Автор Тема: Цена поражения  (Прочитано 3225 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15214
Цена поражения
« : 05/06/15 , 12:25:14 »
Пост вызван вечерним променадом мимо здания штаба ПУрВО.
[/size]
На самом деле мимо этого сурового и торжественного здания в стиле сталинского классицизма прохожу ежедневно, любуясь выставленными по периметру образцами военной техники - питаю к ней слабость, но именно сегодня, в тот момент когда проходил мимо памятника Жукову, почему-то, зацепило. В принципе ничего особенного - памятник, как памятник, но вдруг пришло осознание того, почему я до сих пор сижу в своем одиночном окопе, несмотря на то, что мне ближе и интереснее литературные эксперименты, на которые сейчас практически не остается времени, чем все эти политические дрязги.

И, эта заметка, обращена на самом деле, в первую очередь, к тем, кто старается отсидеться в сторонке, тем, чья хата с краю и тем, кто "как-нибудь проживем". То, что физически, как человеческие единицы, проживем - да, свинья-человек ко всему привыкает, так что не сомневайтесь - приспособимся, но можно ли будет назвать это жизнью?

)

На самом деле все просто - если мы проиграем эту войну, то ничего того, что составляет нашу жизнь сейчас, что делает нас народом, страной, уже не будет. Я не буду писать про то, что не будет социальных льгот, гарантий, выхода на пенсию в 55 и 60 лет, не будет бесплатной медицины и образования, - то есть не будет совсем, даже того, что осталось, - это, в общем-то, нашими либералами, претендующими на роль новых вождей и не скрывается. Не буду, хотя тебя, человек которого "это все не касается", ЭТО обязательно коснется и именно ЭТО будет тобой замечено в первую очередь.

Я хочу поговорить о символах, о смыслах и раз уж начал с армейской темы то:

Не будет памятников нашим полководцам, героям войн, не будет даже памятников неизвестному солдату. Не будет всего, что нам напоминает о нашем героическом прошлом.

Не будет памятников Ленину и советской эпохе. На Ильиче, конечно, свет клином не сошелся, но это важный символ нашей истории.

Не будет армии, которой можно гордиться. Ни контрактой, ни призывной. Будет какой-то экспедиционный корпус, со списанной из армий стран НАТО техникой для участия в натовских же авантюрах в качестве пушечного мяса.

Не будет Победы в Великой Отечественной войне, как и самой той войны. Будет только Вторая Мировая, в которой СССР, для начала ее развязав агрессивно отступил до Москвы перед "дружеской" фашистской Германией, закидывая вермахт трупами миллонов растреляных для этого политзаключенных.

Не будет парада 9 мая, с его пафосом, радостью, грустью, душевным подъемом и единением. Не будет смеха детей в пилотках не по размеру и широких - от уха до уха - улыбок на лицах проезжающих мимо танкистов.

Кстати, тем, для кого День Победы и День солидарности трудящихся это просто дополнительные выходные сообщу, что майских праздников, с шашлыками, пивом и огородм, тоже не будет. Зато, - порадую, - вы сможете всласть праздновать Хэлоуин, 4 июля и День благодарения.

Не будет "В бой идут одни старики", "17 мгновений весны", "Место встречи изменить нельзя", "В шесть часов вечера после войны", "Аты-баты, ли солдаты" и других фильмов и книг воспевающих "преступное тоталитарное прошлое", а будет "Спасти рядового Райана" и очередной "Секс в большом городе".

Не будет советских песен.

Мы будем жить в стране, начавшей вторую мировую войну и, следовательно, будем только платить и каяться. Нам будет очень стыдно.

Для тех, кто советское прошлое не любит и считает, что вместо памятников Ленину лучше понастроить церквей, сообщу, что не будет и православной церкви, по-крайней мере в ее классическом понимании. Ну, не нужны будут новым хояевам "черносотенцы и мракобесы". В лучшем случае останется какое-то подобие, сохранившее внешние признаки РПЦ, но полностью прозападное по своему духу, вплоть до признания однополых браков. Скорее же всего ее заменят многочисленные сектанты, баптисты и протестантские миссионеры, которые массово ринутся к нам в поисках новых рынков сбыта своей идеологии.

Не будет истории России - будет история Рашки. Без Куликова поля, Ледового побоища, Полтавы, Бородино, Брусиловского прорыва и Берлинской операции, а будет Нормандская теория, высадка союзников в Нормандии и ленд-лиз. Наше прошлое превратиться в сплошной мрак, стон и скрежет зубовный. Без подвигов, без побед, без успехов, со сплошным лишь бесконечным рабством и агрессией. Опять же надо будет платить дань прибалтийским и украинским фашистам, которые, вырвавшись из под тоталитарной пяты Советского Союза, внезапно обнищали и теперь требуют то ли алименты, то ли выходное пособие.

Не будет Гагарина и первого полета в космос, а будет Нил Армстронг - первый человек на Луне.

Не будет русской культуры. Забудьте про гастроли Мариинского театра, Глинку, Чайковского и Шостаковича. Останутся лишь фривольные интерпритации классики наподобие пресловутого "Тангейзера", а Ленский с Онегиным окажутся геями. На смену Пушкину, Толстому, Достоевскому придут Донцова, Толстая и Улицкая. Ну и Шендерович.

Любители спорта могут забыть о победах наших спортсменов. В первую очередь поклонники хоккея - футбольным болельщикам в этом плане полегче (без обид - только факты).

Русские националисты, страдающие от среднеазиатских мигрантов  могут забыть о национальном государстве. Страдающая от наплыва беженцев из стран Ближнего Востока и Африки Европа быстренько сплавит их сюда.

Опять таки те, кто мечтают об европейском уровне жизни, также могут смело о нем забыть, так как недостойны. Отдых в Италии и последний айфон будут вам попросту не по-карману.

К вам, стремящиеся в Европу, кстати, отдельный вопрос: Если вы считаете, что вы такие талантливые и даровитые, и только путинский режим мешает вам реализоваться, ответьте - почему в стране, где по-вашему мнению, 86 процентов населения тупое быдло, вы не можете себя реализовать, при столь низком уровне конкуренции? И почему вы думаете, что если запад придет сюда и откроет вам двери, то у вас все получится? На Западе предостаточно и своих, умных и талантливых, также стремящихся к самореализации. Вы понимаете, что конкуренция за кусок счастья возрастет многократно и ваши шансы приблизятся к нулю? Но, это так - все равно, ведь, не ответите.

Я, понимаю, что тем "кого все это не касается" это все неважно, что для них погоня за очередным сиюминутным житейским ништяком важнее, чем Родина. Но, ребята, вы, ведь, не какую-то абстрактную страну просрете, вы просрете себя и свое будущее. Вы не боитесь проснуться однажды в чужой, побежденной и разоренной стране рабами, работающими за гамбургер и бутылку колы? Без прошлого, без памяти, взасос целующими сапог хозяина - вы этого хотите? И, если да, то мне с вами не по пути. Я лучше останусь в своем одиночном окопе.

Оффлайн краснопузый

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 190
Re: Цена поражения
« Ответ #1 : 08/07/15 , 21:13:36 »

Заманчивое предложение


Немецкая "Дойче Велле" публикует весьма симптоматичную статью где прямо задается вопросом: почему Россия до сих пор не вступила в международную коалицию, которая борется против Исламского государства? Далее идет статндартный набор ужасов, среди которых наличие в рядах боевиков выходцев из России и угроза их возвращения домой, и вообще - Исламское государство - это враг рода человеческого.
Завершается статья не менее интересно: "...Кремль должен стремиться к скорейшему разгрому "Исламского халифата именно" в его колыбели - в Ираке и Сирии. И ради этого стоит войти в состав какой угодно коалиции, пусть даже во главе с США и Саудовской Аравией. Для этого нужно совсем немного - избавиться от фантомных страхов перед "цветной революцией..."
 
Посыл - войти в коалицию под руководством США и Саудовской Аравии - это, безусловно, пять. России ненавязчиво указывают на ее реальное место в современных раскладах - под саудитами. Хорошо, не под Папуа - Новой Гвинеей. И то радует.

Вопрос, кто именно создал условия для возникновения Исламского государства, не поднимается. То есть, именно США и Саудовская Аравия нагадили в регионе, теперь приглашают Россию для того, чтобы она убрала за ними.

В принципе, от такого рода информации можно отмахнуться - мало ли, что там нам предлагают. Проблема в том, что сегодня Россия находится в положении, которое категорически не нравится ее псевдоэлите: ее опустили, загнали в угол санкциями и угрожают если не войной, то чем-то близким к этому. После чего предлагают решение - разгребите за нами то, что мы нагадили, и может быть, заслужите прощение. А возможно - мы закроем глаза на некоторые ваши шалости. Вполне возможно, что скоро прямо будет предложен размен: Крым в обмен на участие в коалиции против Исламского государства. Под чутким руководством, понятное дело.

Упоминание о цветной революции в статье тоже вполне уместно: предложен выбор - либо участие в коалиции, либо - цветная революция. А потом - все равно участие в коалиции.

То, что такой выбор ставится - это, безусловно, оскорбление. С другой стороны, нам не на кого обижаться: все верно. Только трусы и предатели, которые поставили страну на грань поражения в ситуации, когда все было у них в руках, способны довести дело до такого унизительного выбора. Российская власть и есть эти самые трусы и предатели. Год назад она предала русских на Донбассе. Теперь ей предложено предать свой народ, бросая его на бойню во имя интересов Америки и дикарей из пустыни. Вопрос - есть предел низости у предателей - не ставится. Все прекрасно понимают, что предатель не может остановиться никогда. Он будет продолжать это делать всегда.

Поэтому и делаются такого рода предложения. Мы сами виноваты в том, что они звучат.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15214
Re: Цена поражения
« Ответ #2 : 09/07/15 , 19:48:49 »

Две Святыни


Министр Лавров заявил о том, что "Все прекрасно понимают, что целью ИГИЛ являются не Сирия или Ирак, не Афганистан или Ливия. Целью ИГИЛ являются две мусульманские святыни. Взаимные неприязни и проблемы нужно отложить в сторону."
Минутку. Две Святыни - это две священные мечети Аль-Харам в Мекке и мечеть Пророка в Медине. Хранитель Двух Святынь - Король Саудовской Аравии. Каким боком светское государство Россия должна отложить взаимные проблемы и неприязни с Хранителем этих Святынь и оказать ему помощь неясного пока формата? И дополнительный вопрос - а иные святыни, которые разрушались и продолжаются разрушаться руками тех, кого Хранитель Двух Святынь вооружил и профинансировал, нас не беспокоят? Историческое наследие Междуречья тоже не стало предметом особой обеспокоенности МИДа России. Так что случилось на этот раз?

То есть, волынить нашего союзника Асада с поставками ему комплексов С-300, а второму потенциальному союзнику Ирану вообще на 7 лет заморозить поставку таких же комплексов - это всегда пожалуйста, а как только запекло под нашими прямыми врагами, то достаточно было сыну короля посетить Россию с полновесным звонким предложением в СКВ, мы сразу озаботились?
 
У нас есть Донбасс, где убивают русских людей, а мы продолжаем кормить их убийц - но здесь все понятно: это хай-политика, там наверху знают, что делают, Донбасс - не Крым, там не русские, а украинцы, и они мечтают жить в единой Украине и все такое. Но Саудовская Аравия-то нам каким боком? У нее есть своя армия в несколько сот тысяч голов, у нее военные расходы, равные всем российским военным расходам, причем саудитам не нужно содержать ядерный щит, военный космос - так что если смотреть на расходы в цифрах на одного солдата, то там должны быть сотни тысяч терминаторов. Мы чем им помогать собрались? Поставкой тулупов и валенок?

Пока что Саудовская Аравия не подверглась никакой агрессии, наоборот - она сама вовсю бомбит и убивает мирных йеменцев. С какого перепугу мы вдруг должны сплачиваться с нашими врагами еще до того, как они подверглись чьей-то агрессии? И главное - во имя чего? Что такого мы забыли в аравийских песках, что теперь нужно отбрасывать разногласия и бежать впереди визга спасать ожиревших принцев? Там, кстати, только принцев семейства Аль-Сауд 10 тысяч голов мужского пола - полнокровная общевойсковая дивизия. Это без родственников и боковых ветвей. Тех тоже можно для удобства в килочислах считать.

В общем, пока совершенно неясно, при чем тут вообще мы. Уже хотелось бы заслушать начальника транспортного цеха по этому вопросу.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15214
Re: Цена поражения
« Ответ #3 : 16/07/15 , 12:23:44 »

Путинизм как стыдливый реваншизм показал свою несостоятельность и к настоящему времени себя изжил.
В чём смысл путинизма в его международной ипостаси?

"Мы, как и вы, общечекловеки и демократы! Мы одной крови! Но есть маленькая проблема - соотечественники, которых угнетают наши братья меньшие. Но мы решим её вежливо. По демократическим правилам, вами же установленными и опробованными. И те должны сопротивляться исключительно вежливо и в рамках закона. Пусть попробуют стрелять в жекнщин и детей! А дальше пусть победит вежливейший!

А вам, патентованым демократам и общечеловекам и нашим любимым партнёрам и вовсе не о чём беспокоиться ибо слезинки ребёнка мы не допустим"


А у любимых партнёров только одна радость в окошке: чтобы русские вежливо сдохли. Хоть со слезинокой, хоть без.Воевать пока страшно. надо вначале удушить санкциями. Причём, санкции, оружие обоюдоострое. К ним надо приготовиться с целью минимизации ущерба для себя. Как только подготовят очередной пакет так и повод найдётся.

Сейчас для этого готовят один малазийский боинг. Но там их ещё три. И все малазийские.
      Путин поступил вопреки пацанским правилам. Он ударил первым, а потом зассал драки и начал мириться. И теперь его будут бить все подряд. Даже свои. Некоторые изподтишка, другие в открытую. Постепенно всё наглея и наглея.

У дворовой шпаны так: или сиди тихо, или дерись до конца.
    Хоть уважать себя заставишь.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15214
Re: Цена поражения
« Ответ #4 : 30/07/15 , 14:28:11 »
Провал российской дипломатии
Сегодня ночью в СовБезе ООН Россия наложила. В смысле, не совсем в штаны, а
вето. Вето на резолюцию по созданию трибунала по сбитому вооруженными силами Украины Боингу.

image

В глазах западных обывателей это автоматически означает признание нашей вины за произошедшее в прошлом году преступление.

Вот уже месяц, как мировые СМИ проводят информационную подготовку. В прессе активно проталкивалась мысль, что «на воре и шапка горит», и если кто-то будет против создания трибунала, тот и виноват во всём.

По общепринятой практике, если одна из стран, которая является постоянным членом СовБеза, собирается блокировать резолюцию, её просто не выносят на голосование. В случае с резолюцией по Боингу такого не произошло.

Напротив, никто будто бы и не слышал возражений о незаконности предлагаемой резолюции, а в СМИ усиленно проталкивалась мысль о том, что Россия не посмеет наложить вето, так как в этом случае вето означает признание своей вины.

И это случилось.

Да, нашу страну подставили. Ситуация с резолюцией -- патовая. Наложишь вето -- признаешь вину, одобришь -- получишь трибунал с подделанными выводами следствия.

Возможно ли было избежать подстроенной нам ловушки?

Вот уже почти год, как международная комиссия расследует инцидент со сбитым Боингом. В состав комиссии входят представители пяти стран: Малайзии, Нидерландов, Австралии, Бельгии и Украины.

Возникает вопрос: а почему страна, причастная к преступлению и, как минимум, проявившая преступную халатность, не закрыв воздушный коридор над местом проведения боевых действий, вообще участвует в расследовании?

Россия же, являясь сопредельным государством, имея на руках объективные данные контроля обстановки, как на земле, так и в воздухе, была отстранена от расследования.

Вместо того, чтобы сидеть и спокойно ждать, пока нашу страну не подведут под монастырь, мы вполне бы могли разогнать комиссию по расследованию. В полном своём юридическом праве. Обломки Боинга доставить в Россию, а расследование провести объективно.

Международная комиссия уже сфабриковала доказательства нашей вины. А как могло произойти ещё, если преступник сам расследует своё преступление?

Голоса здравого смысла, звучавшие в МИДе, что следует бороться за место в комиссии по расследованию, никто не слышал. И вот мы получили то, что весь мир теперь считает Россию преступником, а настоящий убийца стоит весь в белом и смеётся над нами.



Мы все любим Лаврова. Он красиво катается на автомобиле «Победа». Но что, кроме троллинга, мы ещё противопоставили враждебным атакам на нашу страну?

Санкции не сняты, контр-санкции не работают. Доллар уже шестьдесят, нефть -- копейки. Урегулировав проблему Ирана, мы скоро получим баррель по тридцать, а аналитики Сбера предрекают осенью валютный коллапс.

Какие ещё успехи у нашей внешнеполитической деятельности? Крым -- наш?! Так это дело рук ФСБ, а не МИДа.

Как вы считаете, чем закончится дело с Боингом? Найдут ли когда-нибудь настоящих преступников, посадят их, или наш МИД так и продолжит сопли жевать?

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15214
Re: Цена поражения
« Ответ #5 : 04/08/15 , 19:41:19 »
План Путина

 

На совещании министров иностранных дел в Катаре министр Лавров раскрыл план Путина по созданию новой международной коалиции по борьбе с Исламским государством. Суть ее в объединении усилий и создании наземной коалиции из сирийской, иракской армий, вооруженных отрядов курдов и "других стран региона".

Если первые три элемента коалиции и без плана Путина ведут кровавую и тяжелейшую войну с ИГИЛ, то "другие страны региона" требуют расшифровки. Таковых не очень много - по сути, в регионе есть только три боеспособных армии, которые могут принять участие в коалиции - турецкая, иранская и израильская. Остальные выглядят бледно, а главное - они физически неспособны выделить сколь-либо серьезную группировку для участия в такой коалиции - слишком много внутренних проблем и конфликтов. Им бы свое удержать. Израиль даже теоретически не станет принмать участие в коалиции, Иран и без того втянут в события, и скорее всего, не пойдет на расширение своего участия, остается Турция - но ее интерес ограничен созданием локальной зоны безопасности, позволяющей контролировать курдские территории. Кто понимается под "другими странами" - вопрос, который явно не выглядит тривиальным. Разве что сама Россия.

Втягивание России в ближневосточную кашу выглядит все более тревожным: у нас нет в регионе точек опоры, а вокруг наших границ созданы конфликтные территории, прямо угрожающие безопасности страны. У нас ровно та же ситуация, что и у Саудовской Аравии с Йеменом - мы впряглись в конфликт с Украиной и не довели его до логического завершения, бросив все на полпути. Кремль делает все возможное, чтобы даже ценой поражения сохранить сложившееся на март 2014 года новое статус-кво, но Запад категорически не желает допустить такое развитие событий, полагая, что вопрос Крыма не может обсуждаться ни при каких обстоятельствах.

В таких условиях втягиваться в новый конфликт - самоубийство. ИГИЛ доказал, что способен на ходы, ставящие в тупик. Стратегия прямых действий сочетается с непрямыми, кроме того, руководство ИГИЛ овладело искуссством ведения сетецентрических иррегулярных войн, чего Россия на Донбассе не только не демонстрирует, а скорее наоборот - показывает, как нельзя ни при каких обстоятельствах это делать.

Внутренняя обстановка в России не менее сложная, десять миллионов (а возможно, и гораздо больше) иностранных граждан, большая часть которых является выходцами из среднеазиатских и крайне неблагополучных с точки зрения ползучей исламизации стран сегодня являются и питательной средой, и мобилизационным потенциалом исламистсткого мятежа уже внутри страны. Надеяться, что атакованный Россией (или с ее участием) ИГИЛ не воспользуется этим колоссальным ресурсом, наивно.

Неясна стратегическая задача, которую хочет решить российское руководство в такой войне. Запад жестко и твердо требует ухода Асада - нашего последнего вынужденного союзника в регионе. Рассчитывать на то, что в знак доброй воли и в благодарность за участие России в такой коалиции Асаду подарят неприкосновенность, нелепо - скорее, наоборот. В случае вхождения Турции в коалицию турки станут последней каплей, которая добьет Сирию. У Турции как раз со стратегическими задачами в такой войне все в полном порядке, турки прекрасно понимают, для чего им эта война.

У России была возможность несколько лет назад, пока еще война не выросла до сегодняшних масштабов, оказать помощь Сирии в подавлении бандформирований, однако тогда эта возможность была упущена. По сути, та же страусиная политика, что демонстрируется сегодня на Украине, выдавалась за мудрый план, с помощью которого Сирия выстоит и победит. Теперь то же самое делается под лозунгом "Она сама развалится" в отношении Украины.

Если речь идет о том, что Кремль предлагает размен: признание Крыма в обмен на свое участие в такой коалиции, то это совершенно безумная затея: мы будем втянуты в межцивилизационную войну, будучи в состоянии демонтажа своей собственной цивилизационной идентичности, но при этом Запад никогда и ни при каких обстоятельствах не даст никаких гарантий, скажем, по поводу Крыма.

Единственное объяснение происходящему выглядит очень непристойно: российская номенклатура, живя по принципу "После нас хоть потоп" рассчитывает продлить время своего пребывания у власти ценой втягивания страны в затяжную войну с очень непростым противником, и кровью русских солдат и гражданского населения, которое неизбежно будет атаковано террористами ИГИЛ, держаться у власти как можно дольше. Запад, понятно, может на время отложить процедуру переформатирования России через цепь различных "цветных революций" - пока Россия занята борьбой с ИГИЛ. Кстати, такая война неизбежно отбрасывает любые идеи союза Китая и России, что тоже на руку американцам.

Затея, озвученная Лавровым, выглядит крайне опасной. Точь в точь повторяется сценарий Первой мировой, где Россия стала поставщиком пушечного мяса и позволила Анатанте победить, при этом оставшись с разрушенной территорией, промышленностью, революцией, гражданской и колоссальными потерями. Не получив от победы ровным счетом ничего. Повторение этого сценария в сегодняшних условиях может окончательно добить страну, и без того уничтожаемую нынешним компрадорским режимом. Его интерес в этом вполне понятен, интерес народа и страны в целом - нет.

Пока Запад не готов принять план Путина. Логика понятна - чем дольше Россия будет увязать в выстроенных ею самой предательских сетях украинской политики, тем более сговорчивыми станут кремлевские руководители по другим вопросам. Западу и делать ничего не нужно - слабости России добивают ее лучше любых враждебных действий извне. После сдачи Донбасса условия, которые могут быть выдвинуты России касательно ее участия в войне против ИГИЛ, могут стать гораздо жестче, поэтому нет смысла сходу принимать заманчивое предложение из Москвы.
http://el-murid.livejournal.com/


Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15214
Re: Цена поражения
« Ответ #6 : 05/08/15 , 10:31:46 »
Я хату покинул...

 
"...Российские воздушные десантники готовы оказать помощь Сирии в борьбе с террористами, если такая задача будет поставлена руководством России. Об этом заявил командующий ВДВ генерал-полковник Владимир Шаманов..."

Вряд ли командующий высказался просто так - в космос. Вставка "если" в данном случае является обязательной, так как произносить "когда" является прерогативой политического руководства. Все остальное - рапорт и доведение информации до общественности.

Вопросов к военным не возникает - если будет получен приказ, они его должны выполнить и точка. Вопрос совсем к другим людям.

Год назад Украина была в абсолютно разобранном состоянии, однако российское руководство упустило этот момент, позволило хунте взять власть в свои руки и начать карательную операцию на Юго-Востоке. Внятного объяснения, почему вдруг взятое право на применение военной силы было отозвано, а данное русским людям слово защитить их обернулось позорной сдачей в Минске, так и не последовало. Вранье пропаганды в расчет брать не будем, врать - ее работа.

Точно такие же вопросы возникают и в случае с Сирией. Если сейчас все-таки будет принято решение задействовать военную силу, то что мешало делать это в более благоприятных условиях два-три года назад? Когда численность боевиков достигала считанные тысячи человек на всю Сирию, а не так, как сегодня - около 150 тысяч человек, воюющих в Сирии и Ираке?

Это уже не ошибки, и даже не просчеты. Это реальные провалы в политике, которые теперь, судя по Шаманову, могут закрывать жизнями наших солдат. При этом Сирия - лишь повод. Спасти Сирию уже невозможно, время упущено - речь может идти лишь о минимизации катастрофы, не более того. Во сколько жизней обойдется даже стабилизация обстановки - сказать нельзя. Однако главное - вступая в прямую войну с ИГИЛ, мы будем защищать не столько Сирию, хотя, конечно, ею теперь будут прикрываться всеми силами, сколько наших новых друзей из Саудовской Аравии, высказавших готовность заплатить за русскую кровь полновесными долларами.

Вообще, подборка новых друзей начинает вводить в ступор - людоед и убийца Порошенко, саудовские ваххабиты, финансировавшие чеченскую войну буквально полтора десятка лет назад. Страшно подумать, с кем еще готовы биться в десна наши политики, а главное - неясно, ради чего?

ПС. Песков, оторвавшись от личных забот, сообщил, что вопрос об отправке войск в Сирию не рассматривается. Ну, это его работа - информировать об уже случившемся. Когда случится - тогда и проинформирует.
http://el-murid.livejournal.com/

Оффлайн Алексей777888

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 242
Re: Цена поражения
« Ответ #7 : 13/08/15 , 00:46:10 »
ИГ - детище ЦРУ, специально созданное для дестабилизации  международной ситуации не только на Ближнем Востоке, но на всем Восточном полушарии.....это воронка, которая засосет все ближневосточные и европейские силы, которые только попытаются оказать силовое воздействие. Участие наших солдат ни под каким видом (ни в качестве волонтеров, ни в качестве подневольных, которым политиками, типа "приказали") в "усмирении" ИГ недопустимо. Удар необходимо нанести по основному сосредоточию зла - по США. Однако и это пока можно не делать, поскольку экономическое положение этой страны стало настолько шатко, что империя зла сама скоро рухнет...хотя можно слегка и подтолкнуть.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15214
Re: Цена поражения
« Ответ #8 : 18/02/16 , 09:07:58 »

Ура! Мы ломим! Гнутся шведы

[/size]Клиповое мышление оперирует раз и навсегда затвержденными блоками, причем по большей части смысловое содержание блоков для употребляющего их остается крайне смутным. Он воспринимает их на эмоциональном уровне, а на простой вопрос объяснить, что именно понимается под ним, практически всегда впадает в ступор.

У нас принято заливисто смеяться над украинцами, создавшими в ходе своей «революции гидности» такого рода блоки типа «вата» (причем внятно дать определение этому понятию для большинства употребляющих его является абсолютно непосильной задачей, а уж объяснить, почему «вата» - это плохо и неправильно, заворачивает извилины свидомой публики мехом внутрь).

[/color][/size]
Смех оправдан, если не считать того, что в России точно такие же скорбные разумом носители сублимированного мышления с теми же целями создали свои собственные мемы, смысл которых воспринимается ими ровно так же — строго эмоционально. На уровне бинарного восприятия «хорошо/плохо, тепло/холодно и так далее. Ни дать определение этим смысловым блокам, ни объяснить их смысл даже в предельно упрощенном виде подавляющая часть неспособна в принципе. Проверено неоднократно.

Любая критическая информация о действиях российской власти, к примеру, оценивается мемом «фу, опять Путинслил», на чем разговор заканчивается — само употребление таких мемов говорит о том, что перед вами либо человек, пишущий в интернете между выполнением домашнего задания по природоведению и арифметике, либо человек, остановившийся в своем развитии на этом уровне. Седая голова в таком случае значения не имеет. В этом смысле мне, к примеру, очень жаль глядеть на умного и энциклопедически образованного нашего с недавних пор соотечественника Анатолия Вассермана — оказывается, колоссальный объем знаний, накопленный им, далеко не всегда означает умение адекватно пользоваться этим багажом. Это не в смысле оскорбления или нанесения обиды — сугубо оценочное и совершенно субъективное личное мнение. Что же говорить при этом о тех, чей багаж заметно скромнее.

Не скажу, что удивлен этим общим наблюдением: давно известно, что чем выше возможности, тем сильне проседает средний уровень «по больнице». Интернет, дав людям принципиально иной уровень доступа к информации, резко опустил качество и критичность ее восприятия. Википедия как высший арбитр в спорах — вполне адекватное представление о снижении планки.

Искусство демагогии, когда аргументы заменяются обсуждением личности, в таком случае становится естественным прикрытием интеллектуальной нищеты — никому не хочется проигрывать в любом споре, а аргумент «сам дурак» в этом смысле позволяет в любой ситуации надеяться хотя бы на ничью.

Да что интернет — телевидение, как пока еще самый массовый источник информации, прекрасно иллюстрирует такой подход. Что украинские, что российские ток-шоу на злободневные темы мало отличаются от зоопарка, где собеседники соревнуются в громкости речевого аппарата и неспособности слышать аргументы друг друга. Культура общения и культура спора давно рухнула — ценятся хамство, горластость и откровенный цинизм. Это и называется деградация в ее чистейшем виде. Даже попытки проведения вполне камерных передач, где количество собеседников уменьшают, чтобы хоть как-то повысить качество обсуждения, в такой обстановке тоже перестают работать. Ну, и откровенная пропагандистская составляющая — ее легко можно определить по поведению ведущего. Там, где ведущий — участник обсуждения, а не его модератор — там можно смело говорить о неприкрытой пропаганде.

Но это все философия и абстрактности. На эту тему можно писать целые диссертации — кстати, я периодически наталкиваюсь на аннотации такого рода исследований.

Более конкретный вопрос. Про «Путинслил». В чем меня, к примеру, постоянно не то что бы обвиняют, но клеют такой стикер.

Претензии к политике российского режима имеют вполне рациональную основу. Два авантюрнейших провала во внешней политике, которые, кстати, имеют теперь зримое продолжение уже и в политике внутренней — это Украина и Сирия. Вопрос заключается в том, что понимать под «слил» (смею предположить, что под этим дурацким определением понимается поражение России) и «не слил» (то есть — победа или по крайней мере не поражение).

Для этого нужно оценить, чем именно для России является Украина и та же Сирия. Что для нас, как для страны, является оптимальным вариантом развития событий и отношений с этими странами, а что — не оптимальным. Соответственно, поражении или победе можно говорить, оценивая текущее положение дел с этим самым оптимальным вариантом. Который служит своего рода эталоном. Вполне рациональный подход — говоря «метр», мы понимаем меру длины, равную севрскому платиновому эталону (сейчас, правда, он устарел, но не суть).

Я уже писал — и неоднократно — что у постсоветской России был один-единственный проект, который смело можно было называть стратегическим — это строительство своего собственного экономического пространства. Обособленного рынка, внутри которого наши интересы будут защищены нашими же правилами. Конечно же, встроенного в глобальный мир (раз уж мы строим капитализм), но тем не менее, свой собственный рынок.

Этот проект — вопрос выживания страны. Разрушить СССР было непросто, но все-таки гораздо проще, чем осознать, что СССР — это и было огромное самодостаточное экономическое пространство, обладающее потенциалом развития как минимум до Шестого технологического уклада. С числом потребителей (а для плановой экономики СССР этот показатель тоже имел существенное значение) в 400 миллионов человек — СССР и страны Восточного блока — плюс потенциал расширения этого рынка за счет неприсоединившихся стран, за которые мы и вели борьбу с Западом.

Нынешнее куцее образование-обрезок с числом потребителей в 200 миллионов (учитывая последних наших союзников) — это катастрофа. Просто потому, что экономика в таком микроскопическом образовании способна осилить лишь технологии Четвертого (а по некоторым отраслям — вообще Третьего) уклада. То есть — конвейер нам еще по силам, но лишь отдельными участками. В основном — сборка конечного продукта на основе импортных узлов и комплектующих. А это означает, что мы фактически становимся потребителями чужих технологий, с каждым годом отставая все дальше.

Любые пляски с бубном вокруг темы диверсификации поэтому и остаются шаманским действом: нет объективных предпосылок для этой самой диверсификации. Россия встроена в мировое разделение труда на положении планктона — периферийной сырьевой полуколонии. Без своего собственного рынка мы обречены на технологическую деградацию, а с ней будет так же деградировать и все остальные сферы и области нашей жизни. Качественное образование бесполезно — его негде применять, а потому оно валится вниз. Качественная медицина становится роскошью — по тем же причинам: невозможно закупать весь спектр современных медицинских технологий, да и медобразование валится с той же динамикой, что и остальное. Поэтому безо всякого стеснения и собирают по телевизору средства на лечение несчастных детей — их невозможно лечить у нас. Президенту проще подарить на прямой линии инвалиду коляску, чем наладить их выпуск в стране.

В общем, собственный рынок — единственное спасение. Даже вдвое меньший, чем у СССР. Альтернатива слишком очевидна. И Украина, Казахстан, Белоруссия и Армения — фактически последние наши союзники (до Майдана, естественно) — это и был наш шанс на создание такого вот рынка-кластера.

Значение Украины в этом будущем кластере было ключевым — и степень развитости экономики (понятно, что постсоветские реалии и Украину опустили на много уровней вниз, но потенциал все-таки еще существовал), и количество потребителей, и важнейшее геоэкономическое транзитное положение. С военно-политической точки зрения внеблоковая Украина была нашим буфером, которым Россия отгораживалась от НАТО.

Очевидно, что Украина после Майдана, взяв курс на полный разрыв отношений с Россией, совершило персональное самоубийство — так как ее собственные интересы диктовали и продолжают диктовать единственный вменяемый сценарий — использование выгодного географического положения и участие в российском и европейском экономическом партнерстве, создавая баланс и оптимизируя на его основе свою собственную экономику.

Но и Россия, позволив Западу вместе с коллаборационистской укроэлитой совершить убийство Украины, поставила крест на том самом стратегическом проекте, замены которому сегодня нет, а в рамках нынешнего режима свой собственной коллаборационистской клики — никакой иной альтернативы создаваться не будет. Сравнивая то, что получилось, с тем, что является для России оптимальным сценарием развития ситуации, можно смело говорить о том, что на Украине Россия потерпела стратегическое поражение.

Можно бесконечно рассказывать про «белые» камазы и «военторг» - никакого значения с точки зрения реализации оптимального сценария нет и не предвидится в рамках текущей политики Кремля на Украине. Именно поэтому Крым является сомнительным приобретением — приращение территории страной-победителем и страной-проигравшей — это принципиально разные вещи. Нас будут давить и в перспективе неизбежно додавят. Путин может сколько угодно рассказывать про то, что он умеет «играть вдолгую» - в данном случае в этой игре у него нет шансов. Да в конце концов, какая нам разница — у Путина или у кого другого. Поражение уже произошло, и чтобы удержать Крым, нам нужно одержать победу, позволяющую диктовать свои условия. Есть ли стратегия новой войны, в которой у нас есть шанс на победу? Победу безоговорочную и однозначную? Очень и очень сомнительно. У нынешней камарильи — однозначно нет. Всевозможные Мински — это обсуждение условий нашей капитуляции по итогам нынешней войны. Она может быть щадящей или разгромной — но не стоит воспринимать ее как-то иначе. Украина для нас потеряна. А это и есть критерий в вопросе «победа/поражение».

О Сирии. Для России Сирия — последний плацдарм, на котором мы еще удерживаемся в регионе Ближнего Востока. Нет ни одной точки в регионе, где у нас есть перспективы лучше, чем в Сирии. Однако для того, чтобы удержать и иметь шанс на реализацию любых перспектив, для России Сирия должна оставаться единой, светской и просирийской — то есть, иметь власть, обладающую реальным суверенитетом, имеющая свой собственный проект развития, в рамках которого есть место и российским интересам.

Стратегия Соединенных Штатов в регионе носит принципиально иной характер. Строго говоря, у столь серьезной страны, как США, которая реализует как национальные, так и глобальные стратегии, увязывая их сложным балансом интересов различных групп американского и глобального истэблишмента, есть не одна, а сразу три стратегии, имеющих в том числе и ближневосточные проекции.

Если очень списочно, то три американских стратегии — это так называемая Independent America (создание собственного примера для подражания), так называемая Moneyball America — создание региональных балансов, отвечающих интересам США, и наконец, Indispensable America — насаждение демократии и рыночных стандартов экономики, правила которых диктуются именно Соединенными Штатами.

Собственно, последние две стратегии и реализуются в значительной мере нынешней администрацией, причем зачастую противоречия между всеми тремя направлениями политики могут создавать определенное впечатление хаотичности и несогласованности. Естественно, что и в процессе формулирования, и в процессе воплощения всех стратегий есть и субъективные факторы — ошибки, просчеты, внутренние американские дрязги. Однако реализация суммарного вектора идет в рабочем режиме, имеются как краткосрочные задачи и решения, так и долгосрочные замыслы, суть которых становится понятной с течением времени.

В последнее десятилетие США последовательно реализуют политику создания своих собственных гиперрынков Транстихоокеанского и Трансатлантического партнерства. Регионы, не входящие в эти суперрынки и являющиеся их периферией, сознательно дробятся и ослабляются, чем достигается создание пояса нестабильности вокруг конкурирующих проектов, а главное — создаются «закладки» на будущее, когда США из фрагментированных и отброшенных в своем развитии регионов будут создавать методом индукции новые субъекты, внедряя в них свои собственные «зародыши» будущих социальных субъектов, ориентированных на стандарты, которые будут написаны именно Соединенными Штатами.

В этом смысле США не пугает опускание Ближнего Востока в дикость и архаику: важно, чтобы на месте фрагментированного пространства было невозможно запускать конкурирующие Штатам проекты, которые придется разрушать в будущем. Проще и рациональнее держать регион в состоянии кипения, чтобы затем, когда наступит время, аккуратно вывести его в тот коридор, в конце которого будет требуемое американцам решение.

По факту, это и есть технологии Шестого уклада — технологии демонтажа и сборки социальных субъектов. На уровне страны и отдельного общества их называют технологиями социального инжиниринга, а вот в региональном воплощении это технологии боле высокого уровня и порядка. И пока ими владеют только американцы.

В рамках этой стратегии США фрагментируют Сирию и Ирак, а в перспективе — Турцию и Саудовскую Аравию. В интересах России — удержать в собранном виде хотя бы Сирию, создав в ней своеобразный локус упорядоченного. На большее нас в сегодняшнем виде просто не хватит, хотя в рамках союза с Ираном и Турции существует вероятность удержания обстановки в рамках приемлемого в большей части региона (за исключением, пожалуй, Ирака — так как глубина проблем, созданных в Ираке США, слишком велика даже для такого союза).

Однако такой тройственный союз требует согласования интересов всех трех участников, причем различие интересов каждого создают свои противоречия, играя на которых США могут создавать серьезные напряжения между нами тремя.

Ясно, что при подобной постановке вопроса политика России в регионе должна была с самого начала кризиса 2011 года иметь принципиально иной вид. Нужно было с самого начала учитывать и согласовывать с Турцией свою политику, гарантирующую как целостность Сирии, так и разрешение проблем Турции и радикальных курдских группировок. Ни при каких обстоятельствах нельзя было присоединяться к санкциям против Ирана. И главное — нужно было с самого начала событий Арабской весны создать непрерывный поток всей возможной помощи Сирии, включая и военно-полицейскую поддержку. В 2011-2012 году нынешний объем российского участия в сирийских событиях мог помочь быстро и относительно безболезненно ликвидировать угрозу интервенции исламистов и во многом снизить угрозы для той же Турции, что сняло бы сегодняшнюю проблему турок с мощной курдской вооруженной оппозицией.

Все, что делалось Россией с 2011 года, шло вразрез этим вполне выполнимым задачам. Каковы причины, вынудившие российское руководство действовать вопреки любой здравой логике — неизвестно.

Итогом такой политики стало прямое военное вмешательство на последнем этапе. Каковы бы ни были итоги военной операции (а пока они столь незначительны, что сложно подводить даже предварительные итоги), главное уже произошло: раздел Сирии на зоны контроля является предметом обсуждения на переговорах Асада и вооруженной оппозиции. При этом фактор ИГИЛ вообще не является сегодня предметом рабочих решений, а Исламское государство само по себе ставит под сомнение существование единых Сирии и Ирака, даже вне обсуждения вопросов с «умеренной» оппозицией.

Еще один итог авантюры Путина — разрыв отношений с Турцией, что работает в интересах только стратегии США. То, что Эрдоган сам «сорвался с катушек» , не должно никого удивлять — курдский вопрос вышел из-под контроля и стал самостоятельным фактором — той самой «закладкой» на будущее, с помощью которой США приступят в будущем к развалу уже Турции. Нужно понимать, что турецкий истэблишмент прекрасно видит угрозы, поэтому жесткие действия Эрдогана полностью им поддерживаются, при том, что противоречия между светскими и клерикальными политиками Турции никуда не исчезли.

Политика России в отношении Ирана на протяжении Арабской весны также носит все признаки объектности: Россия, пойдя на поводу Запада, существенно подорвала доверие к себе в Иране. И здесь стратегия США вырывается вперед: тройственный союз между Россией, Ираном и Турцией, способный стабилизировать регион, сегодня категорически исключен. Тактическое взаимодействие в парах Турция-Иран и Россия-Иран возможно, но не более того.

Подводя итог: можно ли назвать политику России и ее итог в Сирии разумной и вменяемой? Ответ однозначный — конечно же, нет. Есть ли шанс на реализацию решений, которые будут соответствовать интересам России в регионе и в Сирии в частности? Ответ тот же. Как и в Минске, возможно лишь выторговать какие-то уступки и остатки интересов, однако большую часть возможного мы проиграли еще до ввода своих войск в Сирию. Причем проиграли окончательно.

В рамках понимания происходящего можно и нужно оценивать итоги военной кампании в Сирии. Понятно, что публике интересно действие. Картинка, драйв, «Ура, мы ломим, гнутся шведы!». В реальности за картинкой остается факт тяжелейшего стратегического поражения, вызванного преступным бездействием в течение четырех лет. Мы можем лишь сделать это поражение менее катастрофичным — но и только.

Естественно, что пропаганда имеет принципиально иные задачи, чем информирование населения о происходящем. В них не входит серьезный и обстоятельный разбор причин, последствий, хода событий. Политический заказ на недопущение критики действий власти ставит жесткие ограничения для немногих оставшихся специалистов по региону, общественное мнение формируется истеричными ток-шоу с участием профессиональных вылизывателей начальственных филейных мест. Неудивительно, что качество представления о происходящем находится на крайне низком уровне.

В принципе, в конце любой статьи положено писать некое обобщение и заключение, однако я, пожалуй, не стану этого делать. Текст носит в основном обзорный характер, поэтому строгость изложения в данном случае не имеет особого значения.