваций

http://cs305913.vk.me/v305913279/4a1a/6ZuxK1exCWM.jpg height=353

В России значительная часть нововведений являются имитационными, а по уровню инновационного развития наша страна продолжает отставать не только от развитых, но и от развивающихся стран, закрепляясь в статусе мировой периферии.
Относительный объем вложений России в НИОКР в 5  раз меньше, чем в развитых странах, заявил президент  Торгово-промышленной палаты Сергей Катырин на бизнес-форуме в  Ростове-на-Дону. В пересчете на душу населения Россия тратит на НИОКР  менее 100 долл. в год, тогда как развитые страны – до 500 долл.

"У  бизнеса в России на это нет достаточного количества свободных денег,  зато пока есть более простые модели получения прибыли. Поэтому у нас до  сих пор практически нет рынка инноваций, а бизнес предпочитает покупать  давно известные технологии за рубежом под видом новейших инновационных  разработок", - добавил глава ТПП.

Действительно, по данным  Минэкономразвития, несмотря на значительные затраты по "Стратегии  развития науки и инноваций в РФ до 2015г.", многие плановые показатели  достигнуты не были. Например, хотя доля инновационной продукции в  производстве выросла с 5,4% в 2006г. до 6,1% в 2011г., доля  технологически инновационной продукции в экспорте сферы производства  сократилась 12,5% в 2003г. до 4,9% в 2011г.

По данным некоторых  исследований, общая доля стран СНГ на мировом рынке наукоемкой продукции  уменьшилась с 8% в 1990г. до 0,3-0,4% в последние годы. Доля машин  и оборудования в экспорте РФ в страны дальнего зарубежья сократилась с  18,3% в 1990г. до 3,6% в 2011г., в то время как доля энергоносителей  составляет более 67%.

Расходы России на НИОКР составили в 2012г.  всего 1,68% ВВП, причем вклад государства составил 0,56%, а бизнеса -  1,12%, следует из данных Росстата. В 2003г. государство вкладывало 0,31%  ВВП, а частный сектор – 1,29% ВВП. Численность персонала, занятого  исследованиями и разработками, сократилась к 2012г. на 18,1% по  сравнению с 2000г., а по сравнению с 1992г. – в 2 раза.
Как  следует из данных совместных исследования Высшей школы экономики и  Росстата, по показателям инновационной деятельности Россия в разы отстает даже от стран Восточной Европы, и существенного сокращения отставания не наблюдается, несмотря на затрачиваемые государством огромные средства.

Если в СССР доля предприятий, осуществляющих  новаторскую деятельность, составляла около 50%, то сегодня в России технологическими инновациями занимаются не более 8,9%. В Восточной Европе этот показатель находится на уровне 25-30%, в Западной Европе – более 40-50%, следует из данных исследования ВШЭ и Росстата. Доля новых для рынка инновационных товаров, работ и услуг в России в 2011г. составила 0,8%, тогда как в Польше – 4,5%, в Германии – 3,3%, Португалии – 8,6%.
"Надо избавляться от имитационного характера российских  инноваций", - отметил С.Катырин. Значительная часть технологических  решений, которые наши компании представляют в качестве инновационных и  новых для России, в действительности давно используются в развитых  странах. Нам же нужны именно наши прорывные технологии, если мы всерьез  хотим сделать российскую экономику инновационной.

Исследования  академика РАН Виктора Полтеровича подтверждают, что большинство  технологий и инноваций, создаваемых в России, являются имитационными, то  есть представляют собой результат копирования зарубежных технологий.
Доля  принципиально новых производственных технологий среди созданных колеблется в 1997-2012гг. на уровне всего 10%. Россия ежегодно вынуждена  выплачивать технологическую ренту за импорт разработок. Поступления от  экспорта технологий в 2012г. составили 688,5 млн долл., в то же время  выплаты за импорт – 2,043 млрд долл. Отрицательное сальдо оборота  технологий, таким образом, составило -1,354 млрд долл.

Как  показывают исследования доктора экономических наук Руслана Дзарасова,  значительная часть средств, формально выделяемых на инновации, может  использоваться неформальными контролерами бизнеса без реального  полезного эффекта с целью оптимизации налогов, получения льгот, ради  личной выгоды и вывода активов. Доля таких фиктивных инноваций тоже  высока, ведь порой бывает сложно точно оценить объективную стоимость и  эффективность нововведений.

По-прежнему технологически отсталое  производство не предъявляет спроса на инновации высокого уровня, а  доминирующие в корпорациях собственники не заинтересованы в долгосрочном  развитии. Реформу РАН ученые связывают с последовательными действиями  по дальнейшему закреплению России в качестве сырьевой периферии мирового  капитализма.

Не лучшим образом складывается ситуация и в  государственном секторе экономики, в частности в госкорпорациях, которые  некогда преподносились как главные проводники модернизации. Программы  развития у госкорпораций появились лишь спустя 4 года после образования  по требованию президента, в связи с чем появился термин "принуждение к инновациям", отражающий отсутствие у этих структур заинтересованности в развитии. Например, в корпорациях аэрокосмической и оборонной отрасли, по данным консалтинговой компании Booz&Co, на НИОКР в Северной Америке тратится около 3,0% выручки, в ЕС – около 5,7%, в Китае и Индии – около 5,0%, в остальном мире – 2,8%. У российской госкорпорации "Ростех" доля затрат на НИОКР в выручке в 2013г. составит, по оценке "Эксперт РА", 1,34%, что в разы ниже, чем у иностранных конкурентов.

По  мнению проректора Высшей школы экономики Андрея Яковлева, серьезного  эффекта программы не дадут, поскольку у госкорпораций нет стимулов для  внедрения инноваций. Как отмечает профессор МГУ Андрей Колганов, в  модернизации нет заинтересованности ни у кого: ни у бюрократии, которая в  реальности не связывает свою судьбу с Россией, ни у краткосрочно  ориентированного бизнеса, который стремится вывести активы за рубеж, ни у  граждан России, которые заняты своим собственным выживанием в условиях  несправедливости (безответственности).

Соколов Александр

Источник: http://top.rbc.ru/economics/17/10/2013/882656.shtml

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15529
Re: Экономика России
« Ответ #11 : 07/02/14 , 16:03:57 »
Хроники деиндустриализации рашки
 
 
Россия встает с колен или как власть убивает промышленность
   
     
     
     СПИСОК УНИЧТОЖЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ( Читать дальше... )

Оффлайн Ли-За

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 8100
Re: Экономика России
« Ответ #12 : 07/03/14 , 15:14:51 »
Российская промышленность: окончательный диагноз

Злокачественность фундаментальных изменений российского общества за последние двадцать лет уже давно представляется мне бесспорной. Их основные результаты общеизвестны: гигантское социальное расслоение, массовое одичание и вымирание населения, деиндустриализация и прочее. Многое уже было написано о деградации культуры, демонтаже систем высшего образования, здравоохранения, социального обеспечения. Однако именно масштабы и тотальность разрушения российской (строго говоря, советской) промышленности, на мой взгляд, обществом в полной мере еще не осознаны. Именно поэтому в своей статье я считаю необходимым разоблачить некоторые распространенные на этот счет иллюзии.

Разумеется, инженер–технолог отдельно взятого металлургического завода просто не может обладать всеми требуемыми для таких обобщений данными. На это я и не претендую. В моем распоряжении – лишь собственный производственный опыт и информация, полученная от коллег. Определенный вес этим сведениям может придать следующее обстоятельство: ключевыми заказчиками моего предприятия (фактического монополиста по выпуску определенной номенклатуры изделий) являются заводы авиационной и ракетно–космической отраслей промышленности, а также множество машиностроительных заводов с различной специализацией, а поставщиками – ведущие металлургические комплексы России. Разумеется, на некоторых из них довелось побывать и автору этих строк.

Полагаю, будет вполне уместным в основном вести речь об одном из наиболее благополучных и прибыльных заводов России. Нетрудно представить, что творится на менее рентабельных предприятиях. Пусть другие дополнят и исправят высказанные здесь тезисы и предположения.

http://img12.nnm.me/b/d/4/e/5/d65e43b77232b898a7b3bdca849.jpg height=234

Начать нужно, конечно, с материальной базы тяжелой промышленности. Общеизвестно, что подавляющая часть действующих производств унаследована с советских времен и с тех пор не подвергалась никаким сколько-нибудь значительным изменениям и усовершенствованиям. Однако, говорить даже о растраченном наследии в данном случае вряд ли уместно: сейчас речь стоит вести скорее об обломках и развалинах в прямом значении этих слов.

Любой станок или машина требует регулярного ремонта и замены по истечении определенного срока. Между тем, в России с начала 90-х годов огромное число единиц оборудования было законсервировано или не ремонтировалось вовсе, еще большее – попросту уничтожено, разобрано на запчасти или превращено в металлолом. Оставшаяся (весьма, впрочем, незначительная) часть, насколько можно судить, находится ныне в довольно жалком состоянии. Весь ужас ситуации заключается в том, что зачастую оборудование просто невозможно отремонтировать, так как необходимые для этого запчасти взять неоткуда: завода-производителя больше нет. В моем цеху так произошло с парой советских станков с ЧПУ – они не подлежали ремонту из-за отсутствия возможности починить электронную систему управления (думаю, не стоит объяснять, в каком состоянии сейчас находится промышленная электроника в России). Пришлось целиком перейти на станки с ручным управлением – это, мягко говоря, явный регресс. Локальными оазисами, блещущими новыми технологическими линиями (напр., Выксунский листопрокатный комплекс), в масштабах России можно смело пренебречь.

Тяжелому машиностроению в 90-е годы был нанесен смертельный удар; несомненно, по уровню производства станков, кузнечно–прессового и прокатного оборудования мы отброшены в 30-е – 40-е годы XX века. Никаких крупных закупок нового оборудования и, уж тем более, модернизации существующего производства среднестатистический завод произвести не в состоянии. Большинству заводов остается лишь доламывать старое.

Не так давно мне пришлось принимать участие в инвентаризации цеха. Просматривая перечень всего оборудования, которое когда–либо было установлено на участках, я окончательно убедился в том, что действующее производство (одно из самых «продвинутых» в современной России) в сравнении с советским периодом представляет собой не более чем скудные остатки: от былых производственных мощностей сохранилось лишь 10–15%.

http://img11.nnm.me/d/3/d/7/c/a9c46bcf1841b5ecf498f2a369f.jpg height=216

На практике это означает, что большая часть пролетов цеха попросту пустует или заставлена заброшенными станками, машинами или даже целыми автоматизированными производственными линиями, назначение многих из которых мне (как и всякому недавно пришедшему на завод) абсолютно неизвестно. Эти мертвые груды железа производят гнетущее впечатление, напоминая порой осколки неведомой погибшей цивилизации.

Модернизация в масштабах предприятия чаще всего носит частичный и неполный характер. Мы увидим далее, что даже когда для ее осуществления есть средства, она проводится совершенно бестолковым образом из-за нехватки подходящих для этого кадров (технологов, проектировщиков, конструкторов и пр.).

Было бы логичным предположить, что сохранившиеся производственные линии хотя бы поддерживаются в более или менее исправном виде. Увы, это было бы слишком наивно. Напротив, они эксплуатируются зачастую совершенно варварскими методами. Основные причины такого отношения мы рассмотрим ниже; пока же добавим, что полноценный капитальный ремонт, как правило, проводится лишь в тот момент, когда оборудование попросту ломается, и это ставит под угрозу производство продукции – а значит, и получение прибыли собственником. Скажем, в моем цеху для остановки стана на месяц с целью проведения капитального ремонта пришлось составлять огромное количество бумаг за подписями всех ключевых специалистов завода, объяснявших, отчего за короткий промежуток времени увеличилось число несоответствующих заготовок, выпадов в брак, поломок узлов машины, и только после этого собственником было принято решение о плановом простое оборудования.

С грустной улыбкой мне приходится выслушивать сентенции в том духе, что собственники наконец–то поумнели, повсеместно заботятся о развитии своих предприятий и т.п. Каждый день я вижу результаты подобной заботы. Развитие предприятия всегда должно быть связано (как минимум!) с увеличением производственных мощностей, модернизацией производства, расширением номенклатуры выпускаемой продукции, ростом численности персонала. В настоящее время в условиях практически полного отсутствия капиталовложений, идущих на обновление оборудования, и постоянно возобновляемой «оптимизации численности работников» говорить о каком-либо развитии несколько странно. Нужно иметь в виду, что для российских капиталистов эффективное извлечение прибыли совершенно необязательно связано с промышленным ростом или развитием предприятия, и заботой о перспективе. Более того, я осмелюсь утверждать, что долгосрочные крупные затраты для русских буржуа не очень-то выгодны. С учетом нестабильности российской экономики и степени коррумпированности российских чиновников, бизнесу гораздо выгоднее эксплуатировать по максимуму имеющееся оборудование, поддерживая определенный уровень прибыли, а за капиталовложениями и выгодными кредитами в случае насущной необходимости обращаться к государству. Рентабельность производства обеспечивают рабочие, мастера и технологи, умудряющиеся за мизерную зарплату, в тяжелейших условиях, на морально и физически устаревшем оборудовании производить конкурентоспособную продукцию (зачастую и на экспорт).

Таким образом, в современной России эффективность менеджмента и компетентность собственника практически ни на что не влияют. Другое дело, что рано или поздно такому положению придет конец… Не будем забывать также о том, что в большинстве случаев крупная собственность попала в чьи-то руки после ряда сомнительных сделок или махинаций (проще говоря, законных собственников в России очень и очень мало) – следовательно, почти всегда в какой-то степени реальна возможность отъема предприятия бывшим владельцем, конкурентами или государством. И последнее. Вполне возможно, наиболее дальновидные из числа капиталистов, чей бизнес не связан с добычей или транспортировкой сырья, уже осознали, насколько мрачны перспективы большинства отраслей российской промышленности, и потому не торопятся вкладывать в них свои «кровные».

http://img12.nnm.me/f/6/c/8/d/38939cdb4ad5802d2b697041f8f_prev.gif height=341

Разумеется, необратимые изменения коснулись не только состояния оборудования. В гораздо большей степени они затронули кадровый состав бывших советских заводов.

Начнем с последствий крушения системы высшего технического образования. Важнейшим из них является тот факт, что за первое десятилетие после распада Советского Союза в условиях нехватки квалифицированных специалистов (в большинстве случаев нашедших работу не по специальности) производственные предприятия наводнились огромным количеством дилетантов, недоучек, невежд, а зачастую и откровенных проходимцев. С течением времени и в результате карьерного роста люди такого сорта заняли множество ключевых должностей (за редким исключением и, разумеется, не без «блата»). Последствия такой ротации кадров оказались, без преувеличения, катастрофическими.

Мне уже приходилось писать о странных изменениях в структуре производственных предприятий, в результате которых «командные высоты» оказались в руках бездарных и бесполезных клерков, часто именуемых «офисным планктоном» (см. статью автора «Почему я не хочу быть «белым воротничком»). Одновременно с этим вырождению и деградации подверглись основные заводские службы и отделы (производственные, технологические, конструкторские и ремонтные), унаследованные еще с советских времен. Вкратце суть указанных процессов такова: подразделения, ранее работавшие в тесной связи с основными и вспомогательными цехами, в настоящее время постепенно все более отстраняются от производственной деятельности, и по специфике своей рутинной канцелярской работы неизбежно тяготеют к «белым воротничкам», переполняющим офисы заводоуправления. Как ни странно, этому весьма способствует бездумное копирование западных стандартов управления предприятием (например, необходимость чуть ли не еженедельной разработки «липовых» мероприятий по «совершенствованию» производства, а также сотен документов и отчетов в рамках «системы менеджмента качества», нужных лишь для того, чтобы пройти какой–либо западный аудит, и прочее).

http://img15.nnm.me/b/a/2/9/3/b85c7364fa9f58c1f43055071a8.jpg height=276

Скажем, производственные отделы, в идеале отвечающие за планирование, координацию и согласование работы основных цехов, постепенно превращаются в придаток служб по маркетингу и продажам, посредством которого последние диктуют свою волю руководству цеха. С одной стороны, ничего удивительного в этом нет: планирование производства требует, прежде всего, неплохого знания технологии и возможностей производственного оборудования цехов. Вполне объяснимо, что за время промышленного спада в 90-е годы такого рода знания остались по большей части не востребованными и были частично утеряны; несколько труднее понять, отчего они не востребованы сейчас. Парадоксально, но в современных рыночных условиях в основе планирования работы предприятия лежит чистейший волюнтаризм: план формируется на основе всех заказов, которые удалось нахватать «продажникам», и продолжает дополняться в течение месяца (похоже, что таким образом «высшие» менеджеры пытаются выслужиться перед собственником). Любые предупреждения со стороны цехового руководства о том, что план не может быть выполнен по объективным причинам (с расчетами загрузки оборудования, производительности печей и агрегатов, времени на механические испытания и т.д.) воспринимаются не иначе как попытки сознательно снизить прибыль и отказаться от своих служебных обязанностей.

Отныне никто, кроме цеховых специалистов, не способен рассчитать, какой объем продукции за месяц можно отштамповать, прокатать, термически обработать, проточить и пр. Этого и не требуется. Современные «производственники» в данном отношении мало отличаются от «продажников» – для них отныне не существует никаких объективных трудностей, проблем и «узких» мест, все это не более чем смешные фантазии работников цеха. Результаты такого пренебрежительного отношения к реальным проблемам вполне предсказуемы: из месяца в месяц сроки поставок и отгрузок систематически срываются (понятное дело, из–за «нерадивости» рабочих и их непосредственных руководителей). Лихорадочные попытки высшего начальства хоть как–то исправить положение в конце месяца сводятся к бестолковым противоречивым указаниям, истерикам и угрозам. Идиотизм же этих повторяющихся авральных ситуаций заключается в том, что премию цехам по итогам работы назначают все те же сотрудники производственных отделов; логично было бы не выплачивать ее вовсе, но так поступить не посмеет никто – слишком высока вероятность того, что рабочие попросту побегут с завода. Остается лишь каждый месяц косвенно подтверждать собственную бездарность и никчемность назначением премии (приблизительно одного и того же размера) «виновникам» провала. Неумение и нежелание так называемых «производственников» делать свою работу зачастую доходит до абсурда: бывает, что они заставляют работников цеха в конце месяца срочно (буквально в течение часа) составить график сдачи продукции на следующий месяц (в цехах это называется «записки сумасшедшего»), а потом имеют наглость наказывать за его невыполнение!

Уместно было бы предположить, что в задачи специалистов подобных отделов также входит оказание помощи цеху в решении текущих проблем со сдачей, с запросами заказчику на отклонения от нормативной документации, с переводом несоответствующей продукции на другие шифры – ведь именно в этом, помимо планирования, заключался смысл их существования в советское время. Увы, сейчас о подобном содействии цехам со стороны «производственников» не может быть и речи. Дело даже не в том, что они постоянно заняты заполнением всевозможных форм отчетности, работой с информационной системой предприятия, выполнением всевозможных капризов «продажников», «закупщиков» и прочих «менеджеров»; основная проблема, как уже говорилось, в их полном отрыве от нужд производства. Их редчайшие попытки хоть как-то помочь могут быть прекрасно описаны поговоркой «что ни делает дурак – все он делает не так». Например, представители этой службы пару раз предлагали мне помощь с составлением запросов заказчикам. И что же? Оказалось, что они не способны выполнить связанные с этим элементарные действия – собрать информацию на основании данных ОТК, набросать в Microsoft Word примитивный текст письма и согласовать со всеми нужными специалистами. Все это всегда нужно делать за них. По большому счету, максимум того, на что они способны – позвонить столь же одаренным коллегам в аналогичный отдел на другом предприятии, и косноязычно передать им свое понимание проблемы, исказив и переврав при этом все что можно. Учитывая все вышесказанное, приходится констатировать, что советский опыт планирования и управления производством утерян безвозвратно вместе с производственными мощностями.

http://img12.nnm.me/0/6/7/2/5/b5cccd208b999330f48dc872421.jpg height=375

К великому сожалению, с технологическими и конструкторскими службами дело обстоит нисколько не лучше: именно здесь самым наглядным образом проявляется катастрофическое падение технического уровня так называемых «инженеров» (по сути, уже «белых», а не «синих» воротничков) различных отделов и бюро по сравнению с советским периодом. Примеров этому можно привести множество; я ограничусь теми, с которыми мне пришлось столкнуться лично на различных предприятиях. Начнем с элементарного умения грамотно разрабатывать чертежи деталей, т.е. владения основами инженерной графики и начертательной геометрии. Мне известен пример совершенно безграмотно составленного чертежа штампованной поковки (на нем неправильно показан разрез), утвержденного главным технологом одного предприятия и согласованного с главным металлургом другого. Удручает здесь именно то, что ошибку первокурсника (подчеркиваю, речь идет не просто о халатности) совершили сразу два специалиста высшей категории на двух различных предприятиях. Нет нужды объяснять, о чем говорят подобные ошибки.

Менее безобидный пример. В одной из служебных командировок по вопросам качества мне пришлось столкнуться с последствиями ошибки, допущенной при составлении технических требований к чертежу одной из составных частей сопла ракетоносителя (не был указан один из обязательных видов контроля). Здесь оплошность совершили уже последовательно главный конструктор, главный технолог и главный металлург. Признаюсь, до некоторого времени я сам питал некоторые иллюзии по отношению к отечественному авиа- и ракетостроению. Мне, как металлургу, специалисты авиационных или ракетных заводов представлялись небожителями, сверхкомпетентными, опытнейшими профессионалами, не знающими провалов и способными решать сложнейшие и разнообразнейшие проблемы. Тем более жестоким было мое разочарование. В командировке взаимодействовать мне пришлось с пугливыми и зашоренными людьми, совершенно отвыкшими от серьезной работы. По всей видимости, постоянные простои, отсутствие новых заказов, сложных задач и использование только лишь старых наработок приводят к тому, что даже имеющие советский производственный опыт работники таких заводов постепенно теряют квалификацию, и по своему поведению и мировоззрению становятся похожими на конторских служащих. Ко всему прочему, создается впечатление, что с 80-х годов XX века время для них остановилось.

Раскрыл глаза мне на это любопытный эпизод. Во время пребывания в цеху механической обработки узлов двигателя мне в глаза бросилась карта техпроцесса с эскизами по операциям, оформленная «синькой», видимо, оставшаяся здесь с 70–х или 80–х годов. Я спросил своего коллегу–технолога, почему он не хочет заменить ее новой. Он недоуменно ответил, что она и так новая. Пришел мой черед удивляться и недоумевать. Выяснилось, что из–за нехватки компьютеров (один–два старых ПК на отдел) и нежелания (возможно, неумения) конструкторов и технологов пользоваться системами автоматизированного проектирования, здесь до сих пор чертят на кульманах, как в старом советском КБ! Увы, как подтвердили мои коллеги, таково состояние большинства конструкторских и технологических служб на авиамоторостроительных заводах. После этого я окончательно расстался с идеализированными представлениями о российском авиа– и ракетостроении. Мне приходилось получать с авиастроительных заводов рекламации на годные детали, размеры которых были неправильно измерены штангенциркулем (sic!), сталкиваться с неумением специалистов-моторостроителей пользоваться советскими ОСТами и ГОСТами по соответствующей тематике, в общем, встречать примерно те же проявления регресса и упадка, что и в моей профессиональной отрасли.

Разумеется, компетентные люди на заводах этих отраслей все еще остаются, но работают они, как всегда и везде, не в отделах, а в производственных цехах.

http://img15.nnm.me/8/9/b/3/a/4bb9a8ec6e979d0bab2cb4d5a42.jpg height=176

Куда более мрачные примеры связаны со стремительным карьерным ростом невежд и проходимцев. На моих глазах неизвестно откуда вынырнувший человек, довольно сомнительных моральных качеств, абсолютно ничего не понимающий ни в управлении производством, ни в технологии, в одночасье стал начальником кольцепрокатного цеха. Через два года, по-видимому, лишившись протекции, он с позором покинул завод, оставив о себе недобрую память. Всем казалось, что ему уже никогда не удастся занять такой высокой должности. Недавно я узнал, что он руководит одним из подразделений завода, где производят «МиГи» (в Нижнем Новгороде). Аналогичный случай произошел с начальником одной из ремонтных служб моего завода, самодовольным «блатным» болваном и лентяем. Сейчас он - главный инженер одного из ведущих предприятий ракетно-космической отрасли (в Подмосковье). Sapienti sat.

Я уже давно перестал удивляться обилию профанов, дилетантов и недоучек во всех службах предприятий любых отраслей промышленности. Меня лишь крайне тревожат все более частые проявления воинствующего невежества, понемногу становящегося доминирующим не только в сфере управления производством, но и в технологии, конструкторских разработках и пр. Речь идет о тех случаях, когда невежество оторванного от производства и живущего в мире иллюзий руководителя сочетается с непомерными, ничем не подкрепленными амбициями, и все это – при отсутствии всякой ответственности за свои решения.

Попробую пояснить на примерах, с которыми мне пришлось столкнуться лично.

В производственный цех на согласование прислали комплект чертежей штампованных поковок со слишком маленькими допусками и припусками на механическую обработку (как объясняли позднее, так было задумано, «чтобы привлечь заказчика»). Когда технические специалисты цеха попытались объяснить высшему руководству, что чертежи разработаны некорректно, так как на действующем деформирующем оборудовании получить такую точность размеров без механической доработки невозможно, их подписи попросту вымарали из списка, и чертежи в таком виде согласовали с заказчиком. Долгое время годную продукцию удавалось получать и сдавать в цеху благодаря запасу по массе и дополнительной механической доработке. Однако когда объемы заказов для данного предприятия стали увеличиваться, и обточка таких поковок стала тормозить обработку продукции для других заказчиков, руководством было принято решение снизить массу исходной заготовки и таким образом заставить цех обходиться без каких–либо дополнительных операций. Работники цеха в течение какого-то времени тщетно пытались получать продукцию со все меньшим расходным коэффициентом и потом доводить ее до чертежных размеров механической обработкой; руководство в ответ на это с угрюм-бурчеевским пафосом (экономия металла!) продолжало снижать массу заготовок. Между тем, с предприятия–заказчика начали поступать первые тревожные сигналы о браке по вине поставщика: после окончательной механической обработки на деталях все чаще оставались локальные участки т.н. «черноты». Любой занимающийся механической обработкой инженер знает, что в таких случаях припуски должны быть увеличены. Однако руководство сделало несколько другой, но тоже по–своему правильный вывод: в цеху просто не хотят (и не умеют!) работать. В конце концов массу заготовок снизили настолько, что механически дорабатывать оказалось нечего, и сдачу продукции в цехе кое-как удавалось проводить после многократной калибровки по диаметру (речь о кольцеобразных деталях) и с учетом всех допускаемых в чертеже отклонений – зачастую фактически на пределе минусовых или плюсовых допусков. Высшее руководство своего добилось: проблемы с механической доработкой были решены, а время технологического цикла изготовления поковки радикально сократилось. Основной результат кампании оказался ошеломляющим: бракованные детали стали возвращаться от заказчика вагонами. Надо, впрочем, отдать должное высшему руководству: оно сразу сделало правильные выводы и взялось за разработку адекватных мероприятий по улучшению качества (в духе тех, что предлагались цехом еще на стадии разработки чертежей). Но было уже слишком поздно. Заказчик отдал предпочтение китайским поставщикам. Для того чтобы хоть как-то оправдаться, руководством было объявлено, что производимая ранее продукция была не слишком рентабельна…

http://img15.nnm.me/2/7/0/4/6/52a1a9fb3a1a61247627adfaaef.jpg height=201

Другой пример по уровню абсурдности описываемых событий чем–то близок к творчеству Кафки.

Металлургам известно, что для каждой марки материала установлен определенный температурный интервал деформации, в пределах которого металл или сплав имеет удовлетворительную пластичность; его соблюдение при обработке давлением (в сочетании с последующей термической обработкой) гарантированно обеспечивает получение оптимального комплекса механических свойств. При деформации жаропрочных сплавов на основе никеля, пластичность которых на порядок ниже, чем у любых сталей, этот интервал чрезвычайно узок, а за его пределами такие материалы, как правило, склонны к разрушению (растрескиванию). Проще говоря, несоблюдение температур начала и конца деформации весьма дурно влияют на качество изделия. Представьте себе, что один из главных специалистов завода в области технологии, «плавающий» в вопросах металловедения и теории обработки металлов давлением, вычитал в какой-то книжонке, будто бы общеизвестные температуры нагрева под деформацию для жаропрочных сплавов чрезмерно завышены и это отрицательно сказывается на механических свойствах готовых изделий. Одержимый маниакальной страстью к новаторству (пусть даже вопреки здравому смыслу!), он захотел опровергнуть выводы исследований нескольких поколений советских ученых и приказал снизить температуру нагрева для одного из отечественных сплавов на сотню градусов. Первые результаты новой («усовершенствованной») технологии для работников цеха оказались обескураживающими. На всех операциях и переходах на заготовках в процессе деформации образовывались грубые («холодные») трещины. Постоянно возобновляемое механическое удаление трещин после каждой операции привело к колоссальной потере массы. Главным результатом воплощения бредовой идеи стала невиданная ранее, массовая и стабильная выбраковка изделий по геометрическим размерам. Одуревшим от такой изумительной (во всех смыслах!) технологии работникам цеха было объявлено, что всему виной либо низкое качество металла, либо… невыполнение четких указаний руководства по снижению температуры, и было приказано продолжать деформацию с пониженных температур. Это безумие продолжалось около недели, пока одному из технологов цеха не пришла в голову шальная мысль – вновь попробовать деформировать заготовки с температур, рекомендованных всеми советскими справочниками. Интенсивное трещинообразование прекратилось, что, вообще говоря, неудивительно. Однако официальной санкции на деформирование с нормальных температур никто не давал, ведь в таком случае неизбежно возник бы вопрос: а зачем, собственно, нужно было проводить все эти опыты и вместо годной продукции получать почти сплошь неисправимый брак? Абсурдность и безвыходность положения для работников цеха были очевидны: с одной стороны, нельзя не выполнить указаний руководства, с другой – нужно любыми способами остановить производство несоответствующей продукции. Я не буду распространяться о том, как удалось «выкрутиться» и выполнить оба взаимоисключающих условия…

http://img12.nnm.me/a/e/5/a/7/0cb4d81aa80aa8a240545d900ac.jpg height=426

Сама возможность возникновения подобной кошмарной ситуации, когда для того, чтобы просто производить годную продукцию авиационного назначения, необходимо действовать (с огромным риском!) вопреки указаниям руководства, настораживает. Страшнее же всего то, что технических специалистов высшего звена в таких случаях больше некому одернуть. Высшие менеджеры, для многих из которых разбираться в технике и технологии по их мнению попросту унизительно, отныне охотно верят убедительно лгущим шарлатанам, прохвостам, дилетантам с красиво названными дипломами и свидетельствами, и более не доверяют людям с огромным производственным опытом, что проявляется в постоянном сокращении ИТР в цехах. Помимо прочего этот конкретный случай прекрасно отражает отсутствие контактов и гигантский разрыв между научными отраслевыми институтами и предприятиями отрасли. В советское время представить подобное невозможно – за несносный волюнтаризм и пренебрежение научно-производственными данными человек бы не только лишился должности, но и был бы вынужден отвечать за свои действия перед судом. К сожалению, у меня нет никакой уверенности, что подобные «эксперименты» и «мероприятия» (пусть даже весьма редко) не могут проводиться в других отраслях промышленности, например, под видом снижения издержек, сокращения времени технологического цикла и т.д.

Не могу не коснуться также некоторых случаев, иллюстрирующих состояние современных конструкторских отделов и служб.

Начну с кошмара, которым в итоге обернулась установка в цеху нового штамповочного пресса. Окончательное решение о такой закупке было принято руководством после ряда совещаний, на которых главными специалистами завода были озвучены все преимущества новой машины: повышенная точность и производительность, полная автоматизация всех ходов и движений, удобство и простота в обслуживании. Уже на этой стадии у сотрудников цеха появились неявные подозрения: никто совершенно не распространялся об особенностях конструкции пресса, а также технологии, под которую он запроектирован – все лишь наперебой вещали о его замечательных возможностях. Первым тревожным знаком, предвещающим крупные трудности в дальнейшем, стало начало монтажа, когда всеми была отмечена странность конструкции агрегата: она была не колонного, а рамного типа, что вообще-то нехарактерно для мощных прессов горячей объемной штамповки. Далее выяснилось, что новый (немецкий) пресс ужасно тихоходен: скорость передвижения рабочего стола и прессующей траверсы оказались в полтора раза ниже, чем у старого (советского). Затем стало очевидно, что штамповочная оснастка на новый пресс устанавливается довольно сложным способом, что исключает возможность быстрой переналадки и тем самым еще больше снижает его производительность. Потом проблемы стали возникать одна за другой подобно нарастающему снежному кому (все их зафиксировать нет возможности): программа управления оказалась крайне неудобной и сложной в освоении, отсутствие мощных направляющих колонн приводило к постоянным «перекосам» траверсы, первые пробные пуски пресса для отработки технологии штамповки стабильно заканчивались сбоями; попутно выяснилось, что хваленая немецкая точность достижима только лишь при очень маленьких скоростях деформации, что сразу же наложило ограничения на использование его для штамповки заготовок из «капризных» жаропрочных сплавов. Окончательное же прозрение наступило лишь при горячих испытаниях пресса, превратившихся в возмутительный фарс и профанацию. Ни один параметр из задаваемых оператором не был выдержан. Не было почти ни одного цикла штамповки, прошедшего без отклонений или сбоев. В довершение всего, представители немецкой фирмы (судя по наглым лицам и набору универсальных отговорок – откровенные жулики) и заводские «проектировщики», словно сговорившись, плели какую–то ахинею о «нормальном процессе освоения нового оборудования». Уже потом, после подписания протоколов об окончательной приемке пресса и успокоения нервов, я понял, в чем причина заведомой лжи заводских конструкторов и руководителей проекта. Мыслимо ли сознаваться в собственном дремучем невежестве и бездарности, а также откровенной некомпетентности высшего руководства? Нет, разумеется. Именно поэтому на испытаниях, словно при шествии голого короля в известной сказке, почти все были вынуждены хранить молчание. Чтобы не утомлять читателя дальнейшими подробностями, резюмирую: пресс, как оказалось, изначально был предназначен вообще для холодной штамповки (т.е. для эксплуатации в совершенно других условиях). Неизбежно возникает вопрос: каким уровнем компетенции нужно обладать, чтобы ввязаться в сопровождение столь бредового инвестиционного проекта? А ведь его вели сразу несколько ключевых служб предприятия, включая конструкторский отдел и службу главного инженера…

http://img15.nnm.me/b/a/5/d/6/20bc8e75f836f064703546eae41.png height=189

Я был также свидетелем весьма странной ситуации, когда после установки модуля для термической обработки конструкторы, на протяжении нескольких лет якобы занимавшиеся подготовкой соответствующего проекта (разрабатывавшегося в итоге руками подрядчиков), не сумели составить элементарного руководства по эксплуатации и потребовали, чтобы его разработкой занялись технологи цеха (в частности, автор этих строк). Их объяснение меня потрясло: оказывается, составлять руководство по эксплуатации оборудования должны люди, которые будут его использовать («вам-то лучше знать, чем вы там будете заниматься на вашем модуле»). Если следовать подобной извращенной логике, покупатель личного автомобиля должен был бы сам написать все инструкции по его техническому обслуживанию. Еще смешнее представить летчика, который вынужден в одиночку осваивать систему управления и устройство самолета только лишь оттого, что в его изготовлении или проектировании принимали участие подрядные организации*. Кстати, после того, как руководство по эксплуатации модуля после длительных мытарств было составлено и проходило согласование со всеми инстанциями, упомянутые «проектировщики» имели наглость выставлять свои претензии и ехидно придираться к каждой мелочи. Согласитесь, что подобные амбиции для людей с уровнем компетенции чернорабочих выглядят несколько комично. Наконец, последний эпизод. При установке нового зарубежного стана от конструкторских служб завода потребовались две вещи: спроектировать и установить поддерживающие столы и передаточную тележку (все остальные работы иностранные специалисты взяли на себя). При первом же пробном пуске стана столы обвалились, а на тележке сгорел электродвигатель. Изготовление каждого из двух описанных сложнейших устройств проходило под личным контролем главного инженера. Предлагаю читателю самостоятельно оценить уровень подготовки соответствующих инвестиционных проектов в рамках модернизации производственного оборудования и подумать, что творится в конструкторских службах на менее развитых предприятиях с полностью устаревшим оборудованием, застрявших на уровне 70–х или 80–х годов.

* Автор сам указал на деградацию авиапрома, так что вряд ли его шокирует тот факт, что на сегодня подготовка руководств по летной эксплуатации (РЛЭ) фактически целиком переложена на летчиков-испытаталей. Если формально, то как и в советское время в цилке создания РЛЭ пока ещё участвуют и головные КБ, и предприятия-разработчики отдельных изделий, и специализированные НИИ, и лётно-испытательные центры (и каждая организация получает за это немалые деньги, плюс «серые» и даже иногда «черные» премии в конвертах каждому подписывающему итоговые документы) – но в нынешних условиях основные правки «рыб» и «шаблонов» начинаются после того, как за уже якобы снабжённую РЛЭ технику и оборудование усаживается испытатель. Только тогда становится окончательно понятно, как это все работает, и всплывает весь маразм «писателей», а уже созданные РЛЭ переписываются, переподписываются и переоплачиваются. (Прим. ред.)

Я мог бы привести еще много примеров, описывающих деградацию технических служб предприятий различных отраслей. Но считаю нужным оговориться: я вовсе не склонен к идеализации советского строя, особенно в поздний период существования Союза. Недостатки советской промышленности и неэффективность многих ее отраслей слишком очевидны. Однако, в сравнении с современным положением вещей (и особенно с учетом дальнейшей неизбежной деградации промышленных производств и отечественной науки) советская система, увы, через некоторое время действительно будет представляться недостижимым идеалом.

http://img11.nnm.me/4/6/f/0/9/d82c1abe77262fb4d008508279e_prev.jpg height=411

Итак, на основе приведенной выше информации можно сделать некоторые выводы.
Российская промышленность умирает. Даже в теперешнем убогом виде существовать ей осталось недолго. Уверенно говорить об этом позволяют совершенно явные признаки регресса: полностью устаревшее оборудование, которое зачастую уже нет смысла и возможности ремонтировать; технология, застрявшая в лучшем случае на уровне 80–х годов XX века; длительное отсутствие новых научных и конструкторских разработок; целенаправленное разрушение системы высшего технического образования, ведущее к катастрофическому падению уровня подготовки инженеров любых специальностей; бездарное и неэффективное управление предприятиями и отраслями промышленности в целом; постоянное сокращение и «оптимизация численности» персонала, занятого на производстве в сочетании с аномальным ростом количества рабочих мест для «белых воротничков»; тотальное забвение или потеря советского опыта краткосрочного и долгосрочного планирования; абсолютная непопулярность и непрестижность производственных профессий; перманентное отсутствие капиталовложений в развитие заводов. Как и в случаях с образованием, наукой и т.п., все эти тенденции тщательным образом маскируются и замалчиваются властью. Рассчитывать и надеяться на то, что процесс вырождения можно как-то остановить или повернуть вспять без принятия радикальных мер, было бы неразумно и недальновидно. Паразитирование на советском наследии не может длиться вечно.
В ближайшие годы, когда уволятся последние специалисты с советским производственным опытом, и на смену им придут подобные варварам или папуасам (см. статью автора «Новые люди») выпускники начала XXI века,  произойдет гигантский откат страны вспять по всем позициям. Воинствующее  невежество высших технических руководителей в сочетании с халатностью и  непрофессионализмом множества инженеров низшего и среднего звеньев  неминуемо приведет к ряду серьезных техногенных катастроф. Наступят  темные годы. Через некоторое время Россия вновь окажется невежественной и  неразвитой страной с нищим и разобщенным населением, живущим в  одномерном мире иллюзий (разумеется, за исключением представителей  компрадорской элиты и паразитического «среднего класса»). От российской  промышленности, вероятнее всего, останутся лишь заводы по производству  комплектующих для крупных западных фирм, или «отверточные» (конвейерные)  предприятия; притом в обоих случаях зарубежные хозяева неизбежно будут заинтересованы в сохранении, если не усугублении, нищеты основной массы населения (а для чего же тогда еще переносить производство в страны третьего мира?). Ждать этого осталось недолго. Вглядываясь в ожидающее нас будущее, нужно раз и навсегда распрощаться с вредными иллюзиями о том, что существующее положение вещей является нормальным. Необходимо суровое и беспощадное отрезвление, связанное с освобождением от всех навязываемых правящим классом представлений и идеалов. Следует понять, что положение России сейчас вполне сравнимо с оккупацией жестоким и бесчеловечным врагом, и что спасти российскую промышленность в рамках  существующего дефективного социально-экономического строя невозможно.
 Остановить ее деградацию может только радикальное преобразование социальной действительности.
И. Лещинский
 взято отсюда и отредактировано

Оффлайн Ли-За

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 8100
Re: Экономика России
« Ответ #13 : 23/03/14 , 16:15:32 »
54% россиян: экономика должна быть плановой

http://cs620516.vk.me/v620516279/a0b/iSuCTbkH7Vo.jpg height=209

Среди россиян становится все больше тех, кто разочаровался в рыночной экономике и предпочитает "руке рынка" Госплан. В январе 2014 г. экономику, основанную на государственном планировании и распределении, назвали более правильной 54% участников проведенного "Левада-центром" опроса.

Два года назад доля противников рынка не превышала 49%, а  в 1992 г. их было лишь 29%. Доля сторонников рыночной экономики с 1992 г. сократилась примерно на две трети - 48% до 29%.

Заметно выросло  за последние несколько лет и число приверженцев "советской" политической  системы. В январе 2008 г. их численность уступала и сторонникам  демократии западного образца, и тем, кто считал лучшим вариантом уже  построенную в России политическую систему. За шесть лет доля  ностальгирующих по советской власти выросла в полтора с лишним раза - с  24% до 39%.
Доля сторонников европейского выбора при этом  сократилась с 28% до 19%, а доля тех, кто живет по принципу "от добра  добра не ищут" - с 36% до 21%.

"Лояльность к советской модели  повышается на фоне кризисных ситуаций при одновременном сохранении  неприятия большей частью населения России западной демократии", -  отмечается в отчете "Левада-центра".

  Опрос  Левада-Центра: Какая экономическая система кажется вам более правильной:  та, которая основа на государственном планировании, или та, в основе  которой лежат частная собственность и рыночные отношения?

http://cs408225.vk.me/v408225449/77f2/RAhU0IBrqHw.jpg height=424

В январе 2014 г. член  президиума РАН Евгений Примаков, занимавший в посткризисные 1998-1999 гг.  пост главы правительства РФ, заявил, что без государственного  индикативного планирования экономического роста России невозможно будет  преодолеть отставание в жизненном уровне населения от развитых западных  стран.

По мнению бывшего премьер-министра, принцип, согласно  которому свободная игра экономических сил, а не государственное  планирование, обеспечивает социальную справедливость, "не выдержал  столкновений с действительностью и в капиталистических странах".

Осенью  2013 г. проведенный "Левада-центром" опрос показал, что в России всего  9% граждан придерживаются либеральных взглядов, столько же -  националистических. Большинство является приверженцами различных патерналистических идей, в том числе пользующегося немалой популярностью "режима твердой руки".

 Опрос   Левада-Центра: Какая политическая система кажется вам лучшей:  советская,  нынешняя система или демократия по образцу западных стран?

http://cs408225.vk.me/v408225449/7820/ZbpDcll8IO0.jpg height=438

Оффлайн Ли-За

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 8100
Re: Экономика России
« Ответ #14 : 26/04/14 , 10:40:36 »
Коматозное состояние экономики   

Владислав Жуковский       25 апреля 2014  3   
 
           Из России продолжают вымывать финансовые ресурсы – убытки составили 100 млрд. долл. в первом квартале, а объём иностранных инвестиций упал в 3,5 раза

Кризис в российской экономике принимает все более отчетливые очертания и не менее угрожающие масштабы. В последние месяцы стало окончательно понятно, что наряду с исчерпанием внутренних источников роста и дефолтом экстенсивно-паразитической ресурсно-сырьевой модели "роста без развития" наблюдается исчерпание внешних факторов. Прежде всего, это касается пресловутых иностранных инвестиций, которые превратились в фетиш макроэкономической политики еще во времена Правительства Гайдара и с тех пор остаются "священной коровой" для всех сторонников доктрины вульгарного либерализма.

Плотно и основательно подсаженная на углеводородную иглу российская экспортно-сырьевая экономика низких переделов все стремительней погружается в коматозное состояние - упаднические настроения и деградационные тенденции наблюдаются практически по всему спектру направлений народного хозяйства.

Мало того, что российская экономика стала настолько неэффективной и неконкурентоспособной (в силу избыточной монополизации, высоких процентных ставок, дорогих кредитов, искусственно завышенного курса рубля, безудержно дорожающих ГСМ, растущих тарифов и коррупционных поборов), что ей перестала помогать стабильно дорогая нефть, так ещё и многократно возросли масштабы бегства капитала из России.

Именно такие выводы можно сделать из опубликованного в начале апреля отчёта Центрального Банка России о предварительной оценке платёжного баланса. Согласно официальным данным денежного регулятора, в первом квартале 2014г. в России начался масштабный инвестиционный кризис - иностранные капиталы практически полностью перестали притекать в отечественную низкопередельную, сырьевую и деиндустриализированную экономику. Более того, удушающая денежно-кредитная и налогово-бюджетная политика вкупе с спровоцированной ЦБ РФ паникой на валютном рынке и геополитической обстановкой вокруг Крыма привели к тому, что начало 2014г., с точки зрения инвестиционных потоков, оказалось худшим с 2009г.

Так, по итогам первого квартала текущего года объём прямых инвестиций в реальный сектор российской экономики (точнее сказать, в то, что от него осталось) не просто сократился на несколько процентов, а обвалился без малого в 3,5 раза - с 37,1 до 11,9 млрд. долл. Это наглядно демонстрирует паралич инвестиционной активности - в российскую экономику не хотят вкладывать капиталы не только иностранные инвесторы, но и российские же олигархи, на долю которых приходится от 60 до 70% суммарного притока иностранного капитала, притекающего в Россию из оффшорных юрисдикций (Кипр, Нидерланды, Люксембург, Британские-Виргинские острова и т.д.).

Не менее масштабным оказалось привлечение иностранных кредитов и займов - приток прочих инвестиций, подавляющая часть которых приходится на торговые кредиты и займы, упал с 35,8 до 9,2 млрд. долл. В принципе, эту тенденцию можно лишь приветствовать - отечественная экономика избыточно погрязла во внешних долгах и займах, что обостряет проблему оффшоризации экономики, многократно повышает валютные и процентные риски, обеспечивает масштабный отток капитала из страны на обслуживание внешних займов и обостряет утрату контроля за экономикой (прежде всего, за стратегическими отраслями промышленности и финансовой системой) со стороны государства.
 
 Неудивительно, что впервые с весны кризисного 2009г. в России фиксируется снижение суммарной внешней долговой нагрузки на все субъекты экономики (органы государственного управления, Центральный Банк России, банки и нефинансовые организации) с 727 млрд. долл. в январе 2014г. до 723,8 млрд. долл. по состоянию на начало апреля. При этом важно отметить, что сильнее всех размер внешних долгов сократили само Правительство (с 61,7 до 55,6 млрд. долл.) и Центральный Банк (с 16 до 15,1 млрд. долл.). Тогда как финансовые организации на некоторое время приостановили процесс наращивания внешних долгов (едва заметный рост бремени с 214,3 до 214,5 млрд. долл.), а промышленные предприятия, оптово-розничная торговля и объекты сферы услуг, не имея доступ к дешёвым долгосрочным рублёвым инвестиционным ресурсам внутри России были вынуждены увеличить объём займов с 434,8 до 438,5 млрд. долл.

Однако это нисколько не решает самой проблемы избыточной долговой зависимости отечественных финансовых и нефинансовых организаций от международных банков и финансовой олигархии с Уолл-Стрит и Лондонского Сити: за период с начала 2000 по апрель 2014г. совокупный внешний долг российских компаний и банков вырос более чем в 20 раз - с 30 до 634 млрд. долл. С учётом скрытых долгов и займов, привлечённых оффшорными структурами российских финансовых и нефинансовых организаций и не учитываемых Центральным Банков России, уместно говорить о том, что долговое бремя внешних займов в корпоративном секторе составляет не менее 800-850 млрд. долл. Это эквивалентно 38% ВВП России в ценах 2013г.

Да, сокращение величины совокупного внешнего долга всех хозяйствующих субъектов экономики России не может не вызывать оптимизма. Оно позволяет снизить зависимость государства от политически ангажированных действий в адрес России со стороны США и ЕС, сократить зависимость экономики и финансовой системы от монетарной политики печатного станка в Америке и Европе, урезать расходы на обслуживание займов, снизить долларизацию экономики и т.д.

Однако, к сожалению, никакого системного подхода и реальных действий со стороны Правительства по дедолларизации народного хозяйства как не было, так и нет - снижение внешних займов со стороны госорганов при одновременном росте займов со стороны корпоративного сектора говорит о том, что никаких изменений на системное уровне не происходит: Правительство действует хаотично, фрагментарно и ситуативно. Российские промышленные предприятия по-прежнему вынуждены привлекать долговой капитал на внешних рынках, не имея доступа к сравнительно дешевым долгосрочным рублевым кредитным ресурсам.

Все это нисколько не способствует дедолларизации и деоффшоризации экономики и построению полноценной, устойчивой и конкурентоспособной национальной финансовой системы. Хуже того, ужесточение денежно-кредитной политики со стороны Центрального Банка России, повышение ключевой процентной ставки, параноидальная приверженность Центробанка борьбе с немонетарной инфляцией монетарными методами лишь усугубляет дефицит денег в экономике, провоцирует рост процентных ставок по всему спектру ценных бумаг и финансовых операций, стимулирует удорожание кредитов и толкает российские компании и банки на внешние рынки капитала - в объятия международным ростовщикам и транснациональным банкам.

Кроме того, стремительно вымывается "горячий" спекулятивный капитал: объём портфельных инвестиций, привлечённых российскими промышленниками, оказался отрицательными. Из России в 1-м квартале утекло свыше 4,5 млрд. долл., что в 3 раза превышает отток "горячих" капиталов в январе-марте 2013г. (1,2 млрд. долл.). Пожалуй, это единственный действительно позитивный результат ухудшения ситуации с платежным балансом России - финансовые спекулянты спешно вывозят свои капиталы из отечественной финансовой системы на фоне разрастания кризисных явлений в экономике, упадка в промышленности, хаоса на валютном рынке, всплеска цен, ужесточения монетарной политики со стороны Центрального Банка России, фискального фетишизма Минфина, беспрецедентного с 1997г. секвестра бюджетных расходов, обострения дефицита денег и кризиса ликвидности на межбанковском рынке, удорожания кредитов, рисков понижения суверенного кредитного рейтинга России и крупнейших эмитентов и т.д.

Аналогичные тенденции наблюдаются в банковском секторе: объём привлечённых инвестиций упал более чем в 3 раза - с 7,3 до 2,1 млрд. долл. Не отстаёт и само государство в лице Минфина России - привлечение иностранных кредитов, займов и спекулятивных портфельных инвестиций в объёме 3,6 млрд. долл. в январе-марте 2013г. сменилось оттоком капитала в объёме 3,1 млрд. долл. Судя по всему, в Правительстве всё-таки сделали хоть какие-то выводы из всплеска русофобских настроений на Западе и обострения отношений с Вашингтоном, Брюсселем и Лондоном: с января по апрель 2014г. суммарный внешний долг Правительства был сокращён на 10% - с 61,7 до 55,6 млрд. долл.

Скорее всего, в администрации президента хотя бы отдаленно осознали масштабы маячащих угроз и решили не наступать на горбачевско-ельцинские грабли и не втягивать страну во внешние долги перед Западом, который вполне может использовать финансовый рычаг в качестве инструмента давления на руководство России.

Мало того, что прекратили поступать иностранные инвестиции в российскую экономику, так ещё к тому же многократно упал масштаб инвестиций российских компаний и банков за рубежом. Справедливости ради нужно сказать, что ничего страшного в обвальном падении притока иностранных капиталов в российскую экономику нет - то, что российские высокопоставленные чиновники в Правительстве именуют красивым термином "иностранные инвестиции", на проверку не является ни иностранными, ни тем более инвестициями.

Свыше 70% якобы иностранного капитала поступает в Россию из оффшорных юрисдикций и в большинстве случаев является российскими финансовыми ресурсами, законным и незаконным образом вывезенными за рубеж крупным олигархическим сырьевым капиталом, криминальными структурами и коррумпированными чиновниками, легализованными и "отмытыми" в оффшорах и возвращёнными обратно в Россию под фешенебельной вывеской иностранных капиталов. А вместо инвестиций в Россию притекают, главным образом, иностранные кредиты и займы, на долю которых приходится свыше 90-92% суммарного притока иностранного капитала.

Смущает лишь то, что, с одной стороны, сами российские крупные бизнесмены больше не видят перспективы в российской экономике, не хотят возвращать деньги из оффшоров и не поддерживают идею президента Путина о деоффшоризации экономики.
С другой стороны, для российских компаний и банков закрываются внешние рынки долгового и акционерного капитала, что вкупе с истерией вокруг введения санкций со стороны Запада автоматически усложнить и без того непростую ситуацию с рефинансированием внешних долгов и займов российскими компаниями.

Принимая во внимание затухание российской экономики, спад рентабельности в промышленности, падение цен на рынке сырьевых товаров (кроме рынка нефти), преддефолтное состояние российской металлургической отрасли и падение цен на заложенные у банкиров пакеты акций (российский фондовый рынок падает третий год подряд), всё это рискует обернуться неплатежами, кассовыми разрывами, техническими дефолтами и "маржин-колами".

В целом же, структура привлечения иностранного капитала частным сектором весьма показательна - из притекших 16,4 млрд. долл. порядка 11,9 млрд. составили прямые инвестиции, больше половины которых пришлись на внутрифирменные кредиты и займы иностранных компаний своим дочерним и внучатым организациям в России. 9,2 млрд. пришлись на иностранные кредиты и займы. Тогда как портфельные инвестиции и прочие инвестиции свелись с отрицательным знаком и составили -4,5 и -0,2 млрд. долл. соответственно.

Широко разрекламированная в СМИ "внешняя экспансия" российского капитала мало того, что в большинстве своем дальше оффшоров не распространялась и во многом преследовала целью уклонение от уплаты налогов и вывод активов в налоговые гавани, так еще и умудрилась захлебнуться в первые месяцы текущего года.

 В первом квартале 2014г. прямые зарубежные инвестиции российских компаний обвалились без малого в 4 раза - с 65,4 млрд. долл. в январе-марте 2013г. до 14,6 млрд. в аналогичном периоде 2014г. При общем сокращении иностранных капиталовложений российских промышленников на 40% - с 74,3 до 43,2 млрд. долл.

При этом фиксируется скачкообразный рост покупки иностранной валюты со стороны нефинансового сектора и, в частности, населения - на фоне хаотичных действий Центрального Банка России и мощной девальвации рубля (более чем на 11% по итогам января-марта 2014г.) началась масштабная распродажа рублей и бегство в иностранную валюту с целью сохранения покупательной способности своих сбережений и минимизации валютных рисков. Если в первом квартале 2013г. ЦБ РФ фиксировал чистую продажу иностранной валюты со стороны нефинансового сектора в размере 1,9 млрд. долл., то в 2014г. отмечается масштабная покупка иностранной валюты (прежде всего, американского доллара и в меньшей степени евро) в размере 19,6 млрд. долл. Для сравнения, по итогам всего 2012г. чистая покупка иностранной валюты не превысила 1,4 млрд. долл., а в 2013г. и вовсе наблюдалась продажа в размере 0,3%.

Россия остается "дойной коровой" Запада

Не менее важен ответ на вопрос, с каким знаком сводится баланс трансграничного передвижения капитала: в Россию притекают или утекают капиталы? Никаких позитивных изменений в данном вопросе не наблюдается - капиталы продолжают вымываться из России. Россия продолжает оставаться нетто-экспортером и чистым поставщиком инвестиционных ресурсов за рубеж в условиях многолетнего инвестиционного кризиса (объем капитальных вложений на 20% ниже отметок 1991г.), хронического недофинансирования экономики и промышленности, аварийного состояния инфраструктуры (срок эксплуатации свыше 35-40 лет с износом свыше 75-80%), технической отсталости и критической зависимости от иностранных кредитов и займов.
 
Россия продолжает оставаться дойной коровой в рамках системы международного разделения труда - по итогам первого квартала 2014г. дефицит финансового счета платежного баланса России подскочил в 4 раза по сравнению с аналогичным периодом 2013г. - с 12,6 до 48,6 млрд, долл. Отток капитала по финансовым операциям с лихвой перекрыл рост профицита по текущему счету с 24,3 до 27,6 млрд. долл. за рассматриваемый период.

Объем взятых российскими резидентами обязательств (т.е. привлечение тех самых обожаемых властями иностранных инвестиций) упал без малого в 6 раз - с 86,7 до 15,1 млрд. долл. Тогда как чистый прирост зарубежных финансовых активов сократился лишь на треть - с 99,3 до 63,7 млрд. долл. Так, по линии Центрального Банка России зафиксирован нетто-отток капитала в размере 0,4 млрд. долл. ( нетто-приток 4,7 млрд. долл. годом ранее), органы государственной власти даже без учета операций с международными резервами в чистом виде вывезли за рубеж не менее 2,6 млрд. долл. (чистый приток 3 млрд. годом ранее), а банки и прочие финансовые организации обеспечили чистый отток в размере 18,9 млрд. долл. (в январе-марте 2013г. был чистый отток в размере 17,4 млрд.).
Однако, как и следовало ожидать, рекордсменами по вывозу капитала оффшорные юрисдикции и фешенебельные страны оказались нефинансовые организации - промышленные предприятия и населения обеспечили чистый вывоз не менее 26,8 млрд. долл. При этом годом ранее они обеспечили чистый отток капитала в размере лишь 3 млрд. долл.

Буквально на глазах происходит беспрецедентная и крайне угрожающая для отечественной экономики и финансовой системы тенденция масштабного исхода капитала в условиях сравнительно благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры. В отличие от кризисного 2008г., сегодня нефть стоит не 35-40, а все 107 долл. долл. за баррель, мировая экономика растет на 3,5%, а не падает темпами в 2,5-3%; темпы роста стран с развивающейся экономикой варьируется в диапазоне 2,5-3%, в отличие от спала на 5-6% 5 лет назад. И, пожалуй, самое главное: в отличие от ситуации конца 2008г., в мировой экономике нет острого дефицита ликвидности и кредитного сжатия - печатные станки в США, Еврозоне, Великобритании, Швейцарии, Японии и Китае работают на полную мощность; процентные ставки на финансовых рынках находится вблизи исторических минимумов; колоссальный объем блуждающего, "горячего" капитала ищет точки применения и т.д. Однако это нисколько не мешает российской двухсекторной, сырьевой экономике низких переделов погружаться в кризисное состояние, а капиталам спешно утекать за рубеж.

Не радует и динамика золотовалютных резервов - в 1-м квартале 2014г. объем международных валютных резервов, по оценкам платежного баланса ЦБ РФ, сократился на 27,4 млрд. долл. после роста на 4,9 млрд. годом ранее. Масштабное бегство капитала, покупка иностранной валюты резидентами и нерезидентами и беспрецедентные по своим масштабам валютные интервенции Центрального Банка в разгар девальвации рубля сделали свое дело - пресловутая нефтегазовая подушка безопасности, больше напоминающая легализованный инструмент обескровливания экономики и накопления гробовой заначки, сжалась на 1 трлн. рублей при стабильно высоких ценах на нефть.

Россия теряет свыше 200-250 млрд. долл. ежегодно от статуса сырьевой колонии

При всем при этом Россия продолжает нести колоссальные убытки от участия в системе неэквивалентного внешнеэкономического обмена - однобокая, ущербная, архаичная и колониальная по своей сути модель интеграции России в мировую экономику и систему международного труда обходится стране и гражданам в сотни миллиардов долларов ежегодно.

Так, по итогам первого квартала 2014г. размер дефицита во внешней торговле услугами составил 10,8 млрд. долл., увеличившись с 10,5 млрд. в 2013г. Отрицательное сальдо в балансе оплаты труда несколько сжалось с 2,9 до 2,5 млрд. долл. Чистый инвестиционный убыток по балансу уплаты факторных доходов (проценты, дивиденды и т.д.) разросся с 8,8 до 9,2 млрд. долл., что неудивительно в условиях фактического срыва программы деоффшоризации экономики и продолжающегося роста внешнего корпоративного долга.
Баланс вторичных доходов свелся с отрицательным результатом в 1,4 млрд. долл., что несколько меньше 1,5 млрд. долл., имевших место годом ранее. Тогда как профицит баланса рентных платежей оказался столь драматично низким (0,1 млрд. долл.) и несущественным, что им можно смело пренебречь.

В целом, получается, что в первом квартале 2014г. чистые убытки России от участия в системе неэквивалентного внешнеэкономического обмена составили 23,8 млрд. долл. И это без учета чистого вывоза капитала со стороны частного сектора - компаний, банков и населения - который превысил планку в 50 млрд. долл.

Кроме того, при суммарном импорте товаров в объеме 75 млрд. долл. порядка 25-30 млрд. долл. приходится на товары потребительского и инвестиционного машиностроения, которые вполне подлежат процессу импортозамещения, и которые отечественная обрабатывающая и перерабатывающая промышленность вполне могут и должны производить сами: существенная часть продовольствия, деревообработки, бытовой химии, продукции металлургии и нефтехимии, кожевенной текстильной промышленности, а также станков, машин и оборудования.

Итого чистые убытки России составили не менее 100 млрд. долл. только в первом квартале 2014г. По итогам года вполне может произойти обновление антирекорда 2008г. - чистый убыток деиндустриализации, дезинтеграции, дезорганизации, десуверенизации, архаизации, оффшоризации и структурно-технологической деградации отечественной экономики может превысить планку в 250 млрд. долл., что превышает 12,5% ВВП и эквивалентно 63% федерального бюджета России в 2013г. В 2013г. чистый убыток РФ от участия в системе неэквивалентного внешнеэкономического обмена составил порядка 200 млрд. долл.

В 2014г. рост может превысить 25% на фоне сильнейшего за последние 5 лет обвала производственной, инвестиционной и потребительской активности. Даже коматозное состояние реального сектора и скатывание в рецессию не способны остановить процесс выкачивания "соков" из российской экономики - Россия продолжает оставаться "дойной коровой" для транснационального капитала, международных монополий, ростовщиков и финансовых спекулянтов.

Именно этим, во многом, обусловлена перманентное и плохо маскируемое нежелание Запада вводить реальные и полноценный санкции против России (не путать с санкциями против окружения президента и отдельных олигархов!) - глобальный бизнес ежегодно извлекает сотни миллиардов долларов от удержания России в статусе сырьевой колонии, финансового резервуара и рынка сбыта для своих товаров услуг. Даже геополитические амбиции ястребов в Вашингтоне меркнут на фоне того гешефта, который извлекают американские и европейские (не говоря уже о китайских и других азиатских) корпорации и банки от колонизации России.

Весьма показательно, что многие крупнейшие американские и европейские нефтегазовые корпорации, ИТ-гиганты, авиастроительные холдинги и банки открыто заявили, что они в любом случае продолжать осуществлять свою деятельность на территории России и не собираются наступать себе на горло из-за прихотей политиканов.

Заграница нам поможет там, где никто не ожидает - в два раза упал незаконный вывоз капитала

Один из крайне немногих положительных результатов первого квартала 2014г. состоит в пускай ограниченном и не столь заметном, но снижении объема незаконного вывоза капитала. Если в первом квартале 2013г. официально учтенный ЦБ РФ вывоз капитала с нарушением действующего валютного, финансового, таможенного и налогового законодательства составил порядка 15,9 млрд. долл. (из которых 9,2 млрд. долл. составили сомнительные операции в рамках внешнеэкономической деятельности, а 6,7 млрд. вывоз откровенно криминальных активов по статье "Чистые ошибки и пропуски" платежного баланса), то в аналогичном периоде 2014г. размер теневых финансовых потоков упал до 8,4 млрд. долл.

Практически двукратное снижение интенсивности незаконных финансовых потоков свидетельствует как о некотором ужесточении контроля за финансовой системой со стороны ЦБ РФ, так и о совершенствовании механизмов и инструментов незаконного вывоза капитала за рубеж. Да, по мере разрастания кризисных тенденций в экономике, затухания производственной активности и секвестра бюджетных расходов размер свободных денежных ресурсов несколько сократился. Однако сложно предположить, что ушедшие в тень и снявшиеся с учета в ФНС в 2013г. 630 тыс. индивидуальных предпринимателей не предприняли попытку вывести свои капиталы за рубеж.

Скорее всего, существенный вклад в двукратное падение объемов незаконного вывоза капитала за рубеж из России внесло обострение отношений между Россией и странами Запада - угроза заморозки, ареста и конфискации банковских вкладов и прочего имущества российских резидентов способствовали наступлению некоторого простые ленты в головах российских граждан. Хоть в чем-то Запад, скорее всего, сам того не осознавая и не отдавая себе отчет, помог России за последнюю четверть века оппортунистической макроэкономической политики сдачи суверенитета и деиндустриализации. Хотелось бы верить, что правящая коррумпированная бюрократия, ласково именуемая Владиславом Сурковым "оффшорной аристократией", под давлением Госдепа нечаянно вспомнит про свои конституционные обязанности, выйдет из бессовестной комы, очнется от летаргического сна и будет вынуждена заняться приумножением общественного благосостояния, а не решением квартирно-яхтенного вопроса на Лазурном Берегу или в Майами.